Научная статья на тему 'Сравнительное исследование категории «Революция» в конституционном праве КНР и КНДР'

Сравнительное исследование категории «Революция» в конституционном праве КНР и КНДР Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
487
124
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РЕВОЛЮЦИЯ / КОНСТИТУЦИЯ / КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ / КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО КОРЕЙСКОЙ НАРОДНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ / ИСТОЧНИКИ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА / НОРМЫ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА / ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА / ГОСУДАРСТВО / ГОСУДАРСТВЕННАЯ ВЛАСТЬ / ГРАЖДАНЕ / ИНТЕРЕСЫ / СУБЪЕКТЫ ИНТЕРЕСОВ / ОБЪЕКТЫ ИНТЕРЕСОВ / REVOLUTION / CONSTITUTION / CONSTITUTIONAL LAW OF THE PEOPLE'S REPUBLIC / CONSTITUTIONAL LAW OF THE DEMOCRATIC PEOPLE'S REPUBLIC OF KOREA / SOURCES OF CONSTITUTIONAL LAW / REGULATIONS OF CONSTITUTIONAL LAW / LEGAL POLICY / STATE / GOVERNMENT / CITIZENS / INTERESTS / SUBJECTS OF INTERESTS / OBJECTS OF INTERESTS

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Юрковский Алексей Владимирович

Рассматривается специфика особой конституционно-правовой категории «революция». Предпринята попытка выделить предпосылки ее юридико-технического оформления в конституционном праве КНР и КНДР. В сравнительном исследовании применяется комплекс методологических средств для всесторонней оценки обозначенной категории. Главной задачей предложенной публикации является определение значимости отдельных конституционно-правовых аспектов категории «революция» для описания особенностей материи конституционного права Китайской Народной Республики и Корейской Народно-Демократической Республики.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по политологическим наукам , автор научной работы — Юрковский Алексей Владимирович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Comparative Study of the Category of a «Revolution» in the Constitutional Law of China and North Korea

The article deals with the nature of a specific constitutional legal category of revolution. An attempt was made to define the preconditions for its legal and technical formation in the field of Constitutional Law of the People’s Republic of China and the Democratic People’s Republic of Korea. The comparative study uses a set of methodological tools for a comprehensive assessment of the designated category. The main objective of the proposed publication is to determine the significance of certain constitutional and legal aspects of the category of revolution to describe the peculiarity of Constitutional Law of the People’s Republic of China and the Democratic People’s Republic of Korea.

Текст научной работы на тему «Сравнительное исследование категории «Революция» в конституционном праве КНР и КНДР»

УДК 340.5

сравнительное исследование категории «революция» в конституционном праве кнр и кндр

© Юрковский А. В., 2016

Иркутский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры РФ, г. Иркутск

Рассматривается специфика особой конституционно-правовой категории — «революция». Предпринята попытка выделить предпосылки ее юридико-технического оформления в конституционном праве КНР и КНДР. В сравнительном исследовании применяется комплекс методологических средств для всесторонней оценки обозначенной категории. Главной задачей предложенной публикации является определение значимости отдельных конституционно-правовых аспектов категории «революция» для описания особенностей материи конституционного права Китайской Народной Республики и Корейской Народно-Демократической Республики.

Ключевые слова: революция; конституция; конституционное право Китайской Народной Республики; конституционное право Корейской Народно-Демократической Республики; источники конституционного права; нормы конституционного права; правовая политика; государство; государственная власть; граждане; интересы; субъекты интересов; объекты интересов.

В процессе исторического развития человеческой цивилизации образование нового государства, в большинстве случаев так или иначе связано либо с предшествующим социальным конфликтом, либо насильственным свержением предыдущего государственного (конституционного) строя. Например, созданию современного государства в США предшествовала гражданская война, результатом принятия Конституции Японии стало поражение во Второй мировой войне, политическая конституция Никарагуа 9 января 1987 г. была принята после свержения политического режима диктатора Самосы, правившего страной более 40 лет. Можно привести десятки других исторических примеров.

Очевидно, что условием формирования действующего общественного, государственного (конституционного) строя любого конкретного государства являлся предшествующий острый социальный конфликт, который было невозможно разрешить посредством цивилизованных согласительных, координационных процедур. В результате агрессивного противостояния различных социальных групп одна из них одерживает победу и учреждает новый государственный строй посредством принятия конституции. Тем самым конституция приобретает признаки политического документа, учреждающего сложившийся расклад

политических сил общества и наделяющего юридическими признаками программу социального развития, предполагаемого политической силой, одержавшей победу в существовавшем социальном конфликте.

