Научная статья на тему 'Специфика рационализма в исследовании проблемы оснований человеческого бытия и познания в классической античной философии'

Специфика рационализма в исследовании проблемы оснований человеческого бытия и познания в классической античной философии Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
2424
144
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РАЦИОНАЛИЗМ / РАЦИОНАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ БЫТИЯ / РАЦИОНАЛЬНОЕ ПОЗНАНИЕ / ФОРМА / СУЩНОСТЬ / ПОНЯТИЕ / ИДЕЯ / ПРИНЦИП / МЕТОД / RATIONALISM / RATIONAL BASES OF BEING / RATIONAL COGNITION / FORM / ESSENCE / NOTION / IDEA / PRINCIPLE / METHOD

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Егорова Ольга Анатольевна

В статье проведен анализ основ рационализма в классической античной философии. Автор показывает специфический характер рациональности в учениях Сократа, Платона, Аристотеля в отличие от рациональности досократических учений и учения софистов. В работе обосновано, что особенностью рационализма античной философии является абстрактно-чувственный и словесно-рациональный характер, направленность на поиск принципов разума в качестве оснований человеческого бытия, познания и деятельности. Особое внимание уделяется рассмотрению методов и принципов теоретического исследования, ставших основаниями научной рациональности.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

SPECIFICITY OF RATIONALISM IN STUDYING THE PROBLEM OF HUMAN BEING’S EXISTENCE AND COGNITION FOUNDATIONS IN CLASSICAL ANTIQUE PHILOSOPHY

The article analyzes the basics of rationalism in classical antique philosophy. The author shows the specific character of rationality in the teachings by Socrates, Plato, Aristotle as opposed to rationality of the pre-Socratic teachings and the teachings of the Sophists. The article substantiates that the feature of rationalism in ancient philosophy is an abstract-sensual and verbal-rational character, an orientation towards the search of the principles of reason as the bases of human existence, cognition and activity. Particular attention is paid to the consideration of methods and principles of theoretical research, which became the bases of scientific rationality.

Текст научной работы на тему «Специфика рационализма в исследовании проблемы оснований человеческого бытия и познания в классической античной философии»

Егорова Ольга Анатольевна

СПЕЦИФИКА РАЦИОНАЛИЗМА В ИССЛЕДОВАНИИ ПРОБЛЕМЫ ОСНОВАНИЙ

ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ И ПОЗНАНИЯ В КЛАССИЧЕСКОЙ АНТИЧНОЙ ФИЛОСОФИИ

В статье проведен анализ основ рационализма в классической античной философии. Автор показывает специфический характер рациональности в учениях Сократа, Платона, Аристотеля в отличие от рациональности досократических учений и учения софистов. В работе обосновано, что особенностью рационализма античной философии является абстрактно-чувственный и словесно-рациональный характер, направленность на поиск принципов разума в качестве оснований человеческого бытия, познания и деятельности. Особое внимание уделяется рассмотрению методов и принципов теоретического исследования, ставших основаниями научной рациональности.

Адрес статьи: www.gramota.net/materials/3/2017/10-2710.html

Источник

Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики

Тамбов: Грамота, 2017. № 10(84) : в 2-х ч. Ч. 2. C. 45-54. ISSN 1997-292X.

Адрес журнала: www.gramota.net/editions/3.html

Содержание данного номера журнала: www .gramota.net/mate rials/3/2017/10-2/

© Издательство "Грамота"

Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www.gramota.net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: hist@gramota.net

Список источников

1. Амирханов Р. Татарская дореволюционная пресса в контексте «Восток - Запад» (на примере развития русской культуры). Казань: Татар. кн. изд-во, 2002. 240 с.

2. Атанова Л. Собиратели и исследователи башкирского музыкального фольклора. Уфа: Изд-во газеты «Йэшлек», 1992. 192 с.

3. Кантор Г. Казань - музыка - XX век: исследовательские очерки. Казань: Издательский дом «Титул - Казань», 2007. 424 с.

4. Кудашева С., Кузеев Р. Жизнь, длиною в один век: воспоминания. Уфа: Восточный университет, 1998. 516 с.

5. Маклыгин А. Музыкальные культуры Среднего Поволжья: становление профессионализма / Казан. гос. консерватория. Казань, 2000. 311 с.

6. Монасыпов Ш. Развитие татарского профессионального скрипичного искусства устной традиции на рубеже XIX-XX веков // Страницы истории татарской музыкальной культуры / Казанский научный центр АН СССР. Казань: ИЯЛИ им. Г. Ибрагимова, 1991. С. 27-43.

7. Надиров И. Татар халык и^аты (тарихи hэм лирик жырлар). Казан: Татар. кит. нэшр., 1988. 498 б.

8. Нафигов Р. Тукай и его окружение. Казань: Татар. кн. изд-во, 1986. 208 с.

9. Преснецов Р. Музыка и музыканты Вятки: очерки, портреты, документы, воспоминания. Горький: Волго-Вятское кн. изд-во, 1982. 205 с.

10. Рами И., Даутов Р. Эдэби CYзлек. Казан: Татар. китап нэшрияты, 2001. 399 б.

11. Сайдашева З. Песенная культура татар Волго-Камья. Казань: Матбугат йорты, 2002. 166 с.

12. Султан Габяши: материалы и исследования / сост., вступ. ст., коммент., публикация, прилож. Г. Б. Губайдуллиной; Ин-т яз., лит. и искусства им. Г. Ибрагимова АН РТ. Казань: Фикер, 2000. 239 с.

