Научная статья на тему 'Станет ли реформа исполнительной и судебной властей в России государственной гарантией осуществления концепции четырех "и"? (часть 1)'

Станет ли реформа исполнительной и судебной властей в России государственной гарантией осуществления концепции четырех "и"? (часть 1) Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
132
35
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Станет ли реформа исполнительной и судебной властей в России государственной гарантией осуществления концепции четырех "и"? (часть 1)»

Станет ли реформа исполнительной и судебной властей в России государственной гарантией осуществления концепции четырех «и»? (часть 1)

Ю. Н. Старилов*

Обе ветви, сформировавшиеся в течение последних 17 лет в современные структуры и институты, были в эти годы объектом государственного вмешательства, реформирования, активного законодательного регламентирования. Общеизвестно, что судебная и административная реформы продолжаются и в современных условиях.

Сегодня важнейшей задачей является проблема практического обеспечения установленных государством гарантий, существующих для того, чтобы общество увидело реальный потенциал сильного государства, чтобы граждане получали достаточные поддержку и обеспечение. По мнению В. В. Путина, именно «демократическое государство должно стать эффективным инструментом самоорганизации гражданского общества»1. Иными словами, государственные гарантии могут стать реальными и эффективными в условиях формирования демократического государства. Кроме того, это еще и защита, обеспечение прав и законных интересов, субъективных публичных прав и свобод, благополучия чело-

* В нашем журнале публикуется впервые.

Несмотря на очевидную актуальность и большую значимость, вопрос о государственных гарантиях не стал предметом серьезного теоретико-прикладного анализа. Вместе с тем вся государственная деятельность должна быть ориентирована на практическое обеспечение провозглашенных гарантий. И только поэтому данный институт в любой сфере правоотношений заслуживает глубокого научного осмысления.

Причиной подготовки настоящей статьи стали вопросы: «Совершенствует ли государственные гарантии современное реформирование исполнительной и судебной властей? Способны ли сегодня административная и судебная системы служить надежной опорой для реализации новой концепции четырех “и”?» Для ответа на эти и другие вопросы в статье приводятся и анализируются высказанные в конце 2007 — начале 2008 гг. мнения высших должностных лиц страны и ученых относительно эффективности и качества государственной власти, особенно исполнительной (административной) и судебной.

века и гражданина, эффективности публичного управления, государственного строительства. Если в стране говорят и заботятся о всесторонней поддержке общественных интересов, то такая страна развивается в соответствии с разумными целями и задачами. Если о государственных гарантиях забывают, то происходит погружение в хаос админист-ративизма, нарушается принцип законности. Без государственной опеки она перестает выполнять свое предназначение. Очевидно, не каждое государство способно всемерно, последовательно и всесторонне обеспечивать установленные стандарты управления, благополучия, социально-экономического прогресса.

Все намечаемые планы улучшения экономической и политической системы, формирования гражданского общества и его дальнейшего укрепления невозможны без реального действия института государственных гарантий. Всякое государственное мероприятие должно быть гарантировано. В России обсуждаются слова В. В. Путина о трех главных направлениях решения ключевых проблем развития страны: «создание равных возможностей для людей... формирование мотивации к инновационному поведению... радикальное повышение эффективности экономики, прежде всего на основе роста производительности труда»2. Вряд ли каждый из этих путей может принести ожидаемый эффект без укрепления государственных гарантий осуществления намечаемых планов и проводимых преобразований. Д. А. Медведев, обсуждая план развития страны, также убежденно отстаивает демократические ценности и стандарты в определении целей и задач, например: «Никакие ценностные правовые доктрины сами по себе не могут заменить реальное благополучие людей. Поэтому повторю: одним из наших ключевых приоритетов должен оставаться сам человек с его реальными заботами и нуждами»3; принципы, на которых строятся общество и государство, — это прежде всего свобода и справедливость, гражданское достоинство человека, его благополучие и социальная ответственность4.

