Научная статья на тему 'Становление системы государственного управления охраной природы в России в 1917-1920-х гг. '

Становление системы государственного управления охраной природы в России в 1917-1920-х гг. Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1024
255
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ОХРАНА ПРИРОДЫ / ПРИРОДООХРАННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / ОБЩЕСТВО И ПРИРОДА / ПРИРОДООХРАННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО / ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ / CONSERVATION / NATURE PROTECTION ACTIVITY / SOCIETY AND NATURE / NATURE PROTECTION LEGISLATION / STATE ADMINISTRATION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Макеева Екатерина Дмитриевна

В условиях постоянного ухудшения экологической обстановки в мире все более острой и актуальной со временем становится проблема взаимоотношений общества и природы, поэтому большое значение приобретает изучение истоков этой проблемы, а также истории развития природоохранной политики, роли государственных и общественно-политических институтов в решении экологических проблем. Исследование исторического опыта организации работы государственных структур в сфере охраны природы позволяет извлечь определенные уроки и определить возможные пути дальнейшего совершенствования природоохранной практики современного российского государства. В статье описывается история становления системы социально-природного взаимодействия в России в 1917-1920-х гг., правовую базу которой составили первые декреты советской власти, а управленческую государственные организации, занимавшиеся охраной природы в стране. Автор статьи рассматривает содержание природоохранной деятельности тех лет по ряду направлений: охрана леса, защита окружающей среды от промышленных загрязнений, борьба с браконьерством, экологическое просвещение, а также анализирует причины приостановки развития общегосударственной системы государственного управления охраной окружающей среды и ухудшения экологической ситуации к началу 1930-х гг. В статье представлены архивные документы, которые ранее не были опубликованы, что составляет научную новизну исследования.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

In the face of constant environmental degradation in the world, the problem of relations between society and nature becomes more and more urgent; therefore, the study of the origins of this problem, as well as of the history of the development of environmental policy, of the role of state and political institutions in addressing environmental problems are of great importance. The study of the historical experience of the organisation of work of state structures in the sphere of protection of nature allows drawing some lessons and identifying possible ways to further improve environmental practices of the modern Russian state. In this article, it is spoken about the history of formation of system of social and natural interaction in Russia from 1917 to 1920s, the legal base of which consisted in the Bolshevik Initial Decrees, with the state organisations, which were engaged in conservation in Russia, being somewhat in charge of administrative base. The author of the article considers the content of nature protection activity of those years in a number of the directions: forest protection, environment protection against industrial pollution, fight against poaching, ecological enlightenment, and also analyses the reasons of suspension of environmental protection governmental administration nation-wide system development and ecological situation deterioration by the beginning of the 1930s. There are archival documents, unpublished yet, analysis in the article, that determines considerable scientific novelty of the research.

Текст научной работы на тему «Становление системы государственного управления охраной природы в России в 1917-1920-х гг. »

УДК 94(470)"1917/1920"

Макеева Екатерина Дмитриевна

кандидат исторических наук, доцент Поволжская государственная социально-гуманитарная академия, г. Самара

makeeva.ed@mail.ru

СТАНОВЛЕНИЕ СИСТЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ ОХРАНОЙ ПРИРОДЫ В РОССИИ В 1917-1920-Х ГГ.

В условиях постоянного ухудшения экологической обстановки в мире все более острой и актуальной со временем становится проблема взаимоотношений общества и природы, поэтому большое значение приобретает изучение истоков этой проблемы, а также истории развития природоохранной политики, роли государственных и общественно-политических институтов в решении экологических проблем. Исследование исторического опыта организации работы государственных структур в сфере охраны природы позволяет извлечь определенные уроки и определить возможные пути дальнейшего совершенствования природоохранной практики современного российского государства. В статье описывается история становления системы социально-природного взаимодействия в России в 1917-1920-х гг., правовую базу которой составили первые декреты советской власти, а управленческую -государственные организации, занимавшиеся охраной природы в стране. Автор статьи рассматривает содержание природоохранной деятельности тех лет по ряду направлений: охрана леса, защита окружающей среды от промышленных загрязнений, борьба с браконьерством, экологическое просвещение, а также анализирует причины приостановки развития общегосударственной системы государственного управления охраной окружающей среды и ухудшения экологической ситуации к началу 1930-х гг. В статье представлены архивные документы, которые ранее не были опубликованы, что составляет научную новизну исследования.

