Научная статья на тему 'Способы использования современными политическими ораторами ресурсов русского языка (В. В. Путин, Г. А. Зюганов, С. М. Миронов)'

Способы использования современными политическими ораторами ресурсов русского языка (В. В. Путин, Г. А. Зюганов, С. М. Миронов) Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
37
4
Поделиться
Ключевые слова
РУССКИЙ ЯЗЫК / RUSSIAN LANGUAGE / ПОЛИТИЧЕСКИЙ ДИСКУРС / POLITICAL DISCOURSE / ПОЛИТИЧЕСКИЙ ОРАТОР / POLITICAL SPEAKER / БОГАТСТВО РУССКОГО ЯЗЫКА / РЕСУРСЫ РУССКОГО ЯЗЫКА / RUSSIAN LANGUAGE RESOURCES / ЯЗЫКОВЫЕ СРЕДСТВА / LANGUAGE FACILITIES / СТИЛИСТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА / STYLISTIC MEANS / WEALTH OF THE RUSSIAN LANGUAGE

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Крылова Мария Николаевна

В статье проанализирована речь ряда российских политиков: В.В. Путина, Г.А. Зюганова, С.М. Миронова. Целью автора стало выявление уровня использования политиками ресурсов русского языка, обеспечивающих его богатство и разнообразие. Данные ресурсы условно подразделены на языковые (лексика, морфология, синтаксис) и стилистические (тропы и синтаксические фигуры). Выявлен круг языковых средств, которыми свободно оперируют политики в своих речах. К единицам лексического уровня относятся термины, профессионализмы политической и других сфер, жаргонизмы, окказионализмы, вульгаризмы, разговорная лексика и др. Активно и в основном правильно используется политиками фразеология. На морфологическом уровне интерес представляет употребление политиками местоимения мы в собирательном значении вместо я. На синтаксическом уровне востребованы вводные элементы различной семантики, в том числе индивидуально-авторские и служащие компонентами, структурирующими текст. Однако наибольшее значение для политиков имеют стилистические ресурсы русского языка: ими активно используются риторические вопросы, риторические восклицания, вопросно-ответные конструкции, ряды однородных членов и т. д. Выявлен ряд неудачных примеров использования политическими деятелями ресурсов русского языка, например, заимствованных слов, специальной лексики и др. Тем не менее можно говорить о достаточно высоком языковом мастерстве современных российских политиков, свободе их владения разнообразными, в первую очередь стилистическими, ресурсами русского языка.

WAYS TO USE THE RESOURCES OF THE RUSSIAN LANGUAGE BY MODERN POLITICAL SPEAKERS (V.V. PUTIN, G.A. ZYUGANOV, S.M. MIRONOV)

The article analyzes the speech of a number of Russian politicians: V.V. Putin, G.A. Zyuganov, S.M. Mironov. The author’s goal was to reveal the level of use by politicians of the resources of the Russian language that provide its wealth and diversity. These resources are conditionally subdivided into linguistic (lexicon, morphology, syntax) and stylistic (semantic and syntactic figures). A range of linguistic resources, which politicians freely use in their speeches, has been revealed. The units of lexical level include terms, professionalisms of political and other spheres, jargonisms, occasionalisms, vulgarisms, colloquial lexicon, etc. Actively and basically correctly politicians use phraseology. At the morphological level of interest is the use of politicians pronouns We in the collective sense, instead of I. At the syntactic level, the input elements of different semantics are in demand, including individual-authoring and serving components that structure the text. However, the stylistic resources of the Russian language are 0of the greatest importance for politicians: they use rhetorical questions, rhetorical exclamations, question-answer constructions, series of homogeneous members, etc. A number of unsuccessful examples of the use of Russian language resources by politicians, for example, borrowed words, special vocabulary, etc., have been revealed. Nevertheless, we can talk about the rather high linguistic skill of modern Russian politicians, the freedom of their possession of various, primarily stylistic, resources of the Russian language.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Способы использования современными политическими ораторами ресурсов русского языка (В. В. Путин, Г. А. Зюганов, С. М. Миронов)»

М.Н. Крылова ORCID Ю: 0000-0003-0231-4778

Азово-Черноморский инженерный институт - филиал Донского государственного аграрного университета,

г. Зерноград, Россия

УДК 811.161.1

СПОСОБЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СОВРЕМЕННЫМИ ПОЛИТИЧЕСКИМИ ОРАТОРАМИ РЕСУРСОВ РУССКОГО ЯЗЫКА (В.В. ПУТИН, Г.А. ЗЮГАНОВ, С.М. МИРОНОВ) DOI: 10.29025/2079-6021-2018-1(29)-149-157

В статье проанализирована речь ряда российских политиков: В.В. Путина, Г.А. Зюганова, С.М. Миронова. Целью автора стало выявление уровня использования политиками ресурсов русского языка, обеспечивающих его богатство и разнообразие. Данные ресурсы условно подразделены на языковые (лексика, морфология, синтаксис) и стилистические (тропы и синтаксические фигуры). Выявлен круг языковых средств, которыми свободно оперируют политики в своих речах. К единицам лексического уровня относятся термины, профессионализмы политической и других сфер, жаргонизмы, окказионализмы, вульгаризмы, разговорная лексика и др. Активно и в основном правильно используется политиками фразеология. На морфологическом уровне интерес представляет употребление политиками местоимения мы в собирательном значении вместо я. На синтаксическом уровне востребованы вводные элементы различной семантики, в том числе индивидуально-авторские и служащие компонентами, структурирующими текст. Однако наибольшее значение для политиков имеют стилистические ресурсы русского языка: ими активно используются риторические вопросы, риторические восклицания, вопросно-ответные конструкции, ряды однородных членов и т. д. Выявлен ряд неудачных примеров использования политическими деятелями ресурсов русского языка, например, заимствованных слов, специальной лексики и др. Тем не менее можно говорить о достаточно высоком языковом мастерстве современных российских политиков, свободе их владения разнообразными, в первую очередь стилистическими, ресурсами русского языка.