15 февраля 2008 г. Д. А. Медведев, выступая на V Экономическом форуме Сибири, определил развитие страны на ближайшие четыре года в соответствии с концепцией четырех «и»: институты, инфраструктура, инновации, инвестиции5. Реализация данной концепции должна основываться на решении следующих важнейших задач: преодоление правового нигилизма; повышение качества законов и эффективности правоприменения; снижение административных барьеров; облегчение налогового бремени и построение мощной финансовой системы; модернизация транспортной и энергетической инфраструктуры; формирование основ национальной инновационной системы; реализация программы социального развития страны6. Фундаментом здесь служат новые подходы к содержанию

самой государственной власти, публичному администрированию, роли судебной власти в обеспечение принципа законности власти административной. Выполнение задач в рамках каждого из намеченных направлений потребует усиления административноправовых начал государственного управления и судебного контроля за государственной деятельностью.

Чтобы государственные гарантии заработали, нужно в эту систему осуществления четырех основных направлений реализации намеченных проектов включить еще как минимум два «и»: идеалы и интеллект. Механистичность концепции четырех «и» и ее внешняя сторона должны быть насыщены «душой» с тем, чтобы содержание стало реальным. Для этого и нужны интеллект плюс известный идеализм при достижении целей. Концепция четырех «и» требует формирования и развития идеальных государственно-правовых институтов, обеспечивающих принцип достаточности интеллектуальных возможностей и усилий для успешного проведения реформ. Все названные четыре «и» — это лишь внешние факторы, структурно-организационные элементы, государственно-правовые средства. Иными словами, государство за счет преобразования институтов, инфраструктуры, инновационной деятельности и инвестиций пытается гарантировать социально-экономическое развитие и эффективность власти. Правовые реформы и структурные сдвиги в системе всей государственной власти окажутся жизнеспособными и понятными обществу лишь тогда, когда будут созданы интеллектуальные предпосылки, идеальные условия для их реализации, и появятся «кадровые силы» (мощный потенциал современных государственно-служебных отношений), способные проводить в жизнь установленные планы. «Административные идеалы», «административные стандарты», какой бы они не показались, на первый взгляд, не имеющей важного значения для практики выдумкой, оказывают мощное влияние на правотворчество и правоприменение.

Проводимые реформы, в первую очередь, должны быть направлены на установление реальности гарантий. Качественное управление страной также должно обеспечиваться прежде всего государством. В. В. Путин, оценивая недавнюю ситуацию в стране, отмечал: «Было очевидно искреннее стремление людей укрепить государство, изменить положение дел в стране»7. Вместе с тем укрепление государства, превращение его в сильное и эффективное не всегда и не во всем сопровождались созданием инструментов, обеспечивающих гарантии. Государство не отвечало в некоторых сферах общественной жизни за исполнение законов и иных нормативных правовых актов, провозглашающих важнейшие принципы правовой системы и защиты прав и свобод человека и гражданина.

Безусловно, на протяжении последних восьми лет государственные гарантии совершенствовались.

В. В. Путин, говоря о реальном состоянии страны во второй половине 1999 — начале 2000 гг., отмечал: «Тяжелое состояние дел в экономике и социальной сфере и, конечно, потеря многих ценностных ориентиров нанесли психологический удар обществу. Усилили социальные болезни, коррупцию, преступность. Обострился и демографический кризис. Рождаемость падала, смертность росла. Богатая Россия превратилась в страну бедных людей... В этих условиях мы начали формировать и реализовывать наш план. План вывода России из системного кризиса. И прежде всего приступили к наведению конституционного порядка, восстановлению элементарных социальных гарантий граждан и укреплению государственных институтов»8.

Практика реализации государственных гарантий часто сопряжена со множеством трудностей. На сложности и противоречия в этой сфере указывает и руководство страны. Например, Президент РФ с сожалением говорил о том, что «до сих пор ведь невозможно месяцами открыть собственное дело. В каждое учреждение нужно ходить со взятками: к пожарным, к санитарам, к гинекологам, к кому

9

только не нужно ходить»9.

Деятельность государственных органов, в том числе и прокуратуры, суда, контрольно-надзорных административных органов и должностных лиц демонстрирует отсутствие на деле государственных гарантий. Например, губернатор Воронежской области, выступая на заседании, посвященном подведению итогов работы прокуратуры Воронежской области за 2007 г., посетовал: «Вы отчитываетесь, что столько-то прокурорских представлений было вынесено, например, мэру города Воронежа. А дальше что? Что, после этих представлений он законы стал соблюдать? Ответственности чиновников за несоблюдение законности, как правило, не наступает. Сегодня в целом ряде муниципальных образований главы относятся к закону так, что если закон мешает им, то можно на него и не обращать внимания. А последствия нарушения законности долго ждать не приходится»10.

