Научная статья на тему 'Средневековые антироссийские санкции: к истории вопроса'

Средневековые антироссийские санкции: к истории вопроса Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
463
110
Поделиться
Ключевые слова
САНКЦИИ / SANCTIONS / ЭМБАРГО / EMBARGO / ГАНЗЕЙСКИЙ СОЮЗ / HANSEATIC LEAGUE / ПЕРЕДВИЖЕНИЕ / MOVEMENT / ПАТЕНТ / PATENT / МЕЖДУНАРОДНЫЙ / INTERNATIONAL / ГОРОДА / CITIES / ТОРГОВЛЯ / TRADE / ПОЛИТИКА / POLITIC / ЦАРЬ / TSAR / ЛИВОНСКАЯ ВОЙНА / LIVONIAN WAR / ЛИВОНСКИЙ ОРДЕН / LIVONIAN ORDER / ПРОТИВОСТОЯНИЕ / OPPOSITION

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Лаптева Е.В.

Статья посвящена проблеме международных санкций против российского государства в период позднего Средневековья. Автор указывает, что в поздний период Средних веков (в основном XVI в.) уже формируется понятие санкций как инструментария международной политики. В работе раскрываются этапы и причины формирования эмбарго и санкций передвижения на примере антироссийской политики Ганзейского союза и Испании, а также анализируются ответные действия русского государства. В статье акцентируется деятельность Ивана IV по предотвращению международной изоляции Московского царства в XVI в. и политика Великого Новгорода по отношению к Ганзейскому торговому союзу.

Medieval anti-Russian sanctions: on the history of the issue

The article is devoted to the problem of international sanctions against the Russian state in the late medieval period. The author notes that in the late Middle Ages (mostly XVI century) there is an understanding of sanctions as an international political instrument. The article reveals stages and causes for the embargo and sanctions taking an example of anti-Russia policy of the Hanseatic League and Spain, analyzing the reciprocal acts of the Russian state. The article pays attention to the activities of Tsar Ivan the IV on prevention of the international isolation of the Moscow Kingdom in the XVI century, and the policy of the Novgorod the Great towards the Hanseatic League.

Текст научной работы на тему «Средневековые антироссийские санкции: к истории вопроса»

Е.В. Лаптева*

Средневековые антироссийские санкции: к истории вопроса

Аннотация. Статья посвящена проблеме международных санкций против российского государства в период позднего Средневековья. Автор указывает, что в поздний период Средних веков (в основном XVI в.) уже формируется понятие санкций как инструментария международной политики. В работе раскрываются этапы и причины формирования эмбарго и санкций передвижения на примере антироссийской политики Ганзейского союза и Испании, а также анализируются ответные действия русского государства. В статье акцентируется деятельность Ивана IV по предотвращению международной изоляции Московского царства в XVI в. и политика Великого Новгорода по отношению к Ганзейскому торговому союзу.

Ключевые слова: санкции, эмбарго, Ганзейский союз, передвижение, патент, международный, города, торговля, политика, царь, Ливонская война, Ливонский Орден, противостояние.

Международные санкции — это особая форма международно-правовой ответственности за нарушение государством международных соглашений. Являют собой экономические и политические меры принуждения, которые применяются государствами и международными организациями против государств, уклоняющихся от ответственности за совершенные ими международные правонарушения.

Международные санкции считаются промежуточной формой воздействия на государство или часть его территории — между словесным осуждением и прямым применением силы.

Международные санкции различаются по видам:

1. торговые — эмбарго;

2. финансовые (блокирование, ограничение доступа, прекращение финансового сотрудничества);

3. санкции в области передвижения (запрет на въезд/выезд);

4. дипломатические (аннулирование полностью или частично дипломатических отношений с отзывом послов);

5. спортивные и культурные (запрет на участие в сотрудничестве и соревнованиях);

6. процессуальные (прекращение или лишение права голоса, представительства в выборных органах или международных организациях). Вопрос санкций в международном праве имеет давнюю историю. В XVI в. международная политика уже разрабатывала вопрос правового регулирования экономических взаимоотношений государств, включая санкции и обязательства. Гуго Гроций — голландский юрист, философ и политический деятель, живший в этот период, под-

нимал в своих трудах вопросы взаимоотношения государств, которые могут регулироваться с помощью права1.

