Научная статья на тему 'Старообрядческая икона Нижней Печоры: предварительные итоги изучения'

Старообрядческая икона Нижней Печоры: предварительные итоги изучения Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
798
205
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РУССКИЕ / СТАРООБРЯДЦЫ-ПОМОРЦЫ / ЖИВОПИСНАЯ ИКОНА / МЕДНОЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ЛИТЬЕ / ДЕРЕВЯННАЯ РЕЗНАЯ ПЛАСТИКА / БЫТОВАНИЕ / ВЕЛИКОПОЖЕНСКИЙ СКИТ / THE RUSSIANS / OLD BELIEVERS-POMORS / PICTORIAL ICON / COPPER ART CASTING / WOODEN CARVED PLASTIC ART / EXISTING / VELIKOPOZHENSKY MONASTERY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Дронова Т. И., Плаксина Н. Е.

Дается общая характеристика наиболее крупных иконописных собраний на обследованной территории Усть-Цилемского района. Выделена группа живописных икон, обладающих признаками общей мастерской, а также группа резных деревянных икон, предположительно, связанных в своем происхождении с Великопоженским общежительством.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

OLD BELIEVERS’ ICON OF THE LOW PECHORA: PRELIMINARY RESULTS OF STUDYING

The general characteristic of the largest collections of icon painting in territory of the Ust-Tsilma region is given. A group of pictorial icons possessing signs of a common workshop, as well as a group of carved wooden icons, presumably related in their origin with Velikopozhesky monastery are singled out.

Текст научной работы на тему «Старообрядческая икона Нижней Печоры: предварительные итоги изучения»

УДК 39:27-526.62

СТАРООБРЯДЧЕСКАЯ ИКОНА НИЖНЕЙ ПЕЧОРЫ: ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ИТОГИ ИЗУЧЕНИЯ

Т.И. ДРОНОВА*, Н.Е. ПЛАКСИНА**

*Институт языка, литературы и истории Коми НЦ УрО РАН, г. Сыктывкар

**Национальная галерея Республики Коми, г. Сыктывкар t i dronova@mail.ru, nplaks@mail.ru

Дается общая характеристика наиболее крупных иконописных собраний на обследованной территории Усть-Цилемского района. Выделена группа живописных икон, обладающих признаками общей мастерской, а также группа резных деревянных икон, предположительно, связанных в своем происхождении с Великопоженским общежительством.

Ключевые слова: русские, старообрядцы-поморцы, живописная икона, медное художественное литье, деревянная резная пластика, бытование, Великопо-женский скит

T.I. DRONOVA, N.E. PLAKSINA. OLD BELIEVERS’ ICON OF THE LOW PECHORA: PRELIMINARY RESULTS OF STUDYING

The general characteristic of the largest collections of icon painting in territory of the Ust-Tsilma region is given. A group of pictorial icons possessing signs of a common workshop, as well as a group of carved wooden icons, presumably related in their origin with Velikopozhesky monastery are singled out.

Key words: the Russians, Old Believers-Pomors, pictorial icon, copper art casting, wooden carved plastic art, existing, Velikopozhensky monastery

Введение

Богатая духовная культура старообрядцев Нижней Печоры, её уникальная рукописно-книжная традиция, обрядность, художественное наследие нижнепечорских мастеров резьбы и росписи по дереву давно являются предметом исследований филологов, археографов, этнографов и искусствоведов. Вместе с тем, иконописные памятники Нижней Печоры до сих пор остаются мало изученными.

Первые документальные сведения об источниках поступления икон на Нижнюю Печору опубликовал В.И. Малышев [1], обнаруживший в ходе археографических изысканий письмо лексинца Семена Дорофеевича на Пижму 1824 г. с упоминанием заказа икон лексинским мастерам-иконописцам. В дальнейшем некоторые попытки в исследовании бытования икон на Нижней Печоре в 1960-1970-е гг. предпринимал этнограф-религиовед Ю.В. Гагарин, изучавший с позиции атеизма конфессиональные группы староверов [2]. Отдельные аспекты бытования иконы в свадебной и погребально-поминальной обрядности устьцилёмов получили отражение в монографии Т.И. Дроновой уже в начале XXI в. [3]. Тогда же началось изучение нижнепечорской старообрядческой иконы как художественного явления. Отдельные произведения меднолитой пластики из Усть-Цильмы были описаны Е.Я. Зотовой [4] и Н.Е. Плак-синой [5], составлено описание живописных икон из