Ключевые слова: охрана природы, природоохранная деятельность, общество и природа, природоохранное законодательство, государственное управление.

В советском периоде истории взаимодействия общества и природы большинство исследователей выделяет три этапа: первый этап охватывает 1917 г. - 1920-е гг., второй этап - 1930-е - 1950-е гг., третий этап - 1960-е -1980-е гг. При этом одни авторы считают, что уже на первом этапе происходило формирование основ экологической политики советского государства [1, с. 12; 13, с. 31-32], а другие пишут о том, что и первый, и второй этапы характеризуются лишь становлением системы социально-природного взаимодействия [16, с. 102; 27, с. 49]. Вторая точка зрения, на наш взгляд, находится ближе к истине, так как реальная практика тех лет показывает, что деятельность государственных органов в данной сфере была направлена лишь на разработку механизмов природопользования и создание основ системы охраны природы.

Начало первого этапа истории взаимодействия общества и природы в Советской России было связано с революционными событиями и гражданской войной, которые не лучшим образом отразились на состоянии природной среды. Как отмечает Д. Вай-нер, «угроза российской природе и ее охране исходила от анархической и бунтующей деревни, взбудораженной революцией» [3, с. 40]. На страницах журнала «Природа» в те годы описывалось немало случаев бессмысленного уничтожения парков, садов, лесов и усадеб в процессе расправы с их владельцами. Неоднократно поступали сведения о бесконтрольной рубке леса на местах и в Лесной департамент [17, л. 1-10]. Например, начальник нижегородского бывшего удельного округа в рапорте от 29 декабря 1917 г. отмечал «угрожающие размеры» и «стихийный характер» массовых порубок леса местным населением, действующим

«в сознании полной ненаказуемости проступков», а также указывал на необходимость применения крайних мер, в связи с тем, что лесная стража, имеющая весьма небольшой состав, опасается за свою жизнь [22, л. 1].

Гражданская война нанесла серьезный ущерб и охотничьему хозяйству. Начальник научной раз-ведочно-организационной экспедиции Ф.Ф. Шил-лингер в докладной записке от 24 января 1920 г. отмечал, что в стране «почти повсеместно перестали соблюдаться самые элементарные правила охоты» [22, л. 26]. «Мы стоим перед грозящей опасностью лишиться многих из ценнейших промысловых и охотничьих животных, ввиду чего необходимо принять экстренные меры», - писал автор записки [22, л. 27].

В этих условиях Советская власть вынуждена была обратиться к решению проблем охраны природы на государственном уровне, и постепенно эта отрасль законодательной и управленческой деятельности приобрела немалое значение. В первые годы после революции было принято около 100 законодательных и подзаконных актов, в которых уделялось внимание охране и рациональному использованию природных ресурсов. Основным направлением природоохранной деятельности советского государства в исследуемый период времени являлась охрана леса. Организация пользования лесными ресурсами включала в себя два разных направления: лесное хозяйство, занимавшееся лесонасаждением и уходом за лесами, и лесную промышленность, осуществлявшую рубку спелого леса и промышленную переработку древесины. Лесное хозяйство являлось отраслью сельского хозяйства и находилось в ведении Наркомата земледелия (Наркомзема), а лесная промышленность

34

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова «¿1- № 1, 2016

© Макеева Е.Д., 2016

входила в компетенцию Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ).

