Научная статья на тему 'Сравнительный анализ использования цельноклеточных и бесклеточных коклюшных вакцин для профилактики коклюшной инфекции'

Сравнительный анализ использования цельноклеточных и бесклеточных коклюшных вакцин для профилактики коклюшной инфекции Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

CC BY
1521
100
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЦЕЛЬНОКЛЕТОЧНАЯ КОКЛЮШНАЯ ВАКЦИНА / БЕСКЛЕТОЧНАЯ КОКЛЮШНАЯ ВАКЦИНА / ЭФФЕКТИВНОСТЬ И БЕЗОПАСНОСТЬ КОКЛЮШНЫХ ВАКЦИН / WHOLE-CELL PERTUSSIS VACCINE / ACELLULAR PERTUSSIS VACCINE / EFFICACY AND SAFETY OF PERTUSSIS VACCINES

Аннотация научной статьи по наукам о здоровье, автор научной работы — Алексеева И.А., Перелыгина О.В.

В связи с ростом во многих странах мира заболеваемости коклюшем остро встал вопрос о вакцинах, используемых для иммунопрофилактики коклюша. Работа посвящена анализу применения цельноклеточной и бесклеточной коклюшных вакцин (ЦКВ и БКВ соответственно). Представленные материалы демонстрируют, что выбор коклюшной вакцины (ЦКВ или БКВ) играет определяющую роль в формировании иммунной прослойки населения. Широкое использование в 1950-1960 гг. ЦКВ привело к более чем 90 % снижению заболеваемости коклюшем и смертности от него. При высокой эффективности ЦКВ обладают определенной реактогенностью (особенно выраженной у зарубежных вакцин, содержащих в своем составе, по сравнению с отечественными препаратами, в 1,5-2 раза больше убитых коклюшных клеток). Альтернативным препаратом является БКВ, обладающая, по сравнению с ЦКВ, значительно меньшей реактогенностью. Имеющиеся данные указывают, что лицензированные БКВ и ЦКВ имеют эквивалентные показатели первичной эффективности в предотвращении заболевания в течение первого года жизни, но наблюдается более быстрое ослабление иммунитета и снижение влияния на передачу патогенного агента при применении БКВ в отличие от ЦКВ. Защита после введения бустерных доз БКВ ослабевает быстрее среди индивидуумов, которым во время первичной серии вводилась БКВ, а не ЦКВ. Эксперты полагают, что после введения повторной бустерной дозы БКВ ослабление иммунитета произойдет быстрее. Данные эпиднадзора позволили экспертам сделать вывод, что использование БКВ может привести к возрождению коклюша, и подобное возрождение может увеличить риск возникновения смертельного исхода среди детей, слишком маленьких для вакцинации. Подтверждением данного положения является рост заболеваемости коклюшем в развитых странах, где вакцинопрофилактика предполагает использование только БКВ. Необходимо привлечь внимание специалистов к выбору профилактического препарата с учетом его влияния на длительность и напряженность формируемого иммунитета.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по наукам о здоровье , автор научной работы — Алексеева И.А., Перелыгина О.В.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Comparative analysis of whole-cell and acellular pertussis vaccines efficacy in preventing pertussis

In light of the increasing incidence of pertussis in many countries much attention is paid to vaccines for immunologic prophylaxis of pertussis. The article dwells upon the use of whole-cell and acellular pertussis vaccines (DTPs and DTaPs, respectively). The analyzed materials demonstrate that the choice of the vaccine (DTP or DTaP) plays a crucial role in the creation of the proportion of the population who are immune to the disease. The wide use of DTPs in 1950s-1960s resulted in more than a 90 % decrease in pertussis incidence and mortality rates. While DTPs are very efficacious they have also been associated with a high degree of reactogenicity (especially those vaccines produced abroad since they contain half or twice as many inactivated pertussis cells as Russian vaccines). An alternative variant is DTaPs which show signficantly lower reactogenicity as compared to DTPs. Available data demonstrate that licensed DTaPs and DTPs have equivalent primary efficacy in preventing the disease during the first year of life, but the effect of APVs is not as long-standing as that of DTPs and this results in a more rapid weakening of the immune system and decrease in the influence on pathogen transmission. Immune protection following the administration of DTaP booster doses decreases more rapidly in those people who received first immunization with a DTaP rather than a DTP. Experts believe that after administration of a repeat DTaP booster dose the weakening of the immunity will be still more rapid. Epidemiological surveillance data suggest that the use of DTaPs can lead to the resurgence of pertussis, and this resurgence may increase the risk of death for children who are too small to be vaccinated. This conclusion is supported by the increase in pertussis incidence in developed countries where the immunological prophylaxis is based on DTaPs only. It is important that specialists make their choice of the prophylactic vaccine based on its effect on the immunity duration and level.

Текст научной работы на тему «Сравнительный анализ использования цельноклеточных и бесклеточных коклюшных вакцин для профилактики коклюшной инфекции»

ОБЗОРЫ

© КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ, 2017 ШИФР СПЕЦИАЛЬНОСТЬ

УДК 616.036.22+615.371:616.921.8 14.02.10 Эпидемиология

14.01.09 Инфекционные болезни

Сравнительный анализ использования цельноклеточных и бесклеточных коклюшных вакцин для профилактики коклюшной инфекции

И. А. Алексеева, 0. В. Перелыгина

Федеральное государственное бюджетное учреждение «Научный центр экспертизы средств медицинского применения» Министерства здравоохранения Российской Федерации, Российская Федерация, 127051, Москва, Петровский бульвар, д. 8, стр. 2

Поступила 15.06.2017 г. Принята к публикации 26.10.2017 г.

В связи с ростом во многих странах мира заболеваемости коклюшем остро встал вопрос о вакцинах, используемых для иммунопрофилактики коклюша. Работа посвящена анализу применения цельноклеточной и бесклеточной коклюшных вакцин (ЦКВ и БКВ соответственно). Представленные материалы демонстрируют, что выбор коклюшной вакцины (ЦКВ или БКВ) играет определяющую роль в формировании иммунной прослойки населения. Широкое использование в 1950-1960 гг. ЦКВ привело к более чем 90 % снижению заболеваемости коклюшем и смертности от него. При высокой эффективности ЦКВ обладают определенной реактогенностью (особенно выраженной у зарубежных вакцин, содержащих в своем составе, по сравнению с отечественными препаратами, в 1,5-2 раза больше убитых коклюшных клеток). Альтернативным препаратом является БКВ, обладающая, по сравнению с ЦКВ, значительно меньшей реактогенностью. Имеющиеся данные указывают, что лицензированные БКВ и ЦКВ имеют эквивалентные показатели первичной эффективности в предотвращении заболевания в течение первого года жизни, но наблюдается более быстрое ослабление иммунитета и снижение влияния на передачу патогенного агента при применении БКВ в отличие от ЦКВ. Защита после введения бустерных доз БКВ ослабевает быстрее среди индивидуумов, которым во время первичной серии вводилась БКВ, а не ЦКВ. Эксперты полагают, что после введения повторной бустерной дозы БКВ ослабление иммунитета произойдет быстрее. Данные эпиднадзора позволили экспертам сделать вывод, что использование БКВ может привести к возрождению коклюша, и подобное возрождение может увеличить риск возникновения смертельного исхода среди детей, слишком маленьких для вакцинации. Подтверждением данного положения является рост заболеваемости коклюшем в развитых странах, где вакцинопрофилак-тика предполагает использование только БКВ. Необходимо привлечь внимание специалистов к выбору профилактического препарата с учетом его влияния на длительность и напряженность формируемого иммунитета.

Ключевые слова: цельноклеточная коклюшная вакцина; бесклеточная коклюшная вакцина; эффективность и безопасность коклюшных вакцин.

Библиографическое описание: Алексеева ИА, Перелыгина ОВ. Сравнительный анализ использования цельноклеточных и бесклеточных коклюшных вакцин для профилактики коклюшной инфекции. БИОпрепараты. Профилактика, диагностика, лечение 2017; 17(4): 207-215.

Коклюш относится к инфекционным заболеваниям, представляющим значение для международного здравоохранения. Это обусловлено высокой контагиозностью бактерий Bordetella pertussis (B. pertussis), значительной, даже в настоящее время, летальностью в возрастной группе до 1 года, отсутствием длительного постинфекционного иммунитета, сравнительно непродолжительным поствакцинальным иммунитетом.