По его мнению, право также должно регулировать и отношения между государствами, по аналогии с тем, как оно регулирует отношения между людьми, преследуя цель всеобщего блага и справедливости: «нет столь могущественного государства, которое порою не испытывало бы нужды в содействии извне, со стороны других государств, как в области торговли, так и для отражения соединенных сил многих чужеземных народов; оттого мы видим, как даже самые могущественные народы и государи ищут заключения союзных договоров, которые лишены какой-либо силы, по мнению тех, кто ограничивает справедливость пределами каждого государства. Оттого-то, в самом деле, верно, что нельзя рассчитывать ровно ни на что, если только отклониться от права»2.

Внимание автора в данной статье будет уделено в основном проблеме средневековых торговых санкций против русского государства. Наиболее показательным в этом отношении являются события XVI в.

Торговые санкции получили название «эмбарго» (от исп. embargo — государственное запрещение на ввоз и вывоз иностранных товаров и ценностей, primo — задержание государством судов, вооружения, принадлежащих иностранному государству)3. Необходимо отметить, что

1 См.: Гуго Гроций. О праве войны и мира. М.: Ладомир, 1994.

2 Цит. по: Учение Гроция о государстве и праве // История политических и правовых учений: краткий учеб. курс / под общ. ред. В.С. Нерсесянца. М.: Норма: Инфра-М, 2000. С. 125.

3 Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. М.: Мир и образование, 2015. С. 1310.

© Лаптева Е.В., 2015

* Лаптева Елена Васильевна — доктор исторических наук, профессор кафедры экономической истории и

истории экономических учений Финансового университета при Правительстве РФ.

[ella-7@yandex.ru]

111675, Россия, г. Москва, ул. Рудневка, д. 1, кв.166.

средневековые санкции (эмбарго) далеко не всегда были ответной мерой за нарушение международных соглашений; чаще всего это были меры, призванные путем давления добиться решения определенных политических задач.

Различного рода эмбарго, ограничения и повышения таможенных пошлин достаточно часто практиковались в Средние века. Испанское слово «эмбарго» в международный лексикон попало через английскую среду: во второй половине XVI в. Испания ввела санкции (эмбарго) против Англии и ее товаров. В таком значении это слово использовалось, однако, еще с конца XII в. Тогда папа римский Александр III созвал Третий Латеран-ский собор, решения которого прямо запрещали торговлю с мусульманами, еретиками, евреями и прокаженными. Это решение подкреплялось и расширялось следующими папами, влияя на торговые маршруты в Средиземном море. Пожалуй, именно это и можно считать первым примером полномасштабных экономических санкций.

Россия в этот период была еще далека от просвещенной Европы и ее проблем, в разработке теории международного права не участвовала, но уже испытала на себе действие эмбарго. Чаще всего применялось эмбарго продовольственное, и касалось это эмбарго в основном Северо-Западных земель (Новгорода, Пскова и близлежащих).

В Х^ХУТ вв. Новгород испытывал дефицит хлеба. Этим обстоятельствам не раз пользовались политические силы, желающие покорить богатую Новгородскую боярскую республику. Часто эмбарго на поставку зерна по политическим мотивам республике объявляли русские княжества и Литва. Сохранились свидетельства о настоящих торговых блокадах Новгорода — берестяные грамоты. Первое свидетельство о продовольственном эмбарго Новгорода относится к 1137 г.

В период феодальной раздробленности русского государства с помощью эмбарго князья пытались решить геополитические задачи. В частности, тверской князь Михаил Ярославич взял под контроль торговые пути в Новгород, а потом устраивал хлебные блокады республике, пытаясь включить ее таким образом в состав расширяющегося Тверского княжества. С точки зрения специалиста в области экономической истории В.Б. Перхавко, в голодные годы происходили лишь отдельные случаи экспорта зерна из западноевропейских стран в Новгород4, нехватку хлеба решали поставки зерна с Юга Руси.