моленной старообрядческого наставника С.Н. Антонова [6], хранящихся в фондах Национального музея Республики Коми. Коллекционерами-исследователя-ми Ю.И.Афанасьевым и А.В.Афанасьевым (Москва) были выявлены и описаны отличительные признаки группы памятников, происходящих из Усть-Цильмы, названной ими «великопоженской иконой» - по предполагаемому месту их создания Великопожен-скому скиту [7, 8]. Осуществленный по их инициативе анализ образцов местных охр и красочных пигментов с группы «великопоженских икон», проведенный сотрудниками Российского НИИ культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева В.Н. Ярош и Л.О. Магазинной, выявил характерные для пород Тимано-Печорского кряжа примеси, прежде всего, никеля, который отсутствует в составе пигментов иконы выговского происхождения [9].

В 2012 г. состоялась первая комплексная экспедиция на Нижнюю Печору, в ее составе работали искусствоведы и этнограф, при участии консультанта Ю.И. Афанасьева как одного из авторов гипотезы о «великопоженской иконе». Этот совместный проект Национальной галереи Республики Коми и Института языка литературы и истории Коми НЦ УрО РАН ставит целью: изучение памятников иконописи и медного литья, бытующих в среде старообрядцев Нижней Печоры; визуальный осмотр, паспортизация, фотофиксация, запись семейных историй (легенды) собирания икон, а также

сбор этнографического материала по использованию икон в повседневной и обрядовой жизни.

В ходе экспедиции обследованы населенные пункты по рекам Цильма (с. Трусово и д. Филиппово), Пижма (с. Замежная, д. Скитская, д. Степанов-ская) и Печора (с. Усть-Цильма и д. Гарево). Посещено 39 частных домовладений и опрошено 48 информантов. Обследованы почти все наиболее значимые государственные, общественные и частные собрания Нижней Печоры, в том числе собрания Историко-мемориального музея А.В. Журавского (с. Усть-Цильма) и его филиала Пижемского историко-этнографического музея, молитвенных домов в с. Замежная и с. Усть-Цильма, часовни в д. Скитская и обетного амбарца на кладбище д. Скитская. Были обследованы кладбища в д. Степанов-ская и д. Скитская. Кроме того, удалось посетить месторождение красной и желтой охры (в народе именуемое «краски») на горе Кокур возле д. Скитская и взяты пробы охр для дальнейших исследований.

Бытование икон

История развития староверия на Нижней Печоре (Усть-Цилемская волость) связывается с приходом на реки Пижма и Цильма староверов из северо-западных районов России, образовавших по местам их поселений Великопоженский и Омелин-ский скиты. В исторических документах, свидетельствующих о деятельности Великопоженского скита, сообщается о прочных связях великопоженских насельников с Выголексинской обителью как крупнейшего поморского старообрядческого центра на Севере, окормлявшего все староверческие очаги на Русском Севере и в центре России. Скит развивался по подобию Выголексинского скита. При нем были открыты школы-граммотницы, мастерские по переписыванию и реставрации книг. Версия о существовании иконописания в духовном центре пи-жемского старообрядчества имеет давнее происхождение. Но достоверные сведения отсутствуют. К числу упоминаний об этом относится статья Т.Б. Парамоновой [10], в которой сообщается, что Великопоженский скит снабжал иконами своего изготовления окрестные скиты. К сожалению, источник не раскрывает характер этих памятников. Ю.В. Гагарин в своем исследовании отмечает, что в ските изготовлялись резные иконы [2, с. 18-19]. Между тем, в Великопоженском ските живописная традиция существовала не только как переписывание и оформление книг, но и в виде искусства изготовления нравоучительного рисованного лубка [11, 12], которое, как правило, было тесно связано с иконописанием. Художественные импульсы, исходящие от Великопоженского скита, надолго сохранились в деревнях Нижней Печоры в искусстве пи-жемских ложечников и в традициях украшения бытовых предметов резьбой и росписью [13, 14]. Развитию живописной традиции на Пижме способствовали уникальные природные условия этой территории - наличие здесь месторождений природных охр и цветных глин, издавна использовавшихся местными жителями для украшения бытовых предметов

и окраски жилища. Все эти обстоятельства побуждали продолжить поиск доказательств существования иконописания на Нижней Печоре.