13. Тукай турында истэлеклэр. Казан: Татар. кит. нэшр., 1986. 256 б.

14. Техфэтуллин Х. Камил Мотыйгый. Фэнни-популяр очерк. Казан: Татар. кит. нэшр., 1992. 80 б.

15. Эмирхан Ф. Эсэрлэр. ДYPT томда. Казан: Татар. кит. нэшр., 1986. 4 том. Эдэбият-сэнгать тэнкыйте, биографик материаллар, хатлар. 390 б.

16. The Fred Gaisberg Diaries. Part 1. USA & Europe (1898-1902) [Электронный ресурс]. URL: http://www.recordingpioneers. com/docs/GAISBERG_DIARIES_1.pdf (дата обращения: 05.06.2014).

CHORAL PERFORMANCE IN THE TATAR MUSICAL CULTURE OF THE BEGINNING OF THE XX CENTURY

Gaziev Idris Mudarisovich, Ph. D. in Art Criticism, Professor Ufa State Institute of Arts named after Zagir Ismagilov gaziev-idris@rambler. ru

Relying on the identified sources the author examines the period of formation and development of the first choral groups in the Tatar musical culture of the beginning of the XX century, participation of shakirds' choruses and women's chorus in the literary and musical parties organized in Ufa and Kazan. The paper provides eyewitnesses' memories and press reviews on the first performances of the Tatar choruses and their leaders, analyzes the repertoire of the chorus groups. On the basis of gramophone records the author for the first time examines entertaining music including choral performances of popular folk songs.

Key words and phrases: chorus; repertoire; literary and musical party; entertaining music; gramophone records; sada; folk song.

УДК 111; 165 Философские науки

В статье проведен анализ основ рационализма в классической античной философии. Автор показывает специфический характер рациональности в учениях Сократа, Платона, Аристотеля в отличие от рациональности досократических учений и учения софистов. В работе обосновано, что особенностью рационализма античной философии является абстрактно-чувственный и словесно-рациональный характер, направленность на поиск принципов разума в качестве оснований человеческого бытия, познания и деятельности. Особое внимание уделяется рассмотрению методов и принципов теоретического исследования, ставших основаниями научной рациональности.

Ключевые слова и фразы: рационализм; рациональные основания бытия; рациональное познание; форма; сущность; понятие; идея; принцип; метод.

Егорова Ольга Анатольевна

Южно-Уральский государственный университет (национальный исследовательский университет), г. Челябинск egorovaoa@susu. ru

СПЕЦИФИКА РАЦИОНАЛИЗМА В ИССЛЕДОВАНИИ ПРОБЛЕМЫ ОСНОВАНИЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ И ПОЗНАНИЯ В КЛАССИЧЕСКОЙ АНТИЧНОЙ ФИЛОСОФИИ

Введение

Одним из актуальных вопросов современной философии и науки является «осмысление природы предпо-сылочного знания, его структуры и основных форм, так как его специфика и фундаментальная роль в познании

остаются недостаточно раскрытыми» [23, с. 4]. Другой актуальной темой в современной теории познания является методологический плюрализм. «Однако, - отмечает П. П. Гайденко, - плюралистический подход постоянно наталкивается на проблему достоверности знания, с одной стороны, и на вопрос о единстве знания -с другой» [5, с. 83]. В поисках решения этих вопросов современная мысль может обращаться к классической античной философии, в лоне которой были впервые поставлены и осмыслены эти вопросы.

В античности сложилась «логоцентрическая» парадигма европейской философии, достигшая своей наиболее законченной формы в классическом рационализме, основанная на убеждении в абсолютности и неизменности законов разума, «постигаемых человеком и обнаруживаемых им в собственной духовной способности» [32, с. 807]. В классической античной философии мир рассматривался как бесконечный универсум, совокупность идеальных сущностей, и одновременно развивался «рационализм как специфический тип мышления, характерный для европейской культуры» [1, с. 8]. В дальнейшем развитии европейской философии «проблема рационального в сопоставлении с иррациональным была осознана и сформулирована в Новое время, но временем ее зарождения следует считать тот момент, когда был совершен поворот мышления в сторону самого себя - эпоху Сократа и Платона» [22, с. 109]. Поэтому исследователи отмечают, что античные концепции рационализма неправомерно рассматривать «лишь в качестве подготовительного материала становления рациональной доктрины Нового времени», поскольку они являются «не менее содержательными и классическими», а философская мысль античности изначально «связывается с такими элементами рациональности как доказательность, аналитический рассудок, "критический" разум», «критическая рациональная рефлексия в отношении существующей культуры» [16, с. 31; 24, с. 50]. Исследование рационализма становится важным для эпистемологии и методологии науки, поскольку касается вопроса о предпосылках, основаниях науки, к которым относятся «фундаментальные идеи, категории, понятия и представления, на которых развиваются конкретные эмпирические знания и объясняющие их теории, и которые были сначала предметом философской рефлексии» [26, с. 44; 30, с. 187]. Н. В. Даниелян отмечает, что «в современной философии науки идеалы и типы рациональности являются основой для осознания многообразия форм существования научной рациональности» [9, с. 7].

В этой связи важное значение имеет обращение к истокам рационализма с целью четкого понимания его исходных основ и роли в развитии европейской философии и науки. В данной работе поставлена цель выяснить специфику рационализма в античной философии классического периода в исследовании проблемы оснований человеческого бытия и познания.