Ключевые слова: русский язык, политический дискурс, политический оратор, богатство русского языка, ресурсы русского языка, языковые средства, стилистические средства.

Введение. Политический дискурс в настоящий момент является очень популярной областью применения русского языка, в которой он выполняет в первую очередь прагматические задачи привлечения внимания потенциальных сторонников, убеждения адресата в правильности политической позиции адресанта, воздействия на мышление. Политические ораторы - это профессионалы речевого воздействия, и они по определению должны обладать высоким уровнем владения русским языком и хорошо сформированной способностью использования его многочисленных ресурсов. Однако речь политических деятелей разного уровня далеко не всегда бывает удачной [14], а значит нуждается в анализе.

Тезис о богатстве и разнообразии русского языка широко известен и не подвергается сомнению; среди многочисленных ресурсов языка исследователи называют огромный словарный фонд, многозначность большей части слов, парадигматические явления (синонимы, антонимы, омонимы, паронимы), экспрессивность лексики, образную фразеологию и многие другие средства [7, с. 109-115]. Кроме того, выделяются стилистические ресурсы, то есть средства языковой выразительности, которые использует говорящий. При этом конкретный носитель языка применяет не все его ресурсы, а только те, которые обоснованы его риторическими интенциями, уровнем его образования и личностными особенностями. Именно от носителя языка зависит, будет ли его речь богата и разнообразна.

Цель статьи - анализ политических выступлений трёх современных политиков - В.В. Путина, С.М. Миронова, Г.А. Зюганова с точки зрения специфики использования ими ресурсов русского языка, его богатых возможностей. Данные политические деятели выбраны потому, что они представляют различные сегменты политического мира: официальную политику (В.В. Путин) и оппозиционные ветви разной степени лояльности к власти (С.М. Миронов, Г.А. Зюганов), что необходимо для составления более глубокого представления о владении ими ресурсами русского языка, а также относятся к одному гендеру, что не осложнит наших выводов отличиями гендерной природы. Для нас важно увидеть, какие именно ресурсы - языковые или стилистические - предпочитают использовать современные политики.

Материалом для исследования стали выступления и интервью названных политических деятелей, опубликованные в официальных сетевых источниках [12; 15; 22].

Обзор литературы. Речь политических деятелей вызывает к себе стабильный интерес лингвистов. Э.А. Бочарова анализирует политический дискурс как средство манипуляции сознанием [6]; И.В. Бондаренко рассматривает интертекстуальность как приём в политическом дискурсе [5]; Т.Н. Галинская и Н.Л. Зелянская относят к средствам описания языковой личности политиков иди-олексикон [8]; Л.С. Полякова - риторические средства [17]; Л.А. Нефедова и Л.С. Полякова выделяют гендерные стратегии как фактор формирования особенностей языковой личности политика [16]; М.В. Сергеева анализирует речевые стратегии и тактики российских политиков [20]; В.А. Трахимович концентрирует внимание на средствах речи политиков, влияющих на мнение аудитории, то есть способствующих воздействию на неё [23]. Политическая коммуникация стала одной из популярных тем и в зарубежных исследованиях, где рассматриваются понятие политического дискурса [24], языковые особенности политических текстов [25; 26; 28], вопросы влияния политики на язык [29; 30], вежливость как качество речи в политике [27] и другие проблемы.

Описываются речевые особенности, характерные для отдельных политических деятелей: В.И. Матвиенко [3], Н.Ю. Белых [4], П.А. Крушевана [9], Е.В. Ройзмана [10], Б.Е. Немцова [18], В.В. Жириновского [19] и др. Наибольший интерес исследователей вызывает речь действующего Президента Российской Федерации: Ю.С. Алышева создаёт его речевой портрет [1]; В.В. Сизова и О.Н. Торгованова анализируют средства выразительности, используемые В.В. Путиным, и относят его к типу политических деятелей, создающих положительный имидж [21]; Ю.В. Аникина и С.В. Владимирова рассматривают используемые президентом в публичной речи средства аргументации [2].

Методы исследования. Основной лингвистический метод исследования - описательный, он использовался для наблюдения за функционированием в политическом дискурсе разнообразных языковых фактов. Применялись также метод анализа (в ходе интерпретации наблюдаемых в речи политиков явлений) и метод сплошной выборки (при подборе языкового материала).

Результаты и дискуссия. Основу текста составляет его лексика. Разнообразие лексики, использование её семантических и экспрессивных ресурсов способны усилить выразительность текста, силу его воздействия на адресата.