Данные этнографических исследований в 1990-х гг. в Усть-Цилемском районе свидетельствуют о том, что в начале XX в. древлеписьменные и литые памятники крестьяне привозили из Москвы и Санкт-Петербурга - старообрядческих центров, с которыми нижнепечорцы поддерживали прочные связи. Часть образов частных собраний была привезена из Архангельска, с Вашки, куда крестьяне выезжали на ярмарки. Иконы приобретали, это был особый предмет разговоров и интереса в крестьянском кругу, их дарили кровным и духовным детям, передавали по наследству из поколения в поколение.

В усть-цилемской локальной традиции иконам придавалось очень большое значение: дом без икон сравнивался с нежилым помещением. Трепетное к ним отношение и стремление приобрести связывалось, в первую очередь, с тем, что в староверческих поселениях дом представлял собой «малую церковь». Это была реакция на преследование со стороны властей, запрещавших возведение культовых строений. Известно, что в домах зажиточных крестьян устраивали частные моленные, в которых для сельчан [15] проводили праздничные и воскресные службы. По рассказам информантов, иконостасы в частных моленных были двух- и трехуровневые, центральную часть составляли древен-ные (деревянные) иконы: восьмиконечный крест, слева от него - образ Николы Чудотворца, справа -Богородицы. Семейные божницы составляли не менее 10 икон. В прошлом в каждом доме совершался суточный круг молитв.

Во вновь возведенный дом первой по обычаю было принято вносить икону с образом Николы Чудотворца - особо почитаемого святого по всему Русскому Северу. Ему служили молебен на благополучие жильцов. По местной традиции иконы расставляли во все жилые комнаты, а главный иконостас (божница) размещали в той комнате, где устраивали трапезу и поэтому считавшуюся главной.

После обнародования в 1905 г. Именного Высочайшего Указа «Об укреплении начал веротерпимости» положение старообрядцев в Усть-Цилем-ской волости значительно улучшилось. Примером тому было возведение часовен в с. Нерица и д. Черногорская (по р. Нерица), деревнях Боровская и Скитская (по р. Пижма), действовавших до конца 1920-х гг. В волостном центре были обновлены моленные амбарцы в поклонном месте по р. Тобыш и на Ивановом кладбище. Часовни принадлежали крестьянским родам, которые и оснащали их богослужебной утварью: иконы находились в них стационарно, а книги служители приносили в день проведения служб. В годы советского строительства в Усть-Цилемском районе продолжали действовать только молитвенные амбарцы. Часовни по рекам Пижма и Нерица представителями местных властей были приспособлены для хозяйственных нужд. В 1977 г. по обету П.П. Чупровой был построен еще один молитвенный амбарец на кладбище в д. Скитская. В 1991 г. там же возведена часовня,

позднее перенесенная на место сгоревшего скита. Оба молитвенных помещения действуют и в настоящее время: в весенне-летний период староверы приходят по обету помолиться, совершают поминальные службы по сгоревшим скитникам.