1. Рационализм в классической античной философии в учениях Сократа, Платона, Аристотеля

В философской литературе рационализм рассматривается как «философско-мировоззренческая установка, согласно которой истинными основаниями бытия, познания и поведения людей являются принципы разума» [32, с. 803]. Исследование проблемы оснований человеческого бытия и познания в классической античной философии [10] показало, что античными мыслителями была заложена идея формы как «внеличного естественного порядка, образа мира "как есть", независимого от человека и человечества, живущего своей естественной жизнью, рационально постижимого» [19, с. 194]. Основным контекстом исследования данной проблемы философами античной классики стали две мысли: во-первых, человеческое бытие и познание нуждается в конструктивных опорах, во-вторых, существуют идеальные предметы, конструктивные по отношению к человеческому бытию, познанию и деятельности, посредством которых возможно упорядочить человеческую душу, состояния и смыслы [20, с. 247]. Поэтому проблема внеопытных оснований человеческого бытия и познания разрабатывалась как проблема идеальных предметов и сущностей, рассматриваемых в качестве теоретических конструкций и средств познания и понимания, являющихся условиями организации и воспроизводства сознательной жизни в упорядоченном виде.

Мир идеальных предметов и сущностей предполагает рациональность познания, то есть «выделение в любых предметах того, о чем возможны рациональные высказывания как общезначимые, поддающиеся доказательству, аргументации и опровержению» [21, с. 116]. Когда античная философия вводила свои предельные основания и рациональные рассуждения, то в результате было открыто «пространство, внутри которого возможно объективное, научное мышление» [Там же, с. 99-100]. Таким образом, «начиная с античных времен, идея рациональности берет свои истоки в сознательной постановке и обсуждении мировоззренческих проблем, касающихся бытийности, соизмеримости человека с окружающим его миром, становления и развития научного познания» [9, с. 6].

Рациональность была важнейшей чертой уже досократических учений. Важным показателем их рациональности, отмечают М. Н. Вольф и В. П. Горан, «является наличие в них доказательств, аргументированного изложения своих позиций» [4, с. 35]. Ф. Х. Кессиди отмечал, что уже ранние греческие философы и ученые оперировали не только фактами и опытными данными, но стали мыслить теоретически посредством понятий и доказательства, то есть перешли «от эмпирических представлений к понятийному доказательному знанию» [11, с. 92]. Однако, отмечает П. П. Гайденко, общая особенность досократических учений состоит в том, что «в них еще нет достаточно развитой рефлексии по поводу самой теоретической деятельности и ее оснований» [6, с. 93]. Отличительной чертой рационализма классической античной философии «является острый интерес к процессу образования философских понятий и методов, стремление не только к получению результатов, но к логическому обоснованию и разработке способов подтверждения достоверности этих результатов» [Там же, с. 94]. Тем самым в классическом античном рационализме был осуществлен «кардинальный поворот всей философии в сторону переосмысления природы разума и оснований достоверности знания» [24, с. 51].

Рассматривая рациональность в учении Сократа, необходимо отметить, что, во-первых, произошла «значительная переориентация философской мысли с природы на человека» [28, с. 101], в результате чего важнейшими направлениями рационального познания становятся исследования человеческого бытия, социально-политического бытия, этико-социальных проблем. Рациональность у Сократа связывается с темой формы как порядка, объективно существующего и действующего на своих неэмпирических основаниях, являющегося одновременно предметом понятийных определений. Поэтому рациональное знание понимается как истинное знание, постигаемое разумом и выраженное в понятиях, связанных с формой, - сущность -и полагается основанием человеческого бытия, познания, деятельности.

Во-вторых, специфика рациональной аргументации в учении Сократа связана с разработкой диалектики как вопросно-ответного метода поиска истинного знания. У Сократа диалектика была направлена на поиск объективных, внеопытных, универсальных оснований и средств познания в противоположность эристике софистов. «У софистов был сформулирован принцип субъективной обусловленности всякого знания, поэтому сознание рассматривалось, прежде всего, как носитель субъективности, что оборачивается в теории познания релятивизмом и скептицизмом, а в сфере нравственности, практического действия - произволом индивидуума, руководствующегося чувственными склонностями, не знающего иного верховного начала, кроме частного интереса» [6, с. 105-106]. В противоположность софистам, Сократ обосновывал, что «рефлектирующей инстанцией» сознания, то есть субъектом теоретического познания и действия, оказывается не тот слой сознания, которым руководствуется чувственный, отдельный, частный и своевольный индивид на основе знания, определенного исключительно чувственным восприятием, имеющим всегда индивидуальный характер, а «должен выступать такой слой сознания, который не зависит от произвола индивидуального чувственного "Я" - надындивидуальный слой. Анализ сознания как содержащего в себе оба эти слоя - это и есть, в сущности, диалектика Сократа» [Там же, с. 106].