В речи современных политиков формируется комплекс профессионализмов, которые относятся к сфере власти, управления, например, слово прирастать в значении 'развиваться, возрастать количественно'. В выступлении С.М. Миронова находим пример, касающийся возможности присоединения к партии «Справедливая Россия» других партий: «Таким образом, мы будем прирастать, и перечень этих партий не исчерпывается».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Могут применяться также жаргонизмы из других профессиональных и субкультурных сфер, например, из речи картёжников: «Он (Кудрин) явно передёргивает, когда говорит о росте благосостояния в России» (Г.А. Зюганов). Политики используют свойственную жаргону эмоциональность и семантическую ёмкость. В приведённом примере, кроме того, наблюдается метафоризация картёжного термина. С помощью жаргонизмов криминальной сферы оппозиционный политик негативно характеризует действия правящей верхушки: «Власть просто "крышует" криминал» (Г.А. Зюганов).

Политики нередко используют лексику разговорной окраски. Например, В.В. Путин любит ввести в свою речь «простое», разговорное слово, но делает это в соответствии со стилистической окраской всего предложения: «Вот сегодня в Москве, говорят, снег даже был, здесь — дождь, холодина такая».

Окказионализмы встречаются в речи Г.А. Зюганова: «Трампоманией занимался у нас Жириновский, даже тосты поднимал». С помощью данного слова политик выражает насмешку над действиями другого политика. Г.А. Зюганов выказывает желание использовать окказионализмы и без специальных политических целей, например, в новогоднем поздравлении: «Всех с новолетием и рождеством».

Вульгаризмы, то есть слова с негативной коннотацией, применяемые обычно в словесных перепалках, чтобы оскорбить оппонента, наблюдаем только в речи оппозиционного политика. Г.А. Зюганов использует их для характеристики порицаемых им действий правящей партии: «Грабите, прямо говоря, страну, обираете будущие поколения». Это лексемы с не очень яркой экспрессивностью и не очень высоким уровнем резкости. Вульгаризмов, находящихся за гранью литературного употребления, мы в современном политическом тексте не находим.

Политики обнаруживают свободное владение фразеологией - важным ресурсом русского языка, позволяющим выразить своё мнение при помощи сочетаний, проверенных временем: «Объём ветхого жилья... нарастает как снежный ком» (Г.А. Зюганов); «...В Америке другой менталитет, там всё, жизнь начинается полностью с чистого листа» (С.М. Миронов). Фразеологизмы используются в основном грамотно.

Интересным морфологическим средством воздействия на слушателей становится в политических речах местоимение мы в собирательном значении, количественно преобладающее над местоимением я в текстах всех рассмотренных персоналий. В.В. Путин, как действующий политический лидер, использует его в значении 'наше государство': «Если в 2012 году мы начали с одного миллиарда, то в этом году - уже семь с лишним миллиардов».

В речи политика-оппозиционера местоимение мы, обозначающее партию данного политического деятеля, противопоставляется местоимению вы, соотносимому с правящей партией. Например, в высказывании Г.А. Зюганова: «Мы предупреждали и продолжаем предупреждать об опасности такой, с позволения сказать, политики. Но прислушались ли вы к оппозиции? Нет!». Мы и вы противопоставляются как соответственно правые и неправые. Несколько реже обращается к местоимению мы С.М. Миронов. Хотя он и употребляет его по отношению к деятельности и позициям своей партии «Справедливая Россия» («.Мы - единственная партия, которая голосует против.»), но также достаточно часто пользуется выражением наша партия: «Наша партия во многом поддерживает Владимира Путина».

Для модальной составляющей текста политической речи большое значение приобретают вводные слова. Они являются специфическими в речи ряда политиков. Г.А. Зюганов активно использует вводное сочетание к сожалению, с помощью которого характеризует действия властей, не внявших предложениям оппозиции: «Мы подготовили целый пакет предложений на сей счёт, но, к сожалению, он не был принят Государственной думой», а также сетует по поводу допущенных правительством просчётов в политике и управлении государством.

Характерным вводным элементом в речи В.В. Путина является сочетание кстати говоря: «Но, кстати говоря, мы должны быть благодарны Президенту Трампу». Оно используется с целью придать речи живой характер, создать впечатление отсутствия готового текста, изложения мыслей, приходящих в голову политика именно в момент речи, заодно с мыслью, только что изложенной.

При помощи вводных элементов также проводится структуризация текста - выделение в нём важных структурных элементов. Это необходимо в политической речи, которая нередко бывает достаточно большой по объёму. С.М. Миронов использует с данной целью слова «во-первых», «во-вторых»; «первое», «второе»...; В.В. Путин - «во-первых», «во-вторых».; «это первое» («первое»), «второе».. У В.В. Путина находим своеобразное расположение первого структурного элемента, указывающего на перечисление тезисов, - в постпозиции: «Снижение именно этих расходов оздоровляет экономику. Это первое». Реже обращается к вводным элементам структурирующей природы Г.А. Зюганов.

Несмотря на названные выше языковые ресурсы, применяемые современными политиками (профессионализмы политической и других сфер, жаргонизмы, разговорная лексика, окказионализмы, фразеологизмы, вводные слова и сочетания, личные местоимения в собирательном значении и др.), в целом можно заявить о предпочтении, которое политические деятели отдают стилистическим ресурсам - разнообразным средствам языковой выразительности, тропам и фигурам.

Политиков привлекает метафора, хотя чаще всего ими используются стёртые метафоры: «.Патриотизм - это как раз тот фундамент, на котором мы все вместе должны выстраивать великое и благословенное будущее нашей Родины» (С.М. Миронов). Некоторые метафорические образы приобретают характер символов, например, Г.А. Зюганов неоднократно именует ЕГЭ Бабой Ягой: «А у нас по-прежнему Баба Яга господствует в школе».