Продовольственную проблему Новгорода пытались использовать в своих целях и западные соседи. Во время затяжного голода, поразившего всю Русь, ливонский орденмейстер в марте 1437 г.

запретил экспорт хлеба из Прибалтики на русские земли; он также объявил все ранее заключенные с русскими сделки аннулированными. В 1443 г. такой запрет подтвердил ливонский гофмейстер. Эмбарго на торговлю продовольствием с Русью продержалось около 30 лет. Сведения о новых поставках хлеба в Новгород из западных стран относятся уже к концу XV в. Но опыт эмбарго как средства политического шантажа или давления прочно вошел в копилку западного политического инструментария. Запреты на хлебную торговлю с Новгородом возникали еще не раз — например, в 1524 и 1527 гг. Ливония, чтобы вынудить Василия III принять выгодные для нее условия договора, заставляла своих купцов не возить рожь на Русь. Каким же образом Новгородской земле при таком постоянном дефиците хлебного бюджета удавалось сохранять свою политическую и экономическую независимость и обходиться без значительных закупок зерна в западных странах? Авторы труда «Аграрной истории Северо-Запада России»5 попытались смоделировать бюджет крестьянского хозяйства и пришли к выводу, что при низком потреблении хлеба и замещении пищевого дефицита дарами леса и рек, даже в голодные годы новгородцы могли выжить, добавляя в хлеб природные заменители (мох, ячменную солому, толченую рыбу, клевер и др.). Иногда такие добавки могли достигать 30—40 % от веса хлеба. Лес и река давали до 40 % потребляемых калорий. Только при таком объяснении становится ясно, каким образом при низких урожаях, не ввозя зерно из других русских княжеств и стран Западной Европы (или при очень малом импорте), при явном дефиците своего хлебного баланса Новгородской земле удавалось сохранить свою экономическую и политическую независимость.

В XVI в. Россия состоялась как централизованное государство и активно расширялась. Деятельность русский царей начала вызывать озабоченность крупных европейских держав. Опасность проникновения России в морское пространство становилась вполне реальной: Ливонские войны могли принести желаемый результат для России. В результате в европейской политике XVI в. появился комплекс мер, который сегодня можно назвать термином «антироссийские санкции», а в то время он получил имя «меры против Московского царства». Инициатором мер выступили практически одновременно несколько правителей и держав. Меры, предпринятые западными державами в далеком XVI в., вполне можно назвать сегодняшним термином «информационная война». Одной из первых «ласточек» санкций (информационной войны) стали

4 См.: Перхавко В.Б. История русского купечества. М.: 5 См.: Аграрная история Северо-Запада России / под ред.

Вече, 2008. А.Л. Шапиро. Л.: Наука, 1971.

особые «Московские листки», где с изрядной долей фальсификации описывались быт и нрав московитов, природа и условия жизни. Цель выпуска этого издания — создание негативного облика малознакомой Европе державы, отвлечение торговцев от идеи проникновения в Московию, изоляция Московского царства как возможного конкурента в мировой морской торговле и сдерживание культурного и цивилизационного роста русского государства в интересах установившегося расклада западноевропейской политики.

В XVI в. Испания начала ощущать опасность потери европейского и морского превосходства. Взгляд герцога Альбы, важного испанского политика, обратился не в сторону Англии, но в сторону неизвестного поднимающегося государства — Московского царства. В качестве превентивных мер Альба предлагает, выступая с речью на Франкфуртском депутационстаге, перестать поставлять в Московию ряд товаров, прежде всего металл, артиллерию, а также запретить мастерам-специалистам наниматься туда на службу и в целом закрыть границы с Московией.

