Научная статья на тему 'Средства массовой информации как арена ценностного обмена'

Средства массовой информации как арена ценностного обмена Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
488
88
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МАСС-МЕДИА / ЦЕННОСТНЫЙ ОБМЕН / ЛИДЕР МНЕНИЯ / СМИ

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Зубанова Людмила Борисовна

В статье анализируется проблема ценностного диалога масс-медиа и потребителей информации. Формирование образа коллективной идентичности оценивается как практика конструирования представлений о действительности. Особое внимание отводится современным героям СМИ, лидерам мнений, информационной элите общества.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Средства массовой информации как арена ценностного обмена»

ная ситуация в конечном счете обусловлена взаимодействием ценностного сознания с объектом. Активность ценностного сознания ориентируется на выявление определенных ценностных характеристик ситуации, как качество, значение и смысл.

Рассмотрение совершенствования и развития ценностного знания как результата осмысления с ценностных позиций ранее неизвестных ситуаций является исходным принципом познания через рефлексию. Последняя предполагает, как уже подчеркивалось, учет содержательных характеристик ценностного знания - ведь она является работой с содержанием ценностного знания, которое выступает как объект, условие и предпосылка, с одной стороны, и как итог, цель, результат - с другой, иными словами, как начальный и конечный пункт осмысления. Вместе с тем эти характеристики ценностного знания органически включены в целостность рефлексии, внутренним движущим стимулом которой является ранее неизвестная ситуация, а механизмом движения - действия, исходящие из рамок имеющегося у субъекта ценностного сознания. Наличие этих двух моментов в рефлексии ценности отражает реальную диалектику устойчивости и динамики оснований ценностного познания, момента данной ценностной картины мира и момента критического переосмысления, изменения или создания новой ценностной картины мира. Необходимо отметить, что момент относительной устойчивости оснований ценностного знания - наряду с моментом их изменчивости, динамичности, развития - является необходимым аспектом ценностно-познавательной деятельности в целом.

Примечания

1 Кант, И. Критика способности суждения / И. Кант. - М., 1994. - С. 228.

2 Науменко, Е. А. Ориентиры интуитивности / Е. А. Науменко. - Тюмень, 2000. -С. 60.

Л. Б. Зубанова

СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ КАК АРЕНА ЦЕННОСТНОГО

ОБМЕНА

В статье анализируется проблема ценностного диалога масс-медиа и потребителей информации. Формирование образа коллективной идентичности оценивается как практика конструирования представлений о действительности. Особое внимание отводится современным героям СМИ, лидерам мнений, информационной элите общества.

Ключевые слова: масс-медиа, ценностный обмен, лидер мнения, СМИ.

Сила слова, фиксируемого СМИ, и по широте охвата и по длительности воздействия давно уже превосходит любые формы распространения информации. Равнодоступность транслируемых потоков, каждодневное нахождение индивидуального сознания в поле общественного мнения, формирует интеграционную основу сплочения, в значительной мере определяя содержание и структуру идентичности, формируя собирательный образ «мы». Средства массовой информации не просто формируют этот образ, но и отражают уже существующие в общественном сознании ценности, репрезентируют мир мнений, порождая ситуацию ценностного узнавания -

когда информация пробуждает в восприятии потребителя комплекс представлений (закрепляет его или разрушает), резонируя с социальными архетипами сознания. Отмеченный Ч. Кули фактор приобщения аудитории к «большому сознанию» через совокупность накопленных в ходе восприятия массовой информации «состояний чувствования и отображений» возводит индивидов до уровня, определяемого не-одюркгеймовским крылом социологии как «коллективная трансцендентальность». Каждодневно накрывающий нас поток информации масс-медиа придает сообщениям своеобразный религиозно-идеологический характер верования, в значительной мере мифологизируя современное медиапространство. Формирование наших представлений о мире и себе при помощи СМИ укладывается в позицию, определенную Дж. Мидом как «окольный путь через других»: осознание собственной идентичности возможно в том случае, если индивид смотрит на себя глазами других, когда согласно теории «зеркального Я» именно масс-медиа предстают подобного рода зеркалом.