В противоположность релятивизму софистов, Сократ считал, что, исследуя сущность вещи с помощью понятий, возможно выйти за пределы субъективного, индивидуального опыта. Стремясь иметь самые общие понятия, Сократ «использовал превосходство понятий над чувственными образами, умозрений над впечатлениями и мнениями, рефлексии над обыденным сознанием» [24, с. 51]. В итоге диалектика Сократа есть метод порождения знания и понимания в человеке на основе разума посредством понятий, ведущий к единству познания и бытия. Сократ придал диалектическому методу форму диалога, направленного «на познание сущности вещей, понятийным выражением которой он считал определение» [32, с. 182]. В диалектике Сократа использовались приемы установления точного определения понятия, разделения понятия на роды и виды, осуществлялся последовательный разбор примеров, суждений, высказываемых участниками диалога. «Главным результатом являлось возникшее именно благодаря длительному обсуждению в ходе диалога понимание, схватывание или прояснение истины» [Там же, с. 189], ибо, отмечал исследователь античности П. Адо, «только слово позволяет диалог, то есть возможность открыть для себя истину в игре вопросов и ответов» [2, с. 252]. Поскольку истинное знание представляет собой проблему и предполагает исследование сущности предмета познания с помощью понятий как теоретических средств, то истина сократического диалога не формулируется в готовом виде, не имеет раз и навсегда завершенного словесного выражения, а «рождается из совокупности высказанного в ходе обсуждения, но не содержится ни в каком из конечных высказываний. Поэтому диалог оказывается наиболее адекватным методом познания истины» [32, с. 189].

В итоге в учении Сократа диалектика становится важнейшим методом рационального познания, связывается со сферой логоса и становится ориентированной на «познание себя» как познание порядка мира (логоса) и одновременно языка, топоса речи, у которого есть свои, рационально постигаемые законы, который содержит и выполняет условия рационального понимания. Таким образом, начиная с Сократа, в познании «греки пошли больше по словесно-рациональному пути» [21, с. 94].

Рассматривая рациональность в учении Платона, необходимо отметить, что, во-первых, в отличие от софистов, Платон ставил задачей поиск объективных критериев знания. Софисты доказывали, что всякое знание субъективно и относительно, поскольку зависит от чувственности и детерминировано индивидуальностью познающего. Поэтому «в теории познания софисты пришли к убеждению, что всякая истина индивидуальна, а в практически-нравственной сфере индивид должен руководствоваться собственным частным интересом» [6, с. 111-112].

В учении Платона, вслед за Сократом, исследовался надындивидуальный слой сознания, осуществлялся поиск в сознании индивида абсолютного, всеобщего и незыблемого начала, и поэтому была поставлена задача выработать средства рационального познания, которые не свойственны чувственному познанию. Платон ввел термин «идея», под которым мыслился предельный для познания «идеальный предмет», на основе которого можно рационально «рассуждать о возможном горизонте мышления и практики относительно данного предмета» [21, с. 105]. Поэтому идея есть сверхчувственное, внеопытное основание видения и понимания эмпирических предметов, впечатлений и связей.

М. К. Мамардашвили подчеркивал конструктивный характер идей в учении Платона. Идея понималась не как гносеологическая абстракция общего от единичных вещей. В онтологическом аспекте идея есть общее (всеобщее) как онтологическая абстракция - это отвлечение, реально происходящее в самом бытии как порядок (форма), который есть, объективно существует «сам по себе независимо от любых антропологических образов и наложений», имеет предметную реальность и «фактом своего существования, конструктивным действием формы производит другие упорядоченности» [20, с. 126, 141]. Значит, идеи, «идеальные предметы»

способны упорядочивать движения души человека, приостанавливать или ликвидировать хаос, распад, нейтрализовать тенденцию мышления к неопределенности, рассеянию по множеству признаков и наблюдений, собирать мышление, то есть идеи есть область Ума, разума.

А. Ф. Лосев, подчеркивая конструктивно-логический момент понимания идей у Платона, указывал, что «платоновские идеи - это не только субстанциализированные родовые понятия, метафизически противостоящие чувственной действительности, но прежде всего принцип вещи, метод ее конструирования и познавания, смысловая модель ее бесконечных чувственных проявлений, смысловая ее предпосылка ("гипотеза") и такое общее, которое представляет собой закон для всего соответствующего единичного» [17, с. 55].

Таким образом, идеи мыслятся Платоном как теоретические конструкции, которым не приписывается существование материальных вещей, но они описывают предметы и мир как есть в действительности, объективным и всеобщим образом. Идеи как рациональные структуры предметов указывают, во-первых, на условия, правила понимания предметов, явлений, фактов в пространстве формы, предшествующие нашей способности знать, во-вторых, на возможность общезначимых, объективных, аргументированных, точных высказываний о предметах в той мере, в какой мы рассматриваем их в пространстве формы, идеи. Следовательно, идеи мыслятся как рационально постигаемые конструктивные основания человеческого бытия, а также основания рационального познания и условия рационального рассуждения. В итоге, начиная с учения Платона, «само знание, при требовании рефлексии, опосредования, получает статус достоверного только в том случае, если дает себе отчет в своих основаниях. Поэтому в знание философское и научное обязательно включается знание собственных оснований» [6, с. 108].

Во-вторых, в учении Платона осуществлялась разработка диалектики как метода рационального познания, направленного на поиск истины в исследовании сущности предмета познания посредством понятий в форме диалога и, тем самым, сохранялась преемственность с учением Сократа. В этом смысле диалектика, применяемая Платоном, как и Сократом, в качестве вопросно-ответного метода поиска объективной истины и в конечном итоге связанного с «познанием человеком себя», есть искусство диалога для порождения и понимания знания с помощью понятий как теоретических средств познания.