Московское царство в XVI в. не имело выхода к Балтике. Но это обстоятельство не смутило Ивана Грозного, который был не только разносторонне образованным человеком, но и знал, что делается в мире. Царь обратился к помощи «третьих лиц» и нанял датчанина (уроженца Дит-марша) Карстена (Христиана) Роде, которому выдал первый в истории страны каперский патент — по типу патентов, выданных Елизаветой I Тюдор ряду англоязычных пиратов — Фрэнсису Дрейку и др. Это был документ на право официального пиратства (дававший негласный титул «королевского пирата»). Роде — уроженец Ютландии — первоначально был купцом, затем — капером на службе у датского короля Фредерика II, а после приглашен Иваном IV на службу в Россию в 1570 г. Причиной необходимости иметь своего капера стала блокада завоеванного русскими порта Нарвы и подрыв русской торговли на море силами Польши и Швеции. Роде должен был продавать захваченные товары в русских портах, поставлять в Московское государство пушки с захваченных кораблей и товары, выкуп за пленных. Экипаж получал жалованье в размере 6000 талеров6. Действия Роде на Балтике были успешными; был захвачен ряд ганзейских судов, а также суда Швеции. Роде показал силу русского царя на Балтике, и через некоторое время европейские правители известили Москву, что санкции в ближайшее время прекратятся. Но вскоре Роде был захвачен, отправлен в Данию и его дальнейшая судьба неизвестна. В 1576 г. Иван Грозный в письме к датскому королю справлялся

о судьбе Роде, но не получил ответа7. В случае с Карстеном Роде Иван IV показал себя как решительный политик, который не боится идти на крайние меры и берет пример с крупных европейских государств в действиях международного противостояния.

Торговые санкции и санкции передвижения против Московского государства сопровождались информационной войной. В 1561 г. в Европе выходит первый листок, описывающие русские события как «весьма мерзкие, ужасные, доселе неслыханные» (всего вышло 62 таких листка). Царя Ивана Грозного сравнивали с библейскими отрицательными персонажами, наделяя его всеми греховными качествами. Установлено, что листки эти печатались в Польше; информационная война впоследствии прекратилась — летучие листки прекратили выходить, как только Лжедмитрий I перешел границу с Московским государством.

Еще одна страница средневековых санкций против России — история взаимоотношений Ган-зы и Московского государства. Ганза — немецкий союз торговых городов (официально название появляется в 1358 г.) — имела свой парламент, регулярно собирала на съезды торговых представителей, вырабатывала особую торговую, военную и дипломатическую политику в северной Европе. Необходимое давление, наказание непокорных или провинившихся городов и даже стран достигалось торговыми эмбарго, запретами и противодействием торговле за пределами внутреннего рынка, натравливанием союзников или подкупом, а также лоббированием влиятельных торговых людей в национальной правящей верхушке, которые оказывали, в свою очередь, давление на главенствующее лицо. Но эта политика не всегда удавалась; в XVI в., когда Новгород и Псков окончательно вошли в состав Московского государства, торговые интересы ганзейцев в Новгороде оказались под угрозой.

Весь XV в. взаимоотношения русских торговых городов и Ганзы были напряженными из-за набегов немцев не северные русские земли8. В 1407 г. репрессии против немецких купцов в Новгороде были усилены; городские власти распорядились запретить торговлю с немцами. Запрет действовал 2 года. Ганза же в 1407 г. ввела свои санкции: был запрещен ввоз соли (в XV в. значительную часть соли на Русь ввозили) и торговля с Новгородом. Русские купцы были вынуждены принять ряд условий Ганзы9. Запрет на ввоз соли уже практиковался в истории Европы; такого рода

6 См.: Ярхо В.Н. Иноземцы на русской службе. М.: Ломо-носовъ, 2015.

7 См.: Ярхо В.Н. Датский адмирал русских пиратов // Наука и жизнь. 2003. № 12. С. 141-147.

8 См.: История немецкой Ганзы. Ч. 1-2. М.: Тип. Н. Степанова, 1849.

9 См: Аракчеев В.А. Псков и Ганза в эпоху средневековья. Псков: Дизайн экспресс, 2012. С. 10.