Или коррупция, о которой рассуждают давно и на разных уровнях11. Установило ли государство заслоны, не позволяющие разрастаться и углубляться коррупционным связям? Представители всех ветвей государственной и муниципальной власти оказываются втянутыми в подобные отношения. Например, 13 депутатов Тверской городской думы были осуждены Тверским областным судом за получение взяток, лоббирование интересов определенных финансовых групп, принятие решений в их пользу12. За 9 месяцев 2007 г. за совершение различных преступлений привлечены к ответственности 2344 сотрудника органов внутренних дел, из них 282 руководителя; в том числе за взяточничество — 86, превышение должностных полномочий — 129 человек13. Для борьбы с коррупцией в органах

внутренних дел предлагается установить для сотрудников обязанность декларировать доходы и

14

покупки14.

О значимости государственных гарантий говорил В. В. Путин на расширенном заседании Государственного Совета 8 февраля 2008 г., когда отмечались социально-экономические достижения страны в течение последних восьми лет: речь шла о восстановлении единого правового пространства страны, систематизации законодательства, разграничении полномочий Федерации, регионов и местного самоуправления, проведении децентрализации власти, укреплении материальной базы и реальной независимости судов, формировании устойчивой, дееспособной политической системы, возвращении России на мировую арену как сильного государства15. Президент РФ говорит о необходимости «качественного изменения управления страной»16: «Мы делаем и будем делать все возможное, чтобы права наших граждан реализовывались в полной мере через эффективные институты ответственной и честной власти»17. Ответственная и честная власть — характеристика эффективного государства. Но для создания такой власти также нужны государственные гарантии. Ответственность и честность государственной власти, как и ответственность и честность человека, должны стать внутренней потребностью каждого института государственной деятельности.

Предпринимаемые государством меры по улучшению социально-экономической сферы направлены на укрепление государственных гарантий. Например, национальные проекты обусловлены не только ясными политическим целями, но и необходимостью усиления государственных гарантий обществу и гражданам по четырем важнейшим направлениям. Сегодня авторы национальных проектов стали чаще говорить об их превращении в государственные программы, переводе их в будущем в подведомственность регионов (с сохранением федерального финансирования). 5 февраля 2008 г. Д. А. Медведев, выступая в г. Екатеринбурге, заметил, что все сделанное в области осуществления национальных проектов (например, в медицине) — «это некоторое изменение к лучшему». Следовательно, «некоторое изменение к лучшему» должно происходить и в системе государственных гарантий.

Государственные гарантии устанавливаются законодательными и иными нормативными правовыми актами, административно-правовыми и судебными решениями, организационно-обеспечительной деятельностью государственных и муниципальных служащих, должностными лицами. Государственные гарантии содержатся в деятельности всех элементов законодательной, судебной и административной систем. Законодательная власть в рамках законотворческой деятельности определяет гарантии и их систему. Исполнительная власть,

осуществляя административное нормотворчество и реальное правоприменение, практически фиксирует границы государственных гарантий и предоставляет их государству и обществу (если пользоваться современной административно-правовой терминологией) в виде исполнения государственных функций и предоставления государственных услуг. Судебная власть посредством всех видов судопроизводства (конституционное, гражданское, уголовное и административное) гарантирует права и свободы человека и гражданина, законные интересы всех субъектов права, обеспечивает правовую защиту лицам, разрешая спорные ситуации и конфликты.

Можно ли сегодня утверждать, что сложившаяся система государственных гарантий во всех сферах жизнедеятельности стала реальной обеспечительной силой провозглашенных прав и свобод человека и гражданина, законных интересов организаций и юридических лиц? Стало ли само российское государство гарантом благополучия общества? Способно ли государство эффективно исполнять свои функции? Что означает эффективное управление? В современной социально-политической и юридической литературе отмечается, что эффективность управления заключается в самих результатах управленческого воздействия18.

