Научная статья на тему 'Становление отечественного противоэпидемического и санитарно-гигиенического законодательства в XVII в'

Становление отечественного противоэпидемического и санитарно-гигиенического законодательства в XVII в Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
304
85
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ХРИСТИАНСТВО / АПТЕКАРСКИЙ ПРИКАЗ / МОРОВОЕ ПОВЕТРИЕ / ЯМСКОЙ ПРИКАЗ / СТРЕЛЕЦКИЙ ПРИКАЗ / УКАЗ / ИМЕННОЙ УКАЗ / КАРАНТИН / ЛЕКАРЬ / ЦАРЬ / CHRISTIANITY / THE CHEMIST ORDER / PLAGUE / YAMSKAYA ORDER STRELETS ORDER / DECREE THAT A NOMINAL DECREE / QUARANTINE / THE DOCTOR / THE KING

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Печникова Ольга Глебовна

Статья посвящена важнейшему периоду в истории развития медицинского законодательства XVII веку. Это столетие ознаменовалось началом формирования противоэпидемического и санитарно-гигиенического законодательства. Автор анализирует первые нормативно-правовые акты в этой сфере.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

HYGIENIC Legislation in the XVII century

This paper is devoted to the most important period in the history of the development of health legislation XVII century. This century marked the beginning of the formation of epidemic and sanitary legislation. The author analyzes the first regulations in this area.

Текст научной работы на тему «Становление отечественного противоэпидемического и санитарно-гигиенического законодательства в XVII в»

4'2012

Пробелы в российском законодательстве

10. ИСТОРИЯ УЧЕНИЙ О ПРАВЕ И ГОСУДАРСТВЕ (СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 12.00.01)

10.1. СТАНОВЛЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ПРОТИВОЭПИДЕМИЧЕСКОГО И САНИТАРНО-ГИГИЕНИЧЕСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В XVII В.

Печникова Ольга Глебовна, к.ю.н. Должность: Доцент кафедры государственно-правовых дисциплин. Место работы: Университет Российской академии образования. E-mail: lex1881@mail.ru

Аннотация: Статья посвящена важнейшему периоду в истории развития медицинского законодательства - XVII веку. Это столетие ознаменовалось началом формирования противоэпидемического и санитарно-гигиенического законодательства. Автор анализирует первые нормативно-правовые акты в этой сфере.

Ключевые слова: христианство, аптекарский приказ, моровое поветрие, ямской приказ, стрелецкий приказ, указ, именной указ, карантин, лекарь, царь.

HYGIENIC LEGISLATION IN THEXVII CENTURY Pechnikova Olga Glebovna, PhD at law. Position: associate professor at State and legal disciplines chair. Place of employment: University of the Russian Academy of Education. E-mail: lex1881@mail.ru Annotation: This paper is devoted to the most important period in the history of the development of health legislation - XVII century. This century marked the beginning of the formation of epidemic and sanitary legislation. The author analyzes the first regulations in this area.

Keywords: christianity, the chemist order, plague, Yamskaya order strelets order, decree that a nominal decree, quarantine, the doctor, the king.

С приходом христианства, не имея представлений о возбудителях инфекции причина заболеваний и эпидемий связывалась с греховностью человека. В связи с этим, Грамота в Курск Стольнику и Воеводе Лодыжин-скому, имеющая силу закона, от 20 февраля 1649 г. -«О встрече и принятии отпущенного из Москвы в Курск,

по причине происшедших там болезней, животворящего

1

креста господня с мощами» содержит упоминание о случаях страдания жителей Курска и «приезжих всяких чинов ... нападными болезнями».2

Поэтому, «с Москвы в Курск» был «отпущен ... животворящий Крест господень». Таким образом, болезнь рассматривалась как кара за грехи людей, которую можно искупить покаянной молитвой.

Этот документ можно объединить по смыслу с Грамотой Никона Патриарха к духовным и мирским всякого чина и состояния людям от 6 августа 1656 г.- «О принятии предосторожностей от моровой язвы»,3 текст которой представлял собой проповедь. Ее основной смысл сводился к существовавшей, по мнению духовенства, связи возникновения эпидемий «с Божьим гневом на град». Патриарх настоятельно рекомендовал избав-

1 Полное собрание законов Российской империи ( далее ПСЗ РИ). Собр. 1. Т. I. СПб., 1830. № 2.

2 ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. I. СПб., 1830. № 188.

3 ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. I. СПб., 1830. № 188.