В 1918 году был издан декрет «О лесах», установивший, что «заведование лесами осуществляется особыми техническими лесными органами местной Советской власти под контролем и руководством Центрального Управления Лесов Республики» [14, с. 28]. Для руководства, регулирования и управления всей лесной промышленностью, а также для заготовки древесного топлива при ВСНХ был учрежден Главный лесной комитет [19, с. 261-265]. Он должен был рассчитывать ежегодные потребности страны в лесе и направлять соответствующие запросы в Наркомзем, который, в свою очередь, был обязан предоставлять перечень лесов, поспевших для заготовки древесины. Однако вместо того, чтобы сотрудничать, два этих ведомства постоянно упрекали друг друга в провале работы. Наркомзем обвинял ВСНХ в том, что он постоянно завышает свои потребности, так как его работники неэффективно используют отведенные им лесные участки, и после них лес остается в таком состоянии, что не может самостоятельно возобновляться. В ответ ВСНХ жаловался на то, что Наркомзем препятствует выполнению промышленного плана и, таким образом, наносит вред делу революции [2, с. 62]. Результатом этого противостояния стали хаос и разорение лесного хозяйства. Как утверждал в 1920 г. один из делегатов конференции по лесам, неграмотность ВСНХ в вопросах ведения лесного хозяйства привела к «огромным потерям», когда же эти потери вскрылись, представители ВСНХ прибегли ко «всем возможным инсинуациям, ухищрениям, вплоть до политических наветов, обвиняя лесников в контрреволюционной деятельности» [19, л. 87].

Помимо межведомственного противостояния налаживанию лесного хозяйства препятствовала и нехватка ресурсов: в 1921 г. на его нужды было потрачено только 3% от суммы расходов на содержание лесов в 1914 г. [21, л. 25]. Повсюду не хватало лесников [20, л. 17]. Изъятие лесов, наведение порядка, ужесточение охраны леса, борьба с бандитизмом вплоть до середины 1920-х годов сопровождались убийствами лесных работников. По данным журнала «Лесовод» в 1923 г. было убито 122 человека, в том числе 4 лесничих, 4 помощника лесничих, 38 объездчиков, 77 лесников, произошло 23 ограбления и поджога. В 1924 г. убито 258 человек, ранено 176, ограблено 261, всего пострадало 655 лесных работников [4, с. 27-28]. Фактически, лес было некому охранять, и поэтому различные организации, ведомства и частные лица занимались незаконными лесозаготовками, на которые жаловался Наркомзем, указывая, что рубка леса происходит «независимо от надзора и без общего плана ... создавая, в полном смысле слова, неразбериху» [24, л. 10]. По мнению лесничих,

восстановление леса после нанесенного им урона могло занять 30-40 лет [25, л. 20-21].

Пытаясь переломить создавшуюся ситуацию, Совнарком, вплоть до принятия первого пятилетнего плана в 1928 г., постоянно стремился расширить полномочия Наркомзема в сфере охраны леса. Уже в 1922 г. был составлен единый общенародный лесной фонд, который объединил до 3000 лесничеств, начались работы по лесоустройству и планомерные научные исследования [17, л. 5]. Подъему лесного хозяйства также способствовал принятый в 1924 г. декрет «Об учете и охране памятников искусства, старины и природы», который запрещал проводить самочинную рубку деревьев, истребление насаждений, нарушение садово-парковых пейзажей и т.д. [14, с. 57-59].

Советским правительством на данном этапе уделялось внимание и другим аспектам охраны природы. Например, в целях охраны водоемов от загрязнения в 1919 г. был создан Центральный комитет водоохранения отдела химической промышленности, который занимался исследованием водоемов, принимающих сточные воды предприятий, изысканием способов борьбы с загрязнениями, вызванными сточными водами, экспертизой и консультациями по вопросам, связанным с очисткой сточных вод [18, л. 53-54].

Не были забыты еще два важных аспекта природопользования - охота и рыбная ловля. В 1918 г. создается Главное управление по рыболовству и рыбной промышленности, в задачи которого входило принятие мер по охране водных пространств и рыбохозяйственных угодий [14, с. 46-48]. Были регламентированы сроки охоты, например, запрещалась любая охота в весеннее и летнее время, повсеместная охота на лосей и коз, а также собирание птичьих яиц [14, с. 45]. В 1920 г. появился декрет «Об охоте», определивший основные черты организации охотничьего хозяйства, а вскоре после этого в Наркомземе было образовано Центральное управление охотничьего хозяйства (Центрохота), особые мероприятия и запреты которого были направлены на прекращение хищнического промысла зверя и рыбы в районах Севера и Сибири [23, л. 93-93 об.].