ВОЗ, в соответствии со своими полномочиями предоставлять государствам-членам ВОЗ рекомендации по вопросам политики в области здравоохранения, регулярно выпускает обновляемые документы по позиции организации в отношении вакцин против болезней, в том числе коклюша, имеющих важное значение. Опубликованные материалы ВОЗ представляют собой выверенную информацию, основанную на анализе огромного объема сведений, поступающих из разных стран мира. Подготовленные документы рассматриваются сотрудниками ВОЗ и внешними экспертами, затем рассматриваются и утверждаются Стратегической консультативной группой экспертов (The Strategie Advisory Group of Experts (SAGE) on immunization) ВОЗ по иммунизации (http:/www.who.int/immunization/

sage/en/), после чего публикуются. Последний документ ВОЗ «Вакцины против коклюша: документ по позиции ВОЗ — август 2015 г.» [1] содержит самые актуальные данные, касающиеся коклюша и его профилактики путем вакцинации; он заменяет документ по позиции, опубликованный в 2010 году [2] и включает пересмотренные рекомендации в отношении выбора вакцин против коклюша, опубликованные в июле 2014 г. [3].

Целью работы является сравнительный анализ использования цельноклеточных и бесклеточных коклюшных вакцин для профилактики коклюшной инфекции, основанный на изучении публикаций современной научной литературы.

Коклюш остается серьезной причиной смертности и заболеваемости среди детей младенческого возраста во всем мире, несмотря на высокий уровень охвата прививками [4].

Коклюш вызывается грамотрицательными коккобак-териями B. pertussis, которые инфицируют клетки мерцательного эпителия дыхательных путей человека. Клетки B. pertussis имеют ряд факторов патогенности, которые включают коклюшный токсин (КТ), филаментозный ге-

И. А. Алексеева, 0. В. Перелыгина

магглютинин (ФГА), пертактин (ПРН), фимбрии (ФИМ) типов 2 и 3, аденилатциклазный токсин (АЦТ), трахеальный цитотоксин (ТЦТ) и липополисахарид (ЛПС). В настоящее время патогенез коклюша в общих чертах можно представить следующим образом: ФГА, ПРН и ФИМ способствуют прикреплению бактерий к эпителиальным клеткам, а КТ, ТЦТ и АЦТ участвуют в разрушении эпителиальных клеток и противостоят воздействию иммунной системы хозяина.

Заболевание является эндемичным, эпидемические циклы наблюдаются каждые 2-5 лет (обычно 3-4 года), даже после внедрения эффективных программ иммунизации и достижения высокого охвата прививками. Большинство клинически выраженных случаев коклюша отмечается среди детей в возрасте 1-5 лет. Случаи смерти, как правило, регистрируются почти всегда в течение первых недель и месяцев жизни больного ребенка [5]. В развивающихся странах показатель летальности составляет почти 4 % среди детей младенческого возраста и 1 % — среди детей в возрасте 1-4 года [6]. В Сенегале, например, показатель летальности среди детей в возрасте младше 5 лет составлял 2,8 % [7]. Среди детей более старшего возраста, подростков и взрослых коклюш часто не диагностируется из-за обычно нетипично протекающего заболевания.

Различают три стадии заболевания: катаральную, па-роксизмальную, характеризующуюся приступами спастического кашля, и выздоровление.

Этиологическая диагностика основана на выделении B. pertussis из проб, взятых из носоглотки в течение катарального и начала пароксизмального периодов. Традиционно выделенная бактериальная культура рассматривается ВОЗ в качестве золотого стандарта для лабораторного подтверждения коклюша [8]. Но возможность выделения бактериальной культуры ограничена началом лекарственной терапии. Полимеразная цепная реакция (ПЦР) более чувствительна и может проводиться с теми же биологическими пробами, что и для бактериологических исследований, хотя в зависимости от специфичности используемого праймера может произойти перекрестная реакция с другими видами рода Bordetella [9]. Эксперты ВОЗ не рекомендуют проводить реакцию прямой иммунофлюоресцен-ции на материале, полученном из носоглотки, так как ее результаты часто могут быть ложноположительными или ложноотрицательными [1].

Серологическая диагностика может быть полезной и обычно она основывается на использовании парных проб сыворотки крови, которые должны быть взяты во время ранней катаральной стадии (сыворотка крови, полученная во время острой стадии) и через 1 месяц (сыворотка крови, полученная в период выздоровления). Значительное повышение концентрации специфических антител против КТ в сыворотке крови реконвалесцента подтверждает диагноз коклюша.

После перенесенного коклюша антитела к PT — единственному антигену, специфичному для B. pertussis, — обнаруживаются у 80-85 % пациентов. Но, как отмечают эксперты ВОЗ, ни тип, ни концентрация антител не коррелируют с клинической защитой, роль клеточного иммунитета до конца не идентифицирована. Естественная инфекция не вызывает длительной защиты от коклюша [10]. Повторное инфицирование с клиническими проявлениями может наблюдаться среди подростков и взрослых, такие случаи также регистрируются и среди детей. Продолжительность защиты, связанной с естественным иммунитетом или индуцированной вакцинацией, сложно определить. В связи с этим трудно различить между собой продолжительность иммунитета, вызванного первичной естественной инфек-

цией, и индуцированного симптоматическим или бессимптомным реинфицированием.

Исследователи отмечают возможность плацентарного перехода противококлюшных антител, но, тем не менее, большинство младенцев первых месяцев жизни не защищено от заболевания. Как считают эксперты, это связано с низким и неадекватным уровнем антител, переданных от матери. Проведенные исследования по вакцинации коклюшной вакциной беременных женщин продемонстрировали ее эффективность в обеспечении защиты новорожденных младенцев, что дает основание говорить о наличии защиты за счет образовавшихся антител [11].

Ранее для защиты от коклюшной инфекции использовали АКДС с цельноклеточным или бесклеточным компонентом (DTP или DTaP). В настоящее время для иммунопрофилактики коклюша, помимо АКДС, могут быть использованы многокомпонентные препараты, которые, кроме дифтерийного, коклюшного и столбнячного, включают и ряд других компонентов (полиомиелитный, гепатитный, гемофильный). Моновалентные коклюшные вакцины в практике используют редко.

Цельноклеточные коклюшные вакцины (ЦКВ) включают в свой состав убитые бактериальные клетки B. pertussis. Разные ЦКВ могут иметь различный антигенный состав. Это обусловлено использованием производителями разных штаммов, способов обезвреживания живой культуры, методов производства и контроля.

ВОЗ разработала ряд рекомендаций, касающихся качества (производства и выпуска серий), безопасности и активности ЦКВ [12]. Эти вакцины обычно не используют среди детей более старшего возраста в связи с их реакто-генностью.

В 1950-1960 гг. цельноклеточные вакцины были широко внедрены в индустриально развитых странах, что привело к более чем 90 % снижению заболеваемости коклюшем и смертности от него. ЦКВ с 1974 г. включены в Расширенную программу иммунизации. Иммунный ответ на ЦКВ направлен против массива бактериальных антигенов. Как отмечают эксперты ВОЗ, при применении ЦКВ разных производителей отмечается значительное различие в иммунном ответе на коклюшные антигены. Данные по иммуногенности сложно интерпретировать и сравнивать в отношении ЦКВ от разных производителей, а данные клинических исследований показывали, что высокоэффективные ЦКВ не обязательно индуцируют наиболее высокие титры антител. Не определена иммунологическая корреляция защиты от заболевания коклюшем, хотя считается, что наличие антител к коклюшному токсину (PT) может играть роль в обеспечении защиты от тяжелого заболевания среди младенцев.

Защитная активность ЦКВ, как показывает практика, может колебаться в довольно широких пределах. Это связано непосредственно с возможностью производителя изготовить высококачественный препарат. Системный обзор [13] эффективности вакцины против коклюша включал 49 рандомизированных контролируемых исследований и 3 когортных исследования; при этом использовали определение ВОЗ клинического случая коклюша [14]. Иммунологическая или клиническая эффективность (efficacy) ЦКВ среди детей составила 78 %, этот показатель значительно варьировал среди вакцин и составлял от 46 % (RR1 0,54 (0,46-0,63); 95 %) до 92 % (RR 0,08 (0,05-0,13); 95 %).

1 RR (Relative Risk — относительный риск) — соответствует показателю «индекс эффективности» (ИЭ), используемому в Российской Федерации.

Рандомизированное исследование двойным слепым методом, проведенное в Сенегале, показало, что 3 дозы ЦКВ продемонстрировали общую эффективность в 55 % против менее тяжелых форм коклюша (определяется как заболевание в течение >21 дня с кашлем, подтвержденное бактериологически и серологически, или наличием контакта с бактериально подтвержденным случаем), в отличие от 96 % при использовании более специфичного определения случая ВОЗ (>21 дня пароксизмального кашля, помимо тех же подтверждающих критериев) [15].