Особое внимание в исследовании придавалось определению роли и значению икон в жизни усть-цилемских крестьян. Для верующего человека иконографический образ является важнейшим символом религиозной культуры. Иконы в понимании крестьянства составляли необходимую и важнейшую часть обихода: «Жили богасьва никакого не было: книги да иконы. Молисе , гледишь на икону как с Богом разговаривашь. У новых (некоторых -Т.Д.) иконы были разны: надо было за своё здоровье помолицце, за скота помолие, за боляшшых, от скорбей...» [Полевые материалы Т.И. Дроно-вой: записано в 2004 г. от А.М. Бабиковой, 1922 г.р. в д. Чукчино]; «Икону в доми надо иметь. Одным моляцце о здоровьи, других святых просят за мёртвых... Человек умрёт без покаенья - Паисию моляцце. Быват скорби нападут - Всем скорбяш-шым в радось Богородице молятцце. За скота опеть Властию да Медостию ... так и жили. Всё в люди не набегаесе, своё надо иметь, молицце. Како уж тут иконы богасьво - нужжа (нужда -Т.Д.). Это нынь молицце перестали, да стали у нас иконы закупать - богасьвом иконы стали, поставят в дому да курят - беда большой грех» [Полевые материалы Т.И. Дроновой: записано в 2012 г. от И.И. Носовой, 1926 г.р. в с. Усть-Цильма].

Использование икон полно отражено в обрядовой культуре устьцилёмов: Богородичным дре-венным образом благословляли жениха и невесту в свадебном обряде, икона была обязательной частью приданого невесты; литой образ устанавливали на теле усопшего в период его трёхдневного нахождения в доме, перед погребением его убирали и врезали в памятник усопшему. Небольшую икону устанавливали в бане на период родов с тем, чтобы на определенное время придать семантически «нечистому» месту обжитость. В этом случае предпочтение отдавалось Богородичным образам. Устраивали крестные ходы вокруг жилого дома, где проводили всенощную службу к праздникам Рождеству и Пасхе: деревянную икону или литые створы укладывали на полотенце и освящали ход. Больше всего почиталась украшенная эмалью белого цвета медная пластика. Иконы с её использованием назывались иконы со свенистами, их имели преимущественно богатые крестьяне. Особо почитались литые четырёх- и трёхстворчатые складни (створы), которые стремились приобрести все крестьяне. За культовыми предметами тщательно ухаживали: мыли не менее трёх раз в год с использованием природных компонентов и органических веществ (клюква, зола). Иконы в доме располагали на недоступной детям высоте. Существовали предписания в обращении с ними, например, к ним запрещалось прикасаться инославным, женщинам в дни регулов; взрослым следовало предварительно вымыть руки, женщинам повязать платок. Словом, крестьяне жили в глубокой вере и семейную жизнь

строили, памятуя о страхе Божием; иконы же были им визуальным напоминанием об этом. Например, детям при непослушании говорили, указывая на образа - «Бог всё видит».

В особую группу памятников выделены представленные единично резные доски и кресты с изображением Голгофы. В отличие от севернорусской традиции бассейнов Мезени, Пинеги и Выга, где резные памятники такой тематики изготавливались для намогильных строений (столбов), на Нижней Печоре они выполняли иную (до конца не выясненную) функцию, которая не связывалась с их установкой на намогильных памятниках. В традиции устьцилёмов в погребальный крест (столб) всегда врезали небольшую меднолитую икону: для женщин - Богородичной тематики, для мужчин - с образами прочих святых, или нательный крест. Нами не зафиксировано ни одного случая установки досок на кладбище. В настоящее время доски помещают на домашних божницах. Одна такая «икона» имеется и в собрании старообрядческой общины с. Усть-Цильма в новом храме. По ее подобию в 2011 г. оформлен резной аналой.

В Усть-Цилемской волости в реликтовых местах возводились массивные обетные резные кресты. Известны такие случаи: на месте Омелинского скита по р. Цильма, на кладбище в д. Скитская было установлено два одинаковых креста. Рядом с одним из них была пристроена домовина, где покоятся останки сгоревших скитников. В 2005 г. рядом с часовней в д. Скитская был установлен массивный деревянный восьмиконечный резной крест из лиственницы, выполненный пижемским мастером И. Штин-никовым по образцу креста XIX в. (ныне сильно обветшавшего), на деревенском кладбище. Крест возведен на пожертвования пижемских и сыктывкарских староверов.

Иконописные памятники

Трудность изучения иконы Нижней Печоры на современном этапе усугублена тем, что иконописные памятники с этой территории оказались рассредоточенными по различным музейным и частным собраниям. Несмотря на постоянный интерес ученых и коллекционеров к культурному наследию жителей Усть-Цилемского района, особое отношение нижнепечорских старообрядцев к иконе способствовало ее сохранению в местах их первоначального бытования. Это оставляет для исследователей шанс ее изучения и возможные открытия.