В арсенал ярких стилистических средств современных политиков входят и сравнительные конструкции. Например, Г.А. Зюганов, иронически изображая поведение одиннадцатиклассников на ЕГЭ, пишет: «И сидишь как всё равно волосок на лысинке для того, чтобы написать хорошую контрольную работу». Здесь яркой разговорной окраской обладает и образ сравнения, и использованный союз как всё равно. Сравнение выделяется на фоне публицистического текста, нарушает его стилистическую целостность, зато привлекает к себе внимание, к чему, по-видимому, и стремился говорящий.

Востребованы политическими ораторами прецедентные феномены - общеизвестные тексты, имена, ситуации, отсылка к которым становится средством политической аргументации. Это как прецеденты широкого круга использования, так и менее известные. Например, С.М. Миронов цитирует в одном из выступлений Питирима Сорокина, российского философа начала ХХ века - персоналию, не относящуюся к хорошо известным широкому кругу россиян. Из широко распространённых прецедентных феноменов неизменной популярностью у политических ораторов пользуются прецеденты из сферы детской литературы. Например, тот же С.М. Миронов обращается для подчёркивания остроты создавшейся ситуации к крылатой фразе из сказки А.С. Пушкина: «Мы уже проходили это и остались у разбитого корыта».

Основным стилистическим средством в современном политическом дискурсе, несомненно, являются риторические фигуры, в первую очередь вопросительные конструкции - риторические вопросы и вопросно-ответные построения. Очень важны вопросно-ответные конструкции в стилистике Г.А. Зюганова, который использует краткие, хлёсткие вопросы и ответы: «Вам очень нравится Запад? Хорошо. И каков их опыт?..». Активно применяет Г.А. Зюганов и риторические вопросы, причём у него есть даже цепочки риторических вопросов, ещё более отчётливо ставящие проблему: «Это ли не национальный позор? Возникает вопрос: туда ли идём?».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

К риторическим вопросам прибегает и С.М. Миронов, особенно в тех случаях, когда хочет возмутиться действиями властей и подчеркнуть те проблемы, которые находит самыми важными. Он также нередко использует цепочки риторических вопросов: «Как можно искать в нянях и репетиторах источник устойчивых бюджетных доходов? Может, надо просто поблагодарить их за то, что они спасают свои семьи от нищеты?». Риторические вопросы С.М. Миронова объёмны по количеству слов, правильно структурно организованы, продуманы синтаксически и эмоционально.

С помощью риторических восклицаний политики эмоционально выделяют мысли, которые кажутся им наиболее важными, парадоксальными, например, Г.А. Зюганов восклицает: «Мы предлагали национализировать минерально-сырьевую базу. Вот вам и деньги, да ещё какие!». Часто риторические восклицания произносятся по поводу описанной политиком негативной ситуации в какой-либо сфере жизни России: «...Уже каждый четвёртый гражданин России сегодня экономит на еде. Это позор!» (С.М. Миронов). Риторические восклицания в политическом дискурсе - способ поднятия эмоционального уровня текста, а также средство, имитирующее разговорную интонацию.

Применяется такое риторическое средство, как ряды однородных подлежащих, которые особенно эффектно выглядят в номинативном предложении, например, Г.А. Зюганов характеризует физико-техническую школу академика Ж.И. Алфёрова: «Университет, научные кадры, опытные производства». Данное яркое стилистическое средство может быть использовано в тексте и не совсем удачно, например, в речи С.М. Миронова: «Хроническое безденежье, чехарда пенсионных реформ, страх потери работы, дамоклов меч нищеты вызывают сильнейшую социальную депрессию, недоверие к институтам власти, подрывают единство нашего общества». Мы видим здесь три ряда однородных членов (однородные подлежащие, сказуемые и дополнения депрессию, недоверие), накладывающихся друг на друга, в результате чего их экспрессивность частично нейтрализуется. Наиболее эффектны в данном примере однородные подлежащие, и предложение много выиграло бы стилистически, если бы было просто номинативным, закончилось словом нищеты.

Как видим, чаще всего политическими деятелями используется потенциал русского синтаксиса. В этой связи нам стало интересно рассмотреть предложения В.В. Путина, Г.А. Зюганова и С.М. Миронова с точки зрения их длины. Наименьшая средняя длина предложений обнаружена в выступлениях и интервью Г.А. Зюганова - около 11,5 слов. Самые длинные предложения у политика достигают 27 слов. Предложения, значительно отличающиеся по длине от единиц среднего объёма, встречаются редко. Короткие предложения выглядят контрастно на общем фоне, в них, как правило, содержится наиболее важная, по мнению говорящего, информация: «Кризис в целом продолжает углубляться».

Около 13,5 слов - средняя длина предложений в тексте С.М. Миронова, лидера партии «Справедливая Россия», хотя очень длинных предложений мы и у него не обнаруживаем (самые длинные - 30 слов). Для данного политика характерен тяжеловесный синтаксис, что проявляется не только в количестве слов в предложении, но и в их структуре: это часто сложные предложения с несколькими видами ос-

ложнений. Хотя надо заметить, что «тяжеловесность» несколько компенсируется за счёт экспрессивных элементов, которыми насыщен текст С.М. Миронова, - риторических вопросов, риторических восклицаний, рядов однородных членов.

