Научная статья на тему 'Становление независимой военной печати в России в 1990-2010 гг'

Становление независимой военной печати в России в 1990-2010 гг Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
222
31
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГРАЖДАНСКО-ВОЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ / СМИ / ВОЕННАЯ ПРЕССА / КОММЕРЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ / РЕДАКЦИОННАЯ ПОЛИТИКА / CIVIL-MILITARY RELATIONS / MEDIA / MILITARY PRESS / COMMERCIAL PRINTING / EDITORIAL POLICY / INFORMATION CONFLICTS

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Соловьев В.А.

Понятие свободной, независимой печати практически не было свойственно российской общественной и военной жизни. Во времена Советского Союза военная печать, как и всякая другая, находилась под жестким контролем ЦК КПСС. Непосредственно в Вооруженных cилах СССР печать контролировало Главное политическое управление Советской Армии и Военно-Морского флота. Минобороны издавало около двух десятков ежемесячных журналов. Примечательно, что только в Группе советских войск в Германии выходило 22 наименования дивизионных газет. Центральным печатным органом всей советской силовой системы многие десятилетия выступала газета «Красная звезда» эталон военной журналистики, обязательный в своих основных чертах для других военных изданий. После распада Советского Союза в России возникла объективная потребность в новых военных СМИ. Вакуум в профессиональной военной информации не мог долго сохраняться. Наиболее перспективными проектами оказались журналы «Солдат удачи», «Сержант» и др., а среди газет еженедельник «Независимое военное обозрение» (НВО). Каждое издание имело своего военного читателя. «Солдат удачи» и «Сержант» в основном были ориентированы на рядовой и младший командный состав, а НВО на старших офицеров, производственную и научную интеллигенцию оборонно-промышленного комплекса (ОПК). «Независимое военное обозрение» получило широкое распространение и среди политической элиты, функционеров различного рода аппаратов, где принимаются важные и ответственные решения. С первых же дней существования НВО позиционировало себя как некая часть инструмента гражданского контроля над силовыми ведомствами. С другой стороны, широкому кругу представителей силовых структур и оборонно-промышленного комплекса была крайне необходима трибуна, свободная от прежних, набивших оскомину клише. И эту трибуну представляло собой НВО. Популярность независимого военного издания объясняется именно тем, что еженедельник не замкнулся только на какой-либо одной группе вопросов, а имел многотематический комплексный характер. Читателю предоставлялась возможность ознакомиться с материалами по внешней и внутренней военной политике, проблемам военной реформы, различным аспектам состояния Вооруженных сил, их финансирования, обучения и воспитания личного состава, дисциплины и социальных условий, технического оснащения, производства вооружений, их экспорта, а также ответы на множество других больших и малых проблем, связанных с военной жизнью не только России, но и других государств. В результате «Независимое военное обозрение», став лицензированным еженедельником в 1997 г. и взяв стремительный старт с четырех тысяч экземпляров, стало лидером российской военной печати, десятикратно увеличив свой тираж за короткий срок. Показательно, что коммерческая военная печать интересна не только людям в погонах. Она представляет интерес и для гражданского общества. Коммерческая военная печать в поисках решений сложных военно-политических, военно-технических, социально-бытовых, исторических и других актуальных проблем предоставляло свои страницы тем авторам, которые способны были привнести новые идеи, предложить рациональные пути решения насущных задач. Серьезный, вдумчивый читатель осознал широкие возможности гражданско-военной (коммерческой военной) печати. Ему импонировали прежде всего информативность, достоверность, объективность, оперативность. Военный читатель доверял коммерческим СМИ намного больше, чем ведомственным. В то же время военное командование всевозможными способами пыталось увести внимание подчиненных от нового, чуждого ему вида военных СМИ. В конце нулевых годов, в связи с новым владельцем дома «Независимой газеты», принципиально изменилась редакционная политика требовался контакт и «понимание» представителей власти, а для НВО это означало налаживание комплементарных отношений с Министерством обороны. Как следствие, рейтинг НВО резко понизился, и сегодня еженедельник занимает уже 30 место в списке популярности российских газет. Интерес и внимание читательской аудитори

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The formation of an independent military press in Russia in 1990-2010

