Научная статья на тему 'Специфика взаимодействия российских и болгарских политических элит в процессе воссоздания государственности Болгарии в конце XIX в'

Специфика взаимодействия российских и болгарских политических элит в процессе воссоздания государственности Болгарии в конце XIX в Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
148
73
Поделиться
Ключевые слова
ТЫРНОВСКАЯ КОНСТИТУЦИЯ / В.А.ЧЕРКАССКИЙ / А. М. ДОНДУКОВ-КОРСАКОВ / БОЛГАРСКОЕ КНЯЖЕСТВО

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Плотникова Анна Викторовна

Статья посвящена роли российских и болгарских политических элит в создании независимого Болгарского государства, рассматриваются основные документы, подготовленные при участии русской администрации до начала русско-турецкой войны 1877–1878 гг., и деятельность временного гражданского управления в Болгарии.

Specifics of Interaction of the Russian and Bulgarian PoliticalElite in the Course of the Reconstruction of Statehood of Bulgaria at the End of the XIX Century

The article is devoted to the role of Russian and Bulgarian political elites in the formation of independent Bulgarian state, the main documents, created by Russian administration before the beginning of Russian-Turkish war 1877–1878 and the activity of Russian temporary administration in Bulgaria are analyzed.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Специфика взаимодействия российских и болгарских политических элит в процессе воссоздания государственности Болгарии в конце XIX в»

А. В. Плотникова A. V. Plotnikova

Специфика взаимодействия российских и болгарских политических элит в процессе воссоздания государственности Болгарии в конце XIX в.

Specifics of Interaction of the Russian and Bulgarian Political Elite in the Course of the Reconstruction of Statehood of Bulgaria at the End of the XIX Century

Плотникова Анна Викторовна Plotnikova Anna Viktorovna

Северо-Западный институт управления — филиал North-West Institute of Management — branch of the

РАНХиГС (Санкт-Петербург) Russian Presidential Academy of National Economy and

Преподаватель кафедры международных отношений Public Administration (Saint-Petersburg) evdokimovaa@mail.ru Lecturer of Chair of the International Relations

evdokimovaa@mail.ru

ключевые слова

Тырновская конституция, В. А. Черкасский, А. М. Дондуков-Корсаков, Болгарское княжество

KEY woRDs

Tyrnovo Constitution, V.A. Cherkassky, A.M. dondukov-Korsakov, Bulgarian Principality РЕФЕРАТ

Статья посвящена роли российских и болгарских политических элит в создании независимого Болгарского государства, рассматриваются основные документы, подготовленные при участии русской администрации до начала русско-турецкой войны 1877-1878 гг., и деятельность временного гражданского управления в Болгарии.

ABsTRACT

The article is devoted to the role of Russian and Bulgarian political elites in the formation of independent Bulgarian state, the main documents, created by Russian administration before the beginning of Russian-Turkish war 1877-1878 and the activity of Russian temporary administration in Bulgaria are analyzed.

Идея создания независимого государства на территории Болгарии оформилась в России еще до начала русско-турецкой войны 1877-1878 гг. С предложениями относительно будущего государственного устройства Болгарии выступил князь Владимир Александрович Черкасский, первоначально назначенный заведующим Красным Крестом за Дунаем. Составленная им докладная записка о временном

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

управлении Болгарией была отправлена 1 ноября 1876 г. военному министру Д. А. Милютину [10, с. 151-158].

Князь Черкасский не был сторонником полного уничтожения существующих в Болгарии порядков и введения абсолютно новых методов управления. Он считал возможным замену турецких правительственных учреждений временными русскими. После отхода войск князь

Черкасский планировал заменить русских губернаторов вице-губернаторами-болгарами. Аналогичную замену планировалось произвести и среди начальников округов, которых следовало заменить их помощниками. Начальников предполагалось увольнять постепенно: на первом этапе планировалось половине окружных начальников подчинить по два округа, а вторым этапом стала бы передача округа заместителям-болгарам [1, с. 54].