Достаточно высокая средняя длина предложения в публичных выступлениях и интервью В.В. Путина - около 14,2 слов. Самые длинные предложения политика в его интервью и непринуждённых высказываниях состоят из 25 слов, то есть перегруженности синтаксиса объёмными конструкциями мы не видим. Очень длинные предложения - до 50 слов - встречаются только в официальных речах, торжественных поздравлениях на высочайшем уровне. Президент одинаково успешно использует и простые предложения, и сложные с сочинительной и подчинительной связью. Ему удаются конструкции, в которых простыми словами и с помощью адекватного синтаксиса разъясняются сложные экономические и политические явления: «А если посмотреть, что же такое Парижское соглашение, - это вообще-то рамочный документ, и там всё, в этих парижских соглашениях, передано на решение национальных правительств».

Актуальным является вопрос о соблюдении политическими ораторами норм русского литературного языка. Необходимо отметить, что в целом данные правила соблюдаются, хотя и можно обнаружить отдельные недочёты.

В-первых, они связаны с нарушением требования общепонятности. Большинство политиков вводят в текст такие лексические единицы, которые являются понятными слушателям или читателям. Но встречаются и отступления от этой закономерности, например, в речи В.В. Путина о приросте реальных зарплат: «Граждане чувствуют это с некоторым лагом, но постепенно, постепенно восстанавливается эта сфера.». Слово лаг - специальный экономический термин, обозначающий запаздывание реакции на какое-то действие. Выделяется на общем фоне речь С.М. Миронова, который чаще других прибегает к иноязычным заимствованиям не всегда ясной для широко круга говорящих семантики: инсайдерский, консенсунс, реновация и т. п. Несомненно, заимствованное слово может эффектно выглядеть в тексте: «Правительству пора заняться развитием, а не монетарной эквилибристикой», однако это не самое надёжное средство воздействия на современного среднего носителя языка, готового лучше понять человека, максимально избегающего заимствований.

Во-вторых, речевые ошибки могут быть связаны с правильностью употребления политиками заимствованных слов. Например: «Проблему консенсуса по поводу сноса домов можно решить» (С.М. Миронов). В этом предложении неточно использовано слово консенсус, имеющее семантику 'согласие по спорному вопросу, достигнутое в результате дискуссии' [11]. Консенсуса можно достичь, к нему можно прийти, но нельзя решать проблему консенсуса. Допущенная ошибка связана с нарушением сочетаемости заимствованного слова.

В-третьих, не всегда успешно используются стилистические средства русского языка, которые, как показано выше, являются важными ресурсами аргументации в политических речах. Может оказаться неудачной попытка сконструировать яркий метафорический образ: «На мой взгляд, она (политическая программа КПРФ) просто просится и стучится во все двери и окна» (Г.А. Зюганов). Благодаря олицетворению, использованному как экспрессивное средство Г.А. Зюгановым, мы видим весьма странный образ «стучащейся» в двери и окна программы «Десять шагов к достойной жизни».

Заключение.

В политических выступлениях современных российских политиков (на примере речей В.В. Путина, Г.А. Зюганова и С.М. Миронова) мы видим преимущественное внимание говорящих к стилистическим ресурсам русского языка - метафорам, сравнениям, прецедентным феноменам. Чаще всего для аргументации политики обращаются к средствам экспрессного синтаксиса вопросно-ответным конструкциям, риторическим вопросам, риторическим восклицаниям, рядам однородных членов и т. д. В целом современные политики демонстрируют достаточно высокий уровень владения речью и применения в ней богатых возможностей русского языка, однако не исключены речевые и стилистические недочёты: специальная и заимствованная лексика могут нарушить правило общепонятности, не всегда учитывается лексическое значение иноязычных по происхождению элементов, может быть перегружен синтаксис (С.М. Миронов), встречаются неудачно сконструированные образы.

Библиографический список

1. АлышеваЮ.С. Речевой портрет В.В. Путина // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 2: Языкознание. 2012. № 2. С. 171-174.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Аникина Ю.В., Владимирова С.В. Способы аргументации в речи президента России на примере программы «Прямая линия с В.В. Путиным» // Вопросы филологического анализа текста: сб. научн. ст. VIII Междунар. науч.-практ. конф. Чебоксары: Чуваш. гос. пед. ун-т им. И.Я. Яковлева, 2016. С. 3-7.

3. Артюшков И.В., ШакуроваА.Р. Особенности языковой личности политика-женщины (на примере В. Матвиенко) // Социально-гуманитарные знания. 2015. № 10. С. 293-304.

4. Асташова О.И. Речевой портрет Н.Ю. Белых: динамический аспект // Политическая лингвистика. 2011. № 3. С. 64-68.

5. Бондаренко И.В. Реализация прагматического потенциала интертекстуальности в политическом дискурсе // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. Серия: Филология, педагогика, психология. 2015. № 2. С. 31-38.

6. Бочарова Э.А. Политический дискурс как средство манипуляции сознанием: на материале президентских предвыборных кампаний в России и США 2007-2008 гг.: автореф. дис. ... канд. филол. наук. Белгород, 2013. 22 с.

7. Введенская Л.А., Павлова Л.Г., Кашаева Е.Ю. Русский язык и культура речи: учебное пособие. Ростов-на-Дону: Феникс, 2001. 544 с.