торговым эмбарго часто пользовалась Венеция10. Весь XV в. в истории новгородско-ганзейских отношений прошел под знаком непрекращающихся конфликтов, считают исследователи11. Русские принимали ответные меры: в 1497 г. были арестованы немецкие купцы. Но русские власти старались быть справедливыми: «В результате длительных переговоров и неоднократных посольств орденского магистра к великому князю, в начале 1497 г. были освобождены все ганзейские купцы, за исключением ревельских, которые были задержаны в Москве до выдачи виновных в гибели русских», — пишет исследователь Ганзы, доктор исторических наук Е.А. Рыбина12.

Ганза то усиливала, то ослабляла экономические санкции: в 1416 г. в крупнейшем представителе Ганзы, городе Любеке, наложили полный запрет на торговлю с новгородцами. Немецким купцам запрещалось не только ездить в Новгород, но вести торговлю в Пскове. Ганзейский союз прибегнул к крайней мере — экономической блокаде, дабы заставить Новгород отказаться от направленных против ганзейского купечества постановлений.

Ситуация ухудшилась в следующем XVI в. У Ивана IV был другой приоритет в торговом партнерстве — Англия, но и при этом векторе русский царь отнюдь не отказывался от других контактов и не собирался ограничивать государственную международную торговлю одним лишь северным направлением. Ливонская война практически разрушила ганзейскую торговлю в Новгороде и Пскове. Немецкие купеческие подворья были разрушены. Несмотря на то, что после окончания Ливонской войны ряд подворий был восстановлен, былого величия у Ганзы уже не было. Ганза постепенно уступала господство на Балтике Швеции и Дании. В этих условиях, если раньше Ганза не шла на уступки новгородцам, что часто было причиной конфликтов, то теперь в «скру» (судебник, сборник норм и правил немецкого купечества на новгородской земле) был включен ряд статей, обеспечивающих интересы русских купцов в торговле с ган-зейцами, а также постановления, призывающие предотвратить конфликты13.

XVI в. демонстрировал еще один вид антироссийских санкций — санкции в области передвижения. Иван IV, которого «листки» (иностранные пасквили на Московское государство) рисовали сумасшедшим деспотом, свирепым

10 См.: Оке Ж.-К. Средневековая Венеция. М.: Вече, 2014. С. 69.

11 См.: Назаров В.В., Назарова И.Н. Старый Ямгород и купцы Ганзы. СПб.: Реноме, 2014. С. 78.

12 Рыбина Е.А. Новгород и Ганза. М.: Изд-во МГУ 1986. С. 168-169.

13 См.: Она же. Иноземные дворы в Новгороде Х11-ХУ11 вв.

М.: Изд-во МГУ 1986. С. 80.

дикарем, был человеком образованным и дальновидным. Он заботился о развитии Московского государства; для этого нужны были в первую очередь специалисты. В 1548 г. царь поручил немецкому мастеру и торговцу металлом Гансу Шлитте завербовать и привезти в Россию мастеров-специалистов различных профессий, прежде всего в области военного дела. Шлит-те, выполняя заказ, набрал две группы людей, около 300 чел. Он был человеком решительным и не боялся обращаться для выполнения заказа к влиятельным лицам. Ганс Шлитте появился в Аугсбурге в сентябре 1547 г. во время заседаний сейма14 и стал добиваться аудиенции у императора Священной Римской империи Карла V. Действовал он, несомненно, через своего покровителя графа Антона Фуггера, в аугсбургском особняке которого обычно гостил Карл V15. Шлитте пришлось на свои деньги нанимать и содержать мастеров; трудности не пугали его, и вскоре он получил разрешение императора отправить специалистов в Московию. Но Ливонский орден, опасаясь, что мастера усилят экономический и военный потенциал России, что приведет к вытеснению Ордена на Балтике, обратились в Лю-бекский магистрат и к императору с просьбой задержать мастеров. Шлитте был арестован под предлогом того, что, не имея дипломатического статуса, занимался вербовкой для иностранного государства. Большинство мастеров было задержано. Ливонская конфедерация не только держала руку на пульсе рабочих потоков из немецких земель на Русь, но и требовала, чтобы все торговые операции на Балтике велись только через ливонские порты: Ригу, Ревель и Нарву, а товары должны были перевозиться только на ганзейских судах.