The notion of a free, independent press practically was not peculiar to the Russian public and military life.During Soviet times, military prints, like any other, was under strict control of the CPSU CENTRAL COMMITTEE. Directly in the armed forces controlled the Main printing political management of the Soviet army and Navy Defense published about two dozen monthly magazines. It is noteworthy that only in the Group of Soviet forces in Germany went 22 divisional names of newspapers. Central organ of the entire Soviet power system for decades advocated newspaper «Krasnaya Zvezda» standard military journalism, mandatory in its basic outline for other military publications. After the collapse of the Soviet Union in Russia emerged an objective need for new military media. Vacuum in professional military information could not long continue. The most promising projects were magazines "Soldier of Fortune", "Sergeant", etc., and among the newspapers-weekly "Nezavisimoye Voyennoye Obozreniye» ("The NWO"). Each of the publications had its military reader. "Soldier of Fortune", and "Sergeant" mainly focused on a member and junior officers, and "The NWO" senior officers, industrial and scientific intelligentsia of the military-industrial complex. "The NWO" was also widespread among the political elite, functionaries of various kinds of apparatus, which takes important and responsible decisions. From the very first days of its existence "The NWO" positioned itself as a part of the tool of civilian control over the security forces. Law enforcement officers and the PJC was essential Tribune without precedent, which avoid clichés. Representatives of the military and military-industrial circles have found this in the "The NWO". The popularity of independent military Edition explains exactly what the weekly had not only on any one cluster, and had many thematic, integrated nature. The reader had to simultaneously find sexually explicit material external and internal military policy, military reform issues, different aspects of the armed forces, funding, training and education of personnel, discipline and social conditions, equipment, production of armaments, their exports, as well as answers to many other large and small problems associated with military life not only Russia, but also other States. As a result of "Nezavisimoye Voyennoye Obozreniye". It is significant that commercial military seal of interest not only to people in uniform. We came to the conclusion it is of interest to civil society as a whole. Commercial military seal in search for adequate solutions to the complex military-political, military, social, historical, and other topical issues provided page authors who were able to bring new ideas, propose rational solutions to pressing challenges. Serious, thoughtful reader realized the wide possibilities of civil-military (commercial military) printing. He impressed above all informative, accuracy, objectivity, speed. The military reader trusts the commercial MEDIA much more than institutional. At the same time, the military command in all sorts of ways tried to divert attention from new, alien subordinates he kind of military mass media. In the late 2000s, the new owner of the House, "Nezavisimaya Gazeta" fundamentally changed editorial policy is needed contact and "understanding", and for "The NWO" is meant to establish complementary relationships with The Ministry of defence. As a result, the rating fell sharply "The NWO"today weekly takes already 30 in its list of the popularity of Russian newspapers. The interest and attention of the audience to the material once the leader of the military press, declined significantly.

Текст научной работы на тему «Становление независимой военной печати в России в 1990-2010 гг»

УДК 070

В.А.Соловьев

кандидат исторических наук; доцент кафедры коммуникационных технологий Института международных отношений и социально-политических наук МГЛУ; е-та11.:У5тигеп51@дта11..сот

СТАНОВЛЕНИЕ НЕЗАВИСИМОЙ ВОЕННОЙ ПЕЧАТИ В РОССИИ В 1990-2010 гг.

Понятие свободной, независимой печати практически не было свойственно российской общественной и военной жизни. Во времена Советского Союза военная печать, как и всякая другая, находилась под жестким контролем ЦК КПСС. Непосредственно в Вооруженных силах СССР печать контролировало Главное политическое управление Советской Армии и Военно-Морского флота. Минобороны издавало около двух десятков ежемесячных журналов. Примечательно, что только в Группе советских войск в Германии выходило 22 наименования дивизионных газет. Центральным печатным органом всей советской силовой системы многие десятилетия выступала газета «Красная звезда» - эталон военной журналистики, обязательный в своих основных чертах для других военных изданий.

После распада Советского Союза в России возникла объективная потребность в новых военных СМИ. Вакуум в профессиональной военной информации не мог долго сохраняться. Наиболее перспективными проектами оказались журналы «Солдат удачи», «Сержант» и др., а среди газет еженедельник «Независимое военное обозрение» (НВО). Каждое издание имело своего военного читателя. «Солдат удачи» и «Сержант» в основном были ориентированы на рядовой и младший командный состав, а НВО - на старших офицеров, производственную и научную интеллигенцию оборонно-промышленного комплекса (ОПК). «Независимое военное обозрение» получило широкое распространение и среди политической элиты, функционеров различного рода аппаратов, где принимаются важные и ответственные решения.

С первых же дней существования НВО позиционировало себя как некая часть инструмента гражданского контроля над силовыми ведомствами. С другой стороны, широкому кругу представителей силовых структур и оборонно-промышленного комплекса была крайне необходима трибуна, свободная от прежних, набивших оскомину клише. И эту трибуну представляло собой НВО. Популярность независимого военного издания объясняется именно тем, что еженедельник не замкнулся только на какой-либо одной группе вопросов, а имел многотематический комплексный характер. Читателю предоставлялась возможность ознакомиться с материалами по внешней и внутренней военной политике, проблемам военной реформы, различным аспектам состояния Вооруженных сил, их финансирования, обучения и воспитания личного состава, дисциплины и социальных условий, технического оснащения, производства вооружений, их экспорта, а также ответы на множество других больших и малых проблем, связанных с военной жизнью не только России, но и других

государств. В результате «Независимое военное обозрение», став лицензированным еженедельником в 1997 г. и взяв стремительный старт с четырех тысяч экземпляров, стало лидером российской военной печати, десятикратно увеличив свой тираж за короткий срок.