8. Галинская Т.Н., Зелянская Н.Л. Идиолексикон как средство описания языковой личности политика // Перспективы науки. 2011. № 12 (27). С. 121-123.

9. Громыко С.А. П.А. Крушеван - думский оратор: риторико-прагматические особенности выступлений // Вестник Череповецкого государственного университета. 2016. № 4 (73). С. 84-88.

10. Еремина С.А., Потысьева А.Н. Речевой портрет депутата Евгения Ройзмана // Политическая лингвистика. 2005. № 15. С. 66-71.

11. Ефремова Т.Ф. Новый толково-словообразовательный словарь русского языка. М.: Дрофа, 2000. 1233 с. (онлайн версия) [Электронный ресурс]. URL: http://www.classes.ru/all-russian/russian-dictionary-Efremova.htm (дата обращения: 06.12.2017).

12. Зюганов Геннадий Андреевич. Персональный сайт [Электронный ресурс]. URL: http://www. zyuganov.kprf.ru (дата обращения: 08.11.2017).

13. Кобец Е.В. Языковая личность современного политика (коммуникативные стратегии и тактики, элокутивная прагматика) // Вестник Красноярского государственного педагогического университета им. В.П. Астафьева. 2013. № 3. С. 54-64.

14. Копоть Л.В., Шеватлохова Е.Д., Архипова И.В. К вопросу о формировании культуры речи в СМИ // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 2: Филология и искусствоведение. 2017. № 2 (197). С. 59-63.

15. Миронов Сергей Михайлович [Электронный ресурс]. URL: http://mironov.ru (дата обращения: 13.11.2017).

16. Нефедова Л.А., Полякова Л.С. К созданию словаря языковой личности: формирование языковой личности политика средствами гендерных стратегий // Проблемы истории, филологии, культуры. 2009. № 24. С. 428-432.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

17. Полякова Л.С. Роль риторических средств в создании «автопортрета» языковой личности политика // Лингвориторическая парадигма: теоретические и прикладные аспекты. 2009. № 13. С. 120-126.

18. Романова Т.В. Коммуникативный имидж и речевой портрет современного политика // Политическая лингвистика. 2009. № 27. С. 109-117.

19. Руженцева Н.Б. Имиджевое интервью-перформанс В. Жириновского: смена масок, эпатаж, технология примитива // Политическая лингвистика. 2015. № 3. С. 50-56.

20. Сергеева М.В. Стратегии и тактики российских политиков // Актуальные вопросы развития современной науки и образования. М.: ИП Туголуков А.В., 2015. С. 55-61.

21. Сизова В.В., Торгованова О.Н. Средства выразительности языковой личности В. Путина как политического актора, формирующего положительный имидж // Вестник Тверского государственного технического университета. Серия: Науки об обществе и гуманитарные науки. 2016. № 3. С. 112-120.

22. Стенограммы выступлений В.В. Путина [Электронный ресурс]. URL: http://www.kremlin.ru/ events/president/transcripts (дата обращения: 08.11.2017).

23. Трахимович В.А. Политическая подсистема языка: средства языка, влияющие на мнение аудитории // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2011. № 11. С. 179-184.

24. Dijk T.A. van. What is Political Discourse Analysis? // Political Linguistics. Belgian Journal of Linguistics. 1998. №11. Pp. 11-52.

25. Leonardis F. de. War as a medicine: the medical metaphor in contemporary Italian political language // Social Semiotics. 2008. Vol. 18, №1. Pp. 33-45.

26. Musolff A. Metaphor in political dialogue // Language and Dialogue. 2011. Vol. 1, №2. Pp. 191-206.

27. Nwabenu Chikogu R. Power in politeness // English Text Construction. 2009. Vol. 2, №1. Pp. 70-90.

28. Sharifian F. Figurative language in international political discourse // Journal of Language and Politics. 2009. Vol. 8, №3. Pp. 416-432.

29. Tope O. Language ideology and politics // AILA Review. 2003. Vol. 16, №1. Pp. 13-25.

30. Visson L. Terminology and Ideology: Translating Russian Political Language // Translation and Interpreting Studies. 2007. Vol. 2, №2. Pp. 75-91.

Крылова Мария Николаевна, кандидат филологических наук, доцент, профессор кафедры гуманитарных дисциплин и иностранных языков, Донской государственный аграрный университет, Азово-Черноморский инженерный институт, Россия, Зерноград, ул. Ленина 21; e-mail: krylovamn@inbox.ru.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Для цитирования: Крылова М.Н. Способы использования современными политическими ораторами ресурсов русского языка (В.В. Путин, Г.А. Зюганов, С.М. Миронов) // Актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики. 2018. №1(29). С. 149-157. DOI: 10.29025/2079-6021-2018-1(29)-149-157.