Примечательно, что в подавляющем большинстве конституций государств современного мира предшествующий принятию конституции социальный конфликт практически никак не освещается. Более того, вопрос о причинах отсутствия правовой фиксации обстоятельств, предшествовавших принятию действующей конституции, нуждается в отдельном рассмотрении, применительно к каждому конкретному государству. Причем в данном вопросе надлежит выявлять совокупность обстоятельств, как объективного, так и субъективного характера.

В предлагаемой работе речь пойдет о государствах, чья практика конституционно-правового регулирования отличается от «типовой», наиболее распространенной практики замалчивания причин свержения предыдущего государственного строя и установления нового. Необходимо говорить об использовании в текстах конституций особых категорий, фиксирующих причину формирования нового государственного строя, и которые, одновременно, программируют развитие конституционно-правовой политики, ее идеологическую специфику.

В двух государствах Северо-Восточной Азии — Китайской Народной Республике и Корейской Народно-Демократической Республике в текстах национальных конституций присутствует категория «революция». Для рассматриваемых государств «революция» является важнейшей учредительной и программной категорией, которая, с одной стороны, заимствована из практики Советской России, т. е. не является собственной и уникальной, а с другой стороны, является неизменной и стабильной, даже после крушения социалистической системы в большинстве государств, следовавших равнозначным путем социального развития и регулирования.

Революция (от лат. revolutio — поворот, изменение) — сложная, многозначная категория, имеющая широкое применение как в естественных, так и в гуманитарных науках.

Этимологическая составляющая слова «революция» предполагает два основных значимых элемента: приставка «ре» и корень «вол» (связанный с латинским глаголом volvo — «кручу», «поворачиваю»). Латинская приставка «ре» указывает на противодвижение (в смысле оппозиции). Соответственно, она также подразумевает возврат (return) и вследствие этого принимает значение повторения (repetition). Слово «революция» может означать круговое и повторяющееся движение, в котором присутствуют признаки насильственного сопротивления (resistance).

Революция как категория естественной науки впервые была введена в научный оборот Николаем Коперником, который в своем труде «Об обращениях небесных сфер» (1543) уделил особое внимание сложному петлеобразному движению планет. Экспериментальное подтверждение гипотезы Коперника состоялось в трудах Галилео Галилея с помощью телескопа. Под революцией понимались закономерности перемещения траекторий движущихся петлеобразно объектов в космическом пространстве. Намного позднее Томас Кун в научном труде «Коперниковская революция. Планетная астрономия в развитии западной мысли» назвал само исследование Коперника научной революцией по отношению к предыдущим представлениям о законах Вселенной.

Термин «революция» приобрел широкое применение в гуманитарной науке в XVIII—XIX вв. нашей эры. Принято полагать, что он впервые был использован в

«Энциклопедии, или Толковом словаре наук, искусства и ремесел» Дени Дидро (Denis Diderot, 1713—1784), выходившей с 1751 по 1780 г.

Активное применение термин «революция» нашел в социологических направлениях гуманитарной науки. Социологические подходы к понятию «революция» связываются с противоположными учениями Конта и Маркса.

Исидор Мари Огюст Франсуа Ксавье Конт (Isidore Marie Auguste François Xavier Comte) в «Курсе позитивной философии» сформулировал социальные законы общественного развития, разработал философские и научные основы позитивного мировоззрения, обосновал включенность человеческого и социального мира в общую систему мироздания, постулировал подчиненность человеческих дел естественному ходу вещей и ориентацию социологии на естественные науки. Для Конта «нормальное» социальное развитие предполагает преемственность, опору на традицию, отсутствие резких скачков и сдвигов. Революция, по Конту, связана с деятельностью критического и анархиствующего метафизического разума.

Как и Конт, Маркс считает, что социальное развитие происходит согласно определенным законам [1] и является сторонником эволюционного подхода. Он полагает, что все общества раньше или позже проходят в своем развитии одни и те же стадии. Вместе с тем Маркс утверждает, что революция социальная есть коренной переворот в жизни общества, означающий низвержение отжившего и утверждение нового, прогрессивного общественного строя; есть орудие и средство перехода от одной общественно-экономической формации к другой.