Показательно, что коммерческая военная печать интересна не только людям в погонах. Она представляет интерес и для гражданского общества. Коммерческая военная печать в поисках решений сложных военно-политических, военно-технических, социально-бытовых, исторических и других актуальных проблем предоставляло свои страницы тем авторам, которые способны были привнести новые идеи, предложить рациональные пути решения насущных задач. Серьезный, вдумчивый читатель осознал широкие возможности гражданско-военной (коммерческой военной) печати. Ему импонировали прежде всего информативность, достоверность, объективность, оперативность. Военный читатель доверял коммерческим СМИ намного больше, чем ведомственным. В то же время военное командование всевозможными способами пыталось увести внимание подчиненных от нового, чуждого ему вида военных СМИ.

В конце нулевых годов, в связи с новым владельцем дома «Независимой газеты», принципиально изменилась редакционная политика - требовался контакт и «понимание» представителей власти, а для НВО это означало налаживание комплементарных отношений с Министерством обороны. Как следствие, рейтинг НВО резко понизился, и сегодня еженедельник занимает уже 30 место в списке популярности российских газет. Интерес и внимание читательской аудитории к материалам некогда лидера военной печати значительно снизились.

Ключевые слова: гражданско-военные отношения; СМИ; военная пресса; коммерческая печать; редакционная политика.

V. A. Soloviev

Head of Department in journaLism, PhD in history; e-maiL: vsmurens1@gmaiL.com

THE FORMATION OF AN INDEPENDENT MILITARY PRESS IN RUSSIA IN 1990-2010

The notion of a free, independent press practicaLLy was not pecuLiar to the Russian pubLic and miLitary Life.During Soviet times, miLitary prints, Like any other, was under strict controL of the CPSU CENTRAL COMMITTEE. DirectLy in the armed forces controLLed the Main printing poLiticaL management of the Soviet army and Navy Defense pubLished about two dozen monthLy magazines. It is noteworthy that onLy in the Group of Soviet forces in Germany went 22 divisionaL names of newspapers. CentraL organ of the entire Soviet power system for decades advocated newspaper «Krasnaya Zvezda» - standard miLitary journaLism, mandatory in its basic outLine for other miLitary pubLications.

After the coLLapse of the Soviet Union in Russia emerged an objective need for new miLitary media. Vacuum in professionaL miLitary information couLd not

Long continue. The most promising projects were magazines "SoLdier of Fortune", "Sergeant", etc., and among the newspapers-weekLy "Nezavisimoye Voyennoye Obozreniye» ("The NWO"). Each of the publications had its miLitary reader. "SoLdier of Fortune", and "Sergeant" mainLy focused on a member and junior officers, and "The NWO" senior officers, industriaL and scientific inteLLigentsia of the miLitary-industriaL compLex. "The NWO" was aLso widespread among the poLiticaL eLite, functionaries of various kinds of apparatus, which takes important and responsibLe decisions.

From the very first days of its existence "The NWO" positioned itseLf as a part of the tooL of civiLian controL over the security forces. Law enforcement officers and the PJC was essentiaL Tribune without precedent, which avoid cLichés. Representatives of the miLitary and miLitary-industriaL circLes have found this in the "The NWO". The popuLarity of independent miLitary Edition expLains exactLy what the weekLy had not onLy on any one cLuster, and had many thematic, integrated nature. The reader had to simuLtaneousLy find sexuaLLy expLicit materiaL externaL and internaL miLitary poLicy, miLitary reform issues, different aspects of the armed forces, funding, training and education of personneL, discipLine and sociaL conditions, equipment, production of armaments, their exports, as weLL as answers to many other Large and smaLL probLems associated with miLitary Life not onLy Russia, but aLso other States. As a resuLt of "Nezavisimoye Voyennoye Obozreniye".

It is significant that commerciaL miLitary seaL of interest not onLy to peopLe in uniform. We came to the concLusion it is of interest to civiL society as a whoLe. CommerciaL miLitary seaL in search for adequate soLutions to the compLex miLitary-poLiticaL, miLitary, sociaL, historicaL, and other topicaL issues provided page authors who were abLe to bring new ideas, propose rationaL soLutions to pressing chaLLenges. Serious, thoughtfuL reader reaLized the wide possibiLities of civiL-miLitary (commerciaL miLitary) printing. He impressed above aLL informative, accuracy, objectivity, speed. The miLitary reader trusts the commerciaL MEDIA much more than institutionaL. At the same time, the miLitary command in aLL sorts of ways tried to divert attention from new, aLien subordinates he kind of miLitary mass media.

In the Late 2000s, the new owner of the House, "Nezavisimaya Gazeta" fundamentaLLy changed editoriaL poLicy is needed contact and "understanding", and for "The NWO" is meant to estabLish compLementary reLationships with The Ministry of defence. As a resuLt, the rating feLL sharpLy "The NWO"today weekLy takes aLready 30 in its List of the popuLarity of Russian newspapers. The interest and attention of the audience to the materiaL once the Leader of the miLitary press, decLined significantLy.