Эксперты ВОЗ отмечают сравнительную непродолжительность поствакцинального иммунитета. Так, исследование уровня пораженности коклюшем среди местного населения в Соединенном Королевстве в рамках медицины общей практики показало, что эффективность ЦКВ упала со 100 % в первый год после проведения первичной серии вакцинации до 84 % в 4-й год, 52 % в 5-й и 46 % в 6-й год после прививок [16]. По данным [17], продолжительность иммунитета, приобретенного в результате получения трех прививок первичной серии ЦКВ, варьирует от 4 до 12 лет. В отношении используемых в настоящее время вакцин выполненный в 2014 г. системный обзор показал, что после проведения первичной серии вакцинации ежегодная потеря защиты составляет максимум 13 % и минимум 2 % [4, 18].

Побочные поствакцинальные реакции при введении цельноклеточных вакцин явились причиной разработки менее реактогенных бесклеточных вакцин. Первая бесклеточная коклюшная вакцина (БКВ) была разработана в Японии в 1981 г., после чего БКВ стали доминирующим типом, используемым в индустриально развитых странах. Эти вакцины могут содержать один, два, три или пять очищенных антигенов: 1 — только КА (коклюшный анатоксин), 2 — КА и ФГА, 3 — КА, ФГА и ПРН, 5 — КА, ФГА, ПРН и ФИМ типов 2 и 3. Состав зарубежных БКВ, зарегистрированных в Российской Федерации, представлен в таблице 1. Как следует из данных, представленных в таблице 1,

дифтерийный, столбнячный и гепатитные компоненты в отечественных АКДС и Бубо-Кок вакцинах содержатся в значительно меньшем количестве, чем в зарубежных препаратах: 15 и вместо 25-30 и (дифтерийного анатоксина); 5 ЕС (и) вместо 10 и (столбнячного анатоксина) и 5 мкг НВэЛд вместо 10 мкг. При этом меньшее количественное содержание антигенов обеспечивает требуемую специфическую (защитную) активность, что говорит о высоком качестве отечественных препаратов.

Эксперты ВОЗ отмечают, что четкое влияние конкретных бесклеточных антигенов на защиту не ясно. Вакцины отличаются не только по числу антигенных компонентов и их количественному содержанию, но также и по типу бактериального клона, использованного в производстве вакцины, методам очистки и детоксикации (глутаральдегид, формальдегид, перекись водорода или генетический метод), адъювантам и используемым консервантам, таким кактиомерсал и феноксиэтанол [19]. В связи с вышеперечисленным проведение сравнительного анализа БКВ, произведенных разными предприятиями, представляет трудности. ВОЗ разработала ряд рекомендаций в отношении качества (для производства и выпуска серии), безопасности и активности БКВ [19]. Разработаны вакцины для ревакцинации, содержащие уменьшенные дозы столбнячного и дифтерийного анатоксинов.

По результатам рандомизированного контролируемого исследования, при котором проводили сравнение 3-компонентной и 5-компонентной бесклеточных вакцин, было сделано заключение, что эффективность ЦКВ и БКВ была сходной в отношении бактериологически подтвержденного коклюша с минимум 21-дневным пароксиз-мальным кашлем: РР для 5-компонентной вакцины по сравнению с реципиентами ЦКВ был 0,85 (0,41-1,79), и РР для 3-компонентной вакцины был 1,38 (0,71-2,69). В отношении бактериологически подтвержденных случаев коклюша РР для 5-компонентной вакцины по сравнению с реципиентами ЦКВ был 1,4 (0,78-2,52), а для 3-компонент-

Таблица 1. Состав одной дозы (0,5 мл) комбинированных вакцин, содержащих бесклеточный или цельноклеточный коклюшный компонент

Компонент Инфанрикс, Бельгия Инфанрикс-гекса, Бельгия Пентаксим, Франция Тетраксим, Франция АКДС, Россия Бубо-Кок, Россия

Активные вещества

Дифтерийный анатоксин Содержание, и Активность, МЕ 25 >30 25 >30 30 >30 30 >30 15 >30 15 >30

Столбнячный анатоксин Содержание, и Активность, МЕ 10 >40 10 >40 10 >40 10 >40 5 ЕС >60 5 >60

Коклюшный компонент, млрд инактивированных клеток 25 25 25 25 10 10

Коклюшный анатоксин, мкг Филаментозный гемагглютинин, мкг 25 25 25 25 — —

Фимбрии 2/3, мкг Пертактин, мкг 8 8 — — — —

ИБвЛд, мкг — 10 — — — 5

Вирус полиомиелита тип 1, ЕД Э-антигена — 40 8 — — — —

Вирус полиомиелита тип 3, ЕД Э-антигена — 32 — — — —

Капсульный полисахарид Н. ¡пАиепгае тип Ь, конъюгированный со столбнячным анатоксином — 10 мкг «25 мкг 10 мкг — — —

Примечание. Знак «-» означает отсутствие компонента в данной вакцине.

И. А. Алексеева, О. В. Пepeлыгинa

нoй вaкцины RR был 2,55 (1,5-4,33) [20]. Пpи пpoвeдeнии иccлeдoвaния в Итэлии иммyнoлoгичecкaя эффeктивнocть в 84 % (76-89 %) и 84 % (76-90 %) в oтнoшeнии типичнoгo кoклюшa былa зapeгиcтpиpoвaнa oтнocитeльнo двyx paз-ныx 3-кoмпoнeнтныx БKВ, пo cpaвнeнию c мaлoэффeктив-нoй ЦKВ [21]. Пpи пpoвeдeнии бoльшoгo иccлeдoвaния в oтнoшeнии дoмaшниx кoнтaктoв c пepвичными cлyчaями в Гepмaнии иммyнoлoгичecкaя эффeктивнocть вaкцины co-cтaвилa 88,7 % (76,6-94,6 %) пocлe пepвичнoй вaкцинaции 3-кoмпoнeнтнoй Б№ (DTaP) [22]. Пpи пpoвeдeнии paндo-мизиpoвaннoгo иccлeдoвaния двoйным cлeпым мeтoдoм в Ceнeгaлe [15] 2-кoмпoнeнтнaя DTaP-вaкцинa cpaвнивa-лacь c DTP-вaкцинoй. Pacчeты aбcoлютнoй эффeктивнo-cти, пoлyчeнныe пpи пpoвeдeнии этoгo иccлeдoвaния (cлyчaй-кoнтpoль), пoкaзaли, чтo БKВ oбecпeчивaeтмeнь-шую зaщитy пo cpaвнeнию c ЦKВ: 74 % (51-86 %) пo cpaв-нeнию c 92% (81-97%) пpи иcпoльзoвaнии oпpeдeлe-ния cлyчaя ВОЗ, xoтя paзличиe нe былo cтaтиcтичecки знaчимым.

Иccлeдoвaния, пpoвeдeнныe нa ceгoдняшний дeнь, пoкaзывaют, чтo БKВ бoлee эффeктивны, чeм мaлoэффeк-тивныe (ЦKВ, пoкaзaвшиe cyбoптимaльнyю эффeктив-нocть, бoлee нe иcпoльзyютcя), нo oни мoгyт быть мeнee эффeктивны, чeм выcoкoэффeктивныe ЦKВ [1, 23].

^а^мный oбзop тpex бoльшиx двoйныx cr^bix pa^ дoмизиpoвaнныx кoнтpoлиpyeмыx иccлeдoвaний в orno-шeнии БKВ [24] пoзвoлил cдeлaть зaключeниe, чтo муль-тикoмпoнeнтныe БKВ имeют бoлee выcoкyю зaщитнyю эк-тивнocть в oтнoшeнии типичнoгo кoклюшa и кoклюшa лeгкoгo тeчeния, чeм 1- и 2-кoмпoнeнтныe Б№. ^ct^-ный oбзop 49 paндoмизиpoвaнныx кoнтpoлиpyeмыx и^ cлeдoвaний и 3 ^^p^bix иccлeдoвaний пoдтвepдил зэ-ключeниe, чтo 1- и 2-кoмпoнeнтныe имeют бoлee низкую иммyнoлoгичecкyю (клиничecкyю) эффeктивнocть пo cpaвнeнию c вaкцинaми, coдepжaщими >3 кoмпoнeнтoв (67-70 % дeйcтвeннocть пo cpaвнeнию c 80-84 %) [13]. Од-нaкo иccлeдoвaния, пpoвeдeнныe пocлe длитeльнoгo ши-poкoмacштaбнoгo пpимeнeния лицeнзиpoвaнныx 2-гам-пoнeнтныx БKВ (пepвoнaчaльнo в Швeции [25] и Япoнии [26]) и 1-кoмпoнeнтнoй БKВ (иcпoльзyeмoй в paмкax нэ-циoнaльнoй пpoгpaммы иммyнизaции в Дaнии), пpoдe-мoнcтpиpoвaли, чтo вce эти oблaдaют выcoкoй эффeк-тивнocтью в пpeдoтвpaщeнии кoклюшa, нeзaвиcимo o^o-дepжaния кoнкpeтнoгo aнтигeнa. Экcпepты ВОЗ пoлaгaют, чтo тpeбyютcя бoлee пpoдoлжитeльныe нaблюдeния и пpизывaют c ocтopoжнocтью интepпpeтиpoвaть фaкты 6o-лee выгатой дeйcтвeннocти мyльтикoмпoнeнтныx вaкцин пo cpaвнeнию c 1- и 2-кoмпoнeнтными вaкцинaми.