В ходе гражданской войны в некоторых регионах России были почти полностью истреблены многие ценные промысловые виды животных, было необходимо принять срочные меры по сохранению и восстановлению их численности [22, л. 26-26 об.]. С этой целью в стране началось создание системы заповедников и заказников. Декретом «Об охране памятников природы, садов и парков» участки, представляющие особую научную ценность, объявлялись неприкосновенными, и за ними устанавливался строгий государственный контроль. Более значительные по площади территории были преобразованы в заповедники

и национальные парки. Нарушители режима неприкосновенности привлекались к уголовной ответственности [14, с. 56-57; 15, с. 57-59].

В результате развития природоохранного законодательства в стране назрела необходимость образования системы управления охраной природы на общегосударственном уровне и расширения функций местных органов власти, занимающихся контролем за выполнением декретов и постановлений об охране природы. В 1919 г. представителем Астраханского губисполкома Н.Н. Подъяпольским по заданию В.И. Ленина был подготовлен проект декрета об охране природной среды, в котором предусматривалось создание специального государственного природоохранного органа [3, с. 51-52].

Изначально функции охраны природы были возложены на Народный комиссариат просвещения (Наркомпрос), а точнее на его структурное подразделение - Главное управление научными, научно-художественными и музейными учреждениями (Главнаука). Этот выбор был не случаен, во-первых, потому, что Наркомпрос не использовал природные ресурсы в производственных целях, что позволяло ему осуществлять государственный подход к их использованию. Только ведомство, не заинтересованное в эксплуатации участков земли, подлежащих охране, могло нормально организовать эту охрану [10, л. 7]. А во-вторых, именно Наркомпрос руководил всеми научными учреждениями и поэтому имел возможность способствовать внедрению научно обоснованного подхода к решению проблемы взаимодействия общества и природы.

Однако были попытки препятствовать передаче дела охраны природы в ведение Наркомпроса со стороны других ведомств, в частности, со стороны Наркомзема, который считал, что Главнаука может выполнять только научные функции в отношении природопользования, но никак не административно-хозяйственные, так как это создаст чересполосицу и параллелизм в деятельности Нар-компроса и производственных отделов Наркомзема и ВСНХ [7, л. 12; 8, л. 1 об.]. Главнауке пришлось заручиться поддержкой буквально всех научных учреждений, начиная от Академии наук и Русского Географического общества, заканчивая мелкими местными краеведческими и другими научными организациями, одновременно принимая участие в различных междуведомственных заседаниях в Госплане, Бюро Съездов, Экономической инспекции Рабкрина и т.д. В результате Главнауке удалось добиться полного признания за ней дела охраны природы [8, л. 1 об.], и летом 1920 года при Нарком-просе было образовано первое природоохранное ведомство в РСФСР - Государственный комитет по охране памятников природы. Функции комитета в основном ограничивались охраной памятников природы и экологическим воспитанием народа.

Помимо Госкомитета, в составе Главнауки был создан еще и специальный Отдел охраны природы, деятельность которого строилась по трем направлениям: а) научному; б) хозяйственно-экономическому и в) здравоохранительному и художественному [8, л. 2]. В рамках научного направления Отдел занимался исследованиями живой природы на территории заповедников, используя нетронутые искусственными условиями участки природы для изучения общих биологических вопросов изменчивости, борьбы за существования и т.д. В составе Отдела был создан Ученый комитет по охране природы, определявший направления научно-исследовательской работы. Хозяйственно-экономическая деятельность Отдела была связана с сохранением леса, а также ценных в промысловом отношении птиц и пушных зверей. Эта задача решалась путем расширения сети заповедников и заказников, где устанавливались ограничения эксплуатации природных ресурсов. И, наконец, Отдел принимал участие в создании условий для развития здравоохранения и создания эстетической обстановки, особенно в рабочих районах. В связи с этим, защита природной среды от уничтожения рассматривалась сотрудниками Отдела в качестве прямой обязанности по отношению к трудящемуся населению [8, л. 3].