В записке В. А. Черкасский писал, что Россия примет на себя обязательства организовать устройство в крае и покинуть его тогда, когда будет установлено управление, сразу отмечая, что пребывание не может быть затянуто на неопределенный срок. В связи с этим организация должна быть проведена как можно скорее, а в результате должны быть заложены основы местного самоуправления. Князь считал, что все это может быть выполнено лишь при условии, что все работы по организации управления будут проведены параллельно с ведением военных действий. Как следствие, желательным было бы одновременное учреждение при главнокомандующем армией отдельной канцелярии, на которую была бы возложена ответственность по сбору сведений относительно занятого края, изучение исторических и статистических особенностей, изготовление проектов гражданского устройства и наблюдение за ходом местного управления в тылу. Заведующий гражданской канцелярией, в свою очередь, мог бы принять на себя обязанности по набору добровольцев и образованию местного болгарского войска [Там же, с. 24].

Прибыв в Петербург, князь Черкасский встретился с Александром II, обсудив с ним свое назначение на должность заведующего Красным Крестом и возможность введения под контролем России гражданского управления в Болгарии. Император в разговоре отметил, что, прежде всего, будет необходимо переговорить с князем А. М. Горчаковым, который не желает войны и, скорее всего, будет против обострения положения.

Д. Г. Анучин писал, что канцлер, любезно < встретив князя Черкасского, немедленно ^ переменил тон, услышав о болгарском ^ вопросе [Там же, с. 26]. Спустя некоторое ^ время докладная записка князя обсуж- ^ далась в особом комитете под предсе- ^ дательством канцлера А. М. Горчакова, о в который кроме самого князя Черкасско- о го входили главнокомандующий армией, военный и финансовый министры, начальник полевого штаба армии.

Во время заседания особого комитета князь Черкасский отметил, что он произвел неблагоприятное впечатление на людей, с которыми ему предстояло работать, «его самоуверенная и властная манера говорить им видимо не понравилась» [10, с. 9]. Из состава комитета князю Черкасскому был знаком только Д. А. Милютин. Князь Горчаков критически относился к записке, считая преждевременными разговоры о возможной войне, не исключая возможности разрешения недоразумений мирным путем. Представители армии, со своей стороны, считали нецелесообразным устраивать управление краем во время войны. По их мнению, нужно было бы дождаться результатов военных действий и принять во внимание успехи, достигнутые войсками. К тому же военные власти изначально не хотели принять идею образования при армии гражданского управления, считая, что армия в содействии и услугах князя Черкасского не нуждается, а стремились только к тому, чтобы «уменьшить по возможности массу нежданных и бесполезных забот, появляющихся с этой стороны» [1, с. 3]. Вопрос о создании гражданского управления при главнокомандующем армией был рассмотрен на первом же заседании, остальные положения могли обсуждаться только в случае принятия положительного заключения. Многие решения, относительно гражданского управления, должны были быть приняты немедленно, в связи с этим военный министр, поддерживая основные положения записки князя Черкасского, отмечал, что детали могут быть доработаны военным министерством чуть позже.

< На одном из заседаний возник спор от-н носительно устройства дипломатической ^ части при главнокомандующем, а именно ^ должна ли дипломатическая канцелярия ^ находиться в подчинении заведующего ^ гражданскими делами или главнокоман-о дующего. Канцлер и главнокомандующий о высказывались за необходимость образования самостоятельной дипломатической канцелярии, однако в «Положении о полевом управлении войск» говорилось, что в обязанности чиновника министерства иностранных дел, состоящего при главнокомандующем, входит «ведение переписки главнокомандующего по дипломатической части, а именно по сношению с иностранными правительствами, с министерством иностранных дел, с русскими посольствами, миссиями и консульствами за границей, а также по заключению конвенций, перемирий и т. п.» [Там же, с. 29]. Начальником дипломатической канцелярии было предложено стать действительному статскому советнику А. И. Нелидову.

Не менее важной проблемой был вопрос о подчинении консульского корпуса гражданскому управлению. Горчаков был резко против этого, указывая на то, что чиновники консульского корпуса могут быть подчинены только Министерству иностранных дел. Князь Черкасский на это отвечал, что привлечение людей, знающих местные порядки и условия, необходимо, и этим им оказывается высокое доверие [Там же, с. 30].