Немецкие мастера не попали на Русь. В ходе Ливонской войны себя все же проявили иностранные специалисты, но уже из Англии. Посольство Ричарда Ченслера (1553) получило режим наибольшего благоприятствования, и торговая блокада и санкции передвижения были прорваны.

Тем не менее Ливония и германский император пытались и дальше задержать санкциями успешное развитие Московского государства. 26 декабря 1560 г. было принято итоговое заключение — рейхсабшид Шпаейрского депутационста-га — целая программа противодействия Ивану IV. В нее входили положения об отправке посольства в Москву с целью добиться запрета вторжений в Ливонию, о сборе особого наемного войска, а также о запрете торговли стратегическими товарами — военной продукцией и продовольствием.

14 См.: Полосин И.И. Из истории блокады Русского государства // Материалы по истории СССР. Т. II: Документы по истории XV-XVII вв. М.: Изд-во АН СССР, 1955. С. 257.

15 См.: Peake E. History of the German Emperors and Their Contemporaries. Philadelphia: J.B. Lippincott & Co, 1874. P. 263.

Но Любек, теряя выгодные торговые обороты, предпочел продолжать торговлю с русскими и не отозвался на приказ о санкциях.

Вопрос о торговых санкциях был поднят снова в 1561 г., после того как русскими войсками была захвачена значительная часть Ливонии. На сей раз немецкие власти были настроены решительно. 14 апреля 1561 г. сенат Гамбурга оповестил Елизавету Английскую о том, что во исполнение имперского декрета власти вольного города задержали несколько кораблей, принадлежавших британским торговцам. И арест этот был наложен по той причине, что они были гружены самым разнообразным оружием и пушками для Московского государства. Германский император обратился к английской королеве в 1561 г. с просьбой помочь Ливонии и запретить торговать с Россией металлом, пушками, продовольствием и даже тканями. Елизавета I не последовала просьбе, и объявила, что слухи о ее поддержке военными товарами Московии — ложь; оружие на кораблях необходимо самой Англии.

На новом имперском съезде в Лейпциге в 1561 г. представители Ганзы (конкретно — горо-

Библиография:

1. Аграрная история Северо-Запада России. Вторая половина XV — начало XVI в. / под ред. А.Л. Шапиро. Л.: Наука, 1971. 402 с.

2. Аракчеев В.А. Псков и Ганза в эпоху средневековья. Псков: Дизайн экспресс, 2012. 65 с.

3. Гроций Гуго. О праве войны и мира. М.: Ладомир, 1994. 868 с.

4. История политических и правовых учений: краткий учеб. курс / под общ. ред. В.С. Нерсесянца. М.: Норма: Инфра-М, 2000. 352 с.

5. Назаров В.В., Назарова И.Н. Старый Ямгород и купцы Ганзы. СПб.: Реноме, 2014. 319 с.

6. Оке Ж.-К. Средневековая Венеция. М.: Вече, 2014. 384 с.

7. Перхавко В.Б. История русского купечества. М.: Вече, 2008. 512 с.

8. Полосин И.И. Из истории блокады Русского государства // Материалы по истории СССР. Т. II: Документы по истории XV-XVII вв. М.: Изд-во АН СССР, 1955. С. 247-271.

9. Раушник Г. История немецкой Ганзы. Ч. 1-2. М.: Тип. Н. Степанова, 1849. 204 с.

10. Рыбина Е.А. Иноземные дворы в Новгороде XII-XVII вв. М.: Изд-во МГУ,1986. 176 с.

11. Рыбина Е.А. Новгород и Ганза. М.: Рукописные памятники Древней Руси, 2009. 320 с.

12. Ярхо В.Н. Датский адмирал русских пиратов // Наука и жизнь. 2003. № 12. С. 141-147.

13. ЯрхоВ.Н. Иноземцынарусскойслужбе. М.: Ломоносовъ, 2015. 240 с.

14. Peake E. History of the German Emperors and Their Contemporaries. Philadelphia:J.B. Lippincott & Co., 1874. 587 p. Referenses (transliteration):

1. Agrarnaja istorija Severo-Zapada Rossii. Vtoraja polovina XV — nachalo XVI v. / pod red. A.L. Shapiro. L.: Nauka, 1971. 402 s.

