Научная статья на тему 'Специфика социокультурной коммуникации в кибер-пространстве'

Специфика социокультурной коммуникации в кибер-пространстве Текст научной статьи по специальности «Культура. Культурология»

CC BY
371
37
Поделиться

Текст научной работы на тему «Специфика социокультурной коммуникации в кибер-пространстве»

© 2006 г. О.Б. Симонова

СПЕЦИФИКА СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ В КИБЕР-ПРОСТРАНСТВЕ

Появление в конце ХХ в. Интернета означало рождение нового типа информационного пространства, получившего название кибер-пространст-ва. Интернет является одним из важнейших хранилищ информации, инструментом передачи знаний, средством межличностного общения, оказывающем влияние на личностную трансформацию. Возрастание доли компьютерно опосредованной коммуникации в современном обществе актуализирует задачу исследования специфики этого нового типа и средства общения.

Коммуникационные процессы (под которыми мы подразумеваем процессы связи между людьми с целью трансляции и обмена разнообразной информацией) пронизывают всевозможные формы и способы человеческой деятельности и общения. Поскольку коммуникационные процессы осуществляются в контексте определенной культуры и являются одним из внутренних механизмов ее реализации, то принято говорить о социокультурной коммуникации. Именно социокультурная коммуникация обеспечивает саму возможность формирования социальных связей, управления совместной жизнедеятельностью людей, накопления и передачи социального опыта, понимания между людьми. Данное определение коммуникационных процессов ни в коей мере не означает, что отдельно существует общество, а отдельно на него «наслаиваются» процессы общения. Напротив, факт коммуникации выступает конституирующим социальную реальность фактором. Нас интересует в данном случае не то, что коммуникация является социально обусловленным процессом (она осуществляется в конкретно-исторических формах, а общение представителей различных социальных групп всегда специфично), а то, что из факта общения, связи, коммуникации «вырастает» социальность. Какие же черты приобретает социокультурная коммуникация посредством Интернета?

Интернет как новое средство коммуникации и информационная среда открывает невиданные прежде возможности для многих областей жизни, ведь в современном деловом мире оперативное получение и обмен информацией является залогом успеха. Виды практического применения Интернета чрезвычайно разнообразны: это поиск необходимой информации для учебы или работы; знакомство с близкими по духу и интересам людьми; установление контакта практически с любой аудиторией: покупателями, зрителями, читателями, фанатами, профессионалами, любителями в интерактивном режиме; осуществление финансовых операций; участие в разнообразных играх и т.д. Последствия внедрения Интернета в человеческую жизнь изучают специалисты самых разных областей социогуманитарного знания: психологи, социологи, культурологи, маркетологи, лингвисты. Эта

междисциплинарность обусловлена тем, что Интернет не сводится к конгломерату компьютерных сетей, а является сообществом связанных компьютерными сетями людей, активно действующих в новом кибер-прост-ранстве, а любое человеческое взаимодействие полиаспектно, сложно. Из всего множества тем исследования процесса Интернет-коммуникации одной из главных выступает проблема определения специфики социокультурной коммуникации в киберпространстве, ее отличия от коммуникации в «реальном» социуме.

Прежде всего отметим, что сам процесс Интернет-коммуникации опосредован языком, в роли которого выступает письменный язык (информация представлена на экране компьютера в основном в текстовом виде) и язык визуальных обозначений различных эмоциональный состояний человека (например, смайлики). В обоих случаях мы наблюдаем сворачивание, сокращение, уплотнение, сжатие электронных сообщений. На это обстоятельство обращал внимание еще А. Тоффлер: «Составленное сообщение стремится стать более плотным, более сжатым, без излишеств. Оно сильно направлено, переработано, чтобы устранить излишние повторения, и намеренно составлено так, чтобы максимально увеличить информационный объем» [1]. Стиль общения в разнообразных чатах фамильярный, в текстах много опечаток, аббревиатур, используется компьютерный жаргон.

На русский язык оказывается массированное воздействие и со стороны зарубежных фирм и организаций, продвигающих свои продукты на отечественный рынок. Технические описания изобилуют новообразованиями, которые проникают в дальнейшем в разговорную речь. Переводы новых понятий адаптируются к нормам русского языка, корректируются и составляют жаргонные версии, применяемые в профессиональных диалектах. В соответствии с нормами молодежного сленга эти терминологические версии часто носят «сниженный» характер. Все более широко начала использоваться латиница. Формируется новый стиль речи на основе действия механизма «эсхрофемизма», понимаемого как «опыт снижения языка и последовательного вывода смысла из предмета разговора» [2].

Исследователи отмечают и другие характеристики воздействия Интер-нет-комуникации на русскоязычную речевую практику: практическую транскрипцию терминов (гейт, хард, глюк, апгрейд, сисоп, линк, чат, юзер, апплет, геймер, лог, офлайн и т.п.), тенденцию к редуцированию (комп, плз, путер, софт), обилие ненамеренных, а также нарочитых ошибок (мессаг, рулез), усечение (проги, субж, конфа, борда). Ряд терминов утратил признаки, свойственные варваризмам, и прижился в нейтральном профессиональном слое русского языка - иногда в силу отсутствия хорошего русского эквивалента (онлайн, Интернет, принтер, хакер), а иной раз и невзирая на наличие эквивалентов (постмастер, коннект, логин, контент) [3]. Все эти изменения в русском языке подрывают важнейшую культурную функцию -

трансляции социального опыта, которая осуществляется в культуре прежде всего через язык.

Вторая особенность коммуникации в кибер-пространстве состоит в том, что коммуниканты представлены там не во всей своей субъектности, а редуцированно: как набор продуцированных ими самими (или другими людьми о них) текстов. Такие тексты могут представлять собой специально составленные самоописания (самопрезентации), а также электронные публикации, реплики в чатах, гостевых книгах, форумах, телеконференциях. Поскольку человек оказывается редуцирован до набора вербальных сообщений (разной степени истинности и подробности), то именно на эти сведения опираются вступающие в общение посредством Интернета коммуниканты для ориентировки в реальном либо потенциальном коммуникативном партнере (или партнерах). Постмодернистское по своей сути сведение человека к тексту делает сложной задачу социальной перцепции и выполнения ориентировочной стадии общения.

Конечно, в Интернете предпринимаются попытки для персонификации представленных текстов посредством предоставления возможности обратной связи. Так, можно связаться с создателями сайтов через указанный email. На обратную связь с пользователями направлены и сопровождающие почти каждый сайт «гостевые книги», где каждый желающий может оставить свои впечатления о сайте. Причем обычно связь двусторонняя, предусматривающая публичные же ответы создателей сайта. Следует также отметить возрастающую в последнее время популярность такой формы коммуникации, как ICQ, и «Active Worlds», представляющих собой попытку соединить чаты с реальным трехмерным изображением собеседников и окружающего мира. Кроме того, при обоюдном согласии коммуниканты могут встретиться и в реальном социуме. Однако превалирующим в компьютерно-опосредованном общении остается общение виртуальных образов, созданных реальными людьми. В силу изначальной анонимности и невидимости, являющихся следствием отсутствия визуального ряда в сетевых коммуникациях, человек обычно творит себе виртуальный образ сообразно своим желаниям и возможностям. Степень эффективности ориентировочной стадии общения и в конечном счете самого общения во многом зависит от степени владения представленными в Интернете людьми вербальными средствами самоописания, выражения своих мыслей, а также от обычной грамотности, в том числе при использовании неродного (обычно английского) языка. Немаловажным фактором представляются честность и корректность по отношению к другим людям - отсутствие в самоописаниях похвальбы, неточностей, пустого оригинальничанья, приписывания себе «модных» или, напротив, относительно редких качеств и/или познаний.

К третьей особенности коммуникации в кибер-пространстве мы относим ее нежелательные для коммуникантов последствия. Так, психологи отмечают негативное воздействие Интернета на индивидуальную и груп-

повую психическую деятельность. Показано, что применение Интернета может способствовать аутизации детей и подростков, вести к неадекватным эффектам в процессах социальной перцепции и др. [4]. В настоящее время интенсивно обсуждается феномен (или синдром) «(нарко) зависимо -сти от Интернета», или «Интернет-аддикции». В ходе проведенного в университете Карнеги-Меллона (США) лонгитюдного исследования получены данные, согласно которым интенсивное применение Интернета ведет к сужению социальных связей вплоть до одиночества, сокращению внутрисемейного общения, развитию депрессивных состояний [5].

Четвертая особенность связана с непроявленностью в интернет-коммуникации фундаментальных культурных смыслов, выступающих каркасом, на котором держится человеческое существование: «добро-зло», «смерть-бессмертие», «истина-ложь», поскольку все в этом виде коммуникации происходит в виде игры. Если этот процесс зайдет далеко, культурная история человечества может окончиться, уступив место новому - технологически оснащенному - варварству. К этой же особенности примыкает разделение всех пользователей на «вершителей» судьбы Интернета - программистов и рядовых пользователей, которые не творят ничего нового. Отношение к ним в среде профессионалов фактически совпадает с отношением художественно-интеллектуальной элиты к массам, смотрящим телевизионные сериалы.

Анализируя феномен Интернета, известный итальянский семиотик У Эко заметил, что «наши общества в скором времени расщепятся (или уже расщепились) на два класса: тех, кто смотрит только ТВ, то есть получает готовые образы и готовые суждения о мире, без права критического отбора получаемой информации; и тех, кто смотрит на экран компьютера, кто способен отбирать и обрабатывать информацию» [6]. Другими словами, коммуникация в кибер-пространстве, с одной стороны, предполагает способность к критическому мышлению, а с другой - эта способность имеет тенденцию к затуханию.

Следует также отметить непредсказуемость результативности кибер-коммуникации. Действительно, диапазон получаемой в Интернете информации достаточно широк, однако пользователи сталкиваются с рядом проблем, связанных с тем, что эта сеть является огромной, нечетко организованной (с точки зрения наполнения и форм представления информации), многоязычной системой. В результате традиционный тематический поиск (по указателям, по ключевым словам, описывающим информационный интерес пользователя, и т.п.) может дать непредсказуемый результат - от подробной информации, отвечающей интересам пользователя, до поверхностных сведений или полного их отсутствия.

Поисковые средства, используемые в Интернете, часто оказываются недостаточно эффективными из-за сложности и разнородности системы, что приводит либо к потере информации, либо к появлению «информаци-

онного шума». Значительная часть наиболее ценной информации (полнотекстовые издания, базы данных и т.п.) является платной и, в силу этого, недоступна для пользователей. Скорость доступа к тем или иным ресурсам также непредсказуема и может резко меняться по ходу работы.

Известно, что проблема поиска необходимой информации отнимает много времени у специалиста, предпочитающего потратить его на осмысление и творческую переработку полученной информации. Для получения действенных результатов явно недостаточно одних только пользовательских навыков, здесь нужны более глубокие знания поисковых технологий. Мировая практика свидетельствует, что квалифицированный посредник, владеющий методами и инструментами поиска в сетевых ресурсах, умеющий определить верную стратегию и тактику поиска, составить достоверное поисковое предписание, справляется с этой задачей намного продуктивнее.

Анализ работ на тему виртуального общения [7] позволяет дополнить выделенные нами особенности также следующими характеристиками: анонимность участников; физическая непредставленность участников общения; затрудненность эмоционального компонента общения; отсутствие единства пространства и времени, т.е. возможность быть в одно и то же время в разных местах, а также возможность общения с людьми из других часовых поясов. Возможность варьировать степень анонимности в общении обладает, как показывает практика применения Интернета, немалой притягательной силой. Часто скрываются настоящее имя, возраст и социальный статус, инвертируется пол, истинные факты биографии подменяются или дополняются вымышленными, неадекватным образом представляются сведения об опыте, квалификации, компетентности, имеющихся знаниях, умениях, навыках и т.п., вместо реальных описываются социально одобряемые личностные качества, в том числе одобряемые лишь в узком социуме/идиокультуре/андерграунде (например, киберпанков, музыкальных фанатов, игроков в компьютерные игры и т.д.).

Общение в кибер-пространстве имеет свои темпоральные особенности. В ходе кибер-комуникации возникает противоречивое отношение ко времени. Коммуникация реально осуществляется «здесь и сейчас», однако ее участники могут находиться в разных часовых поясах и даже работать в режиме «отложенного времени». Это, однако, не означает, что коммуниканты ориентированы лишь на настоящее и высоко его оценивают. «Гражданин Сети» живет возможным будущим, его «теперь», повседневная жизнь не наполнена оптимистической надеждой на возможные позитивные перемены, и сетевое сообщество для него выступает не местом «райского блаженства», а точкой отсчета пребывания в ином смысложизненном бытии.

Наконец, в кибер-пространстве формируются различные сетевые сообщества. Их появление возможно как результат закрепления устойчивых взаимодействий и отношений, возникающих первоначально на основе

межличностных контактов в Сети или контактов с поставщиками сетевого контента.

Освоение возникшего кибер-пространства является насущной необходимостью с точки зрения создания новых и воспроизводства традиционных структур социокультурного общения. Киберкоммуникативные сообщества в Интернете уже созданы, и, общаясь в их рамках, индивид принимает соответствующую культурную идентичность, становится носителем логики поведения, формирующейся вне той социальной общности, в кото -рой он развивался и живет. Это приводит к конфликтности как на уровне личности (конфликт с собственными мировоззренческими основаниями), так и на уровне культурной общности возникает группа носителей интереса (не важно, насколько устойчивая), источник которого виртуален, так или иначе диссонирует с экономическими и политическими процессами, которыми живет общность, к которой индивид принадлежит в силу своей физической данности.

Таким образом, возникает основание внутренней нестабильности и нарушается процесс группового сплочения «физической» общности, существующей в силу необходимости поддержания органической стороны социальной жизни. Выходом из складывающейся ситуации, как считают некоторые авторы, будет формирование региональных киберкоммуникативных сообществ, которые связывали бы индивида с системой его жизненных потребностей и были бы каналом вхождения в структуры общения глобального уровня. Предполагается, что подобные возникающие корпоративные общности в Сети будут служить обеспечению стабильности развития физических социокультурных общностей, сопряжению интересов региональной, национальной и глобальной общностей, что выступит фактором стабильного развития и более полного использования потенциала региональной общности для ее саморазвития. Вопрос этот, с нашей точки зрения, остается открытым.

Коммуникация в рамках сетевых сообществ не будет охватывать все население (по крайней мере в начальный период только представителей наиболее активных социальных групп и учащуюся молодежь), однако степень влияния такого общения на процессы упорядочения социальных процессов в рамках общности нельзя недооценивать, поскольку появление такой сети может выступить фактором культурной идентификации индивида с сообществом, ликвидации комплекса отчужденности от процесса глобального развития, ментального напряжения, связанного с комплексом провинциализма, цивилизационной неадекватности.

Таким образом, можно сделать вывод, что новые коммуникационные технологии изменяют формы социокультурного взаимодействия между людьми, способы производства, трансформации и передачи знаний и ставят перед необходимостью выработки адекватных форм духовно-практического освоения этой реальности, форм саморефлексии индивидов. В то

же время методология (способы выработки указанных выше форм) остается прежней. В результате возникают разрушающие современный социум локальные сообщества, являющиеся носителями ограниченных, несопоставимых интересов, приводящих с необходимостью к социальной и культурной конфликтности. Коммуникация в кибер-пространстве оказалась максимально созвучной культурной парадигме постмодерна: потенциальная множественность виртуальной идентичности стала привлекательна не только в силу меньшей объективной социальной фиксированности самопредставлений, существующих сегодня в обществе, но и в силу нового со-ционормативного канона человека, для которого момент обретения настоящей идентичности есть момент отказа от установившегося в пользу нового.

Примечания

1. Тоффлер А. Футурошок. СПб., 1997. С. 126.

2. Гусейнов Г. Другие языки: Заметки к антропологии русского интернета: особенности языка и литературы сетевых людей. http://nlo.magazine.ru/dog/tual/main8.html

3. Войскунский А.Е. Развитие речевого общения как результат применения Интернета // Конференция на портале «Аудиториум». «Социальные и психологические последствия применения информационных технологий» . (01.02.2001 -01.05.2001).

4. Бабаева Ю.Д., Войскунский А.Е. Психологические последствия информатизации // Психол. журн. 1998. Т. 19. № 1.

5. Kraut R., Lundmark V., Patterson М., Kiesler S» Mukopadhyay Т., Scherlis W. Internet paradox: A social technology that reduces social involvement and psychological well-being? // American Psychologist. 1998. Vol. 53(9).

6. Эко У. От Интернета к Гутенбергу // Новое литературное обозрение. 1998. № 32, С. 8.

7. См., напр.: Белинская Е.П. К проблеме групповой динамики сетевого сообщества // 2-ая Росс. конфер. по экологической психологии: Тезисы. Москва, 1214 апреля 2000 г. М., 2000; Войскунский А.Е. Исследования Интернета в психологии <http://psynet.by.ru/texts/voysk1.htm> ; Жичкина А.Е. Социально-психологические аспекты общения в Интернете. <http://flogiston.ru/ projects/ articles/ refinf.shtml> и др.

Ростовский строительный колледж 18 сентября 2006 г.