Наиболее обширный комплекс памятников Нижней Печоры на территории Усть-Цилемского района представляет коллекция Усть-Цилемского историко-мемориального музея А.В. Журавского. Она включает несколько десятков живописных и меднолитых икон, а также одну резную деревянную доску. Коллекция собиралась со времени основания музея (начало 1960-х гг.). Источники поступлений памятников не всегда известны. Большинство икон переданы в музей местными жителями. Несколько икон приобретены из частной моленной известного старообрядческого наставника С.Н. Антонова, проживавшего в д. Скитская. Часть образов

была передана из моленного дома с. Усть-Цильма, как не соответствующая беспоповскому даниловскому согласию, часть икон передана из районного ОВД [16]. Наиболее ранний памятник в коллекции - икона XVI в. «Покров Пресвятой Богородицы» (КП 4349), восходит ко времени основания Усть-Цильмы. Единичными памятниками представлен XVII в. Основной комплекс памятников составляет старообрядческая икона XIX в. Иконы, поступившие из моленной С.Н. Антонова, происходят из Великопоженского скита. Две из них - «Пророк Иезекииль»

(КП 5041) и «Праотец Иаков»

(КП 5042) - имеют на оборотах красные сургучные печати помощника Пинежского окружного начальника Н.А.Пилюскина, проставленные при опечатывании иконостаса часовни в д. Скитская в сер. XIX в. [13. С. 314315]. Большой интерес представляет редкая по своей иконографии икона «Воскресение Христово - Сошествие во ад, с 32 клеймами Страстей Господних» (КП 5789).

Экспедиция совпала по времени с проведением юбилейных мероприятий, приуроченных к 470-летию с. Усть-Цильма. В рамках этих мероприятий в Историко-мемориальном музее А.В. Журавского была открыта выставка «Отблески былого Старорусья». Представленные на ней около 30 памятников иконописи и медного литья из фондов музея и частных собраний Усть-Цильмы, также были нами исследованы и описаны. Единичные образцы деревянной резной и меднолитой пластики представлены в собрании Пижемского историкоэтнографического музея в с. Замежная. Особенно интересны резная деревянная икона «Голгофский крест» (КП 1524) и резной киот для меднолитых икон (КП 1523).

Другое представительное собрание, включающее в себя несколько десятков живописных и меднолитых икон, а также один деревянный резной крест принадлежит старообрядческой общине (зарегистрирована в 1990 г.). В 1992 г. община обрела молитвенный дом1 в с. Усть-Цильма, действовавший с 1992 по 2011 г. Большая часть икон была передана общине местными жителями. По причине переезда в 2011 г. усть-цилемской староверческой общины в новое здание Храма и незавершенности внутренних работ по его обустройству, часть икон была возвращена на временное хранение местным жителям. В связи с этим нам не удалось познакомиться со всем собранием. Из тех икон, которые

1 В культуре староверов под молитвенным домом понимается помещение, предназначенное для отправления религиозных служб, ранее используемое в жилом фонде. Храм или церковь - здания, предназначенные исключительно для богослужений.

были показаны нам настоятелем А.Г.Носовым, основную часть составляют иконы конца XVIII - XIX вв., представляющие выговскую традицию в поморском старообрядческом иконописании.

Комплекс икон молитвенного дома в с. Замежная сложился после его основания в 19801990-е гг. (фото 1). Все иконы были принесены местными жителями и имеют на обороте вкладные надписи. Три иконы, в том числе особо почитаемый образ «Богоматерь Тихвинская», подарены молит-

венному дому В.В. Фотом. Икона «Богоматерь Тихвинская» по легенде происходит из д. Скитская, и, возможно, была связана в своем бытовании с часовней Великопоженского скита. Однако ее размеры по высоте не совпадают с размерами одноименной иконы из местного ряда иконостаса этой часовни [17]. Большой интерес представляет антиминс, который также по легенде происходит из Ве-ликопоженского скита. Значительная часть собрания молитвенного дома - это иконы поморского письма XIX в. Особенно интересна икона-врезка «Распятие Господне с предстоящими» с заказной надписью на обороте. Аналогичная икона той же мастерской и с аналогичной надписью была нами обнаружена ранее в частном собрании с. Усть-Цильма.