Сначала Наркомпрос был не в состоянии сделать что-либо реальное для решения природоохранных задач, во-первых, вследствие отсутствия в период гражданской войны связи с главнейшими объектами природы, подлежащими охране, а во-вторых, ввиду того, что эти задачи, на первый взгляд мало актуальные, требовали очень серьезных материальных затрат [8, л. 1]. Однако отчет о деятельности Госкомитета по охране памятников природы за первые полтора года его существования свидетельствует о том, что была проделана немалая работа:

- детально разработана сеть заповедников РСФСР, охватывающая все главные памятники природы России, в нескольких заповедниках сотрудники Госкомитета побывали лично;

- подготовлены проекты положений главнейших государственных заповедников: Кубанского, Ильменского, Ново-Асканийского, Астраханского и др.;

- предложен проект закона о нарушителях правил, установленных для заповедников;

- осуществлялась постоянная пропаганда идеи охраны памятников природы путем чтения публичных лекций, докладов на съездах и изготовления специальных плакатов и других агитационных материалов [5, л. 1].

Не менее значительный объем работы за это же время проделал Отдел охраны природы Главнау-ки: были разработаны Положения о Госкомитете охраны природы, об административной охране заповедников и о местных природоохранительных

36

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова «¿1- № 1, 2016

комиссиях; подготовлен проект основного декрета о мероприятиях по охране природы; проведена работа по организации и расширению территорий заповедников (в частности, Крымского) и памятников природы.

Особое внимание уделялось и пропаганде идей охраны природы среди населения, особенно школьников. С этой целью в структуре Отдела охраны природы в 1925 г. был создан Музей-лаборатория охраны природы. Одной из его задач была наглядная демонстрация значения и результатов природоохранной деятельности с помощью фотографий, карт, диаграмм, коллекций и выставок различных экспонатов [8, л. 1-4, 69-71, 114-119]. Помимо просветительской работы, Музей-лаборатория занимался еще и исследованиями, объединяя специалистов научных станций заповедников, обрабатывая материалы, привезенные из экспедиций и направляя общие усилия к достижению единой цели - изучению естественной природы на всем пространстве РСФСР. Для пропаганды идей охраны природы постоянно выискивались новые методики и средства: печатные, устные и опытно-практические. Природоохранное просвещение и разработку его методов осуществляли также Ученый Комитет по охране природы, Всероссийское общество охраны природы, Главполитпросвет и Главсоцвос [11, л. 16-16 об.].

Более широкому развитию деятельности Госкомитета и Отдела охраны природы при Глав-науке препятствовала постоянная нехватка или даже отсутствие средств [5, л. 2; 6, л. 6]. С этой проблемой сотрудники комитета неоднократно обращались в Наркомпрос, однако финансирование его деятельности все равно было очень скудным и совершенно недостаточным. В связи с этим руководители Отдела по охране природы Ф.Ф. Шил-лингер и В.И. Талиев в своей докладной записке «О нуждах охраны природы РСФСР», написанной в 1922 году, отмечали, что с созданием Госкомитета по охране памятников природы, а затем и особого Отдела охраны природы при Главнауке, дело охраны природы вступило в новую фазу своего развития, обещая богатые результаты. Но, «чтобы усилить охрану природы, нужны средства, которых не хватает. Если ограничиться писанием бумажных запретов, то никакой охраны природы не получится» [9, л. 27].

В 1924 году на конференции Госплана были отмечены значение и польза проделанной Нарком-просом работы в области охраны природы притом, что «средства на это выделялись совершенно ничтожные» [10, л. 7]. Заявка Отдела охраны природы на 1923/1924 гг. составляла 600 тыс. рублей, а в реальности было отпущено только 8 тыс. рублей [10, л. 8]. Несмотря на скудные материальные условия, в то трудное для страны время в природоохранном деле удавалось достичь ощутимых

результатов. Итоги деятельности Отдела охраны природы за второе полугодие 1924 г., показали, что «дело охраны природы в стране стало значительно прочнее, научные работы обещают много ценного. Привлечение широких масс трудящихся слоев к идее охраны природы в близком будущем примет большие размеры» [8, л. 119].

