Научная статья на тему 'Станислав Густавович Струмилин: «Лучше стоять за высокие темпы, чем сидеть за низкие»'

Станислав Густавович Струмилин: «Лучше стоять за высокие темпы, чем сидеть за низкие» Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
866
90
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Станислав Густавович Струмилин: «Лучше стоять за высокие темпы, чем сидеть за низкие»»

ВЗГЛЯД В ПРОШЛОЕ

В. В. Кришталы

СТАНИСЛАВ ГУСТАВОВИЧ СТРУМИЛИН:

«ЛУЧШЕ СТОЯТЬ ЗА ВЫСОКИЕ ТЕМПЫ, ЧЕМ СИДЕТЬ ЗА НИЗКИЕ»

Имя ученого Струмилина (Струмилло-Петрашкевича) Станислава Густавовича неотделимо от истории советской планово-экономической науки, которой он занимался в течение семи десятилетий. Сегодня любой статистик и бухгалтер знаком с индексом Струмилина — одним из методов построения индекса Производительности труда. Под руководством Станислава Густавовича была разработана первая в мире система материальных балансов. Основные направления научной деятельности Станислава Густавовича — это оценка методов планирования, исследование проблем экономики труда, трудовых ресурсов, образования, науки. В числе его интересов постоянно находились и демографические проблемы: в частности, он впервые дал прогноз численности и возрастно-полового состава населения России, который оправдался с большой точностью. Струмилин осуществил первое демографо-социологическое обследование бюджета времени рабочих и крестьян (19221923). В работе «Трудовые потери России в войне » (1922) он проделал расчет и дал экономическую оценку демографических потерь России в Первой мировой и Гражданской войнах, связанных со снижением рождаемости и сокращением численности трудоспособного населения. В 1936 г. С. Г. Струмилин написал работу «К проблеме рождаемости в рабочей среде», опубликованную, однако, лишь в 1957 г. Струмилин разрабатывал также проблемы экономической эффективности народного образования, так им исследована зависимость между степенью квалифицированности работников и сроками их обучения и установлены научные методы определения оптимального периода школьного обучения и размеров расходов на образование каждого рабочего с учетом роста национального дохода государства. По данным ученого, введение всеобщего начального образования в СССР дало экономический эффект, в 43 раза превышающий затраты на его организацию; рентабельность начального обучения для лиц физического труда в 28 раз превысила себестоимость обучения, а капитальные затраты на него окупились через 1,5 года. Так, 7-летняя школа обеспечила служащему повышение квалификации в 2,5 раза больше, чем рабочему. Для рабочего обучение в школе 2-й ступени лишь на 14% окупало государственные затраты, а высшая школа с 3-го курса становилась убыточной. Исходя из этого Струмилин сформулировал закон «убывающей продуктивности школьного обучения», согласно которому с возрастанием количества ступеней обучения снижается его экономическая рентабельность для государства, а квалификация рабочего повышается медленнее, чем число лет, затраченных на его обучение. Выводы Станислава Густавовича о высокой рентабельности обучения в вузах преимущественно малоимущих выходцев из рабочих и крестьян подтверждали окупаемость бесплатного высшего образования и содержания студентов за государственный счет, а также давали возможность обосновать обязательную 3-летнюю работу выпускников вузов по распределению, установление им заработной платы на уровне не ниже квалифицированных рабочих. По подсчетам Струмилина, такой подход гарантировал государству прибыль от работы каждого специалиста в течение его работоспособного периода жизни не менее 40 тыс. руб. (масштаб цен 1929 г.). Он был неразрывно связан с административной системой планового управления, сложившейся в 30-х годах, являлся ее виднейшим теоретиком и практиком. Принадлежав, так же как и Г. М. Кржижановский, к телеологическому направлению в экономической теории, Струмилин отличался значительно большей непримиримостью к сторонникам генетической школы, занимая диаметрально противоположные позиции. Секрет долголетия Струмилина во многом кроется не только в его хорошей работе, но и в его видении путей развития экономики, всегда находившемся в полном соответствии со взглядами верховных руководителей коммунистической партии Советского Союза.