Комплекс икон часовни, возведенной в 1990-е гг. на месте сгоревшего Великопоженского скита в д.Скитская, сложился также из вкладов местных жителей. Он состоит из семи живописных (одна икона под окладом, одна современной работы), двух меднолитых икон и одного меднолитого киот-ного креста современного изготовления. Живописные иконы находятся в плохой сохранности. На трех из них красочный слой практически полностью утрачен. В основном, это иконы XIX в., представляющие выговскую традицию в старообрядческом иконописании.

В обетный амбарец на кладбище в д. Скитская иконы были принесены из Усть-Цильмы проживавшими там пижемцами. Иконостас состоит из семи живописных икон и одного деревянного резного креста, а также пелены с изображением Голгофы современного шитья. Три из семи икон представляют собой произведения выговской поморской традиции конца XVIII - XIX вв. Центральная икона комплекса - «Спас Вседержитель», судя по размерам, она относится к местному ряду неизвестного иконостаса. Его плохая сохранность практически не оставляет возможностей для атрибуции.

В частных домовладениях на Пижме икон почти нет, зафиксированы лишь единичные памятники. В то время как на Цильме и в самой с.Усть-Цильме сохранились довольно крупные комплексы домашних божниц. Они включают живописные и меднолитые иконы, в том числе современной работы. В одном из частных собраний села была выявлена икона «Праотец Адам» из пророческого ряда иконостаса часовни Великопоженского скита. На ее обороте - красная сургучная печать помощника Пинежского окружного начальника Н.А. Пилюскина, аналогичная тем, что имеются на двух иконах из собрания Усть-Цилемского Историко-мемориального музея А.В. Журавского [6]. На ряде икон из частных собраний зафиксированы порядковые номера, возможно, обозначавшие место расположения образов в домашних божницах. Имеется также группа икон с владельческими монограммами. К сожалению, обнаруженные на оборотах ряда икон заказные надписи в полевых условиях нам не удалось прочитать (они зафиксированы для последующей расшифровки).

Большой интерес для исследователя нижнепечорской иконы представляет частная коллекция В.Н. Киреева (с.Усть-Цильма); она содержит пять живописных икон, одну резную доску «Голгофский крест», а также несколько десятков меднолитых икон. Коллекция собиралась владельцем на протяжении многих лет и дает представление о типологическом разнообразии бытовавшей среди местных старообрядцев меднолитой пластики.

Особое внимание в ходе экспедиционного обследования уделялось живописным иконам. Существенным препятствием для их изучения и описания была плохая сохранность большинства из них. Всего зафиксировано 68 наименований сюжетов и образов святых. Наибольшим числом памятников представлен образ святителя Николая Чудотворца (10 икон). Далее по количеству следуют образ «Воскресение Христово - Сошествие во ад», в том числе с двунадесятыми праздниками и с клеймами Страстей Господних (7), «Спас Вседержитель» (6), «Покров Пресвятой Богородицы», «Образ Всех святых», «Распятие Господне» (по 4), «Святые преподобные Зосима и Савватий Соловецкие», «Три святителя: Василий Великий, Иоанн Златоуст, Григорий Богослов», «Богоматерь Тихвинская», «Богоматерь Казанская», «Богоматерь Всем скорбящим радость», «Архистратиг Михаил - грозных небесных сил воевода», «Седмица», «Спас оплечный», «Спас на престоле» (по 3). Состав наиболее

часто встречающихся иконографических сюжетов типичен для старообрядцев поморского согласия и, возможно, сложился под влиянием Выголексин-ского поморского общежительства.

