Научная статья на тему 'Становление и развитие правоотношений, связанных с представительством, в отечественном гражданском праве'

Становление и развитие правоотношений, связанных с представительством, в отечественном гражданском праве Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
646
125
Поделиться
Ключевые слова
ПРАВООТНОШЕНИЯ / ИНСТИТУТ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА / КОНЦЕПЦИЯ / ДОГОВОР / ПРАВОПОРЯДОК

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Колиева Ангелина Эдуардовна, Каргиев Ахсарбек Тамерланович

В статье раскрывается происхождение института представительства в гражданском праве. Дается характеристика нескольких основных концепций происхождения института представительства.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Колиева Ангелина Эдуардовна, Каргиев Ахсарбек Тамерланович,

Formation and development of relationships associated with representation in the domestic civil law

The article explains the origins of the institute of representation in civil law. A characteristic of a few basic concepts of the origin of the institute of representation is given.

Текст научной работы на тему «Становление и развитие правоотношений, связанных с представительством, в отечественном гражданском праве»

Колиева Ангелина Эдуардовна

кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры предпринимательского и трудового права Северо-Кавказского горно-металлургического института (государственного технологического университета)

Каргиев Ахсарбек Тамерланович

магистрант

Северо-Кавказского горно-металлургического института (государственного технологического университета)

_(тел.: +79183271713)

Становление и развитие правоотношений, связанных с представительством, в отечественном гражданском праве

В статье раскрывается происхождение института представительства в гражданском праве. Дается характеристика нескольких основных концепций происхождения института представительства.

Ключевые слова: правоотношения, институт представительства, концепция, договор, правопорядок.

A.E. Kolieva, Master of Law, Assistant Professor, Assistant Professor of a Chair of Business and Labor Law of the North Caucasian Institute of Mining and Metallurgy (State Technological University);

A.T. Kargiev, Undergraduate of the North Caucasian Institute of Mining and Metallurgy (State Technological University); tel.: +79183271713.

Formation and development of relationships associated with representation in the domestic civil law

The article explains the origins of the institute of representation in civil law. A characteristic of a few basic concepts of the origin of the institute of representation is given.

Key words: legal relations, institution of representation, concept, contract, law order.

Некоторые исследователи (Ф.К. Савиньи, Н.О. Нерсесов, К. Цвайгерт, X. Кетц) относят появление института представительства на практике в правопорядках стран континентальной Европы примерно к ХУН-ХУШ вв.: «...с XVII века большая часть авторов соглашается в допустимости свободного представительства» [1, с. 403]; «этот процесс завершился на почве германской юридической жизни в XVII в. полным признанием института прямого представительства на основании обычного права» [2, с. 121]; «в правопорядках стран континентальной Европы эти понятия [относящиеся к представительству] впервые появились в XVII-XVIII веках» [3, с. 147].

В то же время период примерно XIV-XVII вв. характеризуется как время всеобщего признания континентальной Европой римского права [4, с. 158; 5, р. 179], которому в качестве общего принципа прямое представительство не было известно.

В юридической литературе сложилось несколько основных концепций происхождения института представительства. Вместе с тем, как отмечает К.В. Каменская [6, с. 21], очевидно, что появление института прямого представительства в праве не было одномоментным либо вызванным исключительно одной причиной, каждая из основных концепций происхождения представительства основана на тех или иных данных правоприменительной практики конкретного периода.

Среди концепций происхождения института представительства в гражданском праве центральное место занимает естественно-правовая концепция, т.е. идея о том, что возможность прямого представительства в гражданском праве в виде общего принципа непосредственно связана с естественно-правовыми основаниями философии права и правовой мысли XVII в. в целом. Теория естественного права XVII в. неразрывно связана с идеей общественного

21

договора и, следовательно, ограниченного правления. Одно из наиболее значимых достижений юриспруденции XVII в., основанных на теории общественного договора и ограниченного правления, - индивидуальные естественные права как продукт индивидуалистской атмосферы в Европе в этот период [5, р. 227].

