Научная статья на тему 'Становление антирелигиозной периодической печати в СССР (1919–1941 гг. )'

Становление антирелигиозной периодической печати в СССР (1919–1941 гг. ) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
886
187
Поделиться
Ключевые слова
«БЕЗБОЖНИК» / «БЕЗБОЖНИК У СТАНКА» / АТЕИЗМ / АНТИРЕЛИГИОЗНАЯ ПРОПАГАНДА / ПЕРИОДИЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ / БОГОБОРЧЕСТВО

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Метель Алексей Вадимович

Описывается становление антирелигиозной периодической печати в СССР. Дается обзор основных изданий 1920–1930-х гг. в широком культурном и политическом контексте эпохи. Рассмотрены основные силы, влияющие на содержание антирелигиозной периодической печати того времени. Проведен сравнительный анализ статей.

Formation of the anti-religious periodical press in the USSR (1919–1941)

The paper deals with formation of the antireligious periodical press in the USSR. An overview of the main publications of the 1920–1930s in a wide cultural and political context of the era is provided. The main forces influencing the contents of the anti-religious periodicals of that time have been discussed. The comparative analysis of articles has been carried out.

Текст научной работы на тему «Становление антирелигиозной периодической печати в СССР (1919–1941 гг. )»

ИСТОРИЯ

Вестн. Ом. ун-та. 2013. № 1. С. 43-47.

УДК 93 А.В. Метель

СТАНОВЛЕНИЕ АНТИРЕЛИГИОЗНОЙ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ В СССР (1919-1941 гг.)

Описывается становление антирелигиозной периодической печати в СССР. Дается обзор основных изданий 1920-1930-х гг. в широком культурном и политическом контексте эпохи. Рассмотрены основные силы, влияющие на содержание антирелигиозной периодической печати того времени. Проведен сравнительный анализ статей.

Ключевые слова: «Безбожник», «Безбожник у станка», атеизм, антирелигиозная пропаганда, периодическая печать, богоборчество.

С приходом большевиков к власти начались активные гонения на религию и церковь. Партия и государство выстраивали свою антирелигиозную работу исходя из программных положений, работ классиков и сиюминутных задач. Наиболее неоднозначным этапом, на котором проходило становление теории и практики антирелигиозной работы, стал период генезиса антирелигиозной пропаганды, пришедшийся на 1919-1941 гг. Характерной особенностью этого периода было то, что практические задачи решения церковного вопроса непосредственно влияли как на форму, так и на содержание антирелигиозной пропаганды. Как нам представляется, данный вопрос стоит рассматривать только в широком культурном и политическом контексте той эпохи. Концепт атеизма является важнейшей составляющей мировоззрения человека советской цивилизации, а один из маркеров этого мировоззрения - периодическая печать. Однако вопросам антирелигиозной периодики в современной историографии уделено, на наш взгляд, недостаточно внимания.

Разработка данной темы в отечественной историографии ведется с 1960-х гг. Но характерным недостатком ранних работ было то, что при фактическом упоминании о существовании антирелигиозной периодики как таковой мы не видим исследований, выходящих на уровень обобщения. Хрестоматийным примером являются статьи Н.А. Крылова «Из истории пропаганды атеизма в СССР» и Ю.А. Чуковенкова «Постановка индивидуальной работы с верующими в 1937-1941 гг.», опубликованные в сборниках «Вопросы истории религии и атеизма» в 1960-е гг. [1]. Вопросы формирования атеистической печати, давление центра, определяющее тон статей, - подобные темы обходятся стороной. В современной историографии наметилось смещение акцента в сторону рассмотрения качественных характеристик антирелигиозной периодики. В книге В.А. Алексеева «Иллюзии и догмы» ставится вопрос о прямой зависимости характера и интенсивности антирелигиозной пропаганды в периодической печати 1920-1930-х гг. от изменений в партийной линии [2]. Вышедшие в последнее время статьи В.В. Маленкова [3] и И.Ю. Федотовой [4] ограничиваются лишь общими набросками и не поднимают изучение данного вопроса на принципиально новый уровень.