Поиск ответов на данные вопросы непременно приведет к необходимости изучения государственной власти, правовой системы страны, государственно-правового строительства, проведенных и осуществляемых в настоящее время самых главных и очевидных реформ, например, судебной или административной. Именно судебная и исполнительная ветви государственной власти ответственны за практическую реализацию и сопровождение установленных законодательной властью гарантий; судебная и исполнительная власть, каждодневно подвергаясь общественной критике, могут на деле способствовать укреплению государственных гарантий, либо наоборот: своими действиями и решениями разрушать правовой механизм государственной поддержки, внося тем самым негативный вклад в активно обсуждаемый ныне феномен национального правового нигилизма. Ведь совсем недавно Д. А. Медведев говорил об истоках правового нигилизма, «который продолжает оставаться характерной чертой нашего общества», при этом вспоминая известный афоризм: «Жесткость законов компенсируется необязательностью их исполнения»19.

Несомненно, правовой нигилизм — деструктивный элемент российского общества (об этом много говорилось и писалось в течение последних десятилетий). Однако правовой нигилизм является отрицательной характеристикой прежде всего Российского государства. Государственная власть, а точнее власть исполнительная, демонстрирует в последние 20 лет чудеса правового нигилизма и открытое непринятие требований российского закона. В стра-

не, где правовой нигилизм государственной власти каждодневно подтверждается пренебрежением духом и буквой закона, общественное пренебрежение к праву становится непременным спутником неправового развития страны. Нужно, очевидно, понять, что истинные и первичные истоки правового нигилизма — в незаконных проявлениях государственной деятельности, в противоречивом и несправедливом функционировании государственного и муниципального аппарата, государственных и муниципальных служащих. Не потому ли государство вынуждено постоянно инициировать и проводить реформы государственной власти, в частности исполнительной и судебной?

Если проследить динамику целей и задач судебной и административной реформ, то можно обнаружить, что они, конечно, немного видоизменившись, остаются до настоящего времени прежними, до конца не достигнутыми и не решенными. Ведь речь идет, как правило, о повышении эффективности и улучшении государственного управления; обеспечении прав и свобод человека и гражданина, законных интересов юридических лиц и индивидуальных предпринимателей; гарантировании государственных интересов, повышении ответственности государственных и муниципальных служащих; упрощении (или создании) административных процедур20; открытости судебной и исполнительной властей; установлении ответственности за принимаемые административные правовые акты или судебные решения; повышении материального благосостояния судей и государственных служащих. Особенно активно совершенствуется судебная и административная власти в начале XXI в. Федеральное и региональное законодательство играют в этом процессе не последнюю роль.

Очевидно, что государственными гарантиями эффективного властвования являются сами административная и судебная системы, которые в результате постоянного реформирования будут и далее видоизменяться, планомерно развиваться, требуя разумных действий и преобразований. Таким образом, судебная и административная власти вполне могут рассматриваться как гаранты защиты прав и свобод человека и гражданина, законных интересов, правовой защиты от произвола, незаконных административных действий или решений (бездействия) со стороны государственного или муниципального аппарата. Речь идет о государственных гарантиях в общегосударственном плане. Позволяет ли современная система административно-правового регулирования говорить о том, что государство провозгласило гарантии и обеспечивает их реальное осуществление на практике? И еще. Можно ли сегодня, в 2008 г., утверждать, что названные реформы принесли ожидаемые или планируемые результаты? По всей видимости, утвердительного ответа на этот вопрос дать не удастся.

Проведенная несколько лет назад административная реформа21 задумывалась, очевидно, как новый дополнительный элемент совершенствования публичного управления. Трансформирование системы организационно-правовых форм государственного управления, системы и структуры федеральных органов исполнительной власти, публичного управления на региональном уровне, очевидно, проводилось в целях улучшения управления и установления новых гарантий.

Если посмотреть на административную реформу с точки зрения ее итогов, то получается, что желаемые результаты остались лишь в идеальных конструкциях и на бумаге. Президент РФ В. В. Путин в середине февраля 2008 г. с сожалением констатировал: «Думаю, что не сработала так, как планировали некоторые наши коллеги, та структура, которая была создана в предыдущие четыре года: министерства занимаются только нормотворческой деятельностью, агентства и прочие выполняют свои функции»22. При этом он пояснил, что схема не работает из-за того, что министры «все равно сразу начинают натягивать на себя административное одеяло»23. Авторы административной реформы видели основное ее содержание в упорядочении и оптимизации государственных функций. А в качестве основного инструмента еще в 2004 г. были выбраны примерно 500 административных регламентов — нормативных актов, подробно описывающих взаимодействие чиновника и гражданина24. Новейшие достижения, институты, порядки и процедуры, внедренные в административную систему, должны изменить государственное управление, улучшить его, внести в эту сферу «административную» ясность. Государственные гарантии, создаваемые в процессе административных преобразований, должны способствовать совершенствованию не только административно-правовой системы, но и реальному улучшению выполнения государственных функций. Именно административная система, основанная на современных принципах правового государства, способна обеспечить реальность, например, такой политической конструкции, как «свобода и справедливость, гражданское достоинство человека, благо-