Бoльшoe иccлeдoвaниe, пpoвeдeннoe в Итaлии в o^ нoшeнии двyx БKВ чepeз 6 лeт пocлe зaвepшeния пepвич-нoй cepии иммyнизaции дeтeй (вaкцинaция пpoвoдилacь в cooтвeтcтвии c кaлeндapeм в 2, 4 и 6 мecяцa), пoкaзaлo зэ-щитную aктивнocть в 76 и 85 % cooтвeтcтвeннo пpи игс^-дoвaнии двyx клиничecкиx oпpeдeлeний ra^ioina paзлич-нoй cпeцифичнocти [27]. В И^ции 2-дoзoвaя пepвичнaя cepия вaкцинaции c бycтepнoй дoзoй в вoзpacтe 12 мecяцeв oбecпeчилa зaщитy oт кoклюшa пpимepнo нa 5 лeт [25].

Экcпepты ВОЗ oтмeчaют, что в нacтoящee вpeмя пoяв-ляeтcя вce бoльшe дaнныx o том, что зaщитa пocлe ввeдe-ния бycтepныx дoз БKВ ocлaбeвaeт быcтpee cpeди индиви-дyyмoв, кoтopым вo вpeмя пepвичнoй cepии ввoдилacь БKВ, aнeЦKВ [17, 28].

Эпидeмиoлoгичecкиe дaнныe дeмoнcтpиpyют oc^6-лeниe иммyнитeтa cpeди дeтeй шкoльнoгo вoзpacтa, пoд-pocткoв и мoлoдыx взpocлыx, пoлyчившиx БKВ [18, 29].

В кaчecтвe пpимepa пpивeдeнa эпидeмичecкaя cитyaция, имeвшaя мecтo в CI1IA в 2010 г. Эпиднaдзop пpoдeмoнcт-pиpoвaл пoвышeниe зaбoлeвaeмocти кoклюшeм cpeди дe-тeй в вoзpacтe 7-10 лeт, кoтopыe были вaкциниpoвaны 5 дoзaми БKВ. В 2010 г. в Kaлифopнии, штaтe c выгаким ypoвнeм oxвaтa пpививкaми дeтeй, былo зapeгиcтpиpoвa-нo нaибoльшee чиегю cлyчaeв кoклюшa зa пocлeдниe 52 гoдa. Уpoвeнь зaбoлeвaeмocти нa 100 тыс нaceлeния cocтaвил: cpeди млaдeнцeв в вoзpacтe <6 мecяцeв — 168 cлyчaeв; cpeди дeтeй в вoзpacтe oт 7 дo 9 лeт — 28 cлyчaeв и cpeди пoдpocткoв в вoзpacтe 10-18 лeт — 21 cлyчaй [30]. Эти дaнныe пoзвoлили экcпepтaм cдeлaть зaключeниe, что ввeдeниe 3-дoзoвoй пepвичнoй cepии

c бycтepнoй дoзoй нa втopoм гoдy жизни, oчeвиднo, нe oбecпeчивaeт дocтaтoчнyю зaщитy дeтям в вoзpacтe cтapшe 6 лeт; в этой cитyaции cлeдyeт ввoдить eщe oднy дoпoлнитeльнyю бycтepнyю дoзy вaкцины вo вpeмя пocтy-плeния peбeнкa в шгалу. Учитывaя имeющиecя дaнныe, экcпepты пoлaгaют, чтo пocлe ввeдeния пoвтopнoй буст^-нoй дoзы ocлaблeниe иммyнитeтa пpoизoйдeт быcтpee. В пpoтивoпoлoжнocтьэтoмy, Ц№, иcпoльзoвaннaя в кaчecт-вe пepвoй дoзы, oбecпeчивaeт бoлee пpoдoлжитeльнyo зaщитy нeзaвиcимo oт тoгo, кaкaя вaкцинa иcпoльзoвa-лacь в пocлeдyющeм [17].

Cнижeниe зaбoлeвaeмocти кoклюшeм в CI1IA c кoнцa 1940-x и нaчaлa 1950-x гг. пocлe нaчaлa пpимeнeния ЦKВ (DTP) и pocт зaбoлeвaeмocти c cepeдины 1990-x гг., гагдз пoлнocтью пepeшли нa иcпoльзoвaниe (DTaP), нэ-гляднo дeмoнcтpиpyeт диaгpaммa фис 1) [30].

Kpoмe CI1IA, вoзpoждeниe кoклюшa былo зapeгиcтpи-poвaнo и в нeкoтopыx дpyгиx cтpaнax (Aвcтpaлия, Пopтyгa-лия, Coeдинeннoe Kopoлeвcтвo и дp.) чepeз нecкoлькo лeт пocлe иx пepexoдa oт пpимeнeния к БKВ [31].

Вoзмoжнocть вoзpoждeния кoклюшa былa пoдтвep-ждeнa нeдaвнo пpoвeдeнными в Aвcтpaлии, Aнглии и Уэльте и CI1IA иccлeдoвaниями пo мaтeмaтичecкoмy мoдe-лиpoвaнию. Kpoмe тоге, дaнныe, пoлyчeнныe нa бaбyинax (мoдeль нa живoтныx), y кoтopыx вocпpoизвoдитcя гак-люш, кaк y чeлoвeкa, тaкжe пoддepжaли гипoтeзy o том, что пepexoд oт ЦKВ к мoжeт быть accoцииpoвaн c вoз-poждeниeм зaбoлeвaния. Пpи мoдeлиpoвaнии нa 6э6уи-нax изyчaeмыe зaщищaли oт зaбoлeвaния, нo имeли oгpaничeннyю вoзмoжнocть пpeдoтвpaтить инфициpoвa-ниe или пepeдaчy кoклюшa дpyгим живoтным, в тo вpeмя кaк вaкцины DTP (c ЦKВ кoмпoнeнтoм) были эффeктивны в oтнoшeнии кaк пpeдoтвpaщeния, тaк и пepeдaчи зaбoлe-вaния [32]. Вepoятнo, чтo y людeй, тaкжe кэк и y нeчeлoвe-кooбpaзныx пpимaтoв, бeccимптoмнo или лeгкo пpoтeкaю-щaя инфeкция cpeди лиц, вaкциниpoвaнныx DTaP, мoжeт пpивecти к пepeдaчe B. pertussis oкpyжaющим и cтaть пpи-чинoй вoзникнoвeния вcпышки кoклюшa. В иccлeдoвa-нии, пpoвeдeннoм нa бaбyинax, былa oпpeдeлeнa poль Thl- и Th17-клeтoк в фopмиpoвaнии иммyннoгo oтвeтa нэ ecтecтвeннoe инфициpoвaниe и нэ ввeдeниe вэкцины DTP. Moдeль пoзвoлилa ycтaнoвить, чтo oтвeтнaя peaкция ^e-тoк пэмяти Thl и Th17 нeoбxoдимa для выpaбoтки crep^ лизую!^™ мecтнoгo иммyнитeтa [33]. У бaбyинoв БKВ ин-дyциpoвaли бoлee вьюткий oтвeт в видe Th2-клeтoк, нo бoлee низкий в видe Thl - и Th17-клeтoк и были мeнee эф-фeктивны в oтнoшeнии вывeдeния из opгaнизмa вoзбyди-тeля кoклюшa, a тaкжe в oтнoшeнии пpeдoтвpaщeния пe-peдaчи инфeкции.

Kaк oтмeчaютэкcпepты ВОЗ, нaйдeнныe пpичины вoз-poждeния кoклюшa oкaзaлиcь мнoгooбpaзными и вapьи-pyют пo cтpaнaм, нo кpитичecкyю poль, cкopee вceгo, игpa-

Рис. 1. Динамика заболеваемости коклюшем в США за период 1922-2015 гг. [31]: DTP — АКДС вакцина с цельноклеточным коклюшным компонентом; DTaP — АКДС вакцина с бесклеточным коклюшным компонентом; Tdap —АКДС вакцина с уменьшенным содержанием дифтерийного и бесклеточного коклюшного компонентов.