WAYS TO USE THE RESOURCES OF THE RUSSIAN LANGUAGE BY MODERN POLITICAL SPEAKERS (V.V. PUTIN, G.A. ZYUGANOV, S.M. MIRONOV) DOI: 10.29025/2079-6021-2018-1(29)-149-157

Maria N. Krylova ORCID iD: 0000-0003-0231-4778

Azov-Black Sea Engineering Institute -branch Don State Agrarian University, Zernograd, Russia

The article analyzes the speech of a number of Russian politicians: V.V. Putin, G.A. Zyuganov, S.M. Mironov. The author s goal was to reveal the level of use by politicians of the resources of the Russian language that provide its wealth and diversity. These resources are conditionally subdivided into linguistic (lexicon, morphology, syntax) and stylistic (semantic and syntactic figures). A range of linguistic resources, which politicians freely use in their speeches, has been revealed. The units of lexical level include terms, professionalisms of political and other spheres, jargonisms, occasionalisms, vulgarisms, colloquial lexicon, etc. Actively and basically correctly politicians use phraseology. At the morphological level of interest is the use ofpoliticians pronouns We in the collective sense, instead of I. At the syntactic level, the input elements of different semantics are in demand, including individual-authoring and serving components that structure the text. However, the stylistic resources of the Russian language are 0of the greatest importance for politicians: they use rhetorical questions, rhetorical exclamations, question-answer constructions, series of homogeneous members, etc. A number of unsuccessful examples of the use of Russian language resources by politicians, for example, borrowed words, special vocabulary, etc., have been revealed. Nevertheless, we can talk about the rather high linguistic skill of modern Russian politicians, the freedom of their possession of various, primarily stylistic, resources of the Russian language.

Key words: Russian language, political discourse, political speaker, wealth of the Russian language, Russian language resources, language facilities, stylistic means.

References

1. Alysheva Ju.S. Rechevoj portret V.V Putina [Speech portrait of V.V. Putin], Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo universiteta. Serija 2: Jazykoznanie [Bulletin of Volgograd State University. Series 2: Linguistics], 2012, no 2, pp. 171-174.

2. Anikina Ju.V., Vladimirova S.V Sposoby argumentacii v rechi prezidenta Rossii na primere programmy «Pijamaja linija s V.V Putinym» [Methods of argumentation in the speech of the President of Russia on the example of the program "Direct line with V.V. Putin "], Voprosy filologicheskogo analiza teksta [Problems of Philological Analysis of Text]: Sb. nauchn. st. VIII Mezhdunar. nauch.-prakt. konf., Cheboksary: Chuvash. gos. ped. un-t im. I.Ja. Jakovleva, 2016, pp. 3-7.

3. Artjushkov I.V., Shakurova A.R. Osobennosti jazykovoj lichnosti politika-zhenshhiny (na primere V. Matvienko) [Peculiarities of the linguistic personality of the politician-woman (on the example of V. Mat-vienko)], Social'no-gumanitarnye znanija [Social and humanitarian knowledge], 2015, no 10, pp. 293-304.

4. Astashova O.I. Rechevoj portret N.Ju. Belyh: dinamicheskij aspekt [Speechportrait of N.Yu. White: dynamic aspect], Politicheskaja lingvistika [Political linguistics], 2011, no 3, pp. 64-68.

5. Bondarenko I.V. Realizacija pragmaticheskogo potenciala intertekstual'nosti v politicheskom diskurse [Realization of the pragmatic potential of intertextuality in political discourse], Vestnik Baltijskogo feder-al'nogo universiteta im. I. Kanta. Serija: Filologija, pedagogika, psihologija [Bulletin of the Baltic Federal University. I. Kant. Series, Philology, Pedagogy, Psychology], 2015, no 2, pp. 31-38.

6. Bocharova Je.A. Politicheskij diskurs kak sredstvo manipuljacii soznaniem: na materiale prezidentskih predvybornyh kampanij v Rossii i SShA 2007-2008 gg. [Political discourse as a means of manipulating the mind: on the material of the presidential election campaigns in Russia and the USA 2007-2008], avtoref. dis. ... kand. filol. nauk. Belgorod, 2013, 22 p.

7. Vvedenskaja L.A., Pavlova L.G., Kashaeva E.Ju. Russkij jazyk i kul'tura rechi [The Russian language and the culture of speech], uchebnoe posobie, Rostov-na-Donu: Feniks, 2001, 544 p.

8. Galinskaja T.N., Zeljanskaja N.L. Idioleksikon kak sredstvo opisanija jazykovoj lichnosti politika [Id-ioleksikon as a means of describing the linguistic personality of politics], Perspektivy nauki [Prospects of science], 2011, no 12 (27), pp. 121-123.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Gromyko S.A. P. A. Krushevan - dumskij orator: ritoriko-pragmaticheskie osobennosti vystuplenij [PA. Krushevan - Duma speaker: rhetoric-pragmatic features of speeches], Vestnik Cherepoveckogo gosudarstvennogo universiteta [Bulletin of Cherepovets State University], 2016, no 4 (73), pp. 84-88.

10. Eremina S.A., Potys'eva A.N. Rechevoj portret deputata Evgenija Rojzmana [Speech portrait of the deputy Evgeny Roizman], Politicheskaja lingvistika [Political linguistics], 2005, no 15, pp. 66-71.

11. Efremova T.F. Novyj tolkovo-slovoobrazovatel'nyj slovar' russkogo jazyka [New explanatory dictionary of the Russian language], M.: Drofa, 2000, 1233 p. (onlajn versija). Available at: http://www.classes.ru/ all-russian/russian-dictionary-Efremova.htm (Date of access: 06.12.2017).

12. Zjuganov Gennadij Andreevich. Personal'nyj sajt (Zyuganov Gennady Andreevich. Personal site). Available at: http://www.zyuganov.kprf.ru (Date of access: 08.11.2017).