Очевидно, что естественно-правовая концепция внесла в теорию права нечто новое, что позволило теоретически обосновать возможность прямого представительства, что нельзя было сделать на основании правовых идей предыдущих периодов, в том числе базирующихся на римском праве.

Подход к представительству в публично-правовых отношениях именно в период появления прямого представительства в виде общего принципа в гражданском праве может быть наиболее точно проиллюстрирован на примере рассмотрения учения Жана Бодена, основателя абсолютизма. Его учение является весьма ценным с точки зрения понимания юридической природы представительства. Здесь необходимо сопоставить, с некоторой степенью абстракции, учение Ж. Бодена о суверенитете с правами, которыми обладает субъект права и в силу наличия которых представительство вообще возможно.

В случае гражданско-правового представительства представитель от имени принципала приобретает для последнего гражданские права и обязанности с учетом дееспособности принципала (исключение составляет так называемое законное представительство). Иными словами, представитель может от имени представляемого приобретать и осуществлять только такие права и приобретать и исполнять только такие обязанности, которые представляемый способен приобретать и осуществлять своими действиями, только те, которые охватываются его дееспособностью.

Если проводить параллели с публично-правовым учением Ж. Бодена, в первую очередь необходимо сопоставлять дееспособность в гражданском праве с суверенитетом в публичном. Затем возможно сопоставление механизма, при помощи которого в гражданском праве представитель осуществляет права и обязанности, охватываемые дееспособностью представляемого, с механизмом, при помощи которого отдельные функции, охватываемые суверенитетом верховной власти, осуществляются должностными лицами, наделенными соответствующими полномочиями [6, с. 30-31].

Проводя параллели с гражданско-правовым представительством, можно сказать, что его кон-

струкция весьма схожа с конструкцией публично-правового представительства, предложенной Ж. Боденом. Здесь суверенитет можно сопоставить с дееспособностью (или конкретным комплексом прав и обязанностей), верховного правителя - с представляемым, магистрата -с представителем. Особенно важно замечание о том, что магистрат, обладая авторитетом или полномочием и осуществляя отдельные функции суверена, основывается исключительно на собственной воле. Аналогично тому, как магистрат или временный правитель по истечении определенного времени возвращают власть суверену, полномочия представителя в гражданском праве даются ему только на определенный срок. Ж. Боден отмечает, что государь, суверен никогда не исключен из распоряжения властью, аналогично и представляемый никогда не может быть отстранен от осуществления своих прав или исполнения обязанностей. Иными словами, механизм действия представителя от чужого имени и вопрос о механизме возникновения прав и обязанностей непосредственно у представляемого по сделкам, совершенным представителем, могут быть изучены путем сопоставления механизма реализации должностными лицами властных полномочий и их действия непосредственно от имени государства.

Г. Гроций также обращался к вопросу о представительстве в публично-правовых отношениях: «Для законного отчуждения всего государства необходимо согласие всего народа, которое может быть осуществлено через представителей отдельных частей, называемых сословиями. А для законного отчуждения какой-либо части государства необходимо двоякого рода согласие - как всего государства в целом, так и той части, о которой идет речь, чтобы она не могла быть насильственно отторгнута от целого, с которым соединена. Напротив, самая отдельная часть государства может законно перенести на другого полномочия над собою без согласия в случае крайней и другим путем неустранимой необходимости, потому что представляется вероятным сохранение за нею такого рода власти при образовании гражданского общества» [7, с. 774]. Таким образом, представительство в публично-правовых отношениях, описываемое Г. Гроцием, в целом по конструкции идентично представительству в гражданско-правовых отношениях.

Довольно распространено мнение о том, что гражданское законодательство царской России являлось частным и «не было подвержено пу-блицизации» [8, с. 23]. Однако в работах исследователей того периода приводятся данные

0 наличии публичных элементов. Так, Н.О. Нер-сесов, исследуя отношения представительства, ясно высказался в пользу учета общественных интересов: «В представительстве проявляется... предпочтение интересов общества интересам частных лиц. Представительство именно основано на идее предпочтения общественного интереса пред частным» [9, с. 25].