Reported NNDSS pertussis cases: 1922-2015

300,000

250,000

(/) ©

W 200,000

го О

О 150,000

50,000

л ,&>

1990 1995 2000 2005 2010 2015

# ^ ^ f f # / Year

SOURCE: CDC. National Notifiable Diseases Surveillance System and Supplemental Pertussis Surveillance System and 1922-1949, passive reports to the Public Health Service

ет использование БКВ, ее короткий период защиты и слабое влияние на инфицирование и передачу инфекции [3, 31, 34, 35].

Подводя итог по представленным данным из рассматриваемых документов, необходимо отметить усилия ВОЗ, направленные на проведение вакцинации против коклюша всех детей в мире, включая и ВИЧ-позитивных. Широкий охват прививками позволит осуществить основную цель вакцинации — снизить риск возникновения тяжелых случаев коклюша среди младенцев и детей младшего возраста. Каждая страна должна стремиться к проведению ранней и своевременной вакцинации, начиная, как считает ВОЗ, с 6-недельного возраста и не позднее 8-не-дельного возраста, и поддерживать высокий охват (>90 %) минимум тремя дозами вакцины гарантированного качества против коклюша.

Основной вывод и предостережение рассматриваемых документов, которые должны принять к сведению органы здравоохранения всех стран, — это опасность возрождения коклюша, связанная с широким использованием БКВ.

В связи с этим выбор коклюшной вакцины (ЦКВ или БКВ) при вакцинации играет определяющую роль в формировании иммунной прослойки населения.

Эксперты считают, что защита против тяжелых случаев коклюша в младенчестве или раннем детстве может быть получена после первичной серии вакцинации с при-

менением как ЦКВ, так и БКВ [36]. Имеющиеся данные указывают, что лицензированные БКВ и ЦКВ имеют эквивалентные показатели первичной эффективности в предотвращении заболевания в течение первого года жизни, но наблюдается более быстрое ослабление иммунитета и снижение влияния на передачу патогенного агента при применении БКВ в отличие от ЦКВ.

Поэтому ВОЗ рекомендует странам, в национальных программах которых предполагается использование ЦКВ, продолжать использовать эти вакцины для первичной вакцинации [1]. Переход от ЦКВ к БКВ для проведения первичной вакцинации младенцев следует рассматривать только при гарантии включения в национальный календарь дополнительной периодической бустерной или материнской вакцинации; это имеет значительные финансовые последствия в силу более высокой стоимости БКВ и необходимости введения большего числа доз. Более того, как отмечают эксперты, введение дополнительных доз БКВ может быть недостаточным для предотвращения возрождения коклюша. Данные эпиднадзора и моделирования позволяют ВОЗ полагать, что использование БКВ через несколько лет может привести к возрождению коклюша, и подобное возрождение может увеличить риск возникновения смертельного исхода среди детей, слишком маленьких для вакцинации. Сложно предугадать масштабы и сроки этого возрождения, принимая во внимание многие факторы, оказывающие влияние на этот процесс,

И. А. Алексеева, 0. В. Перелыгина

TaKèe KaK oxBaT npèBèBKaMè, ecrecTBeHHbié èMMyHèTeT, Tèn BaKUèHU è KaneHflapè npèBèBoK, oiieHKy KOTopbx, KaK cHè-TawT3KcnepTb, HeoôxoflèMo npoflonœaTb. B cBa3è ccyiecr-Byoïieé onacHocTbo Bo3poœfleHèa KoKnowa B03 noflTBep-flèna cyiecTByoiyo nonèTèKy Global Alliance for Vaccines and Immunization (GAVI Alliance) no cHaôœeHèo crpaH rarib-ko uenbHoKneToHHoé BaKiièHoé npoTèB KoKnowa b cocTaBe KoMÔèHèpoBaHHoé neHTaBaKiièHbi [3]. Ïpè stom SKcnepTb noflnepKèBaoT, hto UKB aBnaeTca npaKTèHecKè ôeçonacHoé («very safe») [3]. ÏpoTèBonoKaçaHèé k npèMeHeHèo UKB è BKB HeT, KpoMe peflKèx aHaôènaKTèHecKèx peaKiièé nocne BBefleHèA 3Tèx BaKiièH paHee. PeaKToreHHocTb UKB 3HaHè-TenbHo cHèœaeTca npè BBefleHèè ee b cooTBeTcTBèè c KaneH-flapaMè, npeflycMaTpèBaoùèMè paHHèe cpoKè c KopoTKèMè èHTepBanaMè Meœfly floçaMè.

B Hacroaiiee BpeMa cèTyaiièo c 3aôoneBaeMocTbo kok-norneM b PoccèécKoé ®eflepai|èè, KaK npaKTèHecKè bo mho-rèx cTpaHax Mèpa, Henb3a cHèTaTb ônarononyHHoé. Oôèiiè-anbHue iièôpbi 3aôoneBaeMocTè KoKnoweM cpaBHèTenbHo HeBucoKèe: HanpèMep, b 2015 r. — 4,42 Ha 100 Tbic. Hacene-Hèa. HeoôxoflèMo oTMeTèTb, hto ècrèHHaa 3aôoneBaeMocTb, no-BèflèMoMy, oTpaœaeTca ôonee BbicoKèMè noKa3aTenaMè. 3to cBA3UBaoT c HecoBepweHHoé flèarHocrèKoé 3aôoneBa-Hèa, HecoônofleHèeM cxeMbi BaKiièHaiièè, crepTbiM TeHeHè-eM çaôoneBaHèa y noflpocTKoB è Bçpocnux, HeoôocHoBaH-hûmm oTBoflaMè è oTKaçoM ot npèBèBoK, HeoôbeKTèBHbiM oTpaœeHèeM ècrèHHoé snèfleMèHecêoé cèTyaiièè [37-39]. OflHoé è3 ochobhux npèHèH, Bnèaoi|èx Ha pocT 3aôoneBae-MocTè KoKnoweM, aBnaeTca KaHecTBo ècnonb3yeMoro BaK-UèHHoro npenapaTa.

TexHonorèa è3roToBneHèa AKflC b Poccèè ôbina pa3pa-ôoTaHa b 1960 r. KonneKTèBoM nofl pyêoBoflcTBoM npoôecco-pa M. C. 3axapoBoé b HHH3M èM. H. ®. TaManeè è c Tex nop cyiecTBeHHo He MeHanacb. ÏpeèMyiecTBoM oTeHecTBeHHoé UKB no cpaBHeHèo c aHanorèHHbiMè 3apyôeœHbiMè npena-paTaMè aBnaeTca to, hto oHa b cBoeM cocTaBe coflepœèTTpè 0TaMMa KoKnomHoro MèKpoôa pa3Hbix cepoTènoB — 1.2.3, 1.0.3 è 1.2.0, B3flTbix b paBHux cooTHoweHèax, è MèHèManb-Hoe KonèHecTBo èHaKTèBèpoBaHHbix KoKnouiHbix MèKpoô-Hbix KneToK (20 Mnpfl/Mn no cpaBHeHèo c 35-40 Mnpfl/Mn, BxoflaièMè b cocTaB 3apyôeœHbix UKB). HeBbicoKoe coflep-œaHèe KneToK B. pertussis oôecneHèBaeT BbicoKyo èMMyHo-reHHyo aKTèBHocTb è fleMoHcrpèpyeT nyHiiièe noKa3aTenè 6e3onacHocTè npenapaTa no cpaBHeHèo c 3apyôeœHbiMè aHanoraMè [40, 41]. IllèpoKoe ècnonb3oBaHèe UKB npè bu-cokom oxBaTe fleTcêoro HaceneHèa (He MeHee 90 %) no3Bo-nèno cHè3èTb 3a6oneBaeMocTb KoKnoweM b PoccèécKoé ®eflepai|èè no cpaBHeHèo c flonpèBèBoHHbiM nepèofloM b 150 pa3 [38]. TaKèM o6pa3oM, npoôènaKTèHecêaa sôôeKTèB-HocTb è 6e3onacHocTb oTeHecTBeHHoé AKflC BaKiièHbi c uenbHoêneToHHUM KoKnouiHbiM KoMnoHeHToM He Bbi3biBaeT coMHeHèé [42]. HaônoflaeMué b Hacroaiiee BpeMa pocT 3a-6oneBaeMocTè KoKnomeM b PoccèécKoé ®eflepauèè mu oôbacHaeM, noMèMo BumenepeHècneHHux npèHèH, flocra-tohho mèpoKèM ècnonb3oBaHèeM b Haweé cTpaHe 3apy6eœ-hux KoMÔèHèpoBaHHux BaKi^èH, coflepœaièx BKB. TaK, BaK-UèHU ÏeHTaKcèM è TeTpaKcèM, npoè3BoflcTBa ôèpMbi «CaHo-Ôè ÏacTep», ®paH|èa ècnonb3yoTca c 2008 è 2011 rr. cooTBeTcTBeHHo. BaKièHU MH^aHpèKc è ÈlHÔaHpèKc-reKca, npoè3BoflcTBa ôèpMU «TnaKcoCMèTKnaéH», Benbrèa — c 2009 è 2011 rr. cooTBeTcTBeHHo.