ляться от болезней «покаянием и молитвою» и соблюдением «заповедей Христовых». Причем, Аптекарский приказ предоставлял Патриарху необходимые «предметы для составления мирра».4

Несмотря на призывы священников к покаянной молитве, материалы архива периода существования Аптекарского приказа, содержат многочисленные упоминания «об устройстве аптекарских припасов», связанных с «моровым поветрием».5

Ряд указов, касающихся «морового поветрия», служат для нас показателем актуальности этих бедствий для общественной жизни и уклада населения, а также возможностей в организации карантина и предотвращения распространения инфекции.

В числе подобных документов следует назвать Указ от 30 июля 1656 г. - Память объезжему Голове Князю Македонскому и Дьяку Новикову - «О предосторожности в Москве от Морового поветрия»6, где содержится информация о «моровом поветрии ...в Понизовых городах» и «по Государеву указу от тех Понизовых городов учинены заставы крепкие, чтоб никакие люди к Москве, никто отнюдь, не проезжали и пешие не проходили».

Смертная казнь полагалась за размещение и предоставление возможности передвижения «в Кремле городе, и в Китае, и в Белом, и в Земляном», прибывающих из очага инфекции, а также за недонесение о них «Боярину Князю Григорию Семеновичу Куракину». Лиц, приехавших из эпидемического очага, нужно «расспрашивать про моровое поветрие из-за ворот и издали, а распрося, высылать их за Земляной город на поле, сказав им приметное место, где б было их сыскать».

Дополнительные рекомендации, в отношении гонцов и донесений, направляемых из Смоленска, излагались в Указе от 15 июля 1657 г. - Память Окольничему Гав-реневу и Дьякам - «О приезде из Смоленска в Москву со всякими делами гонцам в Дорогомиловскую слободу и о непропуске мимо оной по причине морового повет-рия»7.

Гонцам запрещалось ехать в Москву, о чем «в Ямской Приказ память послана», а все их донесения, «из Приказов подьячим» надлежало переписывать «на новую бумагу и те списки подавать в Приказах, а подлинные списки, Государь указал в Дорогомиловской слободе сжечь».

Сходным по своему содержанию, на наш взгляд, является Указ Боярину Милославскому и Дьякам от 5 августа 1656 г. - «О предосторожности в Москве от болезней»8, содержащий требование «учинить заказ под жестоким наказанием, у кого из них во дворех ныне, или впредь кто заболит какою болезнью». «Про тех больных» необходимо извещать «Боярина Князя Григория Семеновича Куракина с товарищи».

Если Указы от 30 июля 1656 г. и от 15 июля 1657 г., наряду с ранее рассмотренными санитарно-

гигиеническими мероприятиями в Москве, позволяют нам косвенно предположить, что целью всех предпринимаемых карантинных мер было недопущение заражения царя и его ближайшего окружения, то Указ от 5

4 Российский государственный архив древних актов ( далее РГАДА). Ф. 143. Оп. 1. Д. 139 - а. Л. 1.

5 РГАДА. Ф. 143. Оп. 2: Д. 129. Л. 1 - 5; Д. 135. Л. 1 - 2.

6 ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. I. СПб., 1830. № 184.

7 ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. I. СПб., 1830. № 209.

8 ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. I. СПб., 1830. № 187.

15B

СТАНОВЛЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Печникова О.Г.

августа 1656 г. - четко запрещает направлять на аудиенцию «к Государю» и «писать в Приказах» больных и людей, находившихся в контакте с ними.

Законы царствования Алексея Михайловича служат для нас иллюстрацией разных подходов (в зависимости от принадлежности к сословиям) к применению смертной казни за невыполнение карантинных мероприятий.

В силу Именного Указа Окольничим Ивану и Матвею Милославским от 2 декабря 1655 г.,9 несмотря на то, что «всем было приказано накрепко, где у кого учинится болезнь с язвами ... велено извещать Государю ... Государю Царевичу и Боярам, чтоб Их Государское здоровье оберечь и беды на все Московское Государство не навесть», Иван и Матвей Милославские скрыли наличие очага инфекции «в домах матери», «где тою болезнью в деревнях мрут», а умерших хоронят во дворах.

Обо всем этом было доложено царю и, хотя к виновникам «за свою вину», должна была применяться смертная казнь, но в данном случае высочайшим повелением она заменена «написанием по Московскому списку».10

Факт карантинных мероприятий в Смоленске, когда «город был заперт на неделю от морового поветрия и никого из города не выпускали», мешавший своевременной доставке хлеба (или же служивший отговоркой для нерадивого стольника, боявшегося более жестокого приговора, что нельзя достоверно установить - прим. авт.), содержался в Именном Указе от 29 декабря 1655 г., сказанном Стольнику Михайлу Плещееву - «О написании его за вины по отпуску из Смоленска хлебных запасов вместо присужденного ему наказанья кнутом и ссылки в Сибирь, по Московскому списку с означением худых его качеств»11.