Key words: civiL-miLitary reLations; media; miLitary press; commerciaL printing; editoriaL poLicy; information confLicts.

Понятие свободной, независимой печати практически не было свойственно российской общественной и военной жизни. Наиболее известная военная газета «Русский инвалид» (термин

«инвалид» два столетия назад означал «ветеран») издавалась в Петербурге в 1813-1917 гг. Газету основал чиновник Павел Пе-заровиус в патриотически-благотворительных целях (доход предназначался инвалидам войны, солдатам, вдовам и сиротам). Со временем, в 1862 г. «Русский инвалид» всё же стал официальной газетой Военного министерства, а чуть позже и Генерального штаба. Наиболее известный в XIX в. военный журнал «Военный вестник» выпускался также под патронажем военного ведомства.

Отсутствие того, что сегодня именуется свободой слова, в далекие времена становления военной печати компенсировалось понятиями воинской чести, несовместимой с подтасовкой информации, лицеприятной ложью, угодничеством перед начальством. С той поры до наших дней дошли, изменяясь и трансформируясь в идеологических условиях различных правящих режимов, такие ведомственные периодические издания, как «Морской сборник» и «Военно-медицинский журнал».

Становление военной печати

Во времена Советского Союза военная печать, как и всякая другая, находилась под жестким контролем ЦК КПСС. Непосредственно в Вооруженных Силах ее контролировало Главное политическое управление Советской Армии и Военно-Морского флота. Система идеологического воздействия не знала равных по мощности в мировой практике: было развернуто 20 окружных и флотских газет (военных округов, четырех флотов и трех флотилий). Свои газеты выпускали все армии и большинство дивизий (а их было более двух сотен только в сухопутных войсках). Минобороны издавало около двух десятков ежемесячных журналов. Примечательно, что только в Группе советских войск в Германии выходило 22 наименования дивизионных газет. Центральным печатным органом всей советской силовой системы многие десятилетия выступала газета «Красная звезда». Помимо всего прочего она позиционировалась как эталон военной журналистики, обязательный в своих основных чертах для других военных изданий [Третьяков 2001].

Модель военной прессы советской эпохи являла собой хорошо налаженную индустрию массовой печати, в которой трудились несколько тысяч военнослужащих. Практически каждый политработник готовился как потенциальный журналист - пропагандист

и агитатор, способный владеть не только устным словом, но и письменным. Офицеры-аппаратчики окружного, армейского, дивизионного и равных им звеньев всех видов вооруженных сил не только курировали соответствующие печатные издания, но и обязаны были систематически публиковать свои авторские материалы. Эта деятельность постоянно находилась под контролем вышестоящих политорганов и служила одним из важных измерений качества работы идеологического звена офицерского состава.

Ситуация резко изменилась в 1990-е гг., когда в России коренным образом стали меняться общественно-политические условия, утверждаться принципы демократии и свободы слова.

Руководство Минобороны, используя метод пропорционально-долевого сокращения характерного для всего военного реформирования в России, провело значительные сокращения подведомственных СМИ. В результате, по данным на 2001 г., осталось 9 центральных газет и журналов, 11 окружных и флотских газет, газет объединений (армии и флотилии) - 7, соединений (дивизий) -22. Периодичность их издания резко снизилась - от ежедневных до еженедельных в лучшем случае [Современная российская военная журналистика... 2002].

Маневрируя в годы перестройки, Министерство обороны и ЦК КПСС учредили корпус военных журналистов в гражданских газетах, журналах, на радио и телевидении. В основном это были отставники или специально прикомандированные офицеры. Контроль за их деятельностью был многоканальным как со стороны военного командования, так и со стороны политических органов и военной цензуры. С началом демократизации «военспецы» хотя и адаптировались к требованиям своих СМИ, тем не менее ни одно из них не было способно замкнуть именно на себя внимание военной аудитории. Впрочем, руководство самих печатных изданий такой цели и не ставило, хотя люди в погонах, а также труженики оборонно-промышленного комплекса составляли на начало 1990-х гг. значительную часть общества: по самым скромным оценкам, не менее 20 млн человек. Ведомственные СМИ не могли удовлетворить читательские интересы этой аудитории, поскольку чрезвычайно сильно диссонировали по всем критериям со свободной печатью, которая в те годы отличалась прежде всего тем, что избавилась от пут партийности, казенщины, официальной лжи и полуправды.