HeoôxoflèMo oTMeTèTb, hto b PoccèécKoé ®eflepa|èè pa3paôoTaHa HoBaa KoKnouiHaa BaKièHa, KoTopaa He aBnaeTca lenbHoêneToHHoé, è b to œe BpeMa ee Henb3a cHèTaTb TènèHHoé ôecêneToHHoé BaKièHoé. Pa3paôoTaHHaa BaKièHa

обпадает полноценной антигенной структурой и содержит природный комплекс антигенов B. pertussis (КА, ФГА, ПРН, ФИМ2 и ФИМ3) [43]. В настоащее врема отечествен-наа бесклеточнаа вакцина проходит клинические иссле-дованиа.

Присоединаась к мнению отечественных исследователей, считаем необходимым дла снижениа заболеваемости коклюшем в Российской Федерации включение в Национальный календарь профилактических прививок второй ревакцинации. Полный курс прививок, в том числе первую ревакцинацию, целесообразно проводить отечественными вакцинами АКДС или Бубо-Кок, содержащими цельноклеточный коклюшный компонент, вторую ревакцинацию детам 5-7 лет — комбинированными препаратами, содержащими БКВ. Такаа схема обеспечит выработку как клеточного, так и гуморального иммунного ответа. Кроме того, необходимо продолжать исследованиа, направленные на дальнейшее повышение качества как ЦКВ, так и неспецифических компонентов, входащих в состав АКДС вакцины [44], а также принатие мер и проведение мероприатий, направленных на ликвидацию причин роста заболеваемости.

Выводы

1. Выбор коклюшной вакцины (ЦКВ или БКВ) при вакцинации играет определающую роль в формировании иммунной прослойки населениа.

2. Лицензированные БКВ и ЦКВ имеют эквивалентные показатели первичной эффективности в предотвращении заболеваниа в течение первого года жизни, но на-блюдаетса более быстрое ослабление иммунитета и снижение влианиа на передачу патогенного агента при применении БКВ в отличие от ЦКВ.

3. Использование БКВ может привести к возрождению коклюша и, как следствие, к увеличению риска воз-никновениа смертельного исхода среди детей, слишком маленьких дла вакцинации.

4. Во избежание опасности возврата коклюшной инфекции рекомендуетса использовать дла иммунопрофилактики ЦКВ, которую эксперты ВОЗ характеризуют как практически безопасную.

Литература

1. WHO. Weekly epidemiological record. Pertussis vaccines: WHO position paper —August 2015. 2015; 90(35): 433-60.

2. WHO. Weekly epidemiological record. Pertussis vaccines: WHO position paper. 2010; 85(40): 385-400.

3. WHO Weekly epidemiological record. Meeting of the Strategic Advisory Group of Experts on Immunization. 2014; 89(21): 221-36.

4. Report from the SAGE Working Group on Pertussis vaccines, 26-27 August 2014 meeting, Geneva, Switzerland. Available from: https://goo.gl/MY4aWo; accessed July 2015.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Edwards KM, Decker MD. Pertussis vaccines. Vaccines. 6th ed. PlotkinS, Orenstein W, OffitP, Eds. Philadelphia: Saunders, 2013; P. 447-92.

6. Crowcroft NS, Pebody RG. Recent developments in pertussis. Lancet 2006; 367(9526): 1926-36.

7. PreziosiMP, Yam A, WassilakSG, Chabirand L, Simaga A, NdiayeM, etal. Epidemiology of pertussis in a West African community before and after introduction of a widespread vaccination program. Am J Epidemiol. 2002; 155(10): 891-6.

8. Laboratory manual for the diagnosis of whooping cough caused by Bordetella pertussis/Bordetella parapertussis. Geneva, World Health Organization, Update 2014 (WHO/IPV/14.03). Available from: https://goo.gl/74nuHj.

9. Riffelmann M, Wirsing von Konig CH, Caro V, Guiso N, Pertussis PCR, Consensus Group. Nucleic acid amplification tests for diag-

nosis of Bordetella infections. J Clin Microbiol. 2005; 43(10): 4925-9.

10. Wirsing von König CH. The immunological basis for immunization series: module 4: pertussis — update 2009. Geneva. World Health Organization, 2010; P. 50.

11. Amirthalingam G, Andrews N, Campbell H, Ribeiro S, Kara E, Done-gan Ketal. Effectiveness of maternal pertussis vaccination in England: an observational study. Lancet 2014; 384(9953): 1521-8.

12. WHO expert committee on biological standardization. WHO technical report series, №941. Annex 6. Recommendations for whole-cell pertussis vaccine. Geneva. World Health Organization; 2007. P. 301-332.

13. Jefferson T, Rudin M, DiPietrantonj C. Systematic review of the effects of pertussis vaccines in children. Vaccine 2003; 21:2003-14.

14. WHO-recommended standards for surveillance of selected vaccine-preventable diseases. Geneva, World Health Organization, 2003 (WHO/V&B/03.01). Available from: http://www.who.int/vacci-nes-documents/DocsPDF06/843.pdf.

15. Simondon F, Preziosi M, Yam A, Kane CT, Chabirand L, Iteman I et al. A randomized double-blind trial comparing a 2-component acellular to a whole-cellpertussis vaccine in Senegal. Vaccine 1997; 15:1606-12.

16. Jenkinson D. Duration of effectiveness of pertussis vaccine: evidence from a 10 year community study. BMJ 1988; 296:612-4.

17. Sheridan SL, Frith K, Snelling TL, Grimwood K, McIntyre PB, Lambert SB. Waning vaccine immunity in teenagers primed with whole cell and acellular pertussis vaccine: recent epidemiology. Exp. Rev. Vaccines 2014; 13(9): 1081-106.

18. Whole Cell Pertussis Vaccines: Summary of evidence relevant to schedules. Available from: https://goo.gl/8v5z5n; accessed July 2015.

19. WHO Expert Committee on Biological Standardization. Technical Report Series No. 979. Sixty-second report. Annex 4. Recommendations to assure the quality, safety and efficacy of acellular pertussis vaccines. Geneva. World Health Organization, 2013. P. 187-260. Available from: https://goo.gl/hRTF4w.

20. Olin P, Rasmussen F, Gustafsson L, Hallander HO, Heijbel H. Randomised controlled trial of 2-component, 3-component, and 5-com-ponent acellular pertussis vaccines compared with whole-cell pertussis vaccine. Ad Hoc Group for the Study of Pertussis Vaccines. Lancet 1997; 350: 1569-77.

21. Greco D, Salmaso S, Mastrantonio P, Giuliano M, Tozzi AE, Anemona A, et al. A controlled trial of 2 acellular vaccines and one whole-cell vaccine against pertussis. Progetto Pertosse Working Group. New Engl J Med. 1996; 334:341-8.

22. Schmitt HJ, von König CH, Neiss A, Bogaerts H, Bock HL, Schul-te-Wissermann H et al. Efficacy of acellular pertussis vaccine in early childhood after household exposure. JAMA 1996; 275(1): 37-41.

23. Gustafsson L, Hallander HO, Olin P, Reizenstein E, Storsaeter J. A controlled trial of a 2-component acellular, a 5-component acel-lular and a whole-cell pertussis vaccine. New Engl J Med. 1996; 334: 349-55.

24. Zhang L, Prietsch S, Axelsson I, Halperin SA. Acellular vaccines for preventing whooping cough in children. The Cochrane database of systematic reviews. 2014; 9. CD001478.

25. Carlsson R, Trollfors B. Control of pertussis-lessons learnt from a 10-year surveillance programme in Sweden. Vaccine 2009; 27: 5709-18.

26. Okada K, Ohashi Y, Matsuo F, Uno S, Soh M, Nishima S. Effectiveness of an acellular pertussis vaccine in Japanese children during a non-epidemic period: amatched case-control study. Epidemiol. Infect. 2009; 137: 124-30.

27. Salmaso S, Mastrantonio P, TozziAE, StefanelliP, Anemona A et al. Sustained efficacy during the first 6 years of life of 3-component

acellular pertussis vaccines administered in infancy: the Italian ex-perience.(Abstract). Pediatrics. 2001; 108(5): 1195. Available from: www.pediatrics.org/cgi/content/full/108/5/e81pmid:11694665.

28. Quinn HE, Snelling TL, Macartney KK, Mclntyre PB. Duration of protection after first dose of acellular pertussis vaccine in infants. Pediatrics 2014; 133(3): e513-9.

29. Quinn HE, Mclntyre PB. Pertussis epidemiology in Australia over the decade 1995-2005 — trends by region and age group. Communicable Diseases Intelligence 2007; 31:205-15.

30. CDC. Center for Disease Control and Prevention. CDC 24/7. Available from: https://goo.gl/WNEXrj.

31. WHO SAGE pertussis working group. Background paper. SAGE April 2014. Available from: https://goo.gl/rwaUgq.

32. Warfel JM, Merkel TJ. Reply to Domenech de Cellus, et al.: Infection and transmission of pertussis in the baboon model. Proc Natl Acad Sci USA 2014; 111(7): E718.

33. Warfel JM, Merkel TJ. Bordetella pertussis infection induces a mu-cosal IL-17 response and long-lived Th17 and Th1 immune memory cells in nonhuman primates. Mucosal Imm. 2013; 6(4): 787-96.

34. Hong Choi Y, Campbell H, Amirthalingam G, van HoekAJ, Miller E. Investigating the pertussis resurgence in England and Wales, and options for future control. BMC Med. 2016; 14:121.

35. Gambhir M, Clark TA, Cauchemez S, TartofSY, Swerdlow DL, Ferguson NM. A change in vaccine efficacy and duration of protection explains recent rises in pertussis incidence in the United States (A change in efficacy and duration of pertussis vaccine). PLoS Com-put Biol. 2015; 11(4): e1004138.

36. Grading of scientific evidence — table 1: Efficacy/effectiveness of pertussis vaccines in immunocompetent infants and children. Available from: https://goo.gl/SKf6HB.

37. Иозефович OB, Xapum CM, Наплина СП, Гостев BB, Сидоренко СВ, Налиногорская ОС и др. Распространенность коклюша у длительно кашляющих детей 6-17 лет, привитых в раннем возрасте АНДС-вакциной. Эпидемиология и вакцинопро-филактика 2012; (5): 56-9.

38. Онищенко ГГ, Ежлова ЕВ, Мельникова АА. Актуальные вопросы организации вакцинопрофилактики в Российской Федерации. Шурн. микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии 2011; (5): 110-4.

39. Онищенко ГГ, Ежлова ЕВ, Мельникова АА. Актуальные проблемы вакцинопрофилактики в Российской Федерации. Шурн. микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии 2014; (1): 9-19.

40. Алексеева ИА, Чупринина РП, Ворисова ВН. Сравнительный анализ безопасности и эффективности отечественных и зарубежных комплексных вакцин, содержащих цельнокле-точную коклюшную вакцину. Эпидемиология и вакцинопрофи-лактика 2012; (3): 48-54.

41. Алексеева ИА, Чупринина РП, Перелыгина ОВ, Миронов АН. Гармонизация требований к АНДС-вакцине в проекте ФС Вакцина коклюшно-дифтерийно-столбнячная адсорбированная. ВИОпрепараты. Профилактика, диагностика, лечение 2013; (1): 36-40.

42. Профилактика и мониторинг поствакцинальных осложнений. Таточенко ВН, Федоров АМ, Озерецковский НА, ред. М., 2004.

43. Николаева АМ, Языкова МН, Налашникова ЕА, Иванов АВ, Сперанская ВН. Изучение безопасности и антигенной структуры новой бесклеточной коклюшной вакцины. Российский иммунологический журн. 2014; 8(3): 914-6.

44. Озерецковский НА, Затолочина НЭ, Снегирева ИИ. Предложения по профилактике нежелательных реакций при применении иммунобиологических лекарственных препаратов в Российской Федерации. Везопасность и риск фармакотерапии. 2015; 1(6): 25-9.

Об авторах

Федеральное государственное бюджетное учреждение «Научный центр экспертизы средств медицинского применения» Министерства здравоохранения Российской Федерации, Российская Федерация, 127051, Москва, Петровский бульвар, д. 8, стр. 2. Алексеева Ирина Андреевна. Главный эксперт лаборатории анатоксинов и антитоксических препаратов Испытательного центра экспертизы качества МИБП, д-р мед. наук.

Перелыгина Ольга Викторовна. Начальник лаборатории анатоксинов и антитоксических препаратов Испытательного центра экспертизы качества МИБП, канд. мед. наук.

Адрес для переписки: Алексеева Ирина Андреевна; AlekseevaI@expmed.ru

È. A. AëenceeBa, 0. B. riepeëbirHHa

Comparative analysis of whole-cell

and acellular pertussis vaccines efficacy in preventing pertussis

I. A. Alekseeva, O. V. Perelygina

Federal State Budgetary Institution «Scientific Centre for Expert Evaluation of Medicinal Products» of the Ministry of Health

of the Russian Federation, Petrovsky boulevard 8, bld. 2, Moscow 127051, Russian Federation

In light of the increasing incidence of pertussis in many countries much attention is paid to vaccines for immunologic prophylaxis of pertussis. The article dwells upon the use of whole-cell and acellular pertussis vaccines (DTPs and DTaPs, respectively). The analyzed materials demonstrate that the choice of the vaccine (DTP or DTaP) plays a crucial role in the creation of the proportion of the population who are immune to the disease. The wide use of DTPs in 1950s-1960s resulted in more than a 90 % decrease in pertussis incidence and mortality rates. While DTPs are very efficacious they have also been associated with a high degree of reactogenicity (especially those vaccines produced abroad since they contain half or twice as many inactivated pertussis cells as Russian vaccines). An alternative variant is DTaPs which show signficantly lower reactogenicity as compared to DTPs. Available data demonstrate that licensed DTaPs and DTPs have equivalent primary efficacy in preventing the disease during the first year of life, but the effect of APVs is not as long-standing as that of DTPs and this results in a more rapid weakening of the immune system and decrease in the influence on pathogen transmission. Immune protection following the administration of DTaP booster doses decreases more rapidly in those people who received first immunization with a DTaP rather than a DTP. Experts believe that after administration of a repeat DTaP booster dose the weakening of the immunity will be still more rapid. Epidemiological surveillance data suggest that the use of DTaPs can lead to the resurgence of pertussis, and this resurgence may increase the risk of death for children who are too small to be vaccinated. This conclusion is supported by the increase in pertussis incidence in developed countries where the immunological prophylaxis is based on DTaPs only. It is important that specialists make their choice of the prophylactic vaccine based on its effect on the immunity duration and level.

Key words: whole-cell pertussis vaccine; acellular pertussis vaccine; efficacy and safety of pertussis vaccines.

For citation: Alekseeva IA, Perelygina OV. Comparative analysis of whole-cell and acellular pertussis vaccines efficacy in

preventing pertussis. BlOpreparations. Prevention, Diagnosis, Treatment 2017; 17(4): 207-215.

References

1. WHO. Weekly Epidemiological Record. Pertussis vaccines: WHO position paper—August 2015. 2015; 90(35): 433-60.

2. WHO Weekly epidemiological record. Pertussis vaccines: WHO position paper. 2010; 85(40): 385-400.

3. WHO Weekly epidemiological record. Meeting of the Strategic Advisory Group of Experts on Immunization. 2014; 89(21): 221-36.

4. Report from the SAGE Working Group on Pertussis vaccines, 26-27 August 2014 meeting, Geneva, Switzerland. Available from: https://goo.gl/MY4aWo.

5. Edwards KM, Decker MD. Pertussis vaccines. In: Vaccines. 6th ed. PlotkinS, Orenstein W, Offit P., eds. Philadelphia: Saunders, 2013. P. 447-492.

6. Crowcroft NS, Pebody RG. Recent developments in pertussis. Lancet 2006; 367(9526): 1926-36.

7. Preziosi MP, Yam A, WassilakSG, ChabirandL, SimagaA, NdiayeM, et al. Epidemiology of pertussis in a West African community before and after introduction of a widespread vaccination program. Am J Epidemiol. 2002; 155(10): 891-6.

8. Laboratory manual for the diagnosis of whooping cough caused by Bordetella pertussis/Bordetella parapertussis. Geneva, World Health Organization, Update 2014 (WHO/IPV/14.03). Available from https://goo.gl/74nuHj.

9. Riffelmann M, Wirsing von König CH, Caro V, Guiso N, for the Pertussis PCR, Consensus Group. Acid amplification tests for diagnosis of Bordetella infections. J Clin Microbiol. 2005; 43:4925-9.

10. Wirsing von König CH. The immunological basis for immunization series: module 4: pertussis — update 2009. Geneva. World Health Organization, 2010. P. 50.

11. Amirthalingam G, Andrews N, Campbell H, Ribeiro S, Kara E, Done-gan Ket al. Effectiveness of maternal pertussis vaccination in England: an observational study. Lancet 2014; 384(9953): 1521-8.

12. WHO expert committee on biological standardization. WHO technical report series, №941. Annex 6. Recommendations for whole-cell pertussis vaccine. Geneva. World Health Organization. 2007. P. 301-32.

13. Jefferson T, Rudin M, DiPietrantonj C. Systematic review of the effects of pertussis vaccines in children. Vaccine 2003; 21:2003-14.

14. WHO-recommended standards for surveillance of selected vaccine-preventable diseases. Geneva, World Health Organization, 2003

(WHO/V&B/03.01). Available from: http://www.who.int/vacci-nes-documents/DocsPDF06/843.pdf.

15. Simondon F, Preziosi M, Yam A, Kane CT, Chabirand L, Iteman I et al. A randomized double-blind trial comparing a 2-component acellular to a whole-cellpertussis vaccine in Senegal. Vaccine 1997; 15:1606-12.

16. Jenkinson D. Duration of effectiveness of pertussis vaccine: evidence from a 10 year community study. BMJ 1988; 296: 612-4.

17. Sheridan SL, Frith K, Snelling TL, Grimwood K, McIntyre PB, Lambert SB. Waning vaccine immunity in teenagers primed with whole cell and acellular pertussis vaccine: recent epidemiology. Exp Rev Vaccines 2014; 13(9): 1081-106.

18. Whole Cell Pertussis Vaccines: Summary of evidence relevant to schedules. Available from: https://goo.gl/8v5z5n; accessed July 2015.

19. WHO Expert Committee on Biological Standardization. Technical Report Series No. 979. Sixty-second report. Annex 4. Recommendations to assure the quality, safety and efficacy of acellular pertussis vaccines. Geneva. World Health Organization. 2013. P. 187-260. https://goo.gl/hRTF4w.

20. Olin P, Rasmussen F, Gustafsson L, Hallander HO, Heijbel H. Randomised controlled trial of 2-component, 3-component, and 5-com-ponent acellular pertussis vaccines compared with whole-cell pertussis vaccine. Ad Hoc Group for the Study of Pertussis Vaccines. Lancet 1997; 350: 1569-77.

21. Greco D, Salmaso S, Mastrantonio P, Giuliano M, TozziAE, Anemona A et al. A controlled trial of 2 acellular vaccines and one whole-cell vaccine against pertussis. Progetto Pertosse Working Group. New Engl J Med. 1996;334:341-8.

22. Schmitt HJ, von König CH, Neiss A, Bogaerts H, Bock HL, Schul-te-Wissermann H et al. Efficacy of acellular pertussis vaccine in early childhood after household exposure. JAMA 1996; 275(1): 37-41.

23. Gustafsson L, Hallander HO, Olin P, Reizenstein E, Storsaeter J. A controlled trial of a 2-component acellular, a 5-component acellular and a whole-cell pertussis vaccine. New Engl J Med. 1996; 334: 349-55.

24. Zhang L, Prietsch S, Axelsson I, Halperin SA. Acellular vaccines for preventing whooping cough in children. The Cochrane database of systematic reviews. 2014; 9: CD001478.

25. Carlsson R, Trollfors B. Control of pertussis-lessons learnt from a 10-year surveillance programme in Sweden. Vaccine 2009; 27: 5709-18.

26. Okada K, Ohashi Y, Matsuo F, Uno S, Soh M, Nishima S. Effectiveness of an acellular pertussis vaccine in Japanese children during a non-epidemic period: amatched case-control study. Epidemiol Infect. 2009; 137: 124-30.

27. Salmaso S, Mastrantonio P, TozziAE, StefanelliP, AnemonaA, Ciofi degliAtti ML etal. Sustained efficacy during the first 6 years of life of 3-component acellular pertussis vaccines administered in infancy: the Italian experience (Abstract). Pediatrics 2001; 108(5): 1195. Available from: www.pediatrics.org/cgi/content/full/108/5fe81pmid: 11694665.

28. Quinn HE, Snelling TL, Macartney KK, Mclntyre PB. Duration of protection after first dose of acellular pertussis vaccine in infants. Pediatrics 2014; 133(3): e513-9.

29. QuinnHE, MclntyrePB. Pertussis epidemiology in Australia overthe decade 1995-2005 — trends by region and age group. Communicable Diseases Intelligence 2007; 31:205-15.

30. CDC. Center for Disease Control and Prevention. CDC 24/7. Available from: https://goo.gl/WNEXrj.

31. WHO SAGE pertussis working group. Background paper. SAGE April 2014. Available from: https://goo.gl/rwaUgq.

32. Warfel JM, Merkel TJ. Reply to Domenech de Celles, et al.: Infection and transmission of pertussis in the baboon model. Proc Natl Acad Sci USA 2014; 111(7): E718.

33. Warfel JM, Merkel TJ. Bordetella pertussis infection induces a mu-cosal IL-17 response and long-lived Th17 and Th1 immune memory cells in nonhuman primates. Mucosal Immunol. 2013; 6(4): 787-96.

34. Hong Choi Y, Campbell H, Amirthalingam G, van Hoek AJ, Miller E. Investigating the pertussis resurgence in England and Wales, and options for future control. BMC Med. 2016; 14: 121.

35. GambhirM, Clark TA, Cauchemez S, TartofSY, Swerdlow DL, Ferguson NM. A change in vaccine efficacy and duration of protection explains recent rises in pertussis incidence in the United States (A

change in efficacy and duration of pertussis vaccine). PLoS Comput Biol. 2015; 11(4): e1004138.

36. Grading of scientific evidence — table 1: Efficacy/effectiveness of pertussis vaccines in immunocompetent infants and children. Available from: https://goo.gl/SKf6HB.

37. lozefovich OV, HaritSM, Kaplina SP, Gostiv VV, Sidorenko SK Kali-nogorsky OS et al. Prevalence of pertussis in long-term coughing in children 6-17 years of age, vaccinated at an early age of the DPT vaccine. Epidemiologiya i vaktsinoprofilaktika 2012; (5): 56-9 (in Russian).

38. Onishchenko GG, Ezhlova EB, MelnikovaAA. Actual questions of organization of the vaccination in the Russian Federation. Zhurn. mik-robiologii, epidemiologii, immunobiologii 2011; (5): 110-4 (in Russian).

39. Onishchenko GG, Ezhlova EB, Melnikova AA. Current problems of vaccination in the Russian Federation. Zhurn. mikrobiologii, epide-miologii, immunobiologii 2014; (1): 9-19 (in Russian).

40. Alekseeva IA, Chuprynina RP, Borisova VN. A comparative analysis of the safety and efficiency of domestic and foreign integrated vaccines containing whole-cell pertussis vaccine. Epidemiologiya i vaktsinoprofilaktika 2012; (3): 48-54 (in Russian).

41. Alekseeva IA, Chuprynina RP, Perelygina OV, Mironov AN. Harmonization of requirements of pertussis-diphtheria-tetanus vaccine in the project monograph. The vaccine pertussis-diphtheria-tetanus adsorbed. BIOpreparations. Prevention, Diagnosis, Treatment. 2013; (1): 36-40 (in Russian).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

42. Prevention and monitoring of post-vaccination complications. Ta-tochenko VK, Fedorov AM, Ozeretskovsky NA, Eds. Moscow, 2004. 189 p. (in Russian).

43. Nikolaeva AM, Yazykova MN, Kalashnikova EA, IvanovAV, Speran-skaya VN. The study of the safety and antigenic structure of the new acellular pertussis vaccine. Rossiiskii zhurn immunoiogii 2014; 8(3): 914-6 (in Russian).

44. Ozeretskovsky NA, Zatolokina KE, Snegireva I. Suggestions for preventing undesirable reactions at application of immunobiological medicines in Russia. Safety and Risk of Pharmacotherapy. 2015; 1(6): 25-9 (in Russian).

Authors

Federal State Budgetary Institution «Scientific Centre for Expert Evaluation of Medicinal Products» of the Ministry of Health of the Russian Federation, Petrovsky boulevard 8, bld. 2, Moscow 127051, Russian Federation.

Alekseeva IA. Chief expert of the Laboratory of Toxoids and Antitoxic Products of the Testing Centre for Evaluation of Medicinal Immunobiological Products' Quality. Doctor of Medical Sciences.

Perelygina OV. Head of the Laboratory of Toxoids and Antitoxic Products of the Testing Centre for Evaluation of Medicinal Immunobiological Products' Quality. Candidate of Medical Sciences.

Contact e-mail: Alekseeva Irina Andreevna; AlekseevaI@expmed.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.