Содержание категории «революция» классически раскрыто Карлом Марксом в Предисловии к «Критике политической экономии», где он утверждал, что на известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или, что является только юридическим выражением последних, с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции. С изменением экономической основы

более или менее быстро происходит переворот во всей громадной надстройке. При рассмотрении таких переворотов необходимо всегда отличать материальный, с естественнонаучной точностью констатируемый переворот в экономических условиях производства от юридических, политических, религиозных, художественных или философских, короче — от идеологических форм, в которых люди осознают этот конфликт и борются за его разрешение [2].

Максимальную популяризацию в социальной науке термин «революция» получил благодаря усилиям В. И. Ленина, который считал, что смена буржуазного государства пролетарским невозможна без насильственной революции. Уничтожение пролетарского государства, т. е. уничтожение всякого государства, невозможно иначе, как путем «отмирания» [3].

В. И Ленин вслед за К. Марксом и Ф. Энгельсом утверждает, что революции — это необходимый, закономерный результат развития классовой борьбы в антагонистических формациях. Революция завершает процесс эволюции как постепенного созревания в недрах старого общества элементов или предпосылок нового общественного строя; разрешает противоречие между новыми производительными силами и старыми производственными отношениями, ломает отжившие производственные отношения и закрепляющую эти отношения политическую надстройку, открывает простор дальнейшему развитию производительных сил. Старые производственные отношения поддерживаются их носителями — господствующими классами, которые охраняют отжившие порядки силой государственной власти. Поэтому, чтобы расчистить путь общественному развитию, передовые классы должны ниспровергнуть существующий государственный строй. Основным вопросом всякой революции является вопрос о политической власти. В работе «Письма о тактике. ПСС» В. И. Ленин резюмировал: «Переход государственной власти из рук одного в руки другого класса есть первый, главный, основной признак революции как в строго научном, так и в практически-политическом значении этого понятия».

Марксистское идеологическое обоснование имеют революции в КНР и КНДР.

Торжество марксистского мировоззрения в политической борьбе в Китае стало воз-

можным благодаря политической деятельности Мао Цзедуна, который утверждал, что «если мы хотим обеспечить глубокое проникновение диалектико-материалистиче-ского мышления в Китай и продолжения его развития, и, кроме того, чтобы он дал устойчивое направление китайской революции и привел ее в будущем к окончательной победе, мы должны бороться против всяких существующих в Китае старых и гнилых философских теорий на идеологическом фронте по всей стране, поднять флаг критики и таким образом ликвидировать философское наследие древнего Китая. Только так мы сможем достичь своей цели» [4].

Осознав социально политические обстоятельства, Мао Цзедун организовал «движение за изучение диалектического материализма» [5] взамен организации народного образования, просвещения и пропаганды развития и перестройки собственного китайского философского наследия.

В Северной Корее идеология марксизма была взята на вооружение в ходе антиколониальной борьбы против Японии. Данная деятельность связана с работами Ким Ирсена, который утверждал, что «революция — это борьба за самостоятельность, которая в свою очередь обеспечивается государственной властью. Самостоятельные права человека находят свое концентрированное выражение в государственной власти. Следовательно, трудящиеся народные массы должны, прежде всего, стать хозяевами власти для того, чтобы полностью осуществить свою самостоятельность. Только тогда, когда трудящиеся народные массы, взяв власть в свои руки, станут подлинными хозяевами государства и общества, могут быть успешно разрешены все вопросы, выдвигаемые революцией и строительством. Этим и объясняется тот факт, что вопрос о власти является коренным вопросом революции» [6].

История принятия действующих конституций КНР и КНДР уникальна, но прослеживается существенное сходство, а именно тот факт, что обе являются следствием социальных революций.

В результате революционной борьбы с правящим строем Китайской Республики, которая была создана Гоминьданом, а также в ходе социальной революции 1927—1936 гг., в 1949 г. была провозглашена Китайская Народная Республика. Непосредственно в 1949 г. действовала

Общая программа Народного политического консультативного совета Китая (НПКСК), которая играла роль временной конституции материкового Китая. В этот период конституционное значение имели и некоторые другие акты (Организационный статут НПКСК, Закон об организации Центрального народного правительства, постановления о государственном флаге, государственном гимне, новой столице и новом летосчислении). До принятия действующей Конституции 1982 г., в КНР были приняты три конституции: 1954, 1975, 1978 гг.