Нам представляется наиболее объективным разделение изучаемого периода на три больших блока: «штурмы небес»1, предпринятые сразу после прихода большевиков к власти, 1919-1922 гг., «религиозный НЭП» [5] 1923-1928 гг., и новый виток борьбы с «налегающей поповщиной» [6], продлившийся вплоть до 1941 г., т. е. до момента закрытия последнего антирелигиозного издания в стране.

Годом рождения антирелигиозной периодической печати в СССР можно по праву назвать 1919 г. Именно тогда впервые вышел журнал,

© А. В. Метель, 2013

целиком посвященный вопросу политики Советов в отношении религии - «Революция и церковь». Его задачей было разъяснение широким трудящимся массам целей советских мероприятий по отделению церкви от государства и школы от церкви. Главным редактором издания был П.А. Красиков, один из авторов декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». В журнале печатались официальные материалы, руководящие статьи, информация о работе на местах, отчеты об антирелигиозных лекциях, докладах и митингах, обзоры прессы, сообщения о выходе новых антирелигиозных работ и др.

Однако из-за узкой направленности и не рассчитанного на широкую публику содержания в 1924 г. журнал прекратил свое существование. Правда положительным моментом было то, что в 1922 г. при журнале «Революция и церковь» начал выходить ежемесячник «Наука и религия», который позже стал еженедельной хроникой-журналом. Это был шаг от «штурмов неба» к целенаправленной пропагандистской работе, подкрепленной естественнонаучными данными, изложенными понятным для широкой публики языком.

В том же году в Москве вышли два номера газеты «Атеист» под редакцией А. Шпицберга, а в Петрограде - два номера журнала «Вавилонская башня» под редакцией М. Корцова. Оба издания были раскритикованы официальной прессой за аполитичность и прекратили существование.

По-настоящему массовым изданием, пользовавшимся покровительством Ем. Ярославского, стала газета «Безбожник», оказавшая огромное влияние на советскую антирелигиозную работу как официальный орган СВБ (союз воинствующих безбожников (с 1925 по 1929 гг. - Союз безбожников СССР) - добровольная общественная организация, ставившая целью борьбу с религией во всех ее проявлениях). Основные задачи, поставленные перед газетой зафиксированы в ее первом номере: «...против религиозных обманов, против церковного шарлатанства поставить слово науки. .Чтобы трудящийся здесь, на земле, боролся за жизнь, достойную человека, чтобы здесь, на земле, он установил свой трудовой рай» [7]. Газета отличалась в 1920-е гг. более-менее терпимой в отношении церкви позицией, была настроена в большей степени на целенаправленную пропагандистскую работу, чего нельзя сказать о журнале с таким же названием.

«Безбожник», переименованный в «Безбожник у станка», являясь органом Московского комитета РКП(б), был образчиком непримиримой вражды и оскорбительного, хамского тона по отношению к религии, церкви и верующим. Карикатуры на Иисуса, Иегову, подписи «долой эту сволочь!» и

им подобные стали визитной карточкой журнала. Столь разные подходы этих двух изданий вылились в борьбу двух редакторов: Ярославский со стороны газеты и Кос-теловская - со стороны журнала. Причем дошло до того, что критиковать друг друга они стали на страницах газеты «Правда» [8]. Первой вышла статья Костеловской «Об ошибках антирелигиозной пропаганды» [9]. В ней автор отмечала, во-первых, то, что антирелигиозная работа выросла из административной практики. Во-вторых, к антирелигиозной работе в СССР привлекались люди, ранее к религии близкие (Луначарский, Ярославский, Галкин), и поэтому Кос-теловская отмечает ее специфическую догматичность. Но, помимо конструктивной критики, Костеловская и сама впадала в крайности, призывая ударить по религии «в лоб». Ответ не заставил себя ждать. Через несколько дней в «Правде» появляется статья Ем. Ярославского «О методах антирелигиозной пропаганды (вынужденный ответ тов. Костеловской)» [10]. В ней автор критикует «излишне вульгарный подход» в борьбе с религией, сетует на покушения Костелов-ской на успехи антирелигиозной пропаганды. Следует оговориться, что хотя Костелов-скую и отчитали на заседании АРК (антирелигиозная комиссия, существовавшая в 1920-х гг. и занимавшаяся координацией антирелигиозной деятельности в стране), конфликт так и остался нерешенным. Но важно здесь другое - этот конфликт, помимо личностных амбиций, отражает два течения антирелигиозной мысли: одни исповедовали административный подход, но аккуратную, не задевающую чувств верующих работу, другие же выступали за так называемое «классовое содержание» и удары по религии «в лоб». Конфликт исчерпался к 1930-м гг., когда «религиозный НЭП» был свернут, нажим на религию усилен, а все методы работы приведены к единообразию.