25

получие и социальная ответственность человека»25.

По словам В. В. Путина, к основным проблемам современного государственного управления относятся: бюрократизм государственного аппарата; коррумпированная система, не имеющая позитивной мотивации на динамичное развитие; чрезмерное административное давление на экономику; необходимость оптимизации функций и системы финансирования, которая может поспособствовать эффективной деятельности исполнительных органов государственной власти и самих государственных и муниципальных служащих; создание здоровой конкурентности при отборе специалистов на государственную службу; повышение ответственно-

сти персонала управления перед обществом; чрезмерная централизация государственного управления. «Любые, даже элементарные решения принимаются в правительстве месяцами, а то и годами. Вроде бы все делается по инструкции, правильно. Но это как раз тот случай, когда порядок превращается в абсурд»26. Важнейшими характеристиками новой системы государственного управления В. В. Путин считает «самостоятельность и ответственность, динамичное движение вперед, следование общей идеологии развития страны, эффективное использование ресурсов, смелые и неординарные решения, поддержка инициативы и инноваций,

27

сменяемость кадров, компетентность и кругозор»27.

Вновь отмечается важность и исключительная значимость так называемых административных процедур в деле совершенствования государственного управления. Обосновывая тезис о том, что «чиновники должны в полной мере осознать, что именно общество является их работодателем и ответственность они несут перед всем российским обществом, перед российскими гражданами»28, Д. А. Медведев в качестве первейшего условия определил необходимость закрепления всех административных процедур в регламентах работы органов государственной власти. «И сделать это надо не для того, чтобы наплодить очередные бюрократические бумажки, а для того, чтобы граждане знали обязанности конкретного чиновника, имели реальную возможность обжаловать незаконные действия или бездействие. Наказание провинившихся чиновни-

29

ков должно в этом случае стать неотвратимым»29. Таким образом, «знание гражданами обязанностей чиновника» и «неотвратимость ответственности» государственных служащих — важнейшие факторы улучшения публичного администрирования.

Однако только констатация проблем не разрешает дело по существу. О необходимости повышения или неотвратимости ответственности государственного аппарата говорят давно. Вот только правовая ответственность государственных служащих — весьма редкое явление, хотя законодательно порядок ее применения разработан достаточно подробно. Зачем же постоянно говорить о необходимости ответственности чиновников, если они не выполняют своих должностных обязанностей, нарушают права и свободы граждан, законные интересы юридических лиц, организаций? Ответственность уже установлена. Следовательно, этот институт просто не действует. На практике не придерживаются даже принципа ответственности государственныx служащиx за подготавливаемые и принимаемые решения, неисполнение либо ненадлежащее исполнение своиx должностныx обязанностей. Данный принцип сводится главным образом к установлению законодателем ответственности (дисциплинарной, административной, материальной, уголовной) за неправомерные действия или бездействие государственных служащих.

Обсуждение проблемы административных процедур в отдельных сферах правового регулирования (бизнес и др.) завершается предложением заменить их идеологию. При этом предлагается, например, разрешительные порядки сделать уведомительными, что позволит, по мнению Д. А. Медведева, преодолеть безразличие чиновников и мздоим-ство30. Таким образом, политические программные заявления относительно сущности административных процедур отражают главное юридическое назначение административного законодательства в данной сфере: установление власти административно-правового регулирования (закон, административный регламент) над практикой государственного управления, осуществление функций и полномочий, создание режима законности управленческих действий, необходимого порядка в области публичного управления. Очевидно, такие заявления государственных деятелей должны работать и на идеологический базис законопроекта «Об административных процедурах».