Однако специфика рациональной аргументации Платона заключается в том, что, поскольку в его учении понятия имеют своим предметом идеи, то диалектика рассматривается Платоном как наука об идеях как истинных сущностях и метод познания идей как онтологических абстракций порядка, реально обладающих чертами бытия и существования. При этом диалектика предполагает выработку понятийного аппарата, оперирующего абстракциями как идеальными сущностями (идеями) и рассуждениями, основанными на них. Согласно Платону, в диалектике для достижения ясности в исследовании сущности предмета познания нужно уметь искусно применять два способа: уметь давать определение, возводя к единой идее то, что разрозненно, а также уметь разделять единое (идею) на виды, на противоположности. Поэтому особенность диалектики в учении Платона состоит в умении мыслить посредством противопоставления абстракций как идеальных сущностей и при этом задать такие противоречия, напряжения противоположно направленных сил, чтобы возникло состояние понимания и видения, индуцированное диалогом, в ходе которого можно выразить мысль как нечто мелькнувшее на мгновение на пределе напряжения всех человеческих сил. В итоге, начиная с учений Сократа и Платона, диалог становится существенным аспектом гуманитарного и естественнонаучного познания, а важнейшими характеристиками науки признаются публичность и рациональная критика, что выражается как в «открытости для критики со стороны сообщества», так и в том, что «методы получения и обоснования научного результата с самого начала подразумевают возможность его критического обсуждения» [32, с. 190].

Таким образом, диалектика в учении Платона становится теоретическим исследованием идеальных сущностей как онтологических абстракций порядка, а также методом познания идей как истинных сущностей, в котором используются приемы определения идей посредством понятий и выделения противоположных видов абстракций в рамках единой идеи-абстракции.

В-третьих, в учениях Сократа и Платона прослеживается связь рациональности и деятельности. Согласно Сократу, умение делать в связи с формой как порядком, существующим объективно, независимо от человека, действующим на своих собственных неэмпирических основаниях, есть добродетель. В диалогах Платона показано, что, исследуя добродетели, Сократ, в противоположность софистам, полагает, что единым основанием разнообразных добродетелей является сущность как истинное объективное знание, постигаемое разумом посредством понятий, относящихся к форме. Познание на основе разума «есть величайшее благо для человека», ибо знание «всегда и во всем пересиливает удовольствия и все прочее», и «того, кто познал хорошее и плохое, ничто уже не заставит поступать иначе, чем велит знание, и разум достаточно силен, чтобы помочь человеку» [27, с. 49, 251, 258]. Поэтому, отмечает А. А. Гусейнов, «Сократ полагал, что разумный характер человеческой деятельности состоит в том, чтобы строить ее разумно - на основе познания объективного смысла этой деятельности» [8, с. 6]. В учении Платона понятия имеют своим предметом идеи, поэтому истинное знание (сущность) есть знание, основанное на идеях, следовательно, основанием деятельности выступает истинное знание, постигаемое разумом и основанное на понятиях и идеях, относящихся к форме. Таким образом, в учениях Сократа и Платона было выявлено рациональное основание деятельности.

Рассматривая рациональность в учении Аристотеля, необходимо отметить, что им осуществлялась разработка рациональных принципов человеческого бытия, а также принципов и методов рационального познания. Во-первых, у Аристотеля, как и у Платона, развивалась идея формы как конструктивного органа человеческого бытия и познания, поэтому также вводилась онтологическая абстракция порядка,

то есть предполагалось реальное, предметное, зримое существование порядка, Ума, формы в виде «идеальных предметов» как оснований человеческого бытия и познания [20, с. 241]. Но у Аристотеля «идеальный предмет» понимается как онтологическая абстракция порядка в актуальном измерении (конечная форма), которая мыслится в качестве условия, принципа рационального понимания воспроизводства порядка человеческого бытия (как движения), так что принцип понимания всегда есть, и мы не говорим о его генезисе; также «идеальный предмет» как форма мыслится в качестве внеопытного, универсального основания воспроизводства осознанного, осмысленного человеческого бытия в актуальном измерении.

Во-вторых, в учении Аристотеля рассматривалась роль диалектики и логики в рациональном познании. Аристотелем была продолжена разработка диалектики как метода рационального познания, понимаемого Аристотелем, вслед за Сократом и Платоном, как метода поиска истины. Но у Аристотеля диалектика также есть дисциплина, в которой диалогически обсуждаются исходные основания (общие начала) всей науки, являющиеся внеопытными недоказуемыми положениями, которые прямо постигаются умом, о которых необходимо рассуждать, чтобы видеть истину, ибо «цель умозрительного знания - истина» [3, с. 94]. При этом истина не может быть получена как конечное звено вывода или доказательства, но может быть индуцирована. Диалектика предполагает диалогическое обсуждение следствий, вытекающих из общих начал науки как допущений, которые могут быть противоположными. Следовательно, диалектика есть метод умозрительного познания, который «прокладывает путь к началам всех наук, чтобы возвысить нас до рода познания, которому открыты высшие истины» [20, с. 178].

Исследуя общие утверждения о характере мира, рассуждением о которых занимается метафизика, и учитывая, что способ, которым высказываются общие утверждения о мире, принимает категориальную форму, Аристотель впервые обосновал, что категории мыслятся как внеопытные, истинные, всеобщие условия знания, «предпосылки возможности установления связей между конкретными предметами» [21, с. 159]. Поэтому, согласно Аристотелю, специфика рациональной аргументации заключается в том, что рациональное знание есть знание, обоснованное посредством категорий.