Началось и организационное развитие гражданско-военного общества. В. К. Белозёров выделяет две характерные тенденции того периода. Первая характеризуется деятельностью негосударственных организаций различного профиля, проявлявших повышенное внимание общества к проблеме соблюдения прав и свобод граждан в связи с военной службой. Вторая тенденция отражала разноплановые действия органов государственной власти и военного управления, их адаптацию к меняющимся социально-политическим условиям [Белозёров 2017], необходимости анализировать огромные массивы информации, закономерности политической сферы и общественной жизни, строить модели политических систем и процессов, а также проводить эксперименты над такими моделями [Цацкина 2017].

Таким образом, в России возникла объективная потребность в новых военных СМИ. Первыми это почувствовали политики. Заигрывая с военным электоратом, они инициировали выпуск различных специализированных газет для служивых людей. Но целевая установка предопределила провал этой кампании. Газеты для военных под эгидой политиков (например, «На службе Отечества», «Правда Жириновского», «Офицеры доблести» и др.) не смогли перерасти уровень безыскусных агиток, и потому были отвергнуты теми, для кого предназначались. После выборов в 1990-е гг. этот опыт остался практически невостребованным. Кандидатам на политические посты более доступны региональные и местные СМИ, куда они наиболее экономичным и эффективным образом вкладывают средства, выделенные на предвыборную борьбу.

Объективная необходимость

Тем временем неплохой старт взяла другая печатная продукция -журнальная, опиравшаяся на военно-промышленный комплекс. Это прежде всего журнал «Военный парад», который рекламировал российское вооружение и боевую технику, предназначенную для экспорта. Первоначально журнал издавался на английском языке, т. е. был ориентирован на иностранного читателя. Более или менее преуспевали аналогичные издания, в основном связанные с самой богатой частью оборонно-экспортного бизнеса - авиационной. Сфера их интересов по вполне понятным причинам -исключительно военная техника. Проблемы людей в погонах,

военная политика, социальные проблемы, связь с обществом -всё это оставалось за рамками публикаций, в основном становясь уделом ведущих коммерческих газет и журналов. Причем военная проблематика интересовала эти издания только в части, касающейся общеполитических и экономических тенденций в стране. По сути дела, освещение военных тем носило несистемный и несистематический характер, велось от случая к случаю, подчас и мало профессионально. На этом информационном поле до середины 1990-х гг. безраздельно господствовали ведомственные газеты и журналы, по-прежнему трактовавшие свои темы под ракурсом, выгодным военному командованию и спецслужбам. Их популярность катастрофически падала, а тиражи практически опустились до уровня насыщения «красных уголков» воинских подразделений, полковых библиотек, гарнизонных домов офицеров, словом, служебной подписки.

Вакуум в профессиональной военной информации не мог долго сохраняться по чисто объективным причинам. Наиболее перспективными проектами оказались журналы «Солдат удачи», «Сержант» и ряд других, а среди газет - еженедельник «Независимое военное обозрение» (НВО).

Каждое из изданий имело своего военного читателя. «Солдат удачи» и «Сержант» в основном ориентированы на рядовой и младший командный состав, а НВО - на старших офицеров, производственную и научную интеллигенцию оборонно-промышленного комплекса. НВО получило также широкое распространение и среди политической элиты, функционеров различного рода аппаратов, где принимаются важные и ответственные решения.

С первых дней существования НВО позиционировало себя как некая часть инструмента гражданского контроля над силовыми ведомствами. Силовики это понимали и ценили еженедельник. Время было такое, когда шел поиск ответов на животрепещущие вопросы переустройства социально-политической системы, подвергались коренной переоценке прежние стереотипы и догмы. Силовикам и ОПК была крайне необходима трибуна без прежних, набивших оскомину клише. Представители военных и военно-промышленных кругов нашли эту трибуну в НВО.

Иностранные военные специалисты отмечали, что подобного независимого издания нет даже в их странах. В основном там

такая независимая пресса издается обществами отставников, которые подпитываются в национальных оборонных ведомствах или представляют интересы определенных военно-промышленных кругов. В итоге независимость военной печати за рубежом получалась весьма условной. В России же НВО издавалось одной из центральных, популярной и полностью гражданской «Независимой газетой». Финансовый источник - исключительно коммерческая деятельность [Соловьев 2010].

Популярность НВО объясняется именно тем, что еженедельник не ограничился только одной группой вопросов, а имел много тематический, комплексный характер. Читатель имел возможность одновременно находить откровенные материалы по внешней и внутренней военной политике, проблемам военной реформы, различным аспектам состояния вооруженных сил, их финансирования, обучения и воспитания личного состава, дисциплины и социальных условий, технического оснащения, производства вооружений, их экспорта, а также ответы на множество других вопросов, связанных с военной жизнью не только России, но и других государств.

Показателен для общественных процессов в России сам факт появления на свет НВО. Авторитетная в то время «Независимая газета», учрежденная как коммерческая в декабре 1990 г., стала получать довольно много материалов от военных. Из-за своего смелого, откровенного содержания эти материалы не принимали к публикации ведомственные газеты и журналы. Не понимали их сути и в гражданских СМИ, поскольку в статьях преобладала военная специфика, малоинтересная, по мнению руководителей газет, для широкого круга читателя.