По словам Д. А. Медведева, «административная реформа должна быть доведена до конца, на место разрешительных процедур должны прийти уведомительные, чиновников должно стать меньше, значительная часть госфункций должна быть передана негосударственному сектору, а коррупции должен быть дан настоящий бой... административная ясность (т. е. четкое понимание того, на каких уровнях какие решения принимаются) — это первое условие обеспечения общественной поддержки. власть существует не для себя самой, а для эффективного управления страной в интересах граждан. И именно к такой модели нам нужно стремиться. К модели, которая, по сути, основана на общественном договоре между властью и обществом, на договоре, который создает взаимные обязанности сторон и порождает полноценную ответственность власти перед народом. если мы хотим стать цивилизованным государством — нам нужно прежде всего

31

стать государством правовым»31.

Если даже весьма поверхностно оценивать институт административных регламентов государственных органов, исполнения государственных функций или предоставления государственных услуг, то можно уверенно утверждать их полезность и высокую значимость в деле укрепления административно-правовых начал построения и функционирования государственных органов и государственных служащих. В настоящее время приняты десятки административных регламентов как на федеральном уровне, так и в субъектах Российской Федерации. Административные регламенты исполнения государственных функций и предоставления государственных услуг — новый элемент государственного гарантирования эффективности и качества государственного и муниципального управления.

Административные регламенты32 — продукт административного нормотворчества, призванного внести большой вклад в дело обеспечения качества управленческого труда. Но если ознакомиться с содержанием и структурой административных регламентов, то непременно возникает вопрос способности современных государственных служащих работать в соответствии со строгими требованиями и порядками осуществления управленческих действий, содержащимися в административных регламентах. Смогут ли государственные служащие не только служить по нормам данных административных регламентов, но даже ознакомиться с ними в полном объеме? Как далеко не каждый юрист осилит и до конца дочитает постановление Конституционного Суда Российской Федерации, так и не каждый государственный или муниципальный служащий способен познать необходимый для исполнения административный регламент. Сложности такого процесса примерно одинаковые: нужно обладать способностями, самодисциплиной, желанием вникнуть в проблему, довести до конца задуманное, иметь планы и порядок реализации усилий по исследованию соответствующего вопроса.

Законодательство об административных процедурах развивается в России противоречиво. Оно стало формироваться в результате проведения в стране административной реформы (2003-2007 гг.). Речь идет о том, что поступательное движение законодательства об административных процедурах происходит не путем разработки закона «Об административных процедурах», а в установлении соответствующих разделов, утверждаемых на федеральном и региональном уровнях административных регламентов исполнения государственных функций и предоставления государственных услуг. Например, Административный регламент исполнения Федеральным агентством кадастра объектов недвижимости государственной функции по государственному земельному контролю (утвержден Приказом Министерства юстиции РФ от 27 декабря 2007 г. № 254)33 включает в третьем разделе положения об административных процедурах, под которыми понимается последовательность действий при исполнении данной государственной функции. Примерно такой же правовой стандарт установления административно-процедурных отношений используется при составлении всех административных регламентов, принимаемых на уровне феде-

«34

ральной исполнительной власти34.

В субъектах Российской Федерации уполномоченными исполнительными органами государственной власти также принимаются административные регламенты. Например, в утвержденном постановлением Администрации Воронежской области от 19 декабря 2007 г. № 1163 Административном регламенте администрации Воронежской области по исполнению государственной функции «Ведение

личных дел государственных гражданских служащих исполнительных органов государственной власти Воронежской области»35 второй раздел называется «Административные процедуры». В данном разделе устанавливаются нормы, содержащие описание последовательности действий при исполнении государственной функции по ведению личных дел государственных гражданских служащих (порядок внесения в личное дело персональных данных гражданских служащих; необходимые документы, приобщаемые к личному делу гражданского служащего; обязанности отдела кадров; порядок обжалования действий (бездействия) и решений, осуществляемых (принятых) в ходе исполнения государственной функции по ведению личных дел). Аналогичные административно-процедурные нормы устанавливаются и в многочисленных административных регламентах по предоставлению какой-либо государственной услуги (например, Административный регламент предоставления государственной услуги по социальной реабилитации безнадзорных несовершеннолетних (утв. приказом Главного управления социального развития Воронежской области от 7 декабря 2007 г. № 716/ОД)36.