Полномочий Госкомитета по охране памятников природы и Отдела по охране природы Глав-науки было явно недостаточно для осуществления полноценной природоохранной деятельности и регулирования природопользования. Однако, по мнению Д. Вайнера, несмотря на это, возложить ответственность за охрану природы на Главнауку было во многом удачным решением. Сам факт, что Комитет по охране природы и Отдел охраны природы находились в ведении одного комиссариата (Наркомпроса), предоставлял широкие возможности для обмена информацией и способствовал взаимодействию структур и сотрудников этих двух организаций [3, с. 91].

В 1922 г. Президиум ВЦИК Советов, «признавая исключительную важность надлежащей постановки охраны участков девственной природы, заповедников, парков и отдельных памятников природы на пространстве РСФСР», подготовил проект постановления о создании при ВЦИК Главного Управления по делам охраны природы и передаче ему всех прав и обязанностей по охране природы, возложенных на Наркомпрос [6, л. 69]. Однако это управление так и не было создано. Зато в 1925 г. был образован новый государственный орган с более широкими функциями при Главнауке - Междуведомственный государственный комитет по охране природы, в который вошли представители различных заинтересованных наркоматов (Просвещения, Внутренних дел, Рабоче-крестьянской инспекции, Финансов, Земледелия и др.), научных и общественных организаций. Комитет занимался согласованием и урегулированием деятельности отдельных ведомств в отношении природопользования, руководил всеми природоохранными мероприятиями, боролся с хищническим истреблением природных ресурсов и выявлял объекты природы, нуждающиеся в охране [12, с. 98].

Междуведомственный Комитет не имел ранга самостоятельного министерства, являясь по-прежнему подразделением Главнауки, что осложняло его деятельность. При таком статусе невозможно было возбуждать ходатайства непосредственно перед Совнаркомом РСФСР, необходимо было действовать только через вышестоящую организацию - Наркомпрос. Другие ведомства, особенно экономические комиссариаты, рассматривали Комитет как детище Наркомпроса и поэтому уклонялись от участия в его работе, отказываясь выполнять большинство его рекомендаций. Одновременно с Госкомитетом и с теми же функциями

при губернских исполкомах были созданы местные межведомственные комиссии по охране природы. Они были подчинены местным органам Нарком-проса, аналогично тому, как Госкомитет подчинялся Главнауке, и рассматривали вопросы как чисто местного характера, так и имеющие общенациональное значение [3, с. 94].

К концу 1920-х гг. в экономической и хозяйственной деятельности устанавливается приоритет ведомственных интересов. Это стало одной из причин приостановки развития общегосударственной системы управления охраной природы. На фоне строительства «сталинского социализма» иначе и быть не могло. В сентябре 1929 г. в Москве впервые состоялся Всероссийский съезд по охране природы, на котором собрались представители как общественного движения из Москвы, Ленинграда и других регионов страны, так и государственных структур, занимавшихся охраной природы: Наркомпроса РСФСР, Наркомзема РСФСР, Наркомторга СССР, ВСНХ РСФСР, Академии наук и др. В выступлениях делегатов съезда прозвучала мысль о том, что дело охраны природы, чтобы выжить в условиях социалистического строительства, должно претерпеть глубокие изменения, сосредоточившись на изучении факторов, повышающих производительную способность природы в интересах развития экономики [26, с. 23].

В духе времени в 1930 г. Междуведомственный государственный комитет по охране природы был реорганизован в Междуведомственный государственный комитет содействия развитию и охране природных богатств. На Комитет были возложены обязанности не только охраны, но и рационального использования природных богатств и их умножения. В связи с этим в его работе большое место стало занимать обсуждение производственных планов различных хозяйственных организаций и выдача по ним заключений правительству [12, с. 98]. В деятельности советского государства по охране природы окончательно победил утилитарный подход. Научный и этико-эстетический аспекты природоохранной деятельности неофициально стали считаться враждебными, так как они вступали в противоречие с тенденцией форсированного социалистического строительства 1930-х гг.