Эти издания отражают две линии в партии по вопросам антирелигиозной работы, при чем в первый период (1923-1929) явной поддержкой пользовалась ставка на умеренную агитацию и большее привлечение естественнонаучных сведений, нежели карикатуры на Иисуса, похабные стишки и частушки.

Показательно в этом плане сравнение страниц конкурирующих изданий. Нами был сделан анализ выходивших в 19251926 г. номеров (см. табл. 1). Отдельно хочется отметить, что поскольку периодичность выхода у газеты и журнала была разной, то в целях нашего исследования была сделана выборка примерно равного количества номеров журнала и газеты. Первыми элементами, бросающимися в глаза, являются рисунки, шаржи, фотографии и прочий наглядный материал. Боги и святые, изображенные в карикатурном варианте,

на страницах «Безбожника у станка» фигурируют более 40 раз. Для сравнения, за весь исследуемый период в «Безбожнике» подобные изображения встречались только трижды. Зато фотографии верующих, сектантов, служителей культа встречаются в «Безбожнике» 32 раза, в конкурирующем издании подобные темы затрагивались лишь 8 раз. Причем характерно, что образ «атеиста» как такового ни в том ни в другом издании не получил достаточного развития. Все-таки сильна идея противопоставления, упор именно на «анти-» и в итоге не разработанный образ не просто борца с религией, но человека, обладающего цельным атеистическим мировоззрением. В «Безбожнике» этот образ встречается не более 11 раз, в «Безбожнике у станка» только 8.

Таблица 1 Содержание газеты «Безбожник» и журнала «Безбожник у станка» (1925-1926 гг.)

Содержание «Безбожник» «Безбожник у станка»

Рисунки, шаржи, фотографии Символы религии 14 4

Боги, святые 3 20

Священнослужители 10 7

Верующие 25 8

Атеисты 6 3

Статьи Художественные 9 5

Естественнонаучные 2 14

Публицистические 20 18

Интересны данные относительно направленности статей. Условно их можно разделить на смысловые блоки: «Художественный» (включая рассказы, фельетоны, стихи, частушки и пр.), «Естественнонаучный» (разъяснение окружающего мира с научной точки зрения, что, по сути, декларировал Ленин и другие теоретики в качестве одного из основных методов пропагандистской работы) и «Публицистический» (статьи о происходящем в мире, раскрытии классовой сути религии и т. п.). И в журнале, и в газете наибольшее количество статей (как в отдельных номерах, так и в общем объеме) посвящено вскрытию реакционной сущности религии, происходящим в мире процессам, связанным с религией, роли церкви в Гражданской войне и успехам по атеизации СССР. Именно эти темы повторялись от номера к номеру.

Но вот на втором месте в «Безбожнике у станка» стоят естественнонаучные вопросы и популяризация достижений науки. Фактически, несмотря на всю вульгарность и нападки на религию, журнал, в итоге закрытый, больше соответствовал ленинской установке работы в направлении популяризации научных знаний о мире, нежели более

сдержанная в плане издевательств над религией газета! Интересно и то, что эти знания не носят абстрактный характер, а посвящены вопросам земледелия, правильного ведения хозяйства с точки зрения последних наработок агробиологии, написаны простым языком, имеют ярко выраженную практическую направленность.