Предварительная классификация живописных икон по стилевым признакам показала присутствие в регионе продукции старообрядческих иконописных мастерских Москвы, Ярославской, Архангелогородской, Вологодской губерний, Владимирских иконописных сел и Урала. Преобладают иконы, созданные в традициях выговских поморских писем. В их числе имеется довольно большая группа икон, предположительно вышедших из одной мастерской. Их отличительные технико-технологические признаки - качественно изготовленные, практически не деформировавшиеся со временем доски основы, составленные из нескольких дощечек (от трех до шести), скрепленных торцевыми шпонками. Стандартный размер иконной доски 31,5х26х2,5. С лицевой стороны иконы этой группы имеют неглубокий ковчег с пологой лузгой. Вся поверхность закрыта льняной паволокой прямого плотного переплетения. Левкас тонкий, что является одной из причин плохой сохранности большинства памятников этой группы. Общность прослеживается в характерных приемах письма, составляющих особый почерк. В их числе - особые приемы изображения облачков в виде белильных завитков по красной или голубой подложке, узоры орнаментации одежд, характерный на полях рисунок наверший над фигурами предстоящих святых, приемы ограничения позема несколькими парал-

Фото 2. Божница в частном доме. Фото Н.Е. Плак-синой, 2012.

лельными белильными линиями и ряд других. Общими являются способы обрамления иконы двойной (красной и голубой) или тройной (красной, голубой, белой) опушью и ординарной красной или сдвоенной красно-белой лузгой. Зафиксированы две идентичные иконы «Покров Пресвятой Богородицы», выполненные по одной прориси и совпадающие практически до деталей.

На наш взгляд, недостаточная изученность поморского старообрядческого иконописания не позволяет на данном этапе исследования однозначно говорить о том, являются ли иконы этой группы происходящими с Выговского суземка, или же представляют иной, возможно, местный вариант развития выговской традиции. Необходимы дальнейшие изыскания: сопоставление памятников с иконами из музейных собраний Карелии, Санкт-Петербурга, Архангельска, поиск в архивах документальных сведений о деятельности Великопоженского скита.

В ходе экспедиции была выявлена группа деревянных резных досок и крестов с изображением Голгофы (фото 2).

Сопоставление этой группы памятников говорит об их безусловном своеобразии и возможном общем происхождении.

Доминирующий в окраске резных досок красно-оранжевый цвет часто встречается в украшении предметов бытового назначения, происходящих с Пижмы (ложки, ружейные ложи и пр.). Аналогичный цвет присутствует в составе красочных палитр пижемских мастеров-ло-жечников, экспонируемых в Усть-Цилемском Историко-мемориальном музее А.В.Журавского (Усть-Цильма) и его филиале (в Пижемском Историко-этнографическом музее). По сведениям заведующей Пижемским музеем Л.Г. Бобрецовой, оранжевая краска делалась на основе природных красных и оранжевых охр, месторождения которых находятся в местечке Красный ручей на горе Кокур (в 2 км от д. Скитская)(фото 3, 4). Нами были взяты пробы охр этого месторождения для последующего их анализа и сопоставления. Концентрация резных памятников на территории проживания старообрядцев поморского согласия в селениях по Пижме и в Усть-Цильме, в совокупности с данными Ю.В. Гагарина о том, что в Великопоженском скиту изготовлялись резные иконы, дает весомые основа-

ния предполагать их местное происхождение и связь с духовным центром нижнепечорского старообрядчества - Великопоженским поморским обще-жительством.

Заключение

На территории Усть-Цилемского района Республики Коми представлен весь комплекс обрядовых предметов, характерных для старообрядцев беспоповского согласия: живописные иконы, иконы-врезки (живописные иконы с врезанными литыми крестами), медное художественное литье (кресты, иконы, складни), а также доски с врезанными предметами медного литья, деревянная резная пластика (иконы и кресты) с изображением Голгофы. Выявлено устройство домашних божниц, иконостасов в часовне и молитвенных домах. Проведена фотофиксация, обмеры памятников, составлены науч-

Фото 3. Месторождение цветных охр на г. Кокур. Фото Н.Е. Плакси-ной, 2012.

Фото 4. Красная охра. Фото Н.Е. Плаксиной, 2012.