13. Kobec E.V Jazykovaja lichnost' sovremennogo politika (kommunikativnye strategii i taktiki, jelo-kutivnaja pragmatika) [The linguistic personality of modern politics (communicative strategies and tactics, elocutionary pragmatics)], Vestnik Krasnojarskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta im. V.P. Astaf'eva [Vestnik Krasnoyarsk State Pedagogical University], 2013, no 3, pp. 54-64.

14. Kopot' L.V., Shevatlohova E.D., Arhipova I.V. K voprosu o formirovanii kul'tury rechi v SMI [To the question of the formation of a culture of speech in the media], Vestnik Adygejskogo gosudarstvennogo universiteta. Serija 2: Filologija i iskusstvovedenie [Bulletin of the Adyghe State University. Series 2: Philology and Art History], 2017, no 2 (197), pp. 59-63.

15. Mironov Sergej Mihajlovich (Mironov Sergey Mikhailovich). Available at: http://mironov.ru (Date of access: 13.11.2017).

16. Nefedova L.A., Poljakova L.S. K sozdaniju slovarja jazykovoj lichnosti: formirovanie jazykovoj lichnosti politika sredstvami gendernyh strategij [To the creation of the dictionary of the language personality: the formation of the language personality ofpolitics through the means of gender strategies], Problemy istorii, filologii, kul'tury [Problems of History, Philology, Culture], 2009, no 24, pp. 428-432.

17. Poljakova L.S. Rol' ritoricheskih sredstv v sozdanii «avtoportreta» jazykovoj lichnosti politika [The role of rhetorical means in creating a "self-portrait" of the linguistic personality of politics], Lingvoritoriches-kaja paradigma: teoreticheskie i prikladnye aspekty [Linguoritoric paradigm: theoretical and applied aspects], 2009, no 13, pp. 120-126.

18. Romanova T.V. Kommunikativnyj imidzh i rechevoj portret sovremennogo politika [Communicative image and speech portrait of modern politics], Politicheskaja lingvistika [Political linguistics], 2009, no 27, pp. 109-117.

19. Ruzhenceva N.B. Imidzhevoe interv'ju-performans V. Zhirinovskogo: smena masok, jepatazh, teh-nologija primitiva [Image interview-performance of V. Zhirinovsky: change of masks, shocking, primitive technology], Politicheskaja lingvistika [Political linguistics], 2015, no 3, pp. 50-56.

20. Sergeeva M.V. Strategii i taktiki rossijskih politikov [Strategies and tactics of Russian politicians], Aktual'nye voprosy razvitija sovremennoj nauki i obrazovanija [Actual issues of the development of modern science and education], Moscow: IP Tugolukov A.V., 2015, pp. 55-61.

21. Sizova V.V., Torgovanova O.N. Sredstva vyrazitel'nosti jazykovoj lichnosti V. Putina kak politichesk-ogo aktora, formirujushhego polozhitel'nyj imidzh [Means of expressiveness of the language personality of V. Putin as a political actor forming a positive image], Vestnik Tverskogo gosudarstvennogo tehnicheskogo universiteta. Serija: Nauki ob obshhestve i gumanitarnye nauki [Bulletin of the Tver State Technical University. Series: Sociology and Humanities], 2016, no 3, pp. 112-120.

22. Stenogrammy vystuplenij V.V. Putina (Transcripts of speeches Putin). Available at: http://www.kremlin. ru/events/president/transcripts (Date of access: 08.11.2017).

23. Trahimovich V.A. Politicheskaja podsistema jazyka: sredstva jazyka, vlijajushhie na mnenie auditorii [The political subsystem of the language: the means of language that influence the opinion of the audience], Aktual'nye problemy gumanitarnyh i estestvennyh nauk [Actual problems of the humanities and natural sciences], 2011, no 11, pp. 179-184.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

24. Dijk T.A. van. What is Political Discourse Analysis?, Political Linguistics. Belgian Journal of Linguistics, 1998, no 11, рp. 11-52.

25. Leonardis F. de. War as a medicine: the medical metaphor in contemporary Italian political language, Social Semiotics, 2008, vol. 18, no 1, pp. 33-45.

26. Musolff A. Metaphor in political dialogue, Language and Dialogue, 2011, vol. 1, no 2, pp. 191-206.

27. Nwabenu Chikogu, R. Power in politeness, English Text Construction, 2009, vol. 2, no 1, pp. 70-90.

28. Sharifian, F. Figurative language in international political discourse, Journal of Language and Politics, 2009, vol. 8, no 3, pp. 416-432.

29. Tope O. Language ideology and politics, AILA Review, 2003, vol. 16, no 1, pp. 13-25.

30. Visson L. Terminology and Ideology: Translating Russian Political Language, Translation and Interpreting Studies, 2007, vol. 2, no 2, pp. 75-91.

Maria N. Krylova, Candidate of Philology, associate professor, Federal State Budgetary Educational Establishment of Higher Education "Don State Agrarian University", Azov-Black Sea Engineering Institute, Department of Humanitarian Disciplines and Foreign Languages, Professor; the address: Rostov Region, Zernograd, Lenin St., 21; e-mail: krylovamn@inbox.ru.

For citation: Krylova M.N. Ways to use the resources of the russian language by modern political speakers (V.V. Putin, G.A. Zyuganov, S.M. Mironov). Aktual'nye problemy filologii i pedagogiceskoj lingvistiki [Current Issues in Philology and Pedagogical Linguistics], 2018, no 1(29), рр. 149-157 (In Russ.). DOI: 10.29025/2079-6021-2018-1(29)-149-157.