Еще одним значительным изданием, выходившим с 1926 г., стал журнал «Антирелигиозник», ставший теоретическим и методическим центром антирелигиозного движения. Журнал издавался до 1938 г. и бессменным его редактором был Ем. Ярославский. На страницах «Антирелигиозника» помещались статьи по вопросам истории религии и атеизма, вопросам марксистско-ленинской философии и естествознания, печатались стенограммы научных совещаний, велась подготовка к научным конференциям по антирелигиозной пропаганде и подробно затем освещались их итоги. Это была своеобразная «летопись» антирелигиозного движения в СССР.

Таким образом, именно 1920-е гг. в антирелигиозной печати были временем «пробы пера». При известной свободе подходов к вопросам ведения антирелигиозной пропаганды в печати могли развиваться конкурирующие точки зрения по данным вопросам. Плюс выбраковывались действительно не актуальные издания (подтверждение тому - «Революция и церковь», «Вавилонская башня»). Государство, не делая жесткого подчинения пропаганды государственным органам, дало свободу творчества, столь быстро, к сожалению, перешедшую в диктат.

Существенными моментами, во многом определившими выбор как форм, так и содержания антирелигиозной пропаганды периода 1930-х гг., стали сюжеты, проходившие красной нитью по всей антирелигиозной деятельности этого периода: вывод о связи попа и кулака в деревне (фактически - идеологическое обоснование репрессий и административных мер против церкви), явная работа на создание образа СССР как «осажденной крепости» и церкви как сообщницы мирового империализма, силы глубоко враждебной всем гражданам СССР. Однако в подобном положении находилось большинство отраслей культуры. Эта ситуация в контексте развернувшейся «культурной революции» являлась правилом, а не исключением [11].

Для достижения еще большего эффекта и оправдания неприглядных мер антирелигиозной борьбы широко в 1930-е гг. использовался метод подачи информации о ходе антирелигиозной работы как сводок с фронтов. Газеты пестрили заголовками вроде «В траншеях культурной революции», «Картечью знания, культуры и образованности разобьем, потопим дряхлый, контрреволюционный корабль религии» [12] и тому

подобными заявлениями. Налицо задача не просто раздавить все внешние остатки религиозности в обществе, но и создать образ героев, бойцов религиозного фронта, сражающихся с религией, глубоко чуждой советскому человеку. А на войне, как известно, все средства хороши.

Отметим также изменение характера антирелигиозной пропаганды, перешедшей из самостоятельной области (пусть направление всегда задавалось извне) в позицию подчинения тем административным мерам, которые принимаются из расчета голой политики и позднее приобретают силами пропаганды «правильный» оттенок.

В циркулярном письме «О мерах по усилению антирелигиозной работы», ставшем как раз поворотным, читаем: «Антирелигиозная печать все еще незначительная, а общая периодическая печать (газеты и журналы) не уделяет достаточного внимания задачам антирелигиозной пропаганды», и там же: «...Признать необходимым регулярное и более глубокое освещение вопросов борьбы с религией на страницах периодической прессы, особенно в газетах и массовых журналах» [13]. Фактически государство выступало за поощрение антирелигиозной печати, было создано специальное государственное антирелигиозное издательство. Тираж газеты «Безбожник» в 1931 г. подскочил до 500 тыс. экземпляров, а тираж журнала «Безбожник» - до 200 тыс. Но эти показатели скорее говорят нам о том, что высокий количественный показатель позволял антирелигиозным органам сильно снижать качественный [14].

