Научная статья на тему 'Статистическое измерение криминальной виктимности мигрантов в современной России'

Статистическое измерение криминальной виктимности мигрантов в современной России Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
668
63
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Виктимология
Область наук
Ключевые слова
ВИКТИМОЛОГИЯ / КРИМИНАЛЬНЫЙ ТРАВМАТИЗМ МИГРАНТОВ / VICTIMOLOGY / CRIMINAL INJURIES MIGRANTS / ЖЕРТВА / ЖЕРТВА-МИГРАНТ / КРИМИНАЛЬНАЯ СМЕРТНОСТЬ МИГРАНТОВ / VICTIM / THE VICTIM WAS A MIGRANT / CRIMINAL MORTALITY OF MIGRANTS

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Кабанов П.А.

В работе на основе статистических показателей 2014-2015 годов исследуется криминальная виктимность мигрантов в Российской Федерации. Выделяются основные показатели, характеризующие криминальную виктимность: общее количество жертв-мигрантов; структура жертв-мигрантов (по социально-демографическому критерию: полу и возрасту и правовому степени тяжести совершенных в отношении их преступлений и их видам); криминальная смертность жертв-мигрантов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Measurement of criminal victimization of migrants in contemporary Russia

On the basis of statistical indicators 2014-2015 examines criminal victimization of migrants in the Russian Federation. Highlights the main indicators of crime victimization: the total number of victims-migrants, and victims-migrants (by socio-demographic criteria: gender and age, and legal severity committed against their crimes and their types); criminal mortality of victims-migrants.

Текст научной работы на тему «Статистическое измерение криминальной виктимности мигрантов в современной России»

Виктимология 1(11) / 2017, с. 36-42

Кабанов П. А.

СТАТИСТИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ КРИМИНАЛЬНОЙ ВИКТИМНОСТИ МИГРАНТОВ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

В работе на основе статистических показателей 2014-2015 годов исследуется криминальная виктимность мигрантов в Российской Федерации. Выделяются основные показатели, характеризующие криминальную виктимность: общее количество жертв-мигрантов; структура жертв-мигрантов (по социально-демографическому критерию: полу и возрасту и правовому - степени тяжести совершенных в отношении их преступлений и их видам); криминальная смертность жертв-мигрантов.

Ключевые слова: виктимология, жертва, жертва-мигрант, криминальная смертность мигрантов; криминальный травматизм мигрантов.

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что изучение тенденций современной российской преступности невозможна без учета, вызванных ею негативных последствий для различных категорий (групп) населения. Если вик-тмологическая характеристика лиц постоянно проживающих на определенной территории вещь обыденная, то исследование последствий российской преступности для мигрантов ещё остается за пределами научных интересов отечественных специалистов. Современная российская криминологическая наука больше исследует преступность мигрантов [1; 2; 3, с.219-224; 5; 6, с.197-202; 9, с.68-73; 10, с.85-87; 12; 13; 21, с.26-32; 22, с.15-18; 23, с. 146-153], иногда именуемой термином «миграционная преступность» [4, с.83-87; 7, с.110-111; 18, с.332-337; 20], чем негативные последствия самой преступности на жизнь лиц перемещенных с мест своего постоянного проживания. Имеется лишь небольшое количество научных статей в периодических изданиях либо разделов в монографических исследованиях, где обращается внимание на вик-тимологические аспекты миграционных процессов [8, с.74-76; 14, с.39-41], викти-

мологическую характеристику миграционной преступности [19, с.65-67] либо преступности иностранцев [17, с.214-222], особенности (специфику поведения) жертв-мигрантов отдельных видов преступности [15, с.77-82], их виктимность [11, с.24-28], а также меры по обеспечению их виктимологической защиты [16, с.225-227]. Вне научных интересов оказывается целый блок вопросов, связанных с анализом данных современной официальной российской виктимологи-ческой статистики, позволяющих анализировать состояние не только преступности, но и её обратной стороны — криминальной виктимности мигрантов. В целях восполнения этого пробела нами были запрошены и получены с ГИЦ МВД России статистические данные за период 2014-2015 гг. о количестве мигрантов потерпевших от преступлений с разбивкой по группам преступлений, предусмотренных УК РФ.

Выбор исследуемого периода обусловлен тем, что лишь с 2014 года в Российской Федерации стала формироваться относительно полная база статистических данных с указанием статуса жертвы — мигрант. В связи с этим можно констати-

ровать, что подобные виктимолого-стати-стическое исследования до настоящего времени в Российской Федерации не проводились. Хотя за рубежом, в связи с известными событиями на Ближнем Востоке (Ливия, Иран, Сирия и др.) исследования криминальной виктимности мигрантов явление обыденное [24, с.34-61].

Анализ полученной статистической информации о потерпевших от преступлений в Российской Федерации показал, что общее количество жертв-мигрантов в исследуемой нами период составило 2523 человек или 4% от общего количества учтенных потерпевших. Из них в 2014 году было зарегистрировано 1254 потерпевших, в 2015 — 1269 или 1,2% больше.

Важное криминологическое значение имеет характеристика жертв по степени тяжести совершенных на них преступлений, которая определяет характер и степень общественной опасности последствий российской преступности для них. Этот значимый показатель последствий российской преступности мы проанализируем в отношении мигрантов, пострадавших от преступлений.

В исследуемый нами период жертвами особо тяжких преступлений стали 230 мигрантов, из них 102 человека в 2014 году, а в 2015 — 128. Очевиден годовой прирост этого показателя на 25,5%, что свидетельствует о негативных тенденциях. В тоже время жертвами тяжких преступлений в рассматриваемый период были зарегистрированы 480 мигрантов, из них в 2014 году 264 человека, а в 2015 — 218. Здесь заметно снижение показателя на 17,4%.

Потерпевшими от преступлений средней тяжести в исследуемый период был учтено 1028 мигрантов, из них в 2014 году 515 человек, а в 2015 — 513 или меньше всего лишь на 2 человека.

Жертвами преступлений не большой тяжести оказалось 769 мигрантов, из них в 2014 году 373 человека, а 2015 - 392. Прирост этого показателя составил 5,1%. (См. Диаграмму №1).

Простая математическая обработка полученных статистических данных показала, что доля мигрантов ставших жертвами тяжких и особо тяжких преступлений составила лишь 28,1% случаев из всех попавших в официальную российскую криминальную виктимологическую статистику, а оставшиеся 71,9% — это жертвы преступлений небольшой и средней тяжести. Данное обстоятельство позволяет сделать вывод о том, что в Российской Федерации мигранты чаще становятся жертвами преступлений небольшой и средней тяжести, а жертвами тяжких и особо тяжких преступлений значительно реже.

Обратившись к анализу структуры потерпевших от преступлений из числа мигрантов, мы обнаружили, что доля мигрантов женского пола не велика и составила 620 человек или 24,6% от их общего количества. При этом в 2014 году было учтено 302 потерпевших от преступлений женщин-мигрантов, а в 2015 — 318. Прирост этого показателя составил 5,3% или несколько выше общего прироста криминальной виктимности мигрантов. В процентном соотношении доля женщин мигрантов потерпевших от преступлений составляла в 2014 году 24,1%, а в

Диаграмма соотношения жертв-мигрантов по степени тяжести совершенных против них преступлений в России (2014-2015 гг)

230

769^,---- 4

__"

80

1028

□ особо тяжких преступлений □ тяжких преступлений Передней тяжести □ небольшой тяжести

Диаграмма №1

2015 году 25,1%. Здесь очевиден прирост данного качественного показателя на 1%. Следовательно, можно отметить намечающиеся негативные тенденции характера российской преступности — рост потерпевших от преступлений женщин-мигрантов (женской криминальной вик-тимности среди мигрантов).

Еще одним показателем, характеризующим негативные последствия вик-тимности мигрантов, выступает детская криминальная виктимность. В рассматриваемый нами период было учтено 66 потерпевших мигрантов несовершеннолетнего возраста или 2,6% от всех признанных таковыми потерпевших мигрантов. При этом в 2014 году их было зарегистрировано 30 человек, а 2015 — 36 или на 20% больше. Здесь мы тоже наблюдаем неблагоприятную тенденцию — рост детской криминальной виктимности среди мигрантов.

Обратившись к структурному анализу жертв преступлений из числа мигрантов, необходимо отметить, что значительная доля их приходится на три группы преступлений: а) преступлений против собственности; б) преступлений против жизни и здоровья и в) преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта. В совокупности на долю этих групп преступлений приходится 2249 человек или 89,1% всех жертв этой категории преступлений, а среди жертв иных преступлений доля этой категории

лиц незначительна и составляет чуть более 10%.

В рассматриваемый нами период на территории Российской Федерации наибольшее количество жертв преступлений среди мигрантов зарегистрировано в результате совершения преступлений против собственности — 1579 человек, или 62,6% от общего количества жертв преступлений этой социальной группы. При этом в 2014 году их было зарегистрировано 817 человек, а в 2015 — 780 или на 6% меньше. Учитывая важность и значимость структурного анализа для исследования, мы осуществили группировку данной категории жертв по способу совершения в отношении их преступлений на отдельные подгруппы. В результате такой группировки обнаружили следующее:

а) жертвами тайного хищения имущества (кражи — ст. 158 УК РФ) оказался 981 мигрант (в 2014 г. — 488, в 2015 г. — 495);

б) жертвами различных видов криминального мошенничества (ст.ст. 159-159.6 УК РФ) — 240 (в 2014 г. — 127, в 2015 г. — 113);

в) жертвами грабежа (ст. 161 УК РФ) — 155 (в 2014 г. — 90, в 2015 г. — 65);

г) жертвами разбоя (ст. 162 УК РФ) — 76 (в 2014 г. — 37, в 2015 г. — 39);

д) жертвами вымогательства (ст. 163 УК РФ) — 21 (в 2014 г. — 11, в 2015 г. — 10). (См. Диаграмму №2)

Структура статистических показателей, характеризующих жертв-мигрантов от преступлений против собственности в завмисимости от способа совершения преступления (2014-2015 гг.)

76 21

□ кража □ мошенничество □ грабеж □ разбой □ вымогательство

Диаграмма №2

Структура статистических показателей, характеризующих количественные показатели жертв-мигрантов от преступлений против

жизни и здоровья (2014-2015 гг.)

93

□ убийство □ побои

□ причинение тяжкого вреда здоровью

Диаграмма №3

Анализ статистических данных по жертвам преступлений против собственности среди мигрантов свидетельствует о том, что они чаще всего становятся жертвами краж чужого имущества, которые составляют 62,1% от общего количества жертв преступлений против собственности, совершаемых в отношении их, или 38,9% от общего количества всех жертв преступлений этой категории потерпевших. На втором месте по количеству жертв среди мигрантов оказалось мошенничество в различных видах и формах проявления, оно составляет 15,2% от общего количества жертв преступлений против собственности, совершаемых в отношении их, и 9,5% от общего количества всех жертв преступлений этой категории. На третьем месте по количеству жертв среди мигрантов оказался грабеж чужого имущества. Он составляет 9,8% от общего количества жертв преступлений против собственности, совершаемых в отношении их, и 6,1% от общего количества всех жертв преступлений этой категории.

Значительно меньше жертв мигрантов, чем от преступлений против собственности, приходится на преступления

против жизни и здоровья, но это не уменьшает их общественную опасности и вредоносность для данной социальной группы потерпевших. В исследуемый нами период жертвами преступлений против жизни и здоровья стали 540 мигрантов (в 2014 г. — 257, в 2015 г. — 283), или 21,4% всех попавших в официальную ведомственную виктимологическую статистику. В числе жертв преступлений из числа мигрантов оказалось:

а) жертвы убийств и покушений на него — 134 человека (в 2014 г. — 63, в 2015 г. — 71);

б) жертвы причинения тяжкого вреда здоровью — 122 человека (в 2014 г. — 62, в 2015 г. — 60), в результате которого погибло 35 человек (в 2014 г. — 17, в 2015 г. — 18);

в) жертвы побоев — 93 (в 2014 г. — 44, в 2015 г. — 49). (См., Диаграмму №3).