Родился Станислав Густавович 29 января 1877 г. в селе Дашковцы, ныне Литинского района Винницкой области. В 20 лет начинает свою научно-публицистическую деятельность, а также активно участвует в марксистском движении, в силу чего он не раз подвергался судебному преследованию. В 1906 г. С. Г. Струмилин был делегатом 4-го (Стокгольмского) и в 1907 — 5-го (Лондонского) съездов РСДРП. Впоследствии он примыкал к меньшевикам, вследствие чего в ВКП(б) его приняли уже после полной победы большевиков, в 1923 г. В 1914 г., в 37 лет, он окончил коммерческое отделение в составе Политехнического института г. Санкт-Петербурга (ныне Санкт-Петербургского Политехнического университета). С 1916 г. Струмилин заведовал отделом статистики Особого совещания по топливу города Петрограда, после революции сначала возглавлял отдел статистики Петроградского областного комиссариата труда (1918-1919), после чего был повышен до заведующего отделом статистики Наркомтруда и ВЦПС (1919- 1923). Его успешная экономическая работа позволила ему стать заместителем председателя, членом Президиума, заместителем начальника Госплана СССР, членом Совета научно-технической экспертизы Госплана СССР (1921-1937, 1943-1951). В 1931-1957 гг. он был членом Совета по изучению производительных сил страны Академии наук СССР, а затем заместителем председателя этого Совета. Одновременно С. Г. Струмилин вел научную и педагогическую работу. Сменив несколько вузов, начиная от МГУ им. М. В. Ломоносова (1921-1923) и Института народного хозяйства им. Г. В. Плеханова (1929-1930), он обосновался сначала в Московском государственном экономическом институте (1931-1950). Начиная с 1948 г. и до конца своей жизни (1974) С. Г. Струмилин вел научно-педагогическую работу в Академии общественных наук при ЦК КПСС. С 1942 по 1946 год был заместителем председателя Совета филиалов и баз АН СССР. В 1948-1952 гг. заведовал сектором истории народного хозяйства института экономики АН СССР. С. Г. Струмилин написал свыше 700 научных трудов, наиболее крупными из которых являются: «Богатство и труд» (1905), «Проблемы экономики труда» (1925), «Очерки советской экономики» (1928), «Промышленный переворот в России» (1944). В середине 1960-х годов были изданы избранные произведения С. Г. Струмилина в пяти томах: 1-й том посвящен работам по статистике и экономике; 2-й том — работам по планированию; 3-й том — проблемам экономики труда; 4-й том — очеркам социалистической экономики СССР; 5-й том — сборник статей, не вошедших в первые 4 тома. В 1961 г. журнал «Новое время» опубликовал в нескольких номерах статью Струмилина «В космосе и дома (К вопросу о пределах роста населения Земли. Заметки экономиста)», в которой автор высказывал свои соображения о демографическом будущем. Он полагал, что со временем, когда человечество приблизится к естественному пределу своего долголетия и перейдет к простому воспроизводству населения, внимание общества будет направлено на рост качества населения2. Деятельность Струмилина позитивно оценивалась советской властью: он был награжден орденами Ленина (1945, 1953, 1957, 1967), Октябрьской Революции (1971), Трудового Красного Знамени (1936) и медалями. Был лауреатом Государственной Сталинской (1942; первой степени — за коллективную работу «О развитии народного хозяйства Урала в условиях войны») и Ленинской (1958; за книгу «История черной металлургии в СССР») премий, а в 1967 г., к своему юбилею, получил звание Героя Социалистического Труда (1967). Но признания в международной науке Струмилин не получил, иностранным членом академии наук, в советских сателлитах Польше и Румынии, он стал лишь к своему 90-летнему юбилею в 1967 г. Это объясняется не только мировым неприятием плановой экономической науки, апологетом которой всю жизнь был Станислав Густавович, но и тем, что начиная с середины 20-х годов он не стеснялся использовать то, что еще в советские годы назовут «массовой травлей, организуемой на страницах печати, и дискуссиями, в которых преобладали клеветнические наветы, ультрареволюционное фразерство, истерические заклинания и кровожадный экстремизм»4. Так, по мнению Струмилина, к числу экономических предпосылок установления «законченного планового хозяйства », «законченного социализма» относится полная ликвидация влияния на наше