Именно в это время закрылся журнал «Безбожник у станка», его коллектив перешел в редколлегиею газеты «Безбожник». Спор между этими изданиями, описанный выше, закончился весьма неожиданно. Закрытие журнала, стоящего на классовых позициях в период, когда они были наиболее востребованными и активно обсуждались в обществе, подводит нас к пониманию важнейшей особенности пропаганды 1930-х гг. - жесткой централизации всей антирелигиозной работы в стране и приведения всего и вся к официальной антирелигиозной линии. В этом споре Ярославский, пользующийся куда большим доверием у Сталина и своевременно отказавшийся от умеренных взглядов на религию в пользу классовой непримиримости, выиграл. Газета «Безбожник» стала главным (и практически единственным) проводником взглядов власти на методы ведения антирелигиозной пропаганды. Этот сюжет является прекрасным примером админист-ративности проводимых мероприятий - неугодный журнал закрыли в приказном порядке. Характерная ситуация для тех лет.

Наметилось и изменение в оставшихся изданиях, произошел перекос в сторону вульгарного подхода. Если сравнивать вы-

пуски газеты «Безбожник» в 1925-1926 и 1936-1937 гг., будут отмечены достаточно серьезные изменения (см. табл. 2). Во-первых, произошел отказ от рисунков в пользу фотографии. Конечно, отказ не полный, но сам по себе рисунок стал играть роль вспомогательную. На первые полосы вышли портреты вождей, угодных власти деятелей культуры. Характерно и периодическое появление облика Бога как добродушного и простоватого старичка, до этого характерного как раз для закрытого журнала «Безбожник у станка». Практически ушла непосредственность и «революционный оптимизм», с которым подходили к написанию статей в 1920-е гг. Язык стал более казенным, чеканным, хотя и с изрядной долей патетики, характерной для СМИ сталинского периода.

Таблица 2 Содержание газеты «Безбожник» (1937 и 1925-1926 гг.)

Содержание 1925-1926 гг. 1937 г.

Символы религии 14 6

Боги, святые 3 4

Священнослужи- 10 5

Рисунки, шаржи, фотографии тели

Верующие 25 14

Атеисты 6 2

Видные деятели

партии, антирелигиозного 3 21

движения

Художественные 9 5

Статьи Естественнонаучные 2 2

Публицистические 20 33

Изменилось и содержание. Естественнонаучные статьи, количество которых в газете всегда было невелико, достигло критической отметки в две статьи за целый год. Снизилась доля и художественного материала. Зато основное содержание теперь занимали «сводки с фронтов», обличение религии в странах загнивающего капитализма и т. д. и т. п. Огромное место занимают стенограммы съездов, речи заграничных коммунистов, тексты типа «Ленин и Сталин о религии». Это как нельзя лучше иллюстрирует не только ситуацию одного конкретного издания (самого крупного в отрасли!), но и ситуацию с антирелигиозной пропагандой в целом.

С каждым годом роль самой по себе антирелигиозной работы падала, все реже появлялись специальные статьи, вносящие в антирелигиозную пропаганду в СМИ нечто новое. Фактически специальная антирелигиозная периодическая печать переживала кризис. Особенно это стало заметно после 1934 г., когда антирелигиозный нажим, осуществлявшийся с 1929 г., но так и не принесший никаких результатов, оконча-

тельно уступил место административным мерам. Антирелигиозные СМИ окончательно перешли в подчинительное положение и занимались в основном подачей под правильным ракурсом всех антицерковных мероприятий советской власти [15].

Таким образом, мы вправе утверждать, что антирелигиозная периодическая печать во время всего периода своего становления в 1920-1930-е гг. подвергалась серьезным изменениям. Несомненно, это было вызвано более либеральной позицией власти по отношению к религии в 1920-е гг., отчего наблюдается известный плюрализм в вопросах антирелигиозной пропаганды, а с ним и рост антирелигиозных изданий. Как показал проведенный анализ, редколлегии были сами вольны выбирать, на что делать упор: карикатуры, фельетоны или откровенное высмеивание религии и церкви при явной практической пользе (статьи о сельском хозяйстве, объяснении явлений природы и т. д.) или же более сдержанный тон, но при упоре на место религии в социуме, ее корни, влияние в других странах. Борьба шла как на уровне партийных пленумов, так и на страницах газет. Но относительно либеральный период быстро сменило административное давление 1930-х гг., которое в итоге и свело на нет всю антирелигиозную периодику, постепенно возрождавшуюся в 19501960-е гг. С другой стороны, именно в начале 1930-х гг. наблюдался всплеск активности изданий, печатались самые высокие за весь исследуемый период тиражи. Но этот показатель при учете закрытия многих печатных органов именно к началу второго периода говорит нам совсем о другом. Данные «для отчета» в это время стали предпочтительнее действительного развития антирелигиозной периодики. Из газет и журналов уходит прикладная составляющая, оставляя после себя бесконечные отчеты о партсобраниях и нападки на любые формы религии за рубежом. Таким образом, творческий потенциал изданий, на наш взгляд, к концу второго периода был исчерпан. Собственно об этом красноречиво свидетельствует закрытие в 1941 г. последней действующей на тот момент антирелигиозной газеты «Безбожник».