Первая конституция Северной Кореи была принята 8 сентября 1948 года, изменения вносились в 1954 и 1955 гг. Ныне действующая конституция была принята пятым созывом Верховного народного собрания КНДР 27 декабря 1972 г. Изменения в конституцию вносились в 1992, 1998, 2009, 2012 и 2015 гг.

Все тексты конституций КНР и КНДР неизменно включают понятие «революция», содержание которого остается неизменным по сей день.

Первичное обращение к тексту действующей Конституции Китайской Народной Республики 1982 г. выявило наличие прямого использования искомого понятия. Термин «революция» в различных терминологических вариациях в данной конституции встречается 8 раз. Чаще всего (шесть раз) термин «революция» встречается в тексте преамбулы Конституции Китайской Народной Республики.

Уникальность этой конституции заключается как в признании результатов всей предыдущей истории, так и в констатации факта социальной революции, приведшей к формированию действующего государственного строя. В преамбуле утверждается, что «Китай — страна, чья история является одной из древнейших в мире. Все народы, населяющие Китай, общими усилиями создали великую культуру и имеют славные революционные традиции». По сути, в преамбуле Конституции КНДР идет речь об оправдании не одной, а двух революций. «После 1840 г. феодальный Китай постепенно превращался в полуколониальную и полуфеодальную страну. Народ Китая вел неустанную героическую борьбу за независимость страны и национальное освобождение, за демократию и свободу. В XX в. в Китае произошли коренные перемены, имеющие огромное историческое значение.

Революция 1911 г. под руководством доктора Сунь Ятсена уничтожила феодальную монархию и провозгласила Китайскую Республику. Однако историческая миссия китайского народа — ниспровержение империализма и феодализма — осталась невыполненной. В результате длительных и яростных сражений как с оружием в руках, так и используя другие методы борьбы, народы Китая под руководством Коммунистической партии Китая во главе с ее лидером Мао Цзэдуном в конце концов в 1949 г. свергли господство империализма, феодализма и бюрократического капитализма, одержали великую победу в новой демократической революции и создали Китайскую Народную Республику. С тех пор китайский народ взял государственную власть в свои руки и стал хозяином своей страны».

В данном цитируемом отрывке текста преамбулы Конституции КНР не просто кроется толерантное отношение к истории Китая, последовательность революций полностью соотносится с аналогичными процессами, предшествовавшими в начале XX в. в России, и полностью соответствует постулатам марксизма-ленинизма о последовательности общественно-экономических формаций. После феодальной общественно-экономической формации следует буржуазная общественно-экономическая формация и только после этого — социалистическая.

Тем самым после победы буржуазно-демократической революции Сунь Ятсена понадобилась еще одна — социалистическая революция. Данный факт также отражен в преамбуле Конституции КНР: «Победа новой демократической революции и успехи Китая в деле построения социализма стали возможными благодаря тому, что Коммунистическая партия Китая, ведя за собой народы и руководствуясь идеями марксизма-ленинизма и Мао Цзэдуна, защищала правду, исправляла ошибки и преодолевала многочисленные трудности и препятствия. Китай находится на начальном этапе строительства социализма».

Установленный в ходе социалистической революции, согласно ст. 28 Конституции КНР, общественный порядок охраняет государство, которое подавляет предательскую и прочую контрреволюционную деятельность, карает за нарушение общественной безопасности, дезорганизацию социалистической экономики и другие преступные

действия, наказывает и перевоспитывает преступные элементы.

Особенностью государственного строя КНР, установленного в ходе социалистической революции, согласно ст. 29 Конституции КНР является то, что вооруженные силы Китайской Народной Республики принадлежат народу. Их задачи: укрепление обороны страны, отражение агрессии, защита Родины, охрана мирного труда народа, участие в деле строительства государства, безграничное служение народу.

Вооруженные силы КНР до сих пор подконтрольны непосредственно правящей Коммунистической партии Китая. Согласно п. 2 ст. 29 Конституции КНР государство укрепляет мощь вооруженных сил, воспитывает революционный дух солдат, проводит модернизацию, укрепляет оборону страны.