К середине 1990-х гг. «Независимая газета» приобрела наибольшую популярность среди военной интеллигенции и элиты. Материалы знаменитых генералов, военных академиков и профессоров, ведущих лиц оборонно-промышленного комплекса стали поступать в редакцию в таком количестве, что опубликовать их в ежедневной газете было просто невозможно. Свести их в постоянно издаваемое, специализированное приложение оказалось делом вполне естественным.

В результате «Независимое военное обозрение», став лицензированным еженедельником в 1997 г. и взяв резкий старт с четырех

тыс. экземпляров, стало лидером российской военной печати, десятикратно увеличив свой тираж за короткий срок.

Для России, где в 1990-е гг. покупательная способность населения оставалась минимальной, такой тираж представлялся чрезвычайно высоким. Особенно если учесть, что, во-первых, НВО представляло собой, по сути, отраслевое, «цеховое» издание, в то время как не всякий общеполитический еженедельник был способен достичь такого объема выпуска.

Во-вторых, число читателей НВО в несколько раз превосходит его тираж, поскольку повсеместно - от Генштаба и военно-учебных заведений до военных пенсионеров - была распространена практика, когда в целях экономии личных средств, один экземпляр еженедельника приобретался на несколько человек (от трех до двух десятков). В общем интернет-рейтинге российской прессы НВО по пятницам и субботам (дни выхода тиража) в период 1998-2010 гг. занимало десятое место по кликам (обращениям) пользователей, а в другие дни недели не опускалось ниже пятнадцатого [Соловьев 2006]. Это был знак высокого читательского признания. Рейтинговое место НВО находилось в промежутке между «Новой газетой» и «Московскими новостями», наиболее читаемыми газетами того времени.

Немаловажное значение для большой популярности имел высокопрофессиональный состав редакции НВО. Трое сотрудников имели дипломы Академии Генштаба - кузницы генеральских и адмиральских кадров. Среди редакторов - отставные офицеры, имевшие богатый опыт службы в войсках и горячих точках.

Два полюса

Общественно-политический феномен НВО обусловлен рядом факторов. Он мог возникнуть только в тех специфических условиях, которые сложились в России в 1990-е гг., прежде всего в силу того, что военное командование оказалось неспособно перестроить работу военных СМИ с учетом двух взаимосвязанных факторов: экономического рынка и свободы слова.

В те годы многие генералы и ведущие офицеры пресс-служб выезжали за рубеж, чтобы изучить опыт военного информирования, но оказались не в состоянии понять его и перенести на отечественную почву. Чем дольше руководители средств массовой

информации силовых ведомств России упорствовали в сохранении советских схем функционирования ведомственной печати, тем активнее протекала ее деградация и тем выше поднимался авторитет альтернативных (коммерческих) военных изданий [Ремчуков 2018].

Коммерческая военная печать, сама того не сознавая, начала выполнять весьма важную функцию в общественно-политическом развитии России - в силу своей независимости она стала играть роль одного из рычагов гражданского (политического) контроля над силовыми структурами, опираясь в первую очередь на информацию от своих читателей. Ведомственным военным изданиям, прежде всего из-за их статуса, сложно подняться до этого уровня. Независимые военные журналисты не заинтересованы в искажении фактов, в то время как ведомственные обязаны приукрашивать действительность в силу своего положения и в соответствии с указаниями свыше. Эту же мысль проводит Г. М. Сидорова в своей статье «"Мягкая сила" как инструмент формирования ментально-сти» [Сидорова 2017].

Дискуссия, развернутая на страницах НВО весной-летом 2001 г., показала, что многие ведомственные военные журналисты осознают двойственность своего положения, но не могут с этим ничего поделать, поскольку военное командование не заинтересовано в решительном реформировании системы военных СМИ, перестройке ее работы на принципах демократического государства.

Именно по этой причине командование демонстрировало негативное отношение к коммерческой военной печати, хотя было доподлинно известно, что каждую пятницу рабочий день в МО начинался со знакомства именно с ее материалами. Вполне понятно, что военное руководство всячески противилось распространению коммерческой военной печати в войсках. Кроме того, применялась тактика «прикормленных» журналистов из других, вроде бы независимых общественно-политических изданий. Те же были готовы день и ночь живописать «успешную деятельность» на ниве реформирования вооруженных сил, военных побед в Чечне в 1990-х гг., решения социальных проблем и т. д.

Коммерческая военная печать не могла опускаться до подобострастного уровня - это дискредитировало бы идею гражданского (политического) контроля над силовыми структурами в условиях демократического общества.

Военным руководителям, естественно, было не по душе, когда они, «вглядываясь в зеркало» коммерческих военных СМИ, видели совсем не то, что происходило в вооруженных силах на самом деле. Вопиющая правда входила в острейшее противоречие с личными амбициями военной верхушки, вызывая трения между силовыми ведомствами и коммерческой печатью. Не имея достойных аргументов в споре, часть генералитета скатывалась к «навешиванию ярлыков» на ненавистные СМИ типа «подручные НАТО», «интриганы от олигархов», «пятая колонна Пентагона».