Государственные противоэпидемические мероприятия включали в себя не только организацию карантинов, о которой мы расскажем далее, но и ряд санитарно-гигиенических мер, прежде всего, в Москве. В царствование Иоанна и Петра Алексеевича мы впервые встречаем Именной Указ от 11 августа 1683 г. - О не-торговании рыбою и мясом в шалашах и на скамьях, и о сломке оных12, а также Именной Указ, «объявленный памятью объезжим дворянам», от 3 октября 1688 г. - О свозе нечистоты с улиц и переулков в Москве13.

Если первый из названных нами законов включал требование о торговле в специально отведенных местах, удаленных от дорог, то согласно последнему указу, «объезжим дворянам» надлежало производить санитарный надзор «по большим улицам и переулкам» с целью выявления «нет ли где какого помету и мертвечины и собак и кошек и инаго чего», после чего «велеть тем людям, против чьих дворов помет есть, свозить за город, и метать за Земляным городом ниже Спасского монастыря Новаго».

На это был дан срок в одну неделю и «посланы из Розряду нарочно дозорщики». За неисполнение предписания, «объезжие дворяне», должны подвергаться «наказанью»: но определенные санкции в документе не содержатся.

Именной, данный Стрелецкому Приказу, Указ Петра Алексеевича от 6 апреля 1699 г. - О наблюдении чистоты в Москве и о наказании за выбрасывание сору и вся-

9 ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. I. СПб., 1830. № 168.

10 ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. I. СПб., 1830. № 168.

11 ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. I. СПб., 1830. № 170.

12 ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. II. СПб., 1830. № 1039.

13 ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. II. СПб., 1830. № 1315.

каго помету на улицы и переулки14 продолжал по своему смысловому содержанию предыдущий, через 11 лет, наконец, определил санкции за несоблюдение чистоты «против дворов» и в отношении бросающих «всякой помет и мертвечину»: «тем людям за то учинено будет наказанье, бить кнутом, да на них же взята будет пеня».

По нашему мнению, именно Указ от 3 октября 1688 г. - О свозе нечистоты с улиц и переулков в Москве 15 -является первым нормативным документом, регламентировавший санитарно-гигиенический надзор и впервые обозначившим проблему необходимости соблюдения чистоты в городе, относящейся к сфере государственных интересов и находящейся под его контролем.

В последствие, в начале XVIII века санитарногигиеническое совершенствовалось. Примером этого является Именной Указ от 22 февраля 1709 г. - О наблюдении Московским обывателям чистоты на дворах и на улицах, о свозе всякаго помету на Земляной город и содержании мостовой в исправности16. Кроме увеличения зоны санитарного контроля, которая стала включать дворы, в нем предписывается вывозить отходы «за Земляной город от слобод в дальныя места», после чего засыпать их землей.

«Ослушников» карали в Приказе Земских дел: «за первый привод бить батоги, за другой бить батоги ж, да пени имать по 5 рублей, за третий привод бить кнутом, да пени по 10 рублей»17.

Однако, начало правовому регулированию санитарногигиенических и противоэпидемических мер было положено именно в XVII столетии.

Список литературы:

Полное собрание законов Российской империи (ПСЗРИ). СПб.: Тип. I Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, Собр. 1.Т. I. СПб., 1830. №№

170.168.184.187.188.209.

Полное собрание законов Российской империи (ПСЗРИ). СПб.: Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, Собр. 1. Т. II. СПб., 1830. № 1039, 1315.

Полное собрание законов Российской империи (ПСЗРИ). СПб.: Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, Собр. 1. Т. III. СПб., 1830. № 1039, 1315.

Полное собрание законов Российской империи (ПСЗРИ). СПб.: Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, Собр. 1. Т. IV. СПб., 1830. № 2225.

Literature list:

The complete collection of the laws of the Russian Empire (PSZRI). St. Petersburg.: Type. Part I of His Imperial Majesty's Office, Collection. 1.T. I. St. Petersburg., 1830. № №

170.168.184.187.188.209.

The complete collection of the laws of the Russian Empire (PSZRI). St. Petersburg.: Type. Division II of His Imperial Majesty's Office, Collection. A. T. II. St. Petersburg., 1830. № 1039, 1315.

The complete collection of the laws of the Russian Empire (PSZRI). St. Petersburg.: Type. Division II of His Imperial Majesty's Office, Collection. A. T. III. St. Petersburg., 1830. № 1039, 1315.

The complete collection of the laws of the Russian Empire (PSZRI). St. Petersburg.: Type. Division II of His Imperial Majesty's Office, Collection. A. T. IV. St. Petersburg., 1830. № 2225.

14 ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. III. СПб., 1830. № 1684.

15 ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. II. СПб., 1830. № 1315.

16 ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. IV. СПб., 1830. № 2225.

17 См.: там же.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.