Сообщения, транслируемые в СМИ, организованы в соответствие с определенным ценностным кодом: отражаемой системой взглядов, установок, представлений. В трактовке Ю. Хабермаса - это особая публичная сфера, обеспечивающая возможность широкого общественного диалога, своеобразная легальная платформа общения, понимаемая в нашем случае как арена ценностного обмена. В пространстве диалога воспринимающая аудитория продляет информационный эффект в повседневной практике, воспроизводит полученные знания о мире как сценарии личностного самоопределения в нем.

Реальность, согласно постмодернистским представлениям, не существует не столько в эмпирической объективности, сколько является продуктом дискурса, ее кодирование с привнесением ценностно-смысловой направленности превращает представляемое в определенного рода идеологию. Потребитель, как правило, перестает воздвигать жесткую границу между образом и его референтом (заменителем). Так, Ж. Бодрийар указывает на соответствие онтологического статуса реальности и ее имиджа, что влечет за собой рождение эпохи подобия, видимости, создания особой «гиперреальности». Происходит рождение чувства, определяемого А. Гидден-сом «инверсией реального»: когда в сознании потребителя реальная вещь или событие при их ближайшем рассмотрении видятся менее значимыми по сравнению с тем, как они представлены в СМИ.

Специфика ценностного взаимодействия видится нам в том, что декларируемая функция информирования представляет собой не столько информацию о происходящем событии, сколько оказывается связанной с эффектом событийности происходящего. Благодаря этому событиям присваивается ценностная значимость, придается собственно статус событийности («мы делаем новости!»). Равно как не вызывает сомнений и тот факт, что удельный вес информационного массива на определенную тему также подкрепляет статус значимости информации, обеспечивает ее узнаваемость для воспринимающей аудитории (переводит сообщение в ценное для меня).

Безусловно, ценностное представление медиа-послания не обеспечивает автоматической четкости считывания его реципиентом в качестве рационально и осмысленно воспринимаемого набора транслируемых ценностей. Потребитель имеет дело в большей мере с неким «расплывчатым» образованием, оседающим в виде выраженного мнения, которое тем больше воздействует на выбор его решений, чем менее он осознает его авторство.

На наш взгляд, ценностная основа современного медиапространства определяет ситуацию присвоения транслируемых ценностей и смыслов в качестве основы мировосприятия потребляющего. Не случайно теория когнитивного диссонанса Ле-

она Фестингера указывает на поиск потребителем информации определенного «когнитивного баланса» - соответствия собственных ценностных установок транслируемым через СМИ, стремление к внутреннему равновесию, обеспечивающему психологический комфорт.

Еще большее воздействие, на наш взгляд, может оказывать ценностная персонификация поля СМИ - особая форма одушевления ценности через значимых персон. Доминирующая в исследованиях СМИ концепция непосредственного одноступенчатого влияния информации на потребителя была оспорена Полем Лазарсфельдом, зафиксировавшим возрастание информационного эффекта за счет лиц, получивших в его терминологии определение «лидеров мнений». Одноступенчатая модель коммуникации (СМИ - получатели) трансформировалась в двухступенчатую: (СМИ - лидеры мнений - получатели): на первом этапе главным становится передача информации, на втором в действие вступает уже передача влияния.

В условиях огромного потока информации, получаемой из внешнего мира, человеческое сознание во избежание перегрузки вынуждено прибегать к «спасательному кругу» избирательного восприятия, селективного отбора обрушивающихся на него материалов. Зачастую большинство потребителей легче устанавливают связь с конкретными индивидами, нежели с обезличенными институтами. Персонификация ценностей, смыслов, значений помогает реципиенту ощутить большую сопричастность с происходящими событиями, идентифицировать собственный мир с образом, выстраиваемым средствами массовой информации. Образ действительности становится одушевленным и приближенным через участие тех, кто взял на себя функцию его прояснения - лидеров мнений: всех тех значимых персон, личностный вес которых, позволяет воспринимающей аудитории доверять (или, хотя бы прислушиваться) транслируемой информации. По мысли П. Бурдье, в современном обществе понятие «быть», трансформируется в «быть замеченным у журналистов»2, или, согласно Л. Паэнто, войти в сообщество «медиатических интеллектуалов», контролирующих рычаги символической власти над сознанием воспринимающей аудитории3.