Поскольку категории конкретизируются в понятиях и суждениях, то Аристотелем была создана логика (аналитика) как наука, занимающаяся анализом понятий, суждений, силлогизмов и законов доказательного рассуждения. Аристотелем был открыт силлогизм, «дедуктивное умозаключение, правильность которого предопределяет доказательство, а путь мысли ведет от общих начал к менее общим положениям (благодаря принципу срединности). Силлогизм выявляет объективную истинность, когда она не самоочевидна и раскрывает ложь в тех же случаях» [28, с. 149-150]. Логика была бы невозможна без выявления ее законов как наиболее общих положений, которые недоказуемы, самоочевидны и являются высшими законами бытия, так как суждения и умозаключения, опирающиеся на них, ведут к объективной истине: «Закон непротиворечия и вытекающий из него закон исключенного третьего, законы тождества и достаточного основания - тот фундамент, на котором Аристотель построил систему логики как строго доказательного знания. Поэтому логика - то определяющее звено, которое соединяет философию с науками и основной фактор рационализации мировоззрения. Отсюда истолкование логики как орудия правильного мышления, применимого к науке» [Там же]. В итоге рациональное научное познание, синонимичное понятиям разумности и истинности, «связанное с понятиями и принципами получения, обоснования, проверки знания, опирается на классическую логику» [9, с. 12].

В-третьих, в учении Аристотеля прослеживается связь рациональности и деятельности. Исследуя проблему познания, Аристотель ввел понятие «мысль-мысли» как условие порождения мысли, которое понимается как деятельность-процесс, как центр, который есть, «здесь и теперь», организующий вокруг себя сферу бытия, «как продолжающаяся живая деятельность, понимаемая как порождающая основа, поэтому в мире существуют не только результаты деятельности (эргоны), но сама порождающая деятельность (энергия)» [20, с. 185-187]. Аристотель рассматривает деятельность ума как активность формы, которая организует саму возможность познания субъекта и разрабатывает принцип познания мира, согласно которому возможно познавать объекты, если мы сможем разложить их на абсолютные, универсальные сущности-элементы, далее неделимые, конечные, понимаемые «сами через себя», и затем объяснить объекты из композиции элементов. Эти элементы-сущности соединяются с идеей формы, и в итоге, «в отличие от теории атомизма, объясняющей явления мира из сочетания элементов, составляющих предмет, Аристотель сформулировал, что есть еще феномен упорядоченности, формы и ввел в познании редуктивную процедуру» [Там же, с. 191-192]. Таким образом, рациональное познание предполагает способность выявлять предельные общие основания познания диалектическим путем, мыслить посредством категорий, логических принципов и форм, организующих познание субъекта.

2. Основные черты рационализма в исследовании оснований человеческого бытия и познания в классической античной философии

Рационализм в исследовании оснований человеческого бытия и познания в классической античной философии выражается в нескольких важнейших чертах. Во-первых, в основе исследований была заложена идея формы как «внеличного естественного порядка, образа мира "как есть"», который «объективно существует, действует на своих неэмпирических основаниях и производит упорядоченность души» [19, с. 194; 20, с. 141]. В учениях мыслителей античной классики, с одной стороны, предполагалось реальное, предметное, зримое существование порядка, Ума, формы в виде «идеальных сущностей и предметов», которые мыслились как онтологические абстракции порядка, конструктивные по отношению к человеческому бытию, познанию и деятельности, являющиеся внеопытными, универсальными, объективными, истинными основаниями человеческого бытия. С другой стороны, идеальные сущности и предметы рассматривались как теоретические

рациональные конструкции, связанные с языком понятий, идей, категорий и принципов (законов) мышления. Поэтому специфика рационализма античной философии заключается в его абстрактном и созерцательно-чувственном характере, так как его «признаком является сочетание живого созерцания и абстрактного мышления» [13, с. 68]. Таким образом, в античной классической философии был совершен переход к теоретическому анализу бытия человека, к опосредованному, рефлексивному мышлению, что явилось «моментом, определившим развитие европейской рационалистической философии» [22, с. 109]. Характерно, что в античном рационализме не было противопоставления «теоретического мира сфере "поступка" человека, а решение познавательных задач предполагало напряженные личностные усилия» [31, с. 99-100].

Во-вторых, в отличие от досократической философии, в учениях философов классической античной философии важнейшими направлениями рационального познания, кроме натуралистических проблем, становятся исследования человеческого бытия, социально-политического бытия, этико-социальных проблем. Рациональное познание было направлено на установление связи единичного с общим, так как самым важным признавалось «уметь формировать такое общее, которое было бы законом возникновения и всего единичного» [18, с. 693]. Поэтому основной задачей рационального познания в античной классике стало отыскание общего принципа в существовании многообразных вещей и явлений, постижение разумом «всеобщего "логоса" вещей, необходимых их связей и отношений», и «одновременно топоса речи, языка, имеющего свои законы, рационально познаваемые» [14, с. 7; 21, с. 93]. В итоге в классической античной философии было заложено понимание принципов разума в качестве истинных оснований бытия, познания и поведения людей. Тем самым было «разработано ключевое для европейской философской традиции понятие разума, которое служило исходной точкой для всех обсуждаемых значений рациональности», и «открыт путь словесно-рационального познания» [7, с. 20-21; 21, с. 94].