Здесь нужно сделать оговорку, что формирование такого законодательства не заменит традиционных административно-правовых норм, которые должны содержаться в федеральном законодательстве. Вместе с тем можно надеяться, что развитие законодательства об административных регламентах все же будет способствовать формированию современной теории административных процедур и разработке Закона «Об административных процедурах», в котором бы содержались нормы об общих принципах и порядке разрешения административных дел и принятии государственных и муниципальных административно-правовых актов.

1 Выступление Владимира Путина на расширенном заседании Государственного Совета 8 февраля 2008 года // Рос. газета. — 2008. — 9 февр.

2 Там же.

3 Известия. — 2008. — 15 февр.

4 Там же.

5 См.: Точки,над «и» // Рос. газета. — 2008. — 16 февр.

6 Там же.

7 Выступление Владимира Путина на расширенном заседании Государственного Совета 8 февраля 2008 года.

8 Там же.

9 Там же.

10 Цит. по: Осадчая Н. Работа прокуратуры должна стать наступательной // Молодой коммунар. — 2008. —

31 янв.

11 См., напр.: Борьба с казнокрадством с помощью народного контроля над бюрократией: политическая программа кандидата в Президенты В. В. Жириновского // Рос. газета. — 2008. — 13 февр.

12 См.: Никитина М. Коррупционная дюжина: По делу о коррупции осужден тринадцатый депутат Тверской гордумы // Рос. газета. — 2007. — 7 дек.

13 См.: Фалалеев М. Криминальный менталитет: Глава департамента собственной безопасности МВД Юрий Драгунцов о борьбе с коррупцией в милиции // Рос. газета. — 2007. — 7 дек.

14 Там же.

15 См.: Рос. газета. — 2008. — 9 февр.

16 Там же. — 15 февр.

17 Выступление Владимира Путина на расширенном заседании Государственного Совета 8 февраля 2008 года.

18 См., напр.: Барциц И. Н. Реформа государственного управления в России: правовой аспект. — М., 2008. — С. 68-94.

19 Медведев Д. Из выступления на V Красноярском экономическом форуме // Рос. газета. — 2008. — 22 февр.

20 См.: Старилов Ю. Н. Административные процедуры в системе реформирования государственного управления: содержание, юридическое значение, формирование законодательства // Административная реформа в Республике Узбекистан: опыт и проблемы правового регулирования: мат-лы междунар. симпозиума (29-30 сентября 2007 г.) / ред. кол. М. Х. Рустамбаев и др. — Ташкент: KONSAUDITINFORM-NASHR, 2008. — С. 30-62.

21 См.: Барциц И. Н. Указ. соч.

22 Коммерсантъ. — 2008. — 15 февр.

23 Там же.

24 См.: Бутрин Д. Владимир Путин распределяет одеяла // Коммерсантъ. — 2008. — 15 февр.

25 Дмитрий Медведев: Главное для нашей страны — это продолжение спокойного и стабильного развития // Известия. — 2008. — 15 февр.

26 Выступление Владимира Путина на расширенном заседании Государственного Совета 8 февраля 2008 года.

27 Там же.

28 Точки над «и».

29 Там же.

30 Там же.

31 Коммерсантъ. — 2008. — 16 февр.

32 См.: Барциц И. Н. Указ. соч.

33 См.: Рос. газета. — 2008. — 12 янв.

34 См., напр.: Административный регламент исполнения государственной функции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним (утв. Приказом Министерства юстиции России от 14 сентября 2006 г. № 293) // Рос. газета. — 2006. — 22 сент.; Административный регламент Федеральной таможенной службы по предоставлению государственной услуги по информированию о правовых актах в области таможенного дела и консультированию по вопросам таможенного дела и иным вопросам, входящим в компетенцию таможенных органов (утв. Приказом Федеральной таможенной службы от 24 мая 2006 г. № 469) // Там же. —

11 окт.; Административный регламент Федеральной службы по труду и занятости по предоставлению государственной услуги содействия гражданам в поиске подходящей работы, а работодателям в подборе необходимых работников (утв. Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 3 июля 2006 г. № 513) // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. — 2006.— №39.

35 См.: Молодой коммунар. — 2007. — 25 дек.

36 См.: Воронежский курьер. — 2007. — 15 дек.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.