Научная статья на тему 'Специфика синтаксиса башкирской разговорной речи'

Специфика синтаксиса башкирской разговорной речи Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

390
31
Поделиться
Ключевые слова
Разговорная речь / синтаксис / Парцелляция / Повтор / вставки / Эллипсис

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Басырова Г. А.

Статья посвящается исследованию синтаксиса разговорной речи. Актуальность исследования разговорной речи определяется тем, что в башкирском языкознании она не стала еще предметом комплексного изучения, как и большинство проблем стилистики башкирского языка, в том числе и устных форм функциональных стилей. Устная речь рассматривалась языковедами, преимущественно, в небольших работах по орфоэпии и диалектологии. В связи со сказанным необходимо изучение, как всей системы разговорной речи, так и дальнейшее углубленное исследование ее отдельных сторон. Это позволит устранить многие серьезные проблемы, которые имеют место в литературе по башкирскому языку.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Специфика синтаксиса башкирской разговорной речи»

УДК 811.512.141

СПЕЦИФИКА СИНТАКСИСА БАШКИРСКОЙ РАЗГОВОРНОЙ РЕЧИ

© Г. А. Басырова

Стерлитамакская государственная педагогическая академия им. З. Биишевой Россия, Республика Башкортостан, 453103 г. Стерлитамак, пр. Ленина, 49.

Тел./факс: +7 (34 73) 43 75 33.

E-mail: bas-gulnara@yandex.ru

Статья посвящается исследованию синтаксиса разговорной речи. Актуальность исследования разговорной речи определяется тем, что в башкирском языкознании она не стала еще предметом комплексного изучения, как и большинство проблем стилистики башкирского языка, в том числе и устных форм функциональных стилей. Устная речь рассматривалась языковедами, преимущественно, в небольших работах по орфоэпии и диалектологии. В связи со сказанным необходимо изучение, как всей системы разговорной речи, так и дальнейшее углубленное исследование ее отдельных сторон. Это позволит устранить многие серьезные проблемы, которые имеют место в литературе по башкирскому языку.

Ключевые слова: разговорная речь, синтаксис, парцелляция, повтор, вставки, эллипсис.

Особенности современного общества, в котором происходят радикальные перемены, обусловливают не только качественное обновление международных культурных, социальных и других связей нашего государства, но и новые подходы к изучению национально-культурных ценностей народов России и, в первую очередь, особенностей их языков.

При этом несомненный интерес представляет живая, устная речь, т. к. она по праву считается основой существования языка, сферой, где проявляется одна из его основных функций, а именно -коммуникативная.

Исследование разговорной речи важно с практической точки зрения. Например, при изучении башкирского языка в иноязычной аудитории упор делается именно на овладение устной речью: «Обучать надо не языку, а общению на изучаемом языке». Разговорная речь - самое необходимое применение языка. Ее используют для обслуживания наиболее важных сторон жизни человека, без которых никто не может обойтись (сфера семейного, дружеского и повседневного бытового общения).

Различные проблемы разговорной речи стали предметом исследования большой группы лингвистов. В отечественном языкознании наиболее известные из них Е. А. Земская, О. Б. Сиротинина,

Н. Ю. Шведова, О. А. Лаптева, Ю. М. Скребнев, А. Н. Васильева, В. Г. Костомаров, Л. И. Баранникова, В. Д. Девкин и др. За рубежом этой проблемой занимались В. Барнет, К. Кожевникова, Ф. Да-неш, Л. Рейманкова, Х. Штелер, А. Вейс, А. Ши-маяски, Х. Гримм, А. Едличка и др.

Прямым толчком к изучению разговорной речи явилась дискуссия по вопросам стилистики на страницах журнала «Вопросы языкознания» в 1954 году, где говорилось о том, что язык художественного произведения не однороден, в нем существуют языковые и речевые особенности.

Проведенная дискуссия по разговорной речи и обучению в 1965-1966 годах в журнале «Русский язык в национальной школе» сыграла большую роль в привлечении внимания широкого круга уче-

ных, учителей к вопросам разговорной речи и активного использования ее в процессе преподавания языка. После появляются ряд исследований по морфологии, лексике, фразеологии и синтаксису разговорной речи.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Синтаксис тюркской разговорной речи освещен в трудах А. Хазраткулова, С. Халдаровой, Р. С. Амирова, Б. Уринбаева, Ф. С. Сафиуллиной и др. В кандидатской диссертации А. Хазраткулова исследуются специфические особенности диалогической речи, ее отличие от монолога, типы неполных предложений в диалогической речи, формы ответов и вопросов и порядок слов в диалогической речи. Фактическим материалом послужили драматические и отчасти прозаические произведения [1].

С. Халдарова посвятила свое исследование раскрытию семантико-структурных особенностей диалогической речи в узбекском языке [2]. Объектом исследования Р. С. Амирова является казахская «литературная разговорная речь, сложившаяся на основе синтеза элементов письменной и обиходной разговорной речи при определенных социальноэкономических условиях развития общества» [3]. Р. С. Амиров исследует казахскую разговорную речь, опираясь на материалы, извлеченные из литературных произведений. В его работе ставится проблема выяснения особенностей разговорной речи в организации простого предложения (организации словосочетаний, структурно-функциональных типов простых предложений и т.д.), системы сложных предложений в казахской разговорной речи.

Работа Б. Уринбаева посвящена исследованию синтаксических особенностей узбекской разговорной речи, причем под термином разговорная речь автором понимается непринужденная речь носителей узбекского литературного языка. Фактическим материалом исследования послужили также «тексты художественных произведений различных жанров, периодика и переводная литература. Кроме того, были использованы фольклорные произведения, а также наблюдения над живой разговорной речью». Автором исследованы диалогическая реп-

лика в разговорной речи; ситуативность и синтаксические явления, связанные с нею; эмоциональность и синтаксические явления, связанные с нею; порядок слов в узбекской разговорной речи [4].

Ф. С. Сафиуллина рассматривает структурные особенности диалогической речи, специфические типизированные конструкции разговорной речи и присоединение как специфическую особенность разговорной речи [5].

В последние годы в узбекском языкознании наблюдается особенный интерес к вопросам синтаксиса разговорной речи, о чем свидетельствуют специальные сборники и отдельные статьи [5].

Кроме того, вопросов синтаксиса разговорной речи касались и другие авторы при исследовании проблем тюркского синтаксиса и стилистики [6].

Актуальность исследования разговорной речи определяется тем, что в башкирском языкознании она не стала еще предметом комплексного изучения, как и большинство проблем стилистики башкирского языка, в том числе и устных форм функциональных стилей. Устная речь рассматривалась языковедами преимущественно в небольших работах по орфоэпии и диалектологии. В связи со сказанным необходимо изучение как всей системы разговорной речи, так и дальнейшее углубленное исследование ее отдельных сторон. Это позволит устранить многие серьезные проблемы, которые имеют место в литературе по башкирскому языку.

В последнее время стало актуальным изучение текста с лингвистической точки зрения. Проблема отражения средств разговорной речи в художественной литературе в той или иной степени рассматривается в статьях М. В. Зайнуллина, Г. Г. Са-итбатталова, З. Г. Ураксина, Д. С. Тикеева, Х. Г. Юсупова и др. Большое внимание уделяется характеристике речи персонажей с точки зрения использования народных пословиц и поговорок, фразеологических единиц, диалектизмов и профессионализмов. Во всех исследованиях вопросы изучения языковых особенностей художественного произведения анализируются в основном с точки зрения норм литературного языка.

Коммуникативные особенности разговорной речи предъявляют к синтаксису специфические требования: выразить стремление к установлению речевого контакта, обеспечить связь между репликами диалога. Таким образом, отличительными признаками разговорной речи являются неподготовленность, эмоциональность, неофициальность, преимущественно диалогичность и ситуативная обусловленность.

Главной задачей при изучении башкирской разговорной речи является выявление ее особенностей в области синтаксиса, где, прежде всего, концентрируются многие важные черты разговорной речи. В результате реализации названных требований появляются множество отличительных особенностей от письменной речи, своеобразно организо-

ванных конструкций, форм членов предложения; становятся возможными иные лексико-грамматические заполнения синтаксических моделей; происходят сдвиги в функциональных соотношениях структурно-грамматических типов синтаксических единиц, а также возникают новые функционально-параллельные ряды.

Эти явления, представляемые как факты разговорной речи, наблюдаются во всех уровнях синтаксиса и создают единую синтаксическую систему.

Характерной особенностью башкирского разговорного синтаксиса является употребление неполных, побудительных и вопросительных предложений, парцелляций. Схемы сложных предложений в разговорной речи используются для передачи связи между репликами, создания риторического выражения мысли.

Порядок слов в предложениях свободный. Большая роль в формировании значений описанных конструкций принадлежит и интонации, без которой они не могут выражать те или иные значения.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таким образом, изучение разговорной речи позволит представить реальный состав конструкций современного башкирского разговорного синтаксиса.

Непосредственность, спонтанность и заранее неподготовленный характер разговорной речи являются причинами добавлений и уточнений по ходу речи, переходя из одной ее плоскости в другую, не прерывая нити разговора. Характер интонации и структура основного предложения имеют одну направленность, и в это основное высказывание вклиниваются вставные слова, словосочетания, предложения. Они резко отличаются от интонации основного высказывания некоторым ускорением темпа произношения и эмоциональностью. Вставочные единицы возникают в виде попутного комментария к сообщаемой мысли. Место вставочной конструкции не свободно в высказывании. Взаимосвязанность вставочных единиц и включающего предложения всегда существует в виде смысловой и структурно-грамматических связей. В башкирском языке способы и средства организации лексико-грамматического соотношения вставочных компонентов с основным предложением многообразны. Одним из них являются повторяющиеся слова, осуществляющие смысловую и структурную связь между вставкой и основным высказыванием. Повтор - это конструктивный элемент разговорной речи. Даже само актуальное членение предложения предполагает конструктивные повторы. Они неизбежны, т. к. новое в высказывании, в следующей вставочной части превращаясь в данное, повторяется в той или иной форме.

1. Лексический повтор. Повторяемыми словами в этих конструкциях могут быть существительные, местоимения, числительные, глаголы, наречия, прилагательные. В структурном отношении вставка может представлять собой словосочетания, где при повторяемом слове имеется группа слов,

придающих ему новый признак: Э хэдер («хэдер» тигэнем hикhэненcе йылдьщ адактары) уткэн hyFb/ш хакында кемдэр генэ ни нэмэ hвйлэмэй дэ, нимэ генэ ядмай... (И. Абдуллин). «А теперь (под словом «теперь» подразумевается конец восьмидесятых годов) о прошедшей войне что только не говорят и пишут». Укытыусы Хвсэйенов агай минэ пальто тотторгас, уга: «Был кыддар пальтоhы бит»,- тинем. (Бвгвн дэ уд-удемэ аптырап куям: 13 йэшлек сагымда кыддар пальтоhы менэн малайдар пальтоhы араИындагы айырма барльгын нисек белгэнмендер инде) (Н. Нэжми). «Когда учитель Хусаинов мне подал пальто, я ему сказала, что это женское пальто (До сих пор сама себе удивляюсь: в тринадцать лет, откуда знала отличие мужского пальто от женского)».

2. Имя существительное, повторяющееся во вставке, может быть во множественном, а в основном - в единственном числе, и наоборот: Курше-тирэ ауылдар (курше ауыл тигэндэре был тирэнэн кэм тигэндэ егерме сакрымдарда ятыр) агас кырккандар, hал агыдандар, hалaбаш hы:;lырFaндaр, hвйгэндэp, hвйвлгэндэp (С. Шэрипов). «Соседние деревни (то что называется деревней находится в двадцати верстах) рубили лес, драли лыко, любили, были любимыми».

3. Во вставке могут быть собственные имена существительные, а во включающем предложении -нарицательные, и наоборот: Хэдер, хэдер, Май... (Унын быдауы май айында тыуган ине) сап кына квтвп тор, дур уQкэнhе^i бит инде... (А.Йэгэфэрова). «Сейчас, сейчас, Май (Его теленок родился в мае) немножко подожди, ты ведь уже подрос». Иуд Зэки хан турahындa бара (Зэки Вэлиди турahындa) (F. Эмири). «Речь идет о Заки хане (О Заки Валиди)».

4. Различия могут быть и по форме падежа: Кайда гына тап итмэйем шул бэндэне? (бэндэ hуgен Шэкирэ ниндэйдер ягымлылык менэн эйтте) (А. Йэгэфюрова). «Где же найти этого человечешка? (Шакира слово человечешка сказала с какой-то лаской».

5. Соотносящиеся во вставке и включающем предложении местоимения могут принадлежать к различным разрядам, отличаться по форме падежа, числа: Авгалы лагерында кaйhы сагында мине (бед бер койкала яттык) йокомдан уятып, гэфу утенеп, hвйлэнергэ тотона торгайны (И. Абдуллин). «Иногда в Авгалинском лагере меня (мы спали в одной кровати) разбудив, попросив прощения, начинал говорить».

6. Соотносящиеся глаголы с одинаковой основой могут отличаться по форме времени, наклонения, числа, залоговых форм: Алып калыугына тугел (алып кaлhaлaр, сэнселеп ки^ен!) сэйэси гэйеп таып япhaлaр... (Н. Нэжми). «Не только оставят (если оставят, пропади пропадом), если найдут политическую причину и закроют».

Таким образом, мы видим, что повторы с изменением формы свойственны многим видам вставочных конструкций.

Наиболее часто встречающаяся конструкция в устной речи - это парцеллирование. Например: Катындары ирдэренэ, кэлэштэре тиддэн буласак кейэудэренэ Ьыйынды. Элбиттэ, тиддэн буласак... (М. Карим). «Жены к мужьям, невесты к будущим женихам прижимались. Конечно, будущим...»

Явление парцелляции в отечественной лингвистике в 1950-70 гг. большей частью рассматривалось как разновидность присоединительных отношений или же просто присоединение. Хотя разграничение этих понятий вызывает определенные трудности: они имеют некоторые сходства, создавая высказывание с сегментом, присоединением, как добавочная информация, как мысль, будто бы возникшая после произнесения основного сообщения. Смешению парцелляции и присоединения способствует постпозиция, вносящая присоединительный (дополнительный к общему содержанию высказывания) оттенок, а также то, что присоединительные конструкции тоже могут парцеллироваться, выноситься за рамки предложения, в котором находятся.

При более пристальном внимании выявляются и ряд существенных различий между этими структурами. Парцелляция - это явление динамического аспекта предложения, определяемое функциональной перспективой речи. Присоединение же, как смысловое отношение, добавление, выражается ограниченным кругом союзов и союзных сочетаний и соотносится с определенным набором схем предложения как статистической структуры. Важным отличительным моментом представляется и наличие в присоединительной конструкции семантического сдвига, смыслового абстрагирования от основного содержательного центра, чему противопоставлена семантическая цельность, одноплано-вость парцеллята и базовой структуры. Естественны связи парцелляции с таким распространенным явлением, как обособление. Постоянными признаками обособления являются: интонационно-

смысловая самостоятельность, структурная необязательность по отношению к содержащему обособленную часть предложению и функция дополнительной поясняющей части, реализующая в тексте различные стилистические возможности. В большинстве работ башкирских лингвистов, исследующих вопросы парцелляции (Г. Г. Саитбатталов, Д. С. Тикеев, Г. Г. Кагарманов и др.), осуществляется более резкое разграничение обособленных и парцеллированных структур. Различие между обособлением и парцелляцией не сводится лишь к степени интенсивности выделения (запятая, тире, точка). Обособление как один из видов полупредика-тивного осложнения простого предложения способствует возникновению новых семантических оттенков между определяющим и определяемым, в то время как парцелляция представляется коммуникативно-значимым вариантом речевой реализации предложения. В парцеллированный сегмент может вводиться почти любая часть из основного состава предложения, не говоря уже о самих обособленных оборотах. Другими словами, обособление - это информативное и синтаксическое усложнение мысли, носящее добавочный характер, а парцелляция - это особый способ передачи (или подачи) информации не в едином предложении, а по