Первичное обращение к тексту Конституции Корейской Народно-Демократической Республики также выявило наличие прямого использования искомого понятия. Термин «революция» в различных терминологических вариациях в Конституции Корейской Народно-Демократической Республики встречается 31 раз и получает более широкую область применения.

Чаще всего (восемь раз) термин «революция» встречается в тексте преамбулы Конституции КНДР. В ней отмечается особая роль и заслуги основоположника КНДР и отмечается, что товарищ Ким Ир Сен был гением идей, теории и практики руководства, был всепобеждающим стальным полководцем, великим революционером, политическим деятелем и человеком с большой буквы.

В преамбуле также утверждается, что достояние корейской революции есть основная гарантия успешного развития и процветания Корейской Народно-Демократической Республики. В преамбуле также говорится о необходимости завершения революционного дела чучхе.

Согласно ст. 2 действующей Конституции Корейская Народно-Демократическая Республика является революционным государством. Оно унаследовало блестящие традиции, которые сложились в ходе славной революционной борьбы против империалистических агрессоров за возрождение Родины, за свободу и счастье народа.

В ст. 3 Конституции КНДР провозглашается, что Корейская Народно-Демократическая Республика руководствуется в

своей деятельности идеями чучхе, идеями сонгун — мировоззрением, в центре которого — человек, и революционными идеями, целью которых является осуществление самостоятельности народных масс.

Согласно ст. 10 Конституции Корейская Народно-Демократическая Республика опирается на идейно-политическое единство всего народа, основанное на союзе рабочих и крестьян, в котором руководящая роль принадлежит рабочему классу. В п. 2 указанной статьи устанавливается, что государство, активно осуществляя идеологическую революцию, повышая революционную сознательность всех членов общества, воспитывает их в духе традиций рабочего класса и превращает все общество в товарищески сплоченный единый коллектив.

В качестве отражения особых идеологических установок, определяющих дальнейшее развитие национальной правовой политики, в ст. 14 Конституции КНДР отмечается, что государство активно развертывает различные формы массового движения, и прежде всего движение за Красное знамя трех революций, тем самым максимально ускоряя процесс социалистического строительства.

Основной акцент в ст. 27 Конституции КНДР делается на технической революции, которая является основным звеном в развитии социалистической экономики. Государство в своей хозяйственной деятельности неизменно ставит на первый план развитие техники, ускоряет научно-технический прогресс и техническую реконструкцию народного хозяйства, активно развертывает массовое движение за технический прогресс и тем самым освобождает трудящихся от тяжелых трудоемких работ и уменьшает различие между физическим и умственным трудом.

Особым направлением правовой политики является распространение технической революции в сельском хозяйстве. Согласно ст. 28 Конституции КНДР в целях устранения различий между городом и деревней, рабочим классом и крестьянством государство, осуществляя техническую революцию на селе, переводит сельское хозяйство на индустриальную базу, проводит его модернизацию, повышает роль уезда и усиливает руководство деревней и шефство над ней.

Следующим направлением революционной деятельности масс согласно ст. 40 Конституции КНДР является последовательное осуществление культурной револю-

ции. Корейская Народно-Демократическая Республика воспитывает всех граждан строителями социализма, обладающими глубокими знаниями природы и общества, высоким культурным и техническим уровнем, максимально повышает интеллектуальный потенциал всех членов общества.

В соответствии со ст. 41 Конституции Корейская Народно-Демократическая Республика создает подлинно народную и революционную культуру, которая служит социалистическим труженикам. В процессе создания социалистической национальной культуры государство выступает против культурной экспансии империализма и тенденции к беспринципному восстановлению отживших традиций, охраняет национальное культурное наследие, хранит и развивает его в соответствии с реалиями социализма.

Для обеспечения интересов культурной революции предназначено особое пропагандистское средство — социалистическая педагогика. Согласно ст. 43 Конституции КНДР, «претворяя в жизнь принципы социалистической педагогики, государство воспитывает подрастающее поколение стойкими революционерами, борющимися во имя общества и народа, людьми нового чуч-хейского склада, которые гармонично сочетают в себе духовное богатство, моральную чистоту и физическое совершенство».

Равнозначную роль в деле культурной революции играет революционная литература и искусство. Данный институт регламентируется в ст. 52 Конституции КНДР, согласно которой государство развивает самобытную революционную литературу и искусство, национальные по форме и социалистические по содержанию. Государство стимулирует массовое создание творческими работниками, деятелями искусства высокоидейных и высокохудожественных произведений, привлекает широкие массы к активному участию в литературно-художественной деятельности.