Представительство как институт гражданского права нашло закрепление в отраслевой консолидации действующих в России узаконений в гражданско-правовой сфере - Своде законов гражданских 1832 г. Однако в силу низкого уровня законодательной техники в законе отсутствовало легальное определение представительства.

Судебная реформа 1864 г. и принятые в ходе нее нормативно-правовые акты стимулировали научные изыскания проблем представительства в российской цивилистике.

Так, А.О. Гордон указывал, что существо представительства состоит в том, что одно лицо отправляет юридическую деятельность вместо другого [10, с. 8]. Здесь четко прослеживаются следующие характерные слагаемые представительства: замещение представителем другого лица; осуществление представительства является юридической деятельностью; последняя осуществляется по установленной законом процедуре. Деятельность представителя, с одной стороны, порождает правовые последствия для доверителя (представляемого), а с другой - представитель несет ответственность перед доверителем за качество выполняемой деятельности.

В правовой науке советского времени представительство как институт гражданского права последовательно развивалось, постепенно приобретая приближенную к современным реалиям форму. Однако само понятие представительства, несмотря на указание законодателем его конституирующих признаков, оставалось дискуссионным в юридической литературе [11, с. 141].

После смены общественно-экономической формации в России и начавшегося процесса перехода к новой демократической государственности существенно изменилось и обновилось гражданское законодательство нашей страны.

1 января 1995 г. была введена в действие часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации. «Гражданский кодекс РФ, хотя и является одним из наиболее удачных законов современной России, однако в значительной степени на фоне ужасающего качества иных законодательных актов... готовился Кодекс в

достаточной спешке в условиях экономического кризиса, вызванного перестройкой всего идеологического и экономического базиса развалившейся и в то время разваливавшейся страны... Четких представлений о том, как вообще работает рыночная экономика и какие нормы требуются для адекватного регулирования. выдающиеся отечественные цивилисты. не имели, и действовали в какой-то степени "на ощупь'': отчасти полагались на интуицию, отчасти копировали зарубежные образцы, в значительной степени. переписали положения советского законодательства, иногда предлагали и самостоятельные решения. Полученная таким образом компиляция была оперативно принята в качестве Гражданского кодекса» [12, с. 5]. Как отмечают современные специалисты в области теории государства и права, «для выявления правовой природы представительства важен тот факт, что представительство изначально является публично-правовой категорией» [13, с. 14], «исследование проблем общегражданского представительства выходит за рамки науки гражданского права, поскольку институт представительства известен не только гражданскому праву» [14, с. 4].

Отдельные исследователи [15, с. 30] считают, что институт законного представительства является смешанным институтом материального и процессуального права, поскольку материальное право определяет цель деятельности законных представителей, а процессуальное - пути реализации прав и обязанностей, которые закреплены в материальном праве. Та же черта (сочетание материально-правовых и процессуальных признаков) отличает и объем прав и обязанностей законных представителей.

Довольно существенными особенностями обладает представительство интересов публично-правовых образований (государства и муниципальных образований).

Представитель науки гражданского процессуального права Г.Л. Осокина, анализируя нормативно-правовую базу, действовавшую до 1 июня 2004 г. (в частности, постановление Правительства РФ от 3 апреля 2004 г. № 152 «О представлении интересов Правительства Российской Федерации в судах общей юрисдикции и арбитражных судах» [16] и постановление Правительства РФ от 5 октября 2000 г. № 760 «О Регламенте Правительства Российской Федерации и Положении об Аппарате Правительства Российской Федерации» [17]), упоминает об одной из разновидностей законного представительства: «В качестве судебных представителей Правительства РФ выступают долж-

23

ностные лица соответствующих федеральных органов исполнительной власти. Основанием возникновения представительских отношений... является распоряжение Правительства РФ. федеральному органу исполнительной власти на ведение дела в суде от имени и в интересах Правительства РФ» [18, с. 281-282].

По мнению К.В. Черкасова, «как в частном, так и в публичном праве каждый представитель

действует в интересах и от имени представляемого, выполняет его поручения, способствует реализации его полномочий, создает для этого необходимые условия. Этим достигаются правовые цели в рамках отношений представляемого к представителю. Вместе с тем, правовые конструкции представительства в частном и публичном праве существенно отличаются» [19, с. 13].