кускам, порциям, где имеет место расчленение. Однако существуют синтаксические позиции, где грань между этими явлениями наиболее прозрачна (тонка): это проявляется в тех случаях, когда парцелляция частей аналогична обособленным оборотам. В структурном отношении в парцеллят может вноситься даже подлежащее в том случае, если оно иначе обозначено в основном высказывании или опущено по стилистическим или грамматическим причинам и восстановление его в виде парцеллята носит уточняющий характер. Например, в высказывании: Ьыудын тэмен Иэм составын бодалар. Бигерэк тэ нефть эшкэртеу, химия заводтары (И. Абдуллин). «Портят вкус и состав воды. Особенно нефтеперерабатывающие и химические заводы». Стремление достичь наибольшего экспрессивного эффекта побуждает авторов к выделению именно тех сегментов, которые менее всего поддаются расчленению: Ауылым, ауылдаштарым тураИында я?ыу - гумерлек хыялым. Хыялым да, бурысым да (Р. Солтангэрэев). «Писать о деревне, об односельчанах - мечта всей жизни. И мечта, и цель». Таким образом, именно направленность на достижение экспрессивного эффекта объясняет возникновение парцеллятов не только в виде слабозависимых сегментов предложения, но и при более сильной связи. Но при всех ситуациях отчленяются чаще всего наименее связанные сегменты - обособленные обороты, примыкающие члены словосочетаний, распространяющие придаточные предложения. Легко отчленяются любые элементы структуры, которые связаны сочинительной связью с каким-либо другим элементом базового предложения. Следовательно, сочинительная связь может быть прервана парцелляцией без ограничений, будь то однородные подлежащие или сильноуправляемые члены словосочетаний: Юк,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

бирэсэк та тугелмен, бирергэ хакым да юк Сенки тупланган гэскэр ил терэге есен йыйылан, уларга ил гена фарман бирэ (М. Буранголов). «Нет, не дам, и не имею право давать. Потому что сплоченное войско собралось для защиты страны, только страна дает приказы».

В качестве категории коммуникативно-

экспрессивного синтаксиса парцелляция рассматривается в ряду средств содержательно-смыслового членения сообщения. Поскольку парцелляты всегда акцентированы (четко - если разделены точкой; прозрачно - если разделены тире и запятой), предложения, содержащие их, являются эмотивными. Парцелляция облегчает восприятие распространенных и переусложненных синтаксических конструкций. Следовательно, парцелляцию можно рассматривать как особый прием текстообразования: Улар бит, байрамса кейенеп, Ие??эн матур Иу??эр ишетергэ килгэн. Э Ие?!. Мин дэ китермен, ахыры, театрдан (Н. €эйетбай). «Они же, нарядившись, пришли услышать от вас красивые слова. А Вы!.. Я, наверное, тоже уйду из театра». Коммуникативные и экспрессивные функции парцелляции дают возможность использовать данную схему построения предложения в различных стилях речи (разговорный, просторечный).

Итак, высказывание при парцелляции оформляется не единой синтагматически цельной структурой, а в виде интонационно (пунктуационно) расчлененных сегментов, каждый из которых сохраняет форму члена предложения или части сложного предложения. Парцелляция ведет к некоторым основным сдвигам внутри высказывания: 1) синтаксическому и 2) коммуникативному. В первом случае отчлененность (т.е. определенная синтаксическая самостоятельность) дает возможность ввести в парцеллят более сложные и объемные распространяющие элементы. Во втором случае вынесение сегмента за рамки предложения актуализирует содержание парцеллята, позволяет повысить его коммуникативную значимость, а также ввести его в различные изобразительные фигуры на уровне текста. Прерванность высказывания сдвигает (смещает), но не разрушает синтаксические и семантические отношения парцеллята со всей конфигурацией предложения, сохраняя возможность объединить обе части структуры в одно целое, хотя при этом экспрессивная напряженность несколько спадает, снижается.

Непосредственностью, неподготовленностью заранее объясняется наличие большого числа эллиптических конструкций. Эллипсис - это, прежде всего, недоговоренность, происшедшая от любых причин -внешних или внутренних. Эллиптические построения в разговорной речи возникают из-за общности апперцепционной базы говорящих и слушающих.

Если для письменного языка при определении значений того или иного слова, предложения необходимым условием является наличие контекста, то для разговорной речи такую роль играет ситуация. Ситуативностью речи обусловлены и эллиптические конструкции, которые изучаются как неполные, причем неполнота эта объясняется как контекстуальная и ситуационная. Во всех исследованиях говорится о том, что может быть пропущен или не использован любой член предложения, как главный, так и второстепенный.

Одной из распространенных является глагольная форма - маганды, выражающая отрицание: Кит, кит, булмаганды! Ниндэй ятhынып тороу, килешмэгэнде... (Ф. Булэков). «Да брось! Чуждаться, не неси вздор».

Другой формой эллиптических конструкций является конструкция с деепричастием на -гас/гэс в утвердительном и отрицательном значениях: Минен йерэгем юкмыни... Эндэшмэгэс тэ... (М. Карим). «У меня нет что-ли сердца... Хотя и молчу...»

Специфичным сказуемым типа ялт, салт, шап, шарт, выжт, хоп, лэм-мим присуще выражение неожиданности и мгновенности процесса. Они носят несколько просторечный характер: Тик был хакта берэугэ лэ лэм-мим (Д. Юлтый). «Об этом никому ни слова». Мин мылтыктан шарт тегенен hырт буйына (Экиэттэн). «Я из ружья хлоп в его заднюю часть».

Экспрессивность разговорной речи достигается несогласованностью между подлежащим и сказуемым: Бер нимэ булмагандай, борол да кит, мин былардын эр^енэн (Н. Мусин). «Как будто ничего не было, развернулся и ушел от них».

Одной из характерных особенностей разговорной речи является употребление слов оценочного характера. Они обладают большой экспрессивностью в смысле отрицательной или положительной оценки и употребляются только постпозитивно. Оценочные постпозитивные слова оформляются в самостоятельную синтагму и выражают модальное отношение говорящего к субъекту высказывания.

Среди подобных слов оценочного характера самую большую часть составляют прилагательные, образованные при помощи аффикса ^ы/е?. Улгэн сакта телен сэйнэп йэнен бирhен инде, оя^ы?! (З. Биишева). «Умирая, жуя язык, пусть отдает душу, бесстыжий!» В живом непосредственном общении можно услышать конструкции, скалькированные с русского языка: Улар менэн hейлэшеп торорта ничу, прэме ти$кэре кешелэр. «С ними разговаривать нечего, прямо упрямые люди».

В разговорной речи употребляются также оценочные слова русского происхождения: Ай^ай яман да икэн тауышы, разбойник! «Ай-яй, оказывается, у него скверный голос, разбойник».

Большая роль в формировании значений описанных конструкций принадлежит и интонации, без которой они не могут выражать те или иные значения. Употребленные в художественной литературе, данные конструкции явно носят оттенок разговорности и можно считать их перешедшими из разговорной речи. Подобные сочетания отличаются большой эмоциональностью и экспрессией.

В целом, как нам представляется, выделенные конструкции выражают специфику башкирского разговорного синтаксиса.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ЛИТЕРАТУРА

1. Хазраткулов А. Диалогическая речь в современном узбекском языке: автореф. дис. ... канд. филол. наук. Самарканд, 1966. С. 24.

2. Халдарова С. Семантико-структурные особенности диалогической речи в современном узбекском языке: автореф. дис. ... канд. филол. наук. Ташкент, 1974. С. 25.

3. Амиров С. А. Особенности синтаксиса казахской разговорной речи. Алма-Ата: Наука, 1972. С. 52.

4. Уринбаев Б. Вопросы синтаксиса узбекской разговорной речи: автореф. дис. ... канд. филол. наук. Ташкент, 1974. С. 25.

5. Сафиуллина Ф. С. Синтаксис татарской разговорной речи. Казань: изд-во КГУ, 1978. 253 с.

6. Земская Е. А. Русская разговорная речь и проблемы обучения. М., 1987.

Поступила в редакцию 01.07.2009 г.