Здесь следует обратить внимание на то обстоятельство, что количество потер -певших мигрантов увеличивается в зависимости от тяжести совершенных преступлений против них, а не на оборот. Это свидетельствует о высочайшем уровне латентности криминальной виктимности

мигрантов от преступлений против жизни и здоровья, связанных с причинением вреда здоровью небольшой тяжести.

На третьем месте по объему жертв среди мигрантов стали преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта. Потерпевшими от преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта в исследуемый нами период в России оказалось 136 мигрантов, или 5,3% от всех жертв этой категории лиц, попавших в официальную статистику. Здесь наибольшее количество жертв среди мигрантов приходится на автотранспортную преступность, в результате которой жертвами стало 135 человек, из которых 101 погиб. Криминальная смертность мигрантов от автотранспортной преступности составляет 74,8%, в тоже время криминальный травматизм мигрантов от этого вида преступности оказался не велик 25,2%. Такие показатели в очередной раз указывают на высочайшую ла-тентность криминальной виктимности мигрантов.

Проведенное нами статистическое исследование последствий российской преступности для мигрантов за 2014-2015 гг. позволяет нам сформулировать некоторые выводы, описывающих их криминальную виктимность.

Во—первых, среди жертв современной российской преступности доля мигрантов не высока. Значительную долю среди потерпевших мигрантов занимают лица мужского пола, доля женщин составляет около одной четверти всех жертв этой категории.

Во—вторых, в Российской Федерации мигранты наиболее часто становились жертвами преступлений средней и не-

большой тяжести, а не жертвами тяжких и особо тяжких преступлений.

В—третьих, из всех совершаемых в отношении мигрантов преступлений, они наиболее часто становятся жертвами имущественных преступлений или преступлений против собственности (краж, мошенничества, грабежей).

В—четвертых, наиболее опасным видом преступности для мигрантов является автотранспортная преступность, приводящая к гибели этой категории лиц. Криминальная смертность мигрантов от автотранспортной преступности выше чем от иных видов преступлений, в том числе и против их жизни и здоровья.

В—пятых, криминальная виктим-ность, как и преступность мигрантов, явление высоколатентное и требует с одной стороны — самостоятельного исследования, а с другой — постоянного внимания и учета в правоприменительной деятельности подразделений и сотрудников правоохранительных органов.

Безусловно, что проведенное нами исследование виктимности мигрантов, как оборотной стороны преступности и показателя характера современной российской преступности не является полным и окончательным. Оно лишь в самом общем виде позволяет оценить размеры негативных последствий современной российской преступности для определенной социальной группы — мигрантов. Для более тщательного исследования этого феномена необходимо проанализировать не только статистические показатели за более длительный период, но и использовать дополнительные методы научного познания, а полученные результаты учитывать при реализации миграционной политики государства.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Алчибеков К.А. Проблемы предупреждения преступности мигрантов в Кыргызской Республике: дис. ... канд. юрид. наук. — Бишкек, 2006. — 161 с.

2. Антонов-Романовский Г.В., Литвинов А.А. Преступность мигрантов-иностранцев в России и противодействие ей: криминологическое исследование. — М., 2012.

3. Антонов-Романовский Г.В., Чирков Д.К., Литвинов А.А. Преступность мигрантов-иностранцев и её особенности // Актуальные проблемы экономики и права. 2013. №2. С.219-224.

4. Асмандиярова Н.Р. Миграционная преступность: понятие, детерминанты, современные тенденции // Актуальные проблемы права и государства в XXI веке. 2015. №7-4. С.83-87.

5. Берзин В.А. Криминологическая характеристика преступности мигрантов в условиях сверхкрупного города (на материалах города Москвы): дис. ... канд. юрид. наук. — М., 1999. - 192 с.

6. Бучанов С.А. Преступность мигрантов в Сибирском федеральном округе // Вестник Омского университета. Серия: Право. 2010. №4. С.197-202.