ные паспорта на живописные иконы, включающие в себя основные атрибуционные данные: иконография, предположительное время и место создания, техника, материалы, размеры, общее описание сохранности, надписи, печати. Собранный полевой материал позволяет достаточно полно восстановить роль и место иконы в обрядах жизненного цикла старообрядцев Нижней Печоры, проанализировать типологический, иконографический, стилистический составы бытующих на данной территории памятников, проследить пути проникновения иконы на Нижнюю Печору, выделить круг памятников, связанных в своем создании и бытовании с Великопоженским скитом. Необходима дальнейшая работа по систематизации и осмыслению собранного материала, его сопоставлению с памятниками из других музейных собраний, а также поиск в архивах документальных свидетельств о деятельности Великопоженского скита, которые позволяют понять его роль в формировании иконописной культуры Нижней Печоры.

Работа подготовлена при финансовой поддержке РГНФ № 12-14-11600 и Министерства экономического развития Республики Коми в рамках совместного регионального конкурса научных проектов «Русский Север: история, современность, перспективы».

Литература и источники

1. Малышев В.И. Пижемская рукописная старина (Отчет о командировке 1955 г.) // Труды Отдела древнерусской литературы. М.; Л., 1956. Т. 12. С. 461-493.

2. Гагарин Ю.В. Старообрядцы. Сыктывкар: Коми книжное издательство, 1973. 144 с.

3. Дронова Т.И. Русские староверы-беспоповцы Усть-Цильмы: конфессиональные традиции в обрядах жизненного цикла (конец Х1Х-ХХ вв.). Сыктывкар, 2002. 278 с.

4. Зотова Е.Я. Меднолитой складень из Усть-Цильмы // Первые Мяндинские чтения: Материалы республиканской научно-практической конференции. Сыктывкар, 2009. С. 389394.

5. Иконопись, деревянная резная пластика, медное художественное литьё XVII-начала XX в./ Сост. Н.Е. Плаксина. Сыктывкар, 2008. 188 с.

6. Плаксина Н.Е. Памятники старообрядческой иконописи Усть-Цильмы в музейных собраниях Республики Коми // Вторые Мяндин-ские чтения: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Т. 1. Сыктывкар, 2011. С. 308-315.

7. Афанасьев Ю.И., Афанасьев А.В. Великопо-женская икона // Антиквариат: предметы искусства и коллекционирования. 2011. № 5 (86). С. 4-16.

8. Афанасьев Ю.И. Великопоженская икона // Вторые Мяндинские чтения: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Т. 1. Сыктывкар, 2011. С. 315-317.

9. Афанасьев Ю.И., Афанасьев А.В. Краски ве-ликопоженских икон // Антиквариат: предметы искусства и коллекционирования. 2012. № 5 (96). С. 4-10.

10. Парамонова Т.Б. Бегство на Великие Пожни// Родники Пармы. Сыктывкар, 1993. С. 49.

11. Малышев В.И. Усть-Цилемские рукописные сборники XVI-XX вв. Сыктывкар, 1960. С. 10.

12. Иткина Е.И. Русский рисованный лубок конца XVШ-начала XX в. из собрания Государственного исторического музея, Москва. М., 1992. С. 7, 8-9, 27-29.

13. Тарановская Н.В. Росписи на Мезени и Печоре (о формировании местных художественных стилей) // Русское народное искусство Севера. Л., 1968. С. 54-55.

14. Тарановская Н.В. Мастера народных росписей по дереву на Печоре // Памятники культуры. Новые открытия. Письменность. Искусство. Археология. М., 1976. С. 346.

15. Дронова Т.И. Отношение к книге староверов-беспоповцев Усть-Цильмы (на примере рода Исаковых-Бабиковых) // Первые Мяндин-ские чтения. Сыктывкар, 2009. С. 109-115.

16. Памятники иконописи XVI-XIX вв. в коллекции музея А.В. Журавского. Буклет / Сост. М.П. Канева. МБУ «Усть-Цилемский историко-мемориальный музей А.В. Журавского». Усть-Цильма, 2012. С. 2.

17. Новиков А.В. Цилемский скит. Архангельск, 2009. С. 150-151.

Статья поступила в редакцию 10.12.2012

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.