хозяйство «рыночной стихии». Нетерпимо в связи с этим и дальнейшее сохранение «единоличных хозяйств мелкой индивидуалистической буржуазии». Необходимо также изжить «наследие буржуазной культуры», которая, оказывается, по Струмилину, «виновата» в том, что «так часто превращает общественных деятелей в бездушных бюрократов, заслуженных инженеров — в злостных вредителей, доверенных кооператоров — в воров и растратчиков... »5 Так под девизом борьбы с «буржуазной культурой» были уничтожены лучшие представители культуры, науки, искусства, и очень грустно, что Струмилин внес свой «вклад» в эту «борьбу», увязав указанные в цитате действительные и надуманные факты не с пороками крепнущей административной системы, а с «буржуазным наследием культуры». Струмилин объявил целевую установку, которая дается нам «нашим классовым положением в международном масштабе и внутри страны... организующим, главенствующим принципом, по отношению к которому наука, несмотря на высокое звание этой особы, и все остальные вспомогательные средства являются только служанками»б. Таким образом, отправляясь от верной, им же сформулированной методологической посылки о плане как синтезе науки и искусства, Струмилин затем впадает в крайность и договаривается до редкостного о откровенности утверждения, определившего существо административно- командной системы. Более других грядущему «господствующему учению», т. е. концепции плана Струмилина и его единомышленников, угрожали научные воззрения Н. Д. Кондратьева. Но ему, как писал Струмилин, не удастся «кастрировать плановую волю пролетариата в нашей стране», волю, которая, по горячему убеждению автора, способна преодолеть любые объективные препятствия. Иной подход, имеющий в основе «пассивное» научное предвидение, а не «активное», преобразующее мир предуказание, является, по выражению Струмилина, «преступным капитулянством». Это печальное обстоятельство должно быть отмечено уже хотя бы потому, что оно само по себе означало своего рода рубеж, начало сползания экономической науки в некую «мертвую зону», где нет места поискам истины, где любое несогласие с авторитарным мнением объявляется «изменой революции», «вражескими происками», «предательством высоких идеалов социализма » со всеми теперь хорошо известными трагическими последствиями. Тем не менее Струмилин внес большой вклад в разработку методов построения планов. Он был убежден, что в основе этого построения должно лежать обеспечение пропорциональности развития важнейших отраслей народного хозяйства, сбалансированности, согласованности ресурсов с потребностями. Именно Струмилин был одним из пионеров балансового метода Большое значение Струмилин придавал и методу последовательных вариантных приближений, считая его центральным в ряду других методологических идей планирования. Однако наиболее ценным с современных позиций является тезис Струмилина о необходимости системного подхода к использованию всех методов планирования с учетом их сильных и слабых сторон. По его мнению, метод ведущего звена должен обязательно применяться в органическом единстве с балансовым методом и методом вариантных приближений, иначе неизбежны диспропорции в экономическом развитии. Выделение, например, крупной промышленности в качестве ведущего звена в государственном плане должно сочетаться с балансовой проверкой прямых и обратных связей промышленности с сельским хозяйством и транспортом в целях предупреждения перебоев в их взаимном обмене продукцией и услугами. Таким образом, можно сделать вывод, что академик Станислав Густавович Струмилин был хорошим ученым, но, к сожалению, часто смешивал науку с идеологией в научных спорах, что для настоящего ученого, ученого с «большой буквы», неприемлемо.

Список литературы:

2 http://demoscope.ru/weekly/2004/0145/nauka01.php; http://bse.sci-lib.com/article106946.html

3 http://ru.wikipedia.org/

4 Каким быть плану: дискуссии 20-х годов: Статьи и современный комментарий / Сост. Э. Б. Корицкий. Л., 1989.

5 Там же.

6 Там же.

7 http://gallery.economicus.ru/cgi-ise/gallery/frame_rightn.pl?type=ru&links=./ru/strumilin/

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.