2. Arakcheev V.A. Pskov i Ganza v jepohu srednevekov'ja. Pskov: Dizajn jekspress, 2012. 65 s.

3. Grocij Gugo. O prave vojny i mira. M.: Ladomir, 1994. 868 s.

4. Istorija politicheskih i pravovyh uchenij: kratkij ucheb. kurs / pod obsh. red. V.S. Nersesjanca. M.: Norma: Infra-M, 2000. 352 s.

5. Nazarov V.V., Nazarova I.N. Staryj Jamgorod i kupcy Ganzy. SPb.: Renome, 2014. 319 s.

6. Oke Zh.-K. Srednevekovaja Venecija. M.: Veche, 2014. 384 s.

7. Perhavko V.B. Istorija russkogo kupechestva. M.: Veche, 2008. 512 s.

8. Polosin I.I. Iz istorii blokady Russkogo gosudarstva // Materialy po istorii SSSR. T II: Dokumenty po istorii XV-XVII vv. M.: Izd-vo AN SSSR, 1955. S. 247-271.

9. Raushnik G. Istorija nemeckoj Ganzy. Ch. 1-2. M.: Tip. N. Stepanova, 1849. 204 s.

10. Rybina E.A. Inozemnye dvory v Novgorode XII-XVII vv. M.: Izd-vo MGU,1986. 176 s.

11. Rybina E.A. Novgorod i Ganza. M.: Rukopisnye pamjatniki Drevnej Rusi, 2009. 320 s.

12. Jarho V.N. Datskij admiral russkih piratov // Nauka i zhizn'. 2003. № 12. S. 141-147.

13. Jarho V.N. Inozemcy na russkoj sluzhbe. M.: Lomonosov', 2015. 240 s.

Материал поступил в редакцию 5 апреля 2015 г.

16 Рыбина Е.А. Иноземные дворы в Новгороде XII-XVII вв. С. 83.

да Любека) вынуждены были дать ответ, почему они продолжают торговлю с русскими. Но Любек продолжал придерживаться линии, намеченной еще на 1559 г. ганзетаге. Ответ был дан простой: санкции мешают торговле и обогащают коммерческих противников — купцов Англии, Голландии, Швеции, Дании. Любекские купцы формально отозвались на призыв императора: был обещан сбор денег в пользу несчастной Ливонии, но это обещание не было выполнено, а торговля продолжалась еще почти 100 лет. Очевидно, Ган-за, утратившая к тому времени былое величие и силу в европейской торговле, удерживала в своих руках новгородскую контору как последнее напоминание о прежнем могуществе16.

Проблема международных санкций остро стоит на повестке дня. Впервые испытав на себе действие международных санкций в период Средневековья, Россия показала, что может выстоять в трудных условиях и часто дает адекватный ответ, который заставляет задуматься о необходимости и судьбе применяемых действий против нашего государства.

Medieval anti-Russian sanctions: on the history of the issue

LAPTEVA, Elena Vasilievna — Doctor of History, Professor of the Department of Economic History and History of Economic Teachings of the Financial University under the auspices of the Government of the Russian Federation. [ella-7@yandex.ru]

111675, Russia, Moskva, ul. Rudnevka, d. 1, kv. 166.

Review. The article is devoted to the problem of international sanctions against the Russian state in the late medieval period. The author notes that in the late Middle Ages (mostly XVI century) there is an understanding of sanctions as an international political instrument. The article reveals stages and causes for the embargo and sanctions taking an example of anti-Russia policy of the Hanseatic League and Spain, analyzing the reciprocal acts of the Russian state. The article pays attention to the activities of Tsar Ivan the IV on prevention of the international isolation of the Moscow Kingdom in the XVI century, and the policy of the Novgorod the Great towards the Hanseatic League.

Keywords: sanctions, embargo, the Hanseatic League, movement, patent, international, cities, trade, politic, Tsar, Livonian war, Livonian order, opposition.