Стало практикой использование репрессивного аппарата для сдерживания активности гражданско-военной (коммерческой) военной печати вплоть до попыток обвинить ее в разглашении военных и государственных тайн и других уголовных прегрешениях того же калибра. Таким образом, сами военачальники, идеологи военной политики не только не были заинтересованы в развитии коммерческих военных СМИ, но и предпринимали решительные действия, чтобы вытеснить их с информационного рынка.

В целом ситуация имела и глубокий политический подтекст в сфере гражданско-военных отношений. Политолог А. А. Кри-вопалов отмечает: «Верховная власть в постсоветской России в своих взаимоотношениях с армией предпочла сохранить буфер в виде Министерства обороны. В этой промежуточной инстанции, возглавляемой человеком, особо приближенным к первому лицу государства, импульс высочайшей политической воли преломляется в практические шаги по военному строительству. Тем самым первое лицо сохраняет общий контроль над армейским аппаратом. Министр же ограждает верховного главнокомандующего от встречного давления со стороны военной элиты и общественного мнения» [Криволапов 2017].

Военный читатель и авторский корпус

В России не ведется систематического изучения читательской военной аудитории. Однако интернет-опрос, постоянно проводимый НВО, дает некоторое представление о том, что вызывало наибольший интерес. Это в основном материалы, посвященные вооружению и военной технике, вскрывающие белые пятна в отечественной военной истории, анализирующие внутреннюю и внешнюю военную политику, представляющие военные и военно-промышленные концепции и другие темы.

Читательские интересы распределяются довольно равномерно, что подтверждало вывод о целесообразности издания широкой по тематике военной газеты. Тираж узкотематических изданий по военной проблематике, как показывает российская практика, не превышает 5-7 тыс. экземпляров. Тираж же НВО оказался в несколько раз выше.

Показательно, что коммерческая военная печать интересна не только людям в погонах. По нашим наблюдениям, она представляет интерес для гражданского общества в целом. И этот показатель довольно значим и составляет около 40 %. Среди различных категорий офицеров интерес к газете также распространяется довольно равномерно.

Информационные потребности военной аудитории профессионально широки. В целом они проецируются на общенациональные интересы читателей, но с коррекцией на военную специфику и язык, понятный военнослужащим. При этом информационные пласты остаются по большей части идентичными: это внешняя и внутренняя политика в ее военных аспектах, ликвидация белых пятен военной истории, концептуальные подходы в реформировании вооруженных сил и оборонно-промышленного комплекса, достижения науки и техники, т. е. проблемы вооружений. Кроме того, интерес вызывают социально-бытовые проблемы в преломлении военных городков, жизни казармы, проектов законов, планов и решений президента и правительства. Высок интерес к обычным и необычным судьбам военных людей. НВО своими материалами помогало удовлетворять информационную жажду читателей.

Коммерческая военная печать в поисках адекватных решений сложных военно-политических, военно-технических, социально-бытовых, исторических и других актуальных проблем предоставляла свои страницы тем авторам, которые способны привнести новые идеи, предложить рациональные пути решения насущных задач. При этом, например, редакция НВО всячески избегала роли арбитра, оставляя ее читателю. Таким образом реализовывался критерий объективности в публикуемых материалах.

В острых дискуссиях на ту или иную тему имеют возможность принимать участие и читатели, соображения которых публикуются без купюр, при одном условии: они должны нести что-то новое, способное дать пищу для размышлений.

Естественно, такая позиция способствовала формированию вокруг НВО корпуса экспертов. Наиболее значимые публикации по проблемам разоружения и поддержания стратегической стабильности принадлежали знаковым фигурам Минобороны, генералам и старшим офицерам, непосредственно занятым как в переговорном процессе, так и в той сфере, которую эти процессы затрагивают. Почти аналогичные суждения высказывают академики и доктора Академии военных наук, принципиальные отличия довольно редки.

Позиции МИДа отстаивали соответствующие должностные лица. У научно-исследовательских и академических институтов, таких как Институт США и Канады, Институт мировой экономики и международных отношений, имелись свои глубоко аргументированные точки зрения. Не оставались в стороне депутаты Государственной думы, особенно из профильных комитетов по обороне, безопасности и международным делам. Их руководители и сотрудники аппаратов активно предлагали свои материалы.

В этом экспертном сообществе постоянно звучали голоса российских политиков. Известное разнообразие в ход дискуссий вносили и точки зрения «той стороны», видных и авторитетных представителей военных, научных и политических кругов США, других стран НАТО, государств и политических сил, активно участвующих в наиболее значимых военных конфликтах и войнах.