ПРИМЕЧАНИЯ

1 «Штурм небес» - общее обозначение мер, призванных разделаться с религией в России без длительного периода работы по становлению материалистического мировоззрения, грубое отступление от теоретических положений марксизма, призывающих к планомерной работе, а

не ударам по религии «в лоб» (см.: Черная книга («Штурм небес») : сборник документальных данных, характеризующих борьбу советской коммунистической власти против всякой религии, против всех исповеданий и церквей / сост. А. А. Валентинов ; ввод. ст. П. Струве. Париж, 1925. 294 с.).

ЛИТЕРАТУРА

[1] Крылов Н. А. Из истории пропаганды атеизма в СССР // Вопросы истории религии и атеизма : сб. ст. 1960. Вып. 8. С. 166-192 ; Чуковен-ков Ю. А. Постановка индивидуальной работы с верующими в 1937-1941 гг. // Вопросы истории религии и атеизма : сб. ст. 1962. Вып. 10. С. 143-156.

[2] Алексеев В. А. Иллюзии и догмы. М. : Политиздат, 1991. 400 с.

[3] Маленков В. В. Антирелигиозная печать в СССР (довоенный период) // Власть и управление на востоке России. 2009. № 6. С. 98-126.

[4] Федотова И. Ю. К вопросу об использовании материалов антирелигиозных периодических изданий при изучении государственной религиозной политики во время Великой Отечественной войны (по материалам газеты «Безбожник»). URL: http://politarchive.perm.ru/ publikatsii/stati/k-voprosu-ob-ispolzovanie-materialov-antireligioznyh-periodicheskih-izdanij-pri-izuchenii-gosudarstvennoj-religioznoj-politiki-vo-vremya-velikoj-otechestvennoj-vojny.html (дата обращения: 03.11.2012).

[5] Алексеев В. А. Указ. соч. С. 264.

[6] Сталин И. В. Первые итоги заготовительной кампании и дальнейшие задачи партии: Ко всем организациям ВКП(б) // Сочинения : в 18 т. М. : ОГИЗ; Государственное издательство политической литературы, 1949. Т. 11. С. 10-19.

[7] Цит. по: Маленков В. В. Указ. соч. С. 100.

[8] Алексеев В. А. Указ. соч. С. 278.

[9] Костеловская М. М. Об ошибках антирелигиозной пропаганды // Правда. 1925. 25 янв.

[10] Ярославский Ем. М. О методах антирелигиозной пропаганды (вынужденный ответ тов. Кос-теловской) // Правда. 1925. 29 янв.

[11] Фицпатрик Ш. Повседневный сталинизм. Социальная история Советской России в 30-е годы: город. 2-е изд. М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2008. - 336 с.

[12] Безбожник. 1934. № 3.

[13] Из циркулярного письма ЦК ВКП(б) «О мерах по усилению антирелигиозной работы» (утверждено ЦК ВКП(б) 24 января 1929 г.). URL: http://www.alexanderyakovlev.org/almanah/inside /almanah-doc/1005110 (дата обращения: 04.11.2012).

[14] Фирсов С. Л. Была ли безбожная пятилетка? URL: http://religion.ng.ru/printed/90616 (дата обращения: 04.11.2012).

[15] Там же.