Итак, ценностная персонификация медиапространства увеличивает эффект воздействия на потребителя через фильтр «одушевления ценности», действующий механизм проекции (когда харизматический вес героя переносит дополнительную нагрузку на транслируемую им информацию). Олицетворенная ценность (как ценность, провозглашаемая значимым лицом) приводит к возникновению чувства «высокой определенности» (М. Маклюэн), переводит сообщение из разряда абстракции в сферу предельной конкретизации. По сути, мы можем говорить о зоне распределения символического капитала, понимаемого как способность человека к производству мнений, наличие особой легитимной компетенции, проявляющейся в праве интерпретации происходящего. Долгое время «монополизация на истину» принадлежала лидирующей (в данном вопросе) прослойке - интеллигенции, ответственной за поиск «дороги к храму». Трансляция смыслов, озвучивание общественных перспектив рассматривались в качестве родового признака интеллигенции как «говорящего класса» (Г. Кириленко). Но если классическая интеллигенция нередко воспринималась в определенном разрыве с общественной психологией, мыслилась выразителем иного (а, нередко, и инобытийного) сознания, лидеры мнений действуют в непосредственном единстве с миром общественного мнения, или, по крайней мере, исключают формы открытого и декларируемого «отгораживания» от повседневности.

В современном социологическом знании вопрос о том, насколько предлагаемые ценности являются признаваемыми и разделяемыми потребителем (естественная основа принятия), а насколько мы имеем дело с односторонне внедряемой (ис-

кусственно навязанной) идеологией остается до конца не решенным. В социологии массовых коммуникаций сформировались две традиции в рассмотрении данной оппозиции: либеральная, определяющая работу СМИ в направлении «снизу вверх» -ориентация на интересующее аудиторию, опора на сложившуюся, а потому и востребованную ценностную основу общества; и радикальная, выстраивающая вектор «сверху вниз» - ориентация на конкретизированный «узкий» интерес, ценностные установки культурных элит, групп влияния и т. д. Объединяющим мотивом данных воззрений становится лишь момент следствия, результативности, восприятия информации в терминах корреляции - соответствия версий реального и реальности.

Медийные лидеры становятся новой властвующей информационной элитой, или, как некогда определил Р. Миллс - «классом профессиональных знаменитостей» (the professional celebrities), определяющих барометр общественного мнения, нормируя социальные представления и модели желаемого устройства общества, контролируя в нем «власть наименований и классификаций» (П. Бурдье). Современные герои СМИ выступают своеобразными «держателями лингвистического капитала» (П. Бурдье), определяя с общественной трибуны (в обновленном статусе - масс-медиа) наиболее ценные доминанты общественного развития, возводя личностную оценку действительности в ранг всеобщности, оказываясь связующим звеном между миром массовой информации и нуждающимся в ориентации индивидуальным сознанием потребителя.

Таким образом, ценностное пространство социума может быть исследовано через изучение ценностного пространства современных средств массовой информации (медиапространство) в свою очередь организованного лидерами мнений, олицетворяющими ценности, приближая их к массовому принятию и признанию большинством через личностное влияние лидера.

Примечания

1 Гидденс, А. Опосредование опыта / А. Гидденс // Назаров, М. М. Массовая коммуникация и общество : введение в теорию и исследования. - М. : Аванти плюс, 2003. -С. 288.

2 Бурдье, П. О телевидении и журналистике / П. Бурдье ; пер. с фр. Т. В. Анисимовой, Ю. В. Марковой ; отв. ред. и предисл. Н. А. Шматко. - М. : Фонд научных исследований «Прагматика культуры» ; ин-т экспериментальной социологии, 2002. -160 с.

3 Паэнто, Л. Интеллектуальная докса / Л. Паэнто // Socio-Logos : альманах Рос.-фр. центра социол. иссл. Ин-та социологии РАН. - М. : Socio-Logos, 1996. - С. 32-38.

Н. Л. Худякова

ОБЪЕКТИВНАЯ ФОРМА ЦЕННОСТНЫХ ОСНОВ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КАК ОСНОВА ВОСПИТАНИЯ В УЧРЕЖДЕНИЯХ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

В статье предлагаются некоторые подходы к решению проблемы определения ценностных основ профессиональной деятельности. Изложены основные положения структурно-генетической концепции ценностей, с позиций которой рассматривается заявленная проблема. Обоснована необходимость в воспитании ценностных

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.