Что касается отношения к князю Черкасскому, генерал Д. Г. Анучин отмечал: «В просимых сведениях ему не отказывали, но его, видимо, старались сбыть с рук и интереса к порученному ему делу никто не высказывал» [10, с. 27]. Генерал, будучи лично знаком с князем, отмечал, что ему неоднократно приходилось сталкиваться с препятствиями и распространяемыми слухами, однако князю Черкасскому была обеспечена поддержка в лице Д. А. Милютина. В. А. Черкасский, произнося речь на заседании комитета, заявлял, что сам о назначении в Болгарию не просил, но «с благоговением принял предложение

государя и готов теперь употребить все свои силы и способности для лучшего выполнения монаршей воли» [1, с. 27]. Кроме того, князь отмечал, что «в Болгарии никто еще не делал карьеры», и он «не намерен ее там искать» [Там же, с. 28].

По результатам работы комиссии, 16 ноября 1876 г. императором было утверждено положение об учреждении при главнокомандующем должности заведующего гражданскими делами и инструкция заведующего. В основу этой инструкции легла докладная записка князя В. А. Черкасского. То, что основой инструкции заведующего гражданскими делами стал именно проект от 31 октября 1876 г., генерал Анучин связывает с тем, что у князя не было оппонентов, способных выдвинуть свой проект [Там же, с. 33].

Русское гражданское управление начало свою деятельность в Болгарии вслед за переходом русской армии через Дунай. Начальник гражданского управления в Болгарии В. А. Черкасский вводил новую администрацию вместо турецких властей [9, с. 14]. Им была поставлена задача не оставлять без управления занимаемые русскими войсками области.

В июне 1877 г., после взятия таких крупных центров, как Систово (14 июня 1877 г.) и Тырново (24 июня 1877), где был назначен русский губернатор М. А. Доман-тович, в ряде городов было установлено гражданское управление и вступили в действие учрежденные русским гражданским правительством власти. К этому времени основные документы, регламентирующие деятельность временного гражданского управления, были готовы, в том числе был выработан ряд инструкций, определяющих действия местной администрации. Уже в начале мая 1876 г. князем Черкасским был составлен и отправлен в Петербург на утверждение проект прокламации к болгарам и жителям Задунайского края, который предположительно должен был быть обнародован после перехода армией Дуная.

М. С. Дринов в записке о деятельности временного русского управления в Бол-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

гарии, зачитанной в Болгарском народном собрании 14 марта 1879 г., отмечает, что в связи с быстрым продвижением русских войск новый гражданский строй не мог дать сразу надлежащее прочное устройство. По его мнению, заведующий гражданским управлением должен был позаботиться о том, чтобы завоеванные территории не оставались без управления, для этого, считает Дринов, достаточно было восстановить самые необходимые функции прежнего управления, несколько улучшить их и передать в новые руки [4, с. 1]. Одновременно с установлением на освобожденной территории нового строя князь Черкасский собирал необходимые сведения для создания нового гражданского управления.

Прибыв в Болгарию, князь Черкасский начал деятельность по введению русского гражданского управления. Были переведены на русский язык законы, в соответствии с которыми ранее велось управление страной1. Существующее законодательство частично осталось прежним, внесенные изменения носили незначительный характер [11, с. 52]. Основные проекты, регламентирующие управление краем, были выработаны уже летом 1877 г., в том числе проект главных оснований гражданского управления в санджаках и округах. Особое внимание уделялось организации местного самоуправления. В октябре 1877 г. князь Черкасский поручил генералу Анучину подготовить отчет о деятельности гражданского управления с ноября 1876 г., но военные действия, а также смерть князя Черкасского, скончавшегося в день подписания Сан-Стефанского прелиминарного мирного договора 19 февраля 1878 г., сделали невозможным дальнейшее составление отчета.

По Сан-Стефанскому договору территория Болгарии расширялась по сравнению с границами, определенными решениями Константинопольской конференции. Такое решение не устраива-

1 Русский биографический словарь / Под ред. Ф. А. Витберга. Т. XXII. Чаадаев—Швитков. СПб., 1905. С. 205.

ло Англию и Австро-Венгрию. Согласно < статье VI договора, Болгария образо- ^ вывала самоуправляющееся, платящее ^ дань княжество с христианским прави- ^ тельством и земским войском.

к

Приказом от 16 апреля 1878 г. заведу- ^ ющим временным гражданским управле- о нием в Болгарии стал генерал-адъютант, о генерал от кавалерии князь Александр Михайлович Дондуков-Корсаков. Одной из главных задач, которую предстояло решить заведующему гражданским управлением, стала разработка проекта Органического статута. В связи с тем, что Берлинским конгрессом, начавшим свою работу 1 июня 1878 г., были пересмотрены условия Сан-Стефанского мирного договора и был сокращен срок пребывания временного управления до 9 месяцев2, русской администрации под руководством князя Дондукова-Корсакова предстояло в короткий срок разработать и подготовить к утверждению проект Органического статута.