Так же как и в Китайской Народной Республике, в КНДР особую роль в обеспечении интересов революции играют вооруженные силы, которые также занимают особое место в политической системе государства. Согласно ст. 59 Конституции вооруженные силы Корейской Народно-Демократической Республики, претворяя в жизнь линию сонгунской революции, призваны защищать руководство революции, охранять интересы трудового народа,

отстаивать социалистический строй и завоевания революции, защищать независимость, свободу Родины и мир от иностранной агрессии.

Особый статус вооруженных сил КНДР подтверждается в ст. 61 Конституции, согласно которой государство утверждает в армии революционную систему руководства войсками и революционную атмосферу воинской службы, укрепляет воинскую и общественную дисциплину в вооруженных силах, добивается максимального проявления прекрасных традиций духовного единства командиров и солдат, единения военных и политических работников, армии и народа.

Особое внимание в Корейской Народно-Демократической Республике в соответствии со ст. 76 Конституции уделяется ветеранам революции, членам семей погибших революционеров и патриотов. Члены семей военнослужащих Народной армии, а также инвалиды военной службы пользуются особой заботой государства и общества.

Несомненной отличительной особенностью Конституции КНДР является распространение конституционной обязанности по обеспечению интересов революции на всех граждан.

Согласно ст. 85 Конституции КНДР граждане обязаны постоянно повышать революционную бдительность и самоотверженно бороться за безопасность государства.

Основным элементом государственного аппарата, обязанным обеспечивать интересы революции в стране, в соответствии со ст. 109 Конституции является Государственный комитет обороны, который разрабатывает важнейшие политические установки государства, направленные на претворение в жизнь линии сонгунской революции.

В текстах конституций КНР и КНДР нашлось особое место нормам — символам революционной идеологии, которые играют особую пропагандистскую роль в государственной политике.

В ст. 136 и 137 Конституции Китайской Народной Республики зафиксирована социалистическая символика. Согласно ст. 136 Государственный флаг Китайской Народной Республики состоит из красного полотнища с изображением на нем пяти звезд. В п. 2 ст. 136 Конституции КНР провозглашается, что государственным гимном Китайской Народной Республики является «Марш добровольцев». В соответствии со

ст. 137 Конституции КНР государственный герб Китайской Народной Республики состоит из изображений: в центре — ворота Тяньаньмэнь с пятью звездами, по краям — колосья и зубчатое колесо.

В Корейской Народно-Демократической Республике конституционные нормы — символы революционной идеологии придают государственной символике еще большее сакральное значение.

Так, согласно ст. 169 Конституции КНДР государственный герб Корейской Народно-Демократической Республики представляет собой овал из рисовых колосьев, перевитых красной лентой с надписью «Корейская Народно-Демократическая Республика». Внутри овала изображена мощная гидроэлектростанция, а над нею — священная гора революции Пэкту и красная пятиконечная звезда, от которой расходятся яркие лучи.

Еще одним немаловажным обстоятельством, определяющим сходство конституций КНР и КНДР, является признание факта, что революционные социалистические режимы распространяются не на все историческое пространство данных стран.

Так, в соответствии с преамбулой Конституции КНР, Тайвань является частью священной территории Китайской Народной Республики, однако суверенитет Китайской Народной Республики на территорию Тайваня не распространяется. Следует отметить, что на Тайване сохранился политический режим, сложившийся до победы революции на материковой части Китая. В КНР считают, что завершение великой задачи воссоединения Отечества является священным долгом всего китайского народа, в том числе и соотечественников, живущих на Тайване.

В свою очередь, в соответствии со ст. 9 Конституции КНДР, укрепляя в северной части страны народную власть и активно проводя три революции - идеологическую, техническую и культурную, Корейская Народно-Демократическая Республика борется за полную победу социализма на всем пространстве Корейского полуострова, за воссоединение Родины на основе принципов самостоятельности и великой национальной консолидации.

Одновременно следует отметить, что и для КНР, и для КНДР революционная идеология, закрепленная в конституции, является основой действующей системы права.