Аналогичным образом происходило формирование экспертного сообщества и в других секторах военной проблематики. Могли меняться фамилии и названия организаций, но всегда это был симбиоз специалистов из Минобороны, научно-исследовательских организаций, представителей исполнительной и законодательной власти, политиков, зарубежных специалистов и, конечно, компетентных читателей НВО - как с учеными степенями, так и без них.

Военный еженедельник стал как для экспертного сообщества, так и для читателей своеобразной трибуной, где все имели возможность свободно излагать свои взгляды. В НВО верили, как в издание, которое не ангажировано ни государственными структурами, ни политическими партиями и группировками, ни военно-промышленными структурами или какими-либо другими силами.

В связи с этим вспоминается забавный эпизод. В начале 2000-х гг. автор этих строк был приглашен в Военный университет

на факультет зарубежной журналистики для того, чтобы рассказать о работе «Независимого военного обозрения». По завершении лекционной части один из курсантов, под воздействием широко распространяемой в те годы информации о том, что, поскольку НВО финансируется Борисом Березовским, то «олигарх» диктует редакции о чем писать и как освещать проблемы МО, выступил с гневным обличением «продажности коммерческих военных СМИ». В ответ курсанту было предложено изучить материалы НВО, проследить, как еженедельник защищает интересы «олигарха» и подготовить аргументированный материал. Прилюдно было дано офицерское слово автора этой статьи и редакционное обещание опубликовать соответствующие выводы будущего военного журналиста на страницах НВО. Несколько раз курсант приходил в редакцию, ему были предоставлены все материалы, как опубликованные, так и неопубликованные. Сотрудники редакции понимали, что над этой темой трудился не только курсант, но и лучшие умы факультета журналистики Военного университета. Однако аналитический материал о работе НВО представлен не был, даже после нескольких напоминаний из газеты руководству факультета.

Серьезный, вдумчивый читатель осознал широкие возможности гражданско-военной (коммерческой военной) печати. Ему импонировали прежде всего информативность, достоверность, объективность, оперативность. Военный читатель доверял коммерческим СМИ много больше, чем ведомственным. В то же время военное командование всевозможными способами пыталось увести внимание подчиненных от нового, чуждого ему вида военных СМИ.

Гармоничный мир ко всеобщей пользе общества и военных так и не состоялся, хотя, как свидетельствует приведенный материал, предпосылки для этого были. В конечном итоге возобладали авторитарные тенденции военного командования, в том числе и по отношению к военной печати. В конце нулевых годов нового столетия владельцем и главным редактором издательского дома «Независимой газеты» стал либерал центристского толка К. В. Ремчу-ков. Соответственно принципиально изменилась и редакционная политика - требовался контакт и «понимание» представителей власти, а для НВО это означало налаживание комплементарных отношений с Министерством обороны. Как следствие, рейтинг НВО резко упал, и сегодня еженедельник занимает уже 30 место

в списке популярности российских газет [Рейтинг российской прессы 2010-2018]. Интерес и внимание читательской аудитории к материалам некогда лидера военной печати значительно снизились.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Белозёров В. К. Развитие практики и теории гражданско-военных отношений в постсоветской России // Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право. 2017. Т. 10. № 3. С. 34-53. Кривопалов А. А. Армия, общество и государство в поисках оптимальной формы взаимодействия. Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право. 2017. № 10 (3). URL: doi.org/10.23932/2542-0240-2017-10-3-14-33], Рейтинг российской прессы. URL: top.mail.ru СМИ. Газеты - сайты Рейтинга Mail.Ru

Ремчуков К. В. Эпоха НВО - от Грачева до Шойгу. Журналисты военного еженедельника никогда не избегали острых тем // Независимое военное обозрение. 18.06. 2018. URL: nvo.ng.ru/2018-06-18/1_nvo.html Сидорова Г. М. «Мягкая сила» как инструмент формирования ментально-сти: сб. материалов «Стратегия "мягкой силы" в контексте информационных войн». Междунар. науч.-практ. конф. М. : ФГБОУ ВО МГЛУ, 2017. С. 262-266.

Современная российская военная журналистика: опыт, проблемы, перспективы / ред. сост. М. Погорелый и И. Сафранчук. М. : Гендальф, 2002. 253 с.

Соловьев В. А. 600 газетных залпов в честь 15-летия // Независимое военное обозрение. 29.01.2010. URL: nvo.ng.ru/2010-01-29/1_nvo.html Соловьев В. А. Четыре тысячи стреляющих страниц // Независимое военное обозрение. 17.11.2006. URL: nvo.ng.ru/2006-11-17/1_nvo.html Третьяков В. Т. Сто победных залпов // Независимое военное обозрение.

2001. № 100. URL: nvo.ng.ru/2001-02-09 Цацкина Е. П. Исторический аспект интеграции математических методов и политических процессов // Вестник Московского государственного лингвистического университета. 2017. Вып. 3 (787). С. 95-104. (Общественные науки.)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.