7. Вискалина А.А. Минимизация социальных последствий миграционной преступности в системе предупреждения преступности // Международный научно-исследовательский журнал. 2016. №6-1 (48). С.110-Ш.

8. Гамаюнова В.П. Влияние социальной миграции на криминогенную виктимиза-цию населения // Теория и практика общественного развития. — 2015. №3. С.74-76.

9. Капинус О.С. Противодействие преступности мигрантов-иностранцев в Российской Федерации // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2014. №5. С.68-73.

10. Кобец П.Н. Причины и условия, детерминирующие преступность незаконных мигрантов из числа иностранцев в России // Символ науки. — 2016. №6-2. С.85-87.

11. Коваленко В.В. К вопросу о предупреждении миграционной преступности и вик-тимности мигрантов // Виктимология. 2015. №1. С.24-28.

12. Магомедов Э.Б. Криминологические особенности преступности мигрантов-иностранцев в Республике Дагестан и ее предупреждение: дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2008. - 236 с.

13. Небжицкая И.Е. Криминологические и уголовно-правовые меры борьбы с преступностью мигрантов в России: дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2007.

14. Пилюгина Ю.Г. Социальная миграция как фактор криминогенной виктимиза-ции населения // Евразийский союз ученых. 2015. №5-6. С.39-41.

15. Пойман П. Мигранты из стран СНГ как жертвы организованной преступности в Чехии — упущение чешской миграционной политики // Вестник Северо-Кавказского гуманитарного института. 2014. №1. С.77-82.

16. Репецкая А.Л. Виктимологическая защита иностранных трудовых мигрантов от преступлений, связанных с торговлей людьми // Российский криминологический взгляд. 2013. №2. С.225-227.

17. Репецкая А.Л. Виктимологическая характеристика преступности иностранцев // Виктимологическая характеристика региональной преступности и её предупреждение / под ред. проф. А.Л. Репецкой. — М., 2009. — С. 214-222.

18. Розумань И.В. Миграционная преступность в регионе как объект криминологического исследования // Проблемы правового обеспечения безопасности личности, общества и государства: сборник статей международной научно-практической конференции. — Новосибирск, 2016. — С.332-337.

19. Скобельков В.В. Виктимологическая характеристика и противодействие миграционной преступности // Правоохранительные органы: теория и практика. 2012. №1. С.65-67.

20. Скобольков В.В. Миграционная преступность: криминологический анализ и предупреждение. — Новосибирск, 2004. — 228 с.

21. Церунян В.А. Противодействие преступности мигрантов в России // Полицейская деятельность. 2016. №1. С.26-32.

22. Черепашкин А.С. Криминологическая характеристика преступности трудовых мигрантов // Виктимология. 2015. №4. С.15-18.

23. Чех А.О. Криминологические аспекты преступности мигрантов в России в условиях глобализации // Ленинградский юридический журнал. 2016. №1 (43) С.146-153.

24. Witotd Klaus. Forced female Migrants as Victims of Violence in Poland // Analyses, Reports, Expertise's. — 2014. — №2. — Р.34-61.

КАБАНОВ Павел Александрович, доктор юридических наук, доцент, профессор кафедры криминологии Нижегородской академии МВД России, г. Нижний Новгород

E-mail: kabanovp@mail.ru

Kabanov P. A.

MEASUREMENT OF CRIMINAL VICTIMIZATION OF MIGRANTS IN CONTEMPORARY RUSSIA

On the basis of statistical indicators 2014-2015 examines criminal victimization of migrants in the Russian Federation. Highlights the main indicators of crime victimization: the total number of victims-migrants, and victims-migrants (by socio-demographic criteria: gender and age, and legal severity committed against their crimes and their types); criminal mortality of victims-migrants.

Keywords: victimology, the victim, the victim was a migrant, criminal mortality of migrants; criminal injuries migrants.

KABANOV Pavel А. Doctor of Law, Associate Professor, Professor of the Department of Criminology of the Nizhny Novgorod Academy of the MOI of Russia, Nizhny Novgorod E-mail: kabanovp@mail.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.