Таким образом, проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что на первом этапе истории взаимодействия советского общества и природной среды происходит становление системы государственного управления охраной природы. Была разработана и исходная правовая база, ставшая впоследствии отправной точкой стратегии и тактики природопользования. К концу 1920-х гг. в СССР усилилась тенденция к жесткой централизации, ограничению демократических начал и сужению полномочий местных органов власти. Превращение отраслей народного хозяйства в су-

пермонополии советского типа оказало решающее влияние на утверждение ведомственных интересов в качестве определяющих в социально-экономическом развитии страны и природоохранной практике. Министерства и ведомства, ставшие владельцами природных ресурсов, определяли характер природопользования, разрабатывали систему природоохранных мер и сами обеспечивали контроль их реализации. Самостоятельной государственной структуры, которая бы осуществляла руководство охраной природы в стране, в 1920-х годах так и не было создано, что и определило характер экологической политики СССР на следующем историческом этапе - в 1930-е - 1940-е гг., когда природоохранная деятельность стала считаться чуть ли не «вредной» для страны, так как препятствовала реализации грандиозных планов социалистического строительства.

Библиографический список

1. Алимов А.А., Случевский В.В. Век ХХ: Экология и идеология. - Л.: Лениздат, 1988. - 111 с.

2. Брэйн С. Новый взгляд на уничтожение заповедников в СССР в 1950-е гг. // Историко-био-логические исследования. - 2012. - Т. 4. - № 1. -С. 57-72.

3. Вайнер Д. Экология в Советской России. Архипелаг Свободы: заповедники и охрана природы. - М.: Прогресс,1991. - 400 с.

4. Варжанский С. Общественное значение процесса над убийцами 19 человек в Кудомском лесничестве // Лесовод. - 1924. - № 6. - С. 27-28.

5. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). - Ф. А-2307. - Оп. 39. - Д. 371.

6. ГАРФ. - Ф. А-2306. - Оп. 1. - Д. 791.

7. ГАРФ. - Ф. А-2306. - Оп. 1. - Д. 435.

8. ГАРФ. - Ф. А-2307. - Оп. 10. - Д. 368.

9. ГАРФ. - Ф. А-2306. - Оп. 1. - Д. 787.

10. ГАРФ. - Ф. А-2307. - Оп. 10. - Д. 369.

11. ГАРФ. - Ф. А-2307. - Оп. 10. - Д. 370.

12. Макаров В.Н. Охрана природы в СССР. -М.: Воениздат, 1949. - 100 с.

13. Малышев А.Ю. Политическое воздействие КПСС на решение экологических проблем: дис. ... канд. ист. наук. - М., 1990.

14. Об охране окружающей среды: Сборник документов партии и правительства, 1917-1981 гг. / сост. А.М. Галеева, М.Л. Курок. - М.: Политиздат, 1981. - 384 с.

15. Об учреждении Главного лесного комитета. Постановление Совета Народных Комиссаров. 27 декабря 1918 г. // Декреты Советской власти. -М., 1968. - Т. IV. - С. 261-265.

16. Ольсевич Ю.Я., Гудков А.А. Критика экологической критики. - М.: Мысль, 1990. - 213 с.

17. Российский государственный архив экономики (РГАЭ). - Ф. 342. -Оп. 1. - Д. 155.

18. РГАЭ. - Ф. 478. - Оп. 9. - Д. 1175.

38

Вестник КГУ им. H.A. Некрасова «jij- № 1, 2016

Советская политика по оплате труда иностранных инженеров в 20-е гг. XX века

19. РГАЭ. - Ф. 478. - Оп. 9. - Д. 201.

20. РГАЭ. - Ф. 478. - Оп. 9. - Д. 209.

21. РГАЭ. - Ф. 478. - Оп. 9. - Д. 2669.

22. РГАЭ. - Ф. 478. - Оп. 9. - Д. 2716.

23. РГАЭ. - Ф. 478. - Оп. 9. - Д. 286.

24. РГАЭ. - Ф. 478. - Оп. 9. - Д. 87.

25. РГАЭ. - Ф. 478. - Оп. 9. - Д. 200.

26. Труды 1-го Всероссийского съезда по охране природы. - М., 1930.

27. Тупиков А.В. Экологическая политика Советского государства в 70-80-е годы: на материалах государственных органов, партийных и общественных организаций областей Поволжья: дис. ... канд. ист. наук. - Саратов, 1993.