В завершении преамбулы Конституции КНР отмечается, что данная Конституция в правовой форме закрепила результаты борьбы китайского народа и определила основной строй и основные задачи государства. Она является Основным законом государства и имеет высшую юридическую силу. Все народы страны, все государственные органы, вооруженные силы, все политические партии и общественные организации, все предприятия и учреждения страны руководствуются положениями Конституции как основным критерием своей деятельности и обязаны уважать Конституцию и претворять в жизнь ее положения.

В преамбуле Конституции КНДР утверждается, что Социалистическая Конституция Корейской Народно-Демократической Республики является кимирсеновской конституцией, которая юридически закрепила идеи великого вождя товарища Ким Ир Сена в сфере государственного строительства, основанные на принципах чучхе, и его достижения в данной области.

Целесообразно отметить, что опыт конституционного строительства КНР и КНДР является нетипичным, в определенной степени уникальным и, безусловно, самобытным и самодостаточным. Практика конституционного строительства рассматриваемых государств очень часто подвергается критике в рамках науки конституционного права в странах либерального конституционализма.

Современные юридические науки воспринимают категорию «революция» неоднозначно. Например, Ф. Фрюет рассматривает революцию как социально оправданное правовое поведение, считая, что революция есть переход кризиса внутрь общества, взрыв, растворение и разложение социальных связей, при которых прогнивший режим обычно падает легко и общество на короткое время консолидируется в борьбе против суверена. В данном контексте правомерность революции подтверждается актами международного признания. Юридическое основание нового государства, кажущееся чистой формальностью, на самом деле играет большую роль в революционном кризисе, так как вводит фикцию абсолютного разрыва общества со своим прошлым и побуждает социум к борьбе с самим собой как с пережитком.

Однако в большинстве случаев национальное законодательство государств современного мира рассматривает революцию в

контексте правового противоправного поведения, так или иначе направленного на подрыв или свержение действующего конституционного, государственного, общественного строя, разрушение территориальной целостности государства, совершение массовых беспорядков, насильственный захват власти и т. п. в совокупности.

Отсюда в мировой практике международных отношений возникает дилемма двойных стандартов в отношении принципа самоопределения и права наций на самоопределение. С одной стороны, отрицается правовой характер социалистических правовых режимов, с другой стороны, осуществляется попытка научной легитимации так называемых бархатных (цветных) революций, практика юридической оценки которых еще не сложилась в полной мере и не имеет обобщенной оценочной базы для констатации однозначных выводов.

В контексте обозначенного объекта — категория «революция» в конституционном праве Китайской Народной Республики и Корейской Народно-Демократической Республики — можно сформулировать некоторые выводы.

1. Революция для рассматриваемых государств — это юридический факт. Посредством революции уничтожен предыдущий государственный строй и создан новый.

2. Революция — это социально оправданный по отношению к предыдущему государственно-правовому режиму факт. Революция предполагает переход к новой общественно-экономической формации, которая неизбежна.

3. Революция — это научно обоснованный факт. Революция складывается не в интересах отдельных людей, она обусловлена диалектическими закономерностями социального развития. Поэтому труды основоположников марксизма, а также основоположников китайской и корейской современной национальной государственности являются своего рода первичным, надкон-ституционным базисом правовых политик.

4. Революция — это свершившийся факт, порождающий возникновение новых государственно-правовых отношений. Вершиной целеполаганий социалистических идеологий является непрерывное стремление к построению общества абсолютной справедливости. Однако в условиях объективных реалий коммунизм, который не имеет нормативного обоснования, не фиксируется в

виде определенных количественных и качественных показателей. Именно поэтому коммунистические цели были исключены из текстов конституций КНДР и КНР. Тем не менее созданная политико-территориальная организация обоих обществ имеет форму государства, как в широком, так и в узком смыслах.

5. Революция для КНР и КНДР — это факт легитимации государственных и правовых отношений по отношению к предыдущему государственному строю.

6. Революция — уникальное обстоятельство, правом на которую обладает сила, добившаяся победы в социальном конфликте.

7. Параметры, критерии и коэффициенты незрелости, неэффективности, регресса социального развития государства и правовой системы предыдущего государственного строя определяет ведущая политическая сила, генерирующая революционное движение, — партия ленинского (гегемо-нистского) типа.

8. Политическая партия ленинского (гегемонистского) типа определяет параметры, критерии и коэффициенты зрелости, эффективности, прогресса социального развития действующего государственного строя и современной системы права.

9. Для дополнительной легитимации действующего государственного строя и системы права создаются не только органы государственной власти, формирование которых полностью обеспечивает интересы правящей партии, но и квазигосударственные структуры.

10. Незрелость, неэффективность, регресс социального развития государства и правовой системы, образовавшихся в результате социальной революции, не являются основанием для свержения сложившегося государственного строя путем новой революции.

11. С исторической точки зрения существует единый Китай и единая Корея. Де-факто существуют два Китая — КНР и Китайская Республика (на Тайване) и две Кореи — КНДР и Республика Корея. Конституции КНР и КНДР предусматривают воссоединение разделенных наций. Однако пути воссоединения в конституционных доктринах КНР и КНДР различаются. Для КНР допустима концепция Дэн Сяопина «одна страна — две политические системы». Для КНДР воссоединение с Республикой Кореей возможно лишь при

признании последней тех революционных ценностей, которые предусмотрены в Конституции Корейской Народно-Демократической Республики. Ш

1. Маркс К., Энгельс Ф. Святое семейство // Соч. Т. 2, ч. 1. С. 246.

2. Маркс К. К критике политической экономии. Предисловие // Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. Изд. 2. Т. 13. С. 7.

3. Ленин В. И. Полн. собр. соч. 5-е изд. Т. 33. М., 1974. С. 47.

4. Бяньчжэн вэйучжуи (Диалектический материализм). Пекин, 1961. Цит. по: Идейно-политическая сущность маоизма. М., 1977. С. 8.

5. Косолапов Р., Баталов Э. У истоков маоизма // Молодой коммунист. 1972. № 1. Цит. по: Опасный курс. Об антиреволюционном, великодержавном курсе маоистов. Вып. 3. М., 1972. С. 13.

6. Ким Ир Cен. Еще сильнее укрепим народную власть. Речь на I сессии Верховного Народного Собрания КНДР шестого созыва 15 декабря 1977 г. Пхеньян, 1977. С. 9.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

список литературы

Антология мировой политической мысли. В 5 т. Т. 1. Зарубежная политическая мысль: истоки и эволюция. - М. : Мысль, 1997.

Гегель Г. В. Ф. Наука логики / Г. В. Ф. Гегель.— М. : Наука, 1972. - Т. 3.

Конт О. Дух позитивной философии. (Слово о положительном мышлении) / пер. с франц. И. А. Шапиро. — Ростов н/Д : Феникс, 2003. — 256 с.

Ленин В. И. Полн. собр. соч. / В. И. Ленин — 5-е изд. — Т. 33. — М. : Политиздат, 1974. — С. 1—120.

Маркс К., Энгельс Ф. Святое семейство // Соч. — Т. 2. — С. 3—230.

Маркс К. К критике политической экономии. Предисловие // Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. — Изд. 2. — Т. 13.

Бяньчжэн вэйучжуи (Диалектический материализм). — Пекин, 1961.— Цит. по: Идейно-политическая сущность маоизма. — М. : Наука, 1977.

Косолапов Р. У истоков маоизма / Р. Косолапов, Э. Баталов // Молодой коммунист. — 1972. — № 1.

Ким Ир €ен. Еще сильнее укрепим народную власть. Речь на I сессии Верховного Народного Собрания КНДР шестого созыва 15 декабря 1977 года. — Пхеньян, 1977.

Опасный курс. Об антиреволюционном, великодержавном курсе маоистов. Вып. 3. — М. : Политиздат, 1972. — 256 с.

The Comparative Study of the Category of a «Revolution» in the Constitutional Law of China and North Korea

© Yurkovski A., 2016

The article deals with the nature of a specific constitutional legal category of revolution. An attempt was made to define the preconditions for its legal and technical formation in the field of Constitutional Law of the People's Republic of China and the Democratic People's Republic of Korea. The comparative study uses a set of methodological tools for a comprehensive assessment of the designated category. The main objective of the proposed publication is to determine the significance of certain constitutional and legal aspects of the category of revolution to describe the peculiarity of Constitutional Law of the People's Republic of China and the Democratic People's Republic of Korea.

Key words: revolution; constitution; Constitutional Law of the People's Republic; Constitutional Law of the Democratic People's Republic of Korea; sources of Constitutional Law; regulations of Constitutional Law; legal policy; state; government; citizens; interests; subjects of interests; objects of interests.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.