1. Савиньи Ф.К. Обязательственное право. М, 1878.

2. Нерсесов Н.О. Понятие добровольного представительства в гражданском праве // Избранные труды по представительству и ценным бумагам в гражданском праве. М., 1998.

3. Цвайгерт К., Кетц X. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. М, 2000. Т. 2.

4. Аннерс Э. История европейского права. М., 1999.

5. Kelly J.M. A Short History of Western Legal Theory. Oxford, 1993.

6. Каменская К.В. Обоснование института прямого представительства в категориях правоотношения: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006.

7. Гроций Г. О праве войны и мира. М., 1994.

8. Богданов Е. Соотношение частного и публичного в гражданском законодательстве // Российская юстиция. 2000. № 4.

9. Heрсесов Н.О. Избранные труды по представительству и ценным бумагам в гражданском праве. М., 1998.

10. Гордон А.О. Представительство в гражданском праве. СПб., 1879.

11. Галушина И.Н. Понятия представительства и посредничества в гражданском праве: сравнительно-правовой аспект //Журнал российского права. 2006. № 2.

12. Карапетов А. Г. К вопросу о целях и методах цивилистического исследования (вместо введения) //Расторжение нарушенного договора в российском и зарубежном праве. М., 2007.

13. Каменская К.В. Обоснование института прямого представительства в категориях правоотношения: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006.

14. Пантелишина О. В. Правовое регулирование отношений представительства в гражданском праве: автореф. дис. . канд. юрид. наук. Краснодар, 2007.

1. Savigny F.K. Contractual right. Moscow, 1878.

2. Nersessov N.O. Concept of voluntary representation in civil law // Selected works of representation and securities in civil law. Moscow,

1998.

3. Tsvaygert K., Koetz X. Introduction to comparative law in the sphere of private law. Moscow, 2000. Vol. 2.

4. Anners E. History of European law. Moscow,

1999.

5. Kelly J.M. A Short History of Western Legal Theory. Oxford, 1993.

6. Kamenskaya K.V. Justification institute direct representation in the categories of relationship: diss. ... Master of Law. Moscow, 2006.

7. Grotius G. On the law of war and peace. Moscow, 1994.

8. Bogdanov E. Ratio of public and private in the civil law // Russian justice. 2000. № 4.

9. Nersesov N.O. Selected works of representation and securities in civil law. Moscow, 1998.

10. Gordon A.O. Representation in civil law. St. Petersburg, 1879.

11. Galushina I.N. Notions of representation and mediation in civil law: a comparative legal aspect // Journal of Russian law. 2006. № 2.

12. Karapetov A.G. On the aims and methods of the civil law studies (instead of the introduction) // Termination breach of contract in the Russian and foreign law. Moscow, 2007.

13. Kamenskaya K.V. Justification institute direct representation in the categories of relationship: auth. abstr. ... Master of Law. Moscow, 2006.

14. Pantelishina O.V. Legal regulation of relations of representation in civil law: auth. abstr.... Master of Law. Krasnodar, 2007.

15. Treshcheva E.A. Concept and types of credentials of representatives in the arbitration process // Russian justice. 2007. № 11.

16. Coll. of legislation of the Russian Federation. 2004. № 15. Art. 1444.

24

15. Трещева Е.А. Понятие и виды полномочий представителей в арбитражном процессе // Российская юстиция. 2007. № 11.

16. Собр. законодательства РФ. 2004. № 15. Ст. 1444.

17. Там же. 2000. № 41. Ст. 4091.

18. Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. М., 2006.

19. Черкасов К. В. К вопросу о месте полномочного представительства главы государства в федеральных округах в структуре юридического представительства в Российской Федерации // Законодательство и экономика. 2008. № 4.

17. Ibid. 2000. № 41. Art. 4091.

18. Osokina G.L. Civil process. General part. Moscow, 2006.

19. Cherkasov K.V. On the place of the plenipotentiary of the president in the federal districts in the structure of legal representation in the Russian Federation // Law and economics. 2008. № 4.

25