УДК 94(470)"1920"

Ермушин Максим Валерьевич

кандидат исторических наук Костромская государственная сельскохозяйственная академия

ermuschin@yandex.ru

Беляев Геннадий Витальевич

Костромская государственная сельскохозяйственная академия

BelyaevArmy2014@yandex.ru

СОВЕТСКАЯ ПОЛИТИКА ПО ОПЛАТЕ ТРУДА ИНОСТРАННЫХ ИНЖЕНЕРОВ В 20-е гг. XX ВЕКА

На протяжении длительного времени иностранные специалисты были востребованы на российском рынке труда. В 20-е гг., в период восстановления и развития промышленности в СССР, возникла острая потребность в квалифицированных кадрах, в том числе из-за рубежа.

В статье освещен первый опыт советской власти по привлечению к трудовой деятельности квалифицированных иностранных специалистов на промышленных предприятиях в годы НЭПа. Авторы определяют мотивы, побуждавшие инженерно-технических специалистов отправляться на работу в Советскую Россию: революционная романтика и мировой экономический кризис. Отслеживают динамику численности иностранных инженеров. Называют преференции иностранных работников: высокий уровень заработной платы, комфортные бытовые условия, отсутствие внеурочных работ, независимость от партийного руководства предприятия.

Все эти факторы, как следствие, часто служили поводом для возникновения производственных и бытовых конфликтов между иностранными и советскими инженерами.

Ключевые слова: инженерно-техническая кадры, специалист, оплата труда, условия труда.

В последнее десятилетие тема привлечения иностранных рабочих и специалистов в советскую промышленность в 20-30-е гг. привлекает все большее внимание исследователей [1; 2; 6; 7, с. 179-189; 9; 13, с. 60-70; 12].

В советской историографии роль иностранных инженеров в развитии советской промышленности в 20-е гг. рассматривалась мало. Обычно ей посвящалось несколько строк, где отмечались «повышенные», по мнению авторов, требования иностранных инженеров к заработной плате, условиям труда и быта. Акцентировалось внимание на грубости и высокомерии иностранных специалистов-консультантов, их неверии в силы советских рабочих [12; 16, с. 151-153].

В современной историографии изучение деятельности иностранцев на промышленных предприятиях СССР значительно расширилось. Глубокому анализу подверглись вопросы взаимоотношений иностранцев с советскими рабочими, с администрацией предприятий, органами государственной безопасности, а также условия жизни, восприятие иностранцев советской действительности и др.

Характерно, что историки предпочитают рассматривать данные вопросы на материалах первых двух пятилеток, поскольку только с конца 20-х гг. приглашение иностранной рабочей силы в СССР принимает массовый характер, тогда как в 20-е гг. на пред-

приятиях советской промышленности трудилось сравнительно небольшое количество иностранных инженеров. По данным ВСНХ, по состоянию на 1 октября 1927 г. в советской промышленности работало всего 197 иностранных инженеров. К июню 1928 г. число зарубежных специалистов увеличилось до 301 человека. В 1932-1933 гг. - около 20 тыс. [8; 10, с. 289]. Между тем первый опыт такого сотрудничества был приобретен в годы НЭПа, и на его основании выстраивались отношения с иностранной рабочей силой в 30-е гг.

В первые годы советской власти политика внешней миграции тесно увязывалась с концессионной политикой. С целью развития концессий СТО РСФСР 22 июня 1921 г. принял постановление «Об американской промышленной эмиграции» [16, с. 30-31]. В нем оговаривалось участие группы американских специалистов в восстановлении ряда промышленных предприятий на Урале и в Сибири. С 1921 по 1927 г. было заключено 172 концессионных договора, которые, в частности, регулировали экономическую деятельность иностранных производственных коллективов.

Инженеры и специалисты работали на советских предприятиях на основании договоров о технической помощи, которые заключались между администрацией предприятий и зарубежными компаниями.

© Ермушин М.В., Беляев Г.В., 2016

Вестник КГУ им. H.A. Некрасова «¿j- № 1, 2016

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

39

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.