Кроме князя Дондукова-Корсакова в разработке проекта принимал участие заведующий судебным отделом гражданского управления в Болгарии С.И. Лукьянов. Генерал-майор Н. Р. Овсяный в своей работе пишет, что советом императорского комиссара были изучены конституции Сербии, Румынии и Греции, из них были сделаны извлечения [10, с. 53]. А. М. Дондуков-Корсаков в письме военному министру от 8 июля 1878 г. пишет, что, по его мнению, сербская конституция соответствует нуждам болгарского народа и в достаточной степени предоставляет преимущества княжеской власти3. М. П. Гаккель, служивший в Болгарии при князе Дондукове-Корсакове, записал в своем дневнике 2 октября 1878 г.: «Вечером начал занятия с Лукьяновым по разработке Органического статута для Болгарии. Работали до 11 вечера...

2 Сборник договоров России с другими государствами (1856-1917). М., 1952. 462 с. С. 185.

3 Сборник материалов по гражданскому управлению и оккупации в Болгарии в 18771878-1879 гг. / Под ред. Н. Р. Овсяного. СПб., 1903. 297 с. С. 7.

< Имея перед собою конституцию Сербии н и Румынии, примечали, что подходит к ^ действиям болгар и вводили новые или ^ измененные статьи» [2, л. 15]. Также ^ автор отмечает, что одной из главных ^ задач было «даровать по возможности о самое широкое самоуправление снизу, о а в руках князя сосредоточить всю административную исполнительную власть», народному собранию предполагали дать право «утверждения и определения бюджета» [Там же]. В дневнике 4 октября записано, что вечером с Лукьяновым закончили «дело Органического устава», в «главных основаниях» пришли к согласию и осталось «передать дело на усмотрение совета» [Там же].

В ходе подготовки проекта Болгарской конституции Дондуков-Корсаков, интересуясь мнением влиятельных граждан Болгарии, разослал им ряд вопросов, которые касались состава народного собрания для избрания князя, вероисповедания царствующей династии, порядка престолонаследия, регентства, совершеннолетия князя, количества палат, порядка избрания их членов, прав, предоставляемых палатам. Также важно было учесть мнение политических и духовных деятелей относительно создания Сената, либо Государственного совета и его состава. Вопросы были разосланы митрополитам, вице-губернаторам, председателям судов, лично болгарскому экзарху Иосифу, управляющему отделом народного просвещения и духовных дел русского гражданского управления в Болгарии профессору Дринову и другим [8, с. 27]. В письме Дринову относительно создания проекта органического устава А. М Дондуков-Корсаков писал, что при исполнении столь важной задачи он считает своим долгом ознакомиться с «взглядами и желаниями почтеннейших представителей Болгарского народа» [5, с. 1]. Князь просил ответить на вопросы по возможности быстрее. Профессор Дринов в ответ писал, что в настоящее время не может высказать определенного мнения относительно будущего государственного устройства Болгарского княжества. Большинство опро-

шенных высказались за конституционно-монархическую форму правления при достаточно больших полномочиях князя [7, с. 27].

Проект Органического статута был отправлен в Петербург военному министру Милютину, он рассматривался в Министерстве иностранных дел, затем военном министерстве, а после был направлен на рассмотрение в особую комиссию при II отделении собственной Е. И. В. канцелярии. Проект, с внесенными в него изменениями, был возвращен императорскому комиссару 27 декабря 1878 г. [10, с. 56] и по приказу князя Дондукова-Корсакова переведен на болгарский язык.

По Петербургскому проекту Болгарское княжество являлось конституционной наследственной монархией с народным представительством. Исполнительная власть должна принадлежать князю, он же является командующим вооруженными силами страны. Народное собрание могло быть обыкновенным и Чрезвычайным, или Великим. Предполагалось, что в Обыкновенное народное собрание должны входить экзарх, митрополиты, председатели и члены суда высшей инстанции и окружных и губернских судов. В собрание входили половина митрополитов и половина членов окружных и губернских судов, участвуя в собраниях по очереди. Депутатов должны были избирать прямым голосованием по одному на 20 000 жителей. Великое Народное собрание должно было созываться для решения территориальных вопросов княжества, изменения или пересмотра Органического статута [3, с. 78]. Предположительно высшими правительственными учреждениями становились Государственный совет, в который должны входить лица, назначенные князем и выдвинутые Народным собранием, Совет министров и министерства.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Органический статут рассматривался собранием именитых людей в Тырново, созванным 10 февраля 1879 г. Относительно выборов в собрание в общей инструкции от 10 апреля 1878 г. князю Дондукову-Корсакову было предписано обратить внимание на условия Берлин-

ского трактата. При выборах и выработке Органического устава в местностях, где проживает не только болгарское население, было необходимо обратить особое внимание на их потребности1. В состав Народного собрания по званию вошло 118 человек, а также 89 человек, избранных населением Болгарии.

В десять утра князь Дондуков-Корсаков открыл Народное собрание. Обращаясь к его членам, заведующий гражданским управлением отметил, что турецкое управление уже заменено национальным, а временные правила управления со временем должны подвергнуться изменениям и дополнениям, но этим должно будет заняться будущее правительство. Для разрешения вопросов, которые могли бы возникнуть в ходе обсуждения проекта Органического устава, Дондуков-Корсаков назначил своим уполномоченным на время работы Народного собрания управляющего судебным отделом С. И. Лукьянова. К. Стоилов предложил Народному собранию избрать комиссию из 15 человек, которые должны были подробно рассмотреть проект устава. Эта комиссия представила собранию доклад, посвященный рассмотрению Органического статута2.

В ходе обсуждения проекта Органического статута в него были внесены изменения, в том числе и в название: Тырновская конституция, которая была принята 16 апреля 1879 г. и подписана уполномоченным императорского комиссара С. И. Лукьяновым, председателем собрания и его членами.

Согласно статье VII Берлинского трактата после разработки Органического статута было необходимо провести выборы князя. Для этого Народным собра-

1 Сборник материалов по гражданскому управлению и оккупации в Болгарии в 18771878-1879 гг. / Под ред. Н. Р. Овсяного. СПб., 1903. 297 с. С. 272.

2 Радев С. Стоителите на съвременна България. Т. 1. София: П-ца на Тане Пъев, 1910 [Электронный ресурс] // Режим доступа: №р://ш\мм.8^о.Ьд/зЬю\ммогк.рЬ|р3?АиЮ= 101&WorkID=2845&Level=1 (дата обращения: 10.06.2011).

нием было выработано положение о со- < ставе великого собрания, которое долж- ^ но было состоять только из избранных ^ депутатов. Избиралось по 3 депутата из ^ каждых 10 000 жителей [10, с. 79]. ^

17 апреля 1879 г. собрание для избра- ^ ния князя начало свою работу в Тырно- о во. Открывая собрание, А. М. Дондуков- о Корсаков подчеркнул, что ни один кандидат из русских подданных не может быть избран болгарским князем. В обращении к членам собрания князь отметил, что заседание должно происходить при закрытых дверях, без присутствия посторонних лиц, кроме того, протокол обсуждения не обязателен для составления, а можно ограничиться протоколом или актом избрания [Там же, с. 83]. Кандидатами были племянник черногорского князя Божидар Петрович, румынский князь Бибеско и Александр Баттенберг, племянник императрицы Марии Александровны, сын принца Александра Гессен-Дармштадтского от морганатического брака с Юлией Гауке [9, с. 24]. Александр Баттенберг являлся компромиссной фигурой и был избран князем Болгарии [6, с. 64]. 18 апреля, выполнив свои задачи, Великое народное собрание завершило свою работу.

Великие державы согласились на продление полномочий императорского комиссара до приезда князя Александра. За это время временному гражданскому управлению было необходимо заменить занимаемые русскими административные должности болгарами в следующем порядке: сначала окружные начальники, затем губернаторы, затем начальники отделов и их управлений, а также окончательно решить вопрос о границах Болгарского княжества. К 20 июля 1879 г., когда князь Александр уже был в Софии, русские войска были полностью выведены из Болгарского княжества, а все чины русской администрации заменены болгарами [10, с. 98]. В Болгарии остались только некоторые военные чины, которые должны были обучить болгарское войско. Для окончания всех дел в княжестве был оставлен полковник Генерального штаба А. А. Шепелев.

< Подводя итог, можно сказать, что

н российская политическая элита XIX в.

^ сыграла решающую роль в воссоздании

^ Болгарской государственности. Освобож-

^ денная в 1878 г. Болгария стала первым

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

^ государством, для которого Россией был

х Литература

1. Анучин Д. Г. Князь В. А. Черкасскм и гражданское управлен1е в Болгарм в 1877-1878 гг. // Русская старина. 1895. Т. 83, № 4. С. 43-55.

2. Гаккель М. П. // Архив Санкт-Петербургского института истории РАН. Ф. 212. Оп. 2. Ед. хр. 8.

3. Григораш И. в. Россия и становление болгарской государственности (1878-1908) // Новая и новейшая история. 2005. № 6. С. 78-91.

4. Дринов М. Записка о деятельности временного русского управления в Болгарии, читанная по поручению императорского российского комиссара, князя Александра Михайловича Дондукова-Корсакова, в Болгарском народном собрании 14 марта профессором Дриновым. Тырново, 1879. 17 с.

5. Дринов М. с. Съчинения. Т. 3. София: Държавна Печатница, 1915.

6. Евдокимова а. в. Российская политика в Болгарии в конце 70-х гг. XIX в. после завершения русско-турецкой войны // Научные труды Северо-Западной академии государственной службы. Т. 2, вып. 2. СПб.: Изд-во СЗАГС, 2011. С. 57-66.

7. Коротких М. Г. История создания Тырновской конституции 1879 г.: к 100-летию первой Болгарской конституции // Изестия вузов. Правоведение. 1979. № 2. С. 55-61.

8. Коротких М. Г. Россия и конституционное строительство в Болгарии (1878-1879). Воронеж, 1982. 126 с.

9. Матвеев П. А. Болгария после Берлинского конгресса. СПб., 1887. 239 с.

10. овсяный Н.Р. Русское управление в Болгарии 1877-1878-1879 гг.: Т. 2. СПб., 1906. 291 с.

11. овсяный Н. Р. Устроители Болгарии: князь Черкасский // А. М. Дондуков-Корсаков и Столыпин // Русская старина. 1909. № 1.

полностью разработан проект конституции. Затем этот проект был внедрен в жизнь на территории отвоеванной у Османской империи страны, чем определил политическую структуру возрожденного государства.

References

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Anuchin D. G. Prince V. A. Cherkasskiy and civil administration in Bulgaria in 1877-1878 // Russian old times. 1895. V. 83, N 4. P. 43-55.

2. Gakkel M. P. // Archive of the Saint-Petersburg institute of history of the Russian Academy of Sciences. F. 212. Op. 2. Unit st. 8.

3. Grigorash I. V. Russia and formation of the Bulgarian statehood (1878-1908) // Modern and contemporary history. 2005. N 6. P. 78-91.

4. drinov M. Note about activity of temporary Russian administration in Bulgaria / read at the request of the imperial Russian commissioner, prince Alexander Mikhaylovich Dondukov-Korsakov, in the Bulgarian people's assembly, on March 14 by professor Drinov. Trnovo, 1879. 17 p.

5. drinov M. s. Collected Works. V. 3. Sofia: Djrzhavn Pechatnitsa, 1915.

6. Evdokimova A. V. The Russian policy in Bulgaria in the late 70-th of the XIX century after completion of the Russian-Turkish war // Scientific works of the North-West Academy of Public Administration. V. 2 (2). SPb.: SZAGS publishing house, 2011. P. 57-66.

7. Korotkih M. G. History of creation of the Tyrnovsky Constitution of 1879: to the 100 anniversary of the first Bulgarian Constitution // Izv. higher education institutions. Jurisprudence. 1979. N 2. P. 55-61.

8. Korotkih M. G. Russia and the constitutional construction in Bulgaria (1878-1879). Voronezh, 1982. 126 p.

9. Matveev P. A. Bulgaria after the Berlin congress. SPb., 1887 . 239 p.

10. ovsyaniy N. R. The Russian administration in Bulgaria 1877-1878-1879. V. 2. SPb., 1906. 291 p.

11.ovsyaniy N. r. Founders of Bulgaria: prince Cherkassky, prince A. M. Dondukov-Korsakov and Stolypin // Russian old times. 1909. N 1.