Также, в отличие от софистов, обосновывавших субъективность и относительность всякого знания, в учениях Сократа, Платона и Аристотеля ставилась задача поиска объективных критериев знания, поэтому исследовался надындивидуальный слой сознания, шел поиск в сознании индивида абсолютного, всеобщего и незыблемого начала и исследовались средства познания, не свойственные чувственному познанию, - понятия, идеи, категории и формы как рациональные теоретические конструкции, с помощью которых постигается сущность как объективное истинное знание.

В-третьих, в отличие от досократической философии, в учениях Сократа, Платона, Аристотеля осуществляется переход от метафорического способа мышления и познания к теоретическому рефлективному способу мышления, ставящему задачу выяснить средства познания, так что «не просто мыслим определениями, а ставим задачу выяснить, что такое определение, не просто понимаем, а ставим задачу выяснить, что такое понятие, не просто мыслим, а ставим задачу выяснить, что такое мышление» [6, с. 115]. В итоге в античном рационализме осуществляется «методическая рефлексия, обращенная на мысль и на инобытие мысли в слове» [1, с. 11], в результате которой разрабатываются основания рационального познания, которые становятся основаниями научной рациональности. Таким образом, «теоретическое мышление складывается в пространстве мысли, открытом философией в ее поиске предельных оснований бытия и познания» [21, с. 100].

«Научную рациональность можно определить как исторически изменяющееся понятие, характеризующее специальную умственную - методическую критико-рефлексивную и практическую деятельность по получению истинного знания и способов его проверки с учетом коммуникативных и социально-культурных предпосылок, а также конструктивных способностей человека» [9, с. 18]. В качестве оснований научной рациональности в философской и методологической литературе понимают «некоторые предусловия и предпосылки познания» [21, с. 221], выступающие как «фундаментальные идеи, понятия и представления, на которых развиваются конкретные эмпирические знания и объясняющие их теории» [30, с. 185]. В качестве оснований науки могут выступать «научная картина мира, идеалы и нормы научного познания, а также философские основания науки» [Там же, с. 188].

В рамках данной работы представляется целесообразным рассмотреть идеалы и нормы научного познания, а также философские основания науки. Идеалы и нормы научного исследования направлены, с одной стороны, на регуляцию функционирования науки как познавательной деятельности, а с другой стороны, могут включать социальные нормативы, фиксирующие роль науки как социального института.

В системе организации идеалов и норм научного исследования как познавательной деятельности выделяются идеалы и нормы объяснения и описания; доказательности и обоснованности знания; построения и организации знаний, которые «в своей совокупности образуют своеобразную схему метода исследовательской деятельности, обеспечивающей освоение объектов определенного типа» [Там же, с. 231]. При этом в содержании идеалов и норм научного познания можно выделить как общие черты, характеризующие специфику научной рациональности, отличающие науку от других форм познания, так и особенные черты, выражающие ее исторические этапы и их конкретные дисциплинарные разновидности. Тем самым, хотя понимание природы научного знания, процедур его обоснования и стандартов доказательности в конкретные исторические эпохи различно, но, как подчеркивает В. С. Степин, существуют нормативные требования, которые выполнялись в науке на всех этапах ее исторического развития: «...то, что научное знание отлично от мнения, что оно должно быть обосновано и доказано, что наука не может ограничиваться непосредственными констатациями явлений, а должна раскрыть их сущность» [Там же, с. 245]. Именно эти установки, характеризующие общие черты научной рациональности, ставшие основой классической рациональности, были заложены в античности, где «впервые были продемонстрированы образцы теоретического рассуждения, способные открывать связи и отношения вещей, выходящие за рамки обыденного опыта и связанных с ними

стереотипов и архетипов обыденного сознания, впервые складывается идеал обоснованного и доказательного знания, который был перенесен и на научные знания, осуществляется разработка методов постижения и развертывания истины» [Там же, с. 62, 65-66]. В число важнейших методов теоретического исследования, разработанных в классической античной философии, характеризующих общие черты научной рациональности, входят диалектика, методы логики, метод редукции.

Античная диалектика стала значимым звеном в истории рациональности. Некоторые специфические черты диалектики, свойственные досократическим учениям, обнаруживаются у Сократа и Платона: «...ориентация на достоверное познание истины, которое осуществляется исключительно в сфере понятий, использование дихотомического деления в доказательстве и в опровержении» [32, с. 182]. Но видение диалектики в античной философии классического периода менялось со временем. В целом в учениях Сократа, Платона и Аристотеля «диалектику можно определить одним словом - метод как "путь разыскания"» [25, с. 106]. Сократ придал диалектическому методу форму диалога, задачей которого стало обличение мнимого знания, а целью - познание сущности предметов как объективного истинного знания, постигаемого разумом посредством понятий и их определений как теоретических средств мышления, выраженных в языке. Поэтому диалектикой называют путь вопросов и ответов с целью поиска сущности предмета познания с помощью определений понятий. При этом «качества и отношения, выраженные в определениях, мы должны воспринимать в связи с формой, как существующим порядком, объективно действующим, который является одновременно предметом понятийных определений» [20, с. 217-218]. Метод диалектики, направленный на поиск объективного истинного знания, постигаемого разумом посредством понятий, противопоставляется эристике софистов как искусству спора, использовавшегося для доказательства субъективного характера человеческих знаний, мнений и представлений. В результате диалектика становится методом поиска рационального знания как внеопытного, универсального основания человеческого бытия и познания.

Сохраняя в целом преемственность с учением Сократа в понимании диалектики как метода поиска истинного знания, Платон сопоставлял диалектику с научными методами, известными в античности (математическими и др.). Платон считал, что, в отличие от методов конкретных наук, диалектика лежит в основании всех других наук и искусств, так как она направлена на идеи, которые Платон называет чистыми умопостигаемыми сущностями, истинным бытием, то есть диалектика направлена на «познание бытия подлинного и вечно тождественного по своей природе» (Филеб, 58а). Платон отождествлял диалектическую способность с разумом, предметом которого являются идеи, поэтому рассматривал диалектику «как способность "чистого разума" проникать в сущность вещей и процессов» и считал ее «главенствующей, или даже единственной наукой» [24, с. 52; 25, с. 106].

Согласно Платону, в диалектике для достижения ясности в исследовании идеи как сущности предмета познания нужно уметь искусно оперировать понятиями двумя способами: уметь давать определение, которое есть «процесс полагания единой идеи для некоторого множества», а также уметь разделять на противоположности, выделять «из единства виды и подвиды» [25, с. 106]. «Кто может делать различение и обобщение, способен охватывать взглядом единое и множественное - диалектик» [27, с. 540]. Также в диалектике Платона применялся особый метод, который почти не встречался в досократической философии и получил впоследствии название гипотетико-дедуктивного, который состоит в том, чтобы «принять определенное допущение, или гипотезу, а затем проследить, какие утверждения следуют из этой гипотезы» [6, с. 125].

В итоге специфика диалектики Платона, в отличие от Сократа, заключается в том, что в исследовании сущности предмета познания посредством понятий нужно учитывать, что «определения понятий имеют своим предметом не чувственные вещи, а идеи как онтологические абстракции порядка, реально обладающие чертами бытия и существования, поэтому диалектика есть наука об идеях и метод познания идей» [12, с. 149; 20, с. 141]. Таким образом, диалектика предполагает выработку понятийного аппарата, оперирующего абстракциями как идеальными сущностями (идеями), состоит в умении мыслить посредством противопоставления абстракций, идеальных сущностей как противоположно направленных сил, чтобы возникло состояние понимания и видения, индуцированное диалогом.

Сохраняя преемственность с учением Платона в понимании диалектики как метода поиска рационально постигаемого истинного знания, связанного с идеями, в концепции Аристотеля диалектика начинает рассматриваться как дисциплина об исходных основаниях всех наук, которые недоказуемы и внеопытны, «прямо постигаются умом» [3, с. 38]. Диалектическое познание (умозрение), связанное с обсуждением общих начал всей науки и следствий, вытекающих из них как допущений, которые могут быть противоположными, необходимо, чтобы видеть истину, ибо «цель умозрительного знания - истина» [Там же, с. 94]. Поэтому диалектика понимается Аристотелем, как и Сократом, как метод поиска «истины, которая не может быть получена как конечное звено вывода, а может лишь быть индуцирована» [20, с. 178].

В исследовании рационального познания в учении Аристотеля были разработаны логические методы анализа понятий, суждений, умозаключений в качестве фундамента доказательного рассуждения. В итоге, во-первых, «характерной чертой античного рационализма следует считать формирование культуры дефиниции, которую начали еще досократики, а завершили представители греческой философской классики» [24, с. 51]. С. С. Аверинцев отмечал, что «за специфической культурой дефиниции стоит, с одной стороны, обязательство выверять представление о любом предмете через логическую формализацию; с другой стороны, - метафизическая вера в стабильную сущность, субстанциальную форму, иерархически вознесенную над акциденциями» [1, с. 10]. Впоследствии культура дефиниции стала общей чертой для рационализма античного, средневекового и ренессансного. Во-вторых, одним из важнейших методов логики в античном рационализме

стал метод дедукции, при котором общее мыслится первичным по отношению к частному. Дедуктивный метод уже в античности применялся к таким сферам знания, как «геометрия Евклида, выводящая теоремы из аксиом, и римская юриспруденция, выводящая казусы из законоположений» [Там же, с. 11]. В итоге рациональное научное познание, связанное с понятиями и методами получения, обоснования, проверки знания, опирается на классическую логику. Также, исследуя источник рационального познания, Аристотель рассматривал феномен формы и, «в отличие от теории атомизма, ввел в познании метод редукции» [20, с. 190].

Таким образом, в классической античной философии в учениях Сократа, Платона и Аристотеля были разработаны такие методы рационального познания, как метод диалектики, логические методы и метод редукции. Общим является то, что в качестве оснований рациональности были заложены две основных процедуры: «.сколько-нибудь сложная смысловая система не может быть создана без противополагания и объединения противополагаемого, а также без соотнесения частей и целого. От этих процедур фундаментальным образом зависит всякое осмысление и то, что считается рациональным (правильным, логичным, непротиворечивым, обоснованным, очевидным)» [15, с. 22]. Также эти процедуры синонимичны тому, что принято называть «рациональным» при формировании, функционировании и восприятии смысловых структур вне сферы теоретического знания (в области этики, эстетики).

Кроме методов познания, в качестве оснований научной рациональности выделяют философские основания науки - «идеи и принципы, которые обосновывают идеалы и нормы, онтологические постулаты науки и обеспечивают включение научного знания в культуру, а также категориальные структуры, которые могут быть использованы наукой» [29, с. 149, 151].

При рассмотрении принципