Научная статья на тему 'Специфика воплощения исторической личности в романах М. Рено'

Специфика воплощения исторической личности в романах М. Рено Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
302
53
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИСТОРИЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ / РОМАН / СПЕЦИФИКА ВОПЛОЩЕНИЯ

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Перевезенцева А. Ю.

На примере ряда романов М. Рено анализируются принципы изображения исторической личности в творческой практике английской писательницы. В одних романах (трилогия "Александр") исторический персонаж помещен в центр повествования, в других ("Маска Аполлона", "Последняя чаша") главным героем является вымышленное лицо, историческая личность находится "на периферии" сюжета, однако философское содержание произведения всегда раскрывается именно при изображении исторического героя. При создании концепции исторической личности М. Рено опирается прежде всего на описания современников, выбирая наименее спорные моменты биографии героя. При этом писательница отстаивает собственное видение мотивов поведения персонажей, наделяя их яркими характерами, раскрывающими перед читателем личность великого человека и позволяющими ставить в произведениях философские вопросы

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Специфика воплощения исторической личности в романах М. Рено»

Филология

Вестник Нижегородского университета им. Н.И Лобачевского, 2008, № 1, с. 201-205

СПЕЦИФИКА ВОПЛОЩЕНИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЛИЧНОСТИ В РОМАНАХ М. РЕНО

© 2008 г. А.Ю. Перевезенцева

Нижегородский госуниверситет им. Н.И. Лобачевского

meandr85@list.ru

Поступила в редакцию 28.01.2008

На примере ряда романов М. Рено анализируются принципы изображения исторической личности в творческой практике английской писательницы. В одних романах (трилогия «Александр») исторический персонаж помещен в центр повествования, в других («Маска Аполлона», «Последняя чаша») главным героем является вымышленное лицо, историческая личность находится «на периферии» сюжета, однако философское содержание произведения всегда раскрывается именно при изображении исторического героя. При создании концепции исторической личности М. Рено опирается прежде всего на описания современников, выбирая наименее спорные моменты биографии героя. При этом писательница отстаивает собственное видение мотивов поведения персонажей, наделяя их яркими характерами, раскрывающими перед читателем личность великого человека и позволяющими ставить в произведениях философские вопросы.

Ключевые слова: историческая личность, роман, специфика воплощения.

Вопрос о значении личности в историческом процессе давно интересует исследователей и является одним из центральных вопросов философии истории, вокруг которого не прекращается острая борьба. Одни философы настаивают на определяющей роли личности в истории [1], другие сводят влияние отдельно взятого человека к минимуму, объясняя течение исторического процесса движением народных масс [2]. Некоторые пытаются найти разумный компромисс между этими крайностями, объясняя само появление великих людей в истории назревшей исторической необходимостью [3].

Автор исторического романа также не может обойти стороной вопрос о движущих силах истории. Отражая ход исторического процесса, писатель не только создаёт картину прошлого, но и неизбежно выстраивает философскую концепцию истории.

Среди романов английской писательницы ХХ века Мэри Рено (Mary Renault)1 популярность завоевали прежде всего те, которые посвящены событиям античной истории: роман «Последняя чаша» («The Last of the Wine», 1956 г.), в котором изображен период Пелопонесской войны и последующего кризиса, дилогия «Тезей» («Theseus», 1958-1962 гг.), где автор предлагает читателю версию жизни легендарного афинского царя Тезея, роман «Маска Аполлона» («The Mask of Apollo», 1966 г.), обращенный ко времени Платона, и трилогия «Александр» («Alexander the Great», 19691981 гг.), посвященная жизни великого полководца.

Образ великой личности одновременно чрезвычайно привлекателен для художника в силу своей исключительности, яркости характера, неугасающего интереса читателей, но в то же время создание такого образа - задача весьма сложная, т.к. перед автором стоит проблема не только формирования цельного убедительного характера персонажа, но и воспроизведения множества исторических деталей и нюансов. Психологическая правда должна сочетаться с правдой исторической и при этом обрести художественное воплощение. Нарисовать убедительный характер, учитывая историческую обстановку, специфику мировоззрения людей определённого времени, особенности быта, и воплотить в своём герое определённые черты, создав при этом яркую картину эпохи и обозначив таким образом собственные воззрения на вечные вопросы истории человечества, - такие непростые задачи стоит перед автором исторического романа.

Становление жанра исторического романа исследователи связывают с именем Вальтера Скотта, отмечая при этом, что именно «шотландский чародей» в своих романах показал значимость народных масс в историческом процессе [4].

Мэри Рено в своих произведениях основное внимание уделяет образу великого человека, его роли в истории; автор разрабатывает психологический портрет персонажа в соответствии с историческими свидетельствами и собственными взглядами на историческое значение своего героя.

Исторический роман предполагает интерпретацию реальных фактов при помощи художественного вымысла. В исторических романах наряду с историческими персонажами фигурируют персонажи вымышленные. Отличить одних от других не всегда легко. Некоторые фигуры, малозначительные в истории, могут одинаково сойти и за реальных исторических лиц, и за вымышленных героев. И вымышленные, и исторические персонажи принимают участие в изображаемых писателем исторических событиях. Исторические персонажи наделяются прежде всего теми чертами, которые известны из биографии или, во всяком случае, не противоречат историческим фактам. Для исторических персонажей автор пользуется известными биографическими данными, для вымышленных героев ему приходится эти данные придумывать. В психологическом плане содержания романа история и вымысел сливаются в неразрывном единстве.

«Из чего же созданы исторические персонажи? Если бы для них не было никаких исторических материалов, то они, очевидно, не могли бы называться историческими. Значит, и романы, в которых они фигурируют, могли бы быть историческими только наполовину, а те, в которых исторические персонажи отсутствуют, и совсем не могли бы претендовать на историчность. <...> Этот вывод логичный, но неверный» [5, с. 321].

Исторический роман XIX века выводил реальные фигуры главным образом на периферии сюжета. Лишь постепенно деятели истории из фабульной тени перемещаются на основную сценическую площадку (романы Э. Бульвера-Литтона, «Quo vadis» Г. Сенкевича), хотя и эта тенденция ещё вполне вписывается в «вальтер-скоттовский» способ освещения былого. К тому же образы существовавших в действительности персонажей чаще всего создавались без учёта исторических фактов, с помощью одной лишь фантазии писателя и в соответствии с его личным отношением к тому или иному историческому лицу. С другой стороны, появлялись и вымышленные герои, которых авторы помещали в непосредственной близости от вершителей исторических судеб и даже позволяли им вмешиваться в ход событий (в качестве примера можно привести «Хроники времен Карла IX» П. Мериме). А.Г. Баканов отмечает, что шагом вперед в этом смысле стал «Фараон» Б. Пруса, отмечая, что тот практически первый заинтересовался сложной борьбой, что происходит в душе великого человека [6, с. 32].

В своих исторических романах Мэри Рено обращается к разным периодам истории Древней Греции, отделенной от нашего времени многими веками. Персонажами её романов становятся как выдающиеся личности, так и герои, упоминание о которых порой встречается в од-ном-единственном документе; наряду с реальными фигурами действуют вымышленные персонажи. В каждом романе М. Рено по-разному подходит к задаче художественного отражения прошлого, и мы можем наблюдать, что решения зависят и от объективных причин (наличие достаточного количества исторических свидетельств), и от авторской идеи, заложенной в произведение.

В случаях, когда М. Рено пишет о реальных великих исторических личностях (Сократ, Александр Македонский, Платон, Демосфен и др.), она показывает нам события через восприятие вымышленных или «полуисторических» героев. Такой подход позволяет избежать грубых ошибок в понимании происходивших событий, исторических характеров: часть ответственности как бы перекладывается на плечи этих персонажей, которые имеют право на собственное видение того или иного явления. Причем и в том, и в другом случае это достаточно хорошо психологически мотивировано.

В романах о Тезее «Царь должен умереть» и «Бык из моря», при всем стремлении автора убедить читателя в реальности происходивших событий, М. Рено может себе позволить вести рассказ от лица самого героя, т.к. он всё равно остается полуисторическим-полумифологическим персонажем. Роман этот можно рассматривать лишь как очередную трактовку мифа, художественно переработанного и дополненного историческими данными.

Что касается героев исторического романа, то польский исследователь Г. Маркевич выделяет два типа персонажей: персонажи со свойствами и функциями, подобными свойствам и функциям реальных персонажей (так называемые аналогичные персонажи), и персонажи, наделенные свойствами и функциями, не присущими реальным персонажам (фантастические персонажи) [7]. В романах М. Рено фантастических персонажей нет. Все ее герои существовали или вполне могли существовать. Действующих лиц ее произведений можно разделить на четыре группы:

1. Личности, существование которых неоспоримо и подтверждено многими историческими источниками. В «Последней чаше»: Ал-кивиад, Критий, Сократ, Ксенофонт (в романе -Ксенофон), Платон. В романе «Маска Аполло-

на»: Платон, Дионисий Сиракузский. В трилогии «Александр»: Александр, Олимпиада, Филипп, Дарий, Каллисфен, Пердикка, Гефестион, Аристотель, Птолемей, Демосфен.

2. Герои, оказавшее влияние на ход истории, если только они существовали в действительности. Такие персонажи не выдуманы автором, но взяты им из таких источников, истинность которых на данный момент не может быть ни полностью доказана, ни в полной мере опровергнута. Прежде всего это сам Тезей из одноименной дилогии, царь Крита Минос.

3. Персонажи, упоминание о которых мы встречаем в некоторых источниках, но для дальнейшей человеческой истории не имевшие значения. Например, в «Диалогах» Платона встречаются имена Лисия, Эвфидема, использованные писательницей в качестве имен для своих героев романа «Последняя чаша». Рено воспроизводит даже некоторые сюжеты, описанные Платоном, связанные с этими лицами. Ба-гоас из «Персидского мальчика» также относится к этому типу. О самом «персидском мальчике» Багоасе встречается упоминание у Кур-ция Руфа, так что, вероятно, можно отнести его к историческим личностям, с той лишь оговоркой, что значительной роли в истории он не сыграл, хотя в романе его место рядом с Александром весьма заметно.

4. Герои вымышленные: Алексий в «Последней чаше», друзья Тезея в книге «Царь должен умереть». Часто такие герои очень важны для повествования, т.к. с их помощью автор романов раскрывает нравы эпохи, не нарушая историзма - не прибегая без надобности к тому, чтобы вложить в уста исторического персонажа реплику, о которой нет упоминаний в источниках, изобразить действия, которые тот не совершал. Именно вымышленные герои создают атмосферу произведения, служат фоном (как в «Персидском мальчике») или вовсе главным героем («Последняя чаша»).

В переломные моменты эпохи всегда появляются люди, перерезающие горизонт, как кометы, - успевая в кратчайший срок изменить окружающий их мир. Такие люди представляют для Мэри Рено огромный интерес. В исторических романах М. Рено выражение философской идеи произведения напрямую связано с отражением сложного и противоречивого внутреннего мира Личности.

При работе над романами огромное внимание было уделено изучению первоисточников, о чем сам автор пишет в примечаниях к своим книгам. Каждый раз М. Рено анализирует несколько документов, отбирая для своих произ-

ведений те характеристики и описания, которые кажутся ей наиболее убедительными, не противоречат друг другу и позволяют наиболее глубоко раскрыть художественный замысел. Анализируя эти источники, мы можем наблюдать, что некоторые сцены напрямую заимствованы ею из того или иного произведения древних авторов. М. Рено в своих романах старается не искажать картину исторических событий без необходимости, трансформируется, как правило, лишь характер персонажа. При этом мы должны учитывать и тот факт, что восстановить реальный психологический портрет Сократа или Александра Македонского в наше время практически невозможно. Жизнь этих людей обросла множеством легенд и преданий задолго до наших дней, и отделить вымысел от правды - задача, скорее всего, невыполнимая. Так что, говоря об изменении характеров персонажей, мы берем за образец те тексты, на которые опиралась сама писательница при работе над романами.

В конце романа «Последняя чаша» следует примечание: «Эту книгу я нашел в бумагах отца моего, Мирона, которые остались после его смерти. Очевидно, это работа моего деда, Алексия, который внезапно скончался на охоте в возрасте пятидесяти пяти лет, когда я сам был маленьким ребенком. Не знаю, закончил ли дед свою книгу. Я ничего больше не нашел из нее и переплел то, что было» [8, с. 438]. Таким образом, М. Рено стилизует свое произведение под произведения Платона и Ксенофонта. У читателя должно сложиться впечатление, будто бы еще один ученик Сократа - Алексий, вымышленный герой, - отразил свое понимание этой великой личности.

Автор изображает Сократа живым человеком, стремясь как можно точнее нарисовать его образ, сохранив по возможности его правдоподобность. В романе М. Рено максимально задействовала наименее спорные моменты из жизни Сократа, не затронув сомнительные, ставшие мифом.

Несколько иной подход мы можем наблюдать в романе «Персидский мальчик» - второй книги трилогии «Александр».

С Александром читатель знакомится постепенно. Сначала другие герои - персы - говорят о нем между собой, потом мы видим его на поле боя и лишь затем, после встречи с Багоасом -мальчиком-персом, бывшим любовником Дария и затем любовником самого Александра, - раскрывается внутренний мир молодого македонского правителя. Великий полководец показан через восприятие Багоаса. М. Рено в данном

случае очень удачно находит героя, от чьего имени пойдет повествование. Стоит, однако, отметить, что Квинт Курций Руф в своём сочинении «Поход Александра» даёт Багоасу весьма нелестную характеристику, хотя и подтверждает, что Александр очень привязался к этому молодому человеку. С чем связано такое отношение античного историка к персидскому евнуху, насколько такое отношение объективно и оправдано, сейчас сказать сложно. В своём романе М. Рено использует лишь сам факт приближенности Багоаса к особе военачальника, трансформируя его характер в соответствии с логикой всего романа.

Для персидского евнуха гнев его господина Аль Скандира всегда справедлив и священен, наказания - разумны и необходимы. Если бы читатель видел Александра глазами македонца, отношение не могло быть подобным, полководец предстал бы перед нами почти как обычный человек. Известно, что в армии молодого предводителя недовольство его поступками не было редкостью. Речь не идет сейчас о заговорах и предательствах - они случаются при любом режиме, не уберегся от этого и Дарий. Но выразить свое мнение о политике, о действиях и планах царя было возможно для македонцев и абсолютно немыслимо для персов, о чем не раз говорит Багоас. Даже если верить тем историкам, которые утверждают, что, обретя власть над Грецией, Александр стал чрезвычайно жестоким и деспотичным правителем, нельзя, видимо, полагать, что сознание македонской армии уподобилось сознанию персидских воинов, для которых царь был почти равен богу. Сумма этих обстоятельств позволяет передать образ Александра Македонского, минуя устоявшиеся точки зрения, но как бы не нарушая при этом исторической точности. М. Рено дает этой исторической личности положительную оценку и как выдающемуся полководцу, и как активному, жесткому, но всегда справедливому человеку, заботившемуся не о собственной славе, а об интересах державы. При этом М. Рено использует и сведения из исторических источников -Плутарха, Курция Руфа, Арриана, - и, если какой-то поступок Александра не укладывается в рамки подобной позиции, дает свое объяснение, оправдывающее военачальника.

Когда дело касается отношения писательницы к настроениям Александра, к его характеру, М. Рено часто выражает собственную позицию, опираясь на источники, но не следуя их данным безоговорочно. Конечно, в художественном произведении автор имеет на это полное право, можно даже сказать, что это является одной из задач писателя - по-новому взглянуть на героев.

Что касается внешности героев, здесь М. Рено полностью опирается на описания древних авторов, а также на скульптурные изображения Сократа и Александра.

М. Рено интересуют сильные личности, оказавшие громадное влияние на современную им действительность и оставившие значительный след в веках. Само собой разумеется, что любая такая фигура неоднозначна, вызывает споры - у великих неизменно есть свои поклонники и свои ненавистники. Подобная ситуация, тем не менее, весьма благоприятна для автора исторического романа, т.к. противоречивые данные позволяют выбирать именно те, которые точнее выражают авторский замысел, не нарушая при этом исторической достоверности.

М. Рено не идеализирует своих героев. Главная её задача - отразить сложность натуры Сократа и Александра Македонского, их противоречивый внутренний мир. Автор показывает читателю не только триумфальные моменты их жизни, но и их ошибки и заблуждения. Не вдаётся М. Рено и в другую крайность - полное развенчивание сложившегося образа. Выдающиеся исторические личности, Сократ и Александр остаются таковыми и в её романах.

Автор исторического романа может по-разному подойти к интерпретации исторического образа. В романах, продолжающих традицию В. Скотта, историческая личность изображается автором с учётом особенностей психологии и мировоззрения людей соответствующего периода. В произведениях иного типа (например, в романах Л. Фейхтвангера) писатель наполняет образ исторического персонажа современным содержанием, проводя параллели со временем создания романа.

Книги Мэри Рено, если их рассматривать в данном ракурсе, относятся к произведениям первого типа. Историческая личность сама по себе представляет интерес для автора, и М. Рено стремится как можно полнее раскрыть натуру героев, не проводя при этом прямых аналогий с современностью.

Итак, при изображении реального исторического лица в своих романах Мэри Рено проводит тщательную работу с первоисточниками и историческими свидетельствами. При этом она неизменно отстаивает право автора художественного произведения на собственную точку зрения и своё мнение о том или ином историческом персонаже. В исторических романах М. Рено образ реального исторического лица подвергается некоторым изменениям в соответствии со взглядами писателя и концепцией произведения, главной идеей, заложенной в романе. Таким образом, М. Рено создаёт исторические романы, не нару-

шая принципа историзма, но утверждая право художника на вымысел, позволяющий создать истинно художественное произведение, а не документальное повествование.

Примечания

1. Настоящее имя писательницы - Эйлин Мэри Чаллэнс (Магу СЫИаш). Она родилась в 1905 году в Лондоне (Великобритания), в семье врача. Училась в Сент-Хью-колледже Оксфордского университета, в 1939 году опубликовала дебютный роман «Обещание любви». Во время Второй Мировой войны была медсестрой, в свободное время написала еще три романа. Огромную роль в ее творчестве сыграла поездка в Грецию - в 1950-е годы писательница обратилась к жанру исторического романа. Популярность завоевали ее произведения, в основу которых легли история и мифы Древней Г реции. Мэри Рено умерла в 1983 г. в Южной Африке.

Список литературы

1. Роль народных масс и личности в истории.

М.: Г осударственное издательство политической

литературы, 1957. 376 с.

2. Кемеров В.Е. Проблема личности в марксистской и буржуазной философии. Свердловск: [б.и.], 1973. 117 с.

3. Гегель Г.В.Ф. Лекции по философии истории. СПб: Наука, 2000, 480 с.

4. Орлов С.А. Исторический роман Вальтера Скотта. Горький: Изд-во ГГУ, 1960. 478 с.

5. Реизов Б.Г. Творчество Вальтера Скотта. М.-Л.: Художественная литература, 1965. 498 с.

6. Баканов А.Г. Современный зарубежный исторический роман. Киев: Выща Школа, Изд-во при Киев. гос. ун-те, 1990. 182, [2] с.

7. Маркевич Г. Основные проблемы науки о литературе. М.: Прогресс, 1980. 374 с.

8. Рено М. Последняя чаша: Пер. с англ. Швейник Г.Ф. СПб: Северо-Запад, 1994. 447 с.

9. Рено М. Маска Аполлона: Пер. с англ. Усова Г.С. М.: Эксмо - СПб: Домино, 2006. 480 с.

10. Рено М. Небесное пламя: Пер. с англ. Чеботарева Е.А. М.: Эксмо - СПб: Домино, 2007. 496 с.

11. Рено М. Персидский мальчик: Пер. с англ. Ковжун А.Б. СПб.: Амфора, 2005. 742 с.

12. Рено М. Тезей: Пер. с англ. Швейник Г.Ф. М.: Изд-во «Республика», 1992. 521 с.

13. Renault, M. The Bull from the Sea, New York: Knopf Publishing Group, 2001, 352 p.

14. Renault, M. The King Must Die, New York. Knopf Publishing Group, 1988. 338 p.

15. Аристотель, Собр. соч. в 4 т. / Под ред. Асмуса В.Ф. Т. 3. М.: Мысль, 1976. 356 с.

16. Аристофан. Избранные комедии. М.: Художественная литература, 1974. 496 с.

17. Ксенофонт. Сократические сочинения. СПб: Изд-во АО «Комплект», 1993. 415 с.

18. Курций Руф, Квинт. История Александра Македонского. М.: Изд-во МГУ, 1993. 464 с.

19. Платон. Избранные диалоги. М.: АСТ, 2006. 512 с.

20. Плутарх. Избранные жизнеописания в двух томах. Т. 2. М.: Правда, 1990. 608 с.

21. Брамбо Р. С. Философы древней Греции. М.: Центрполиграф, 2002. 347 с.

22. Сергеев В.С. История Древней Греции. СПб: Изд-во «Полигон», 2002. 704 с.

23. Коплстон Ф. История философии: Древняя Греция и Рим. Т. 2. М: Центрполиграф, 2003. 335 с.

24. Гобозов И.А. Введение в философию истории. М.: Ассоциация «Гуманитарное знание», 1993. 307 с.

PARTICULARITIES OF REALIZATION OF HISTORICAL CHARACTER IN MARY RENAULT’S NOVELS

A. Y. Perevezentseva

Some principles of representation of historical personality in creative practice of the English writer Mary Renault are analysed by using the examples of her several novels. In some books (trilogy «Alexander the Great») the historical character is positioned into the centre of the narration, in other cases («The Mask of Apollo», «The Last of the Wine») the main character is a fictitious person, the historical personality stands «at the periphery» of the plot, but the philosophic content of the work is always unfolded in the description of the historical character. When creating the concept of the historical personality, Mary Renault relies primarily on the descriptions of contemporaries, choosing the least questionable moments of a character’s biography. M. Renault always defends her own seeing of the motives for the character’s behavior and endues her characters with outstanding natures, which unfold before the readers the temper of the great person and allow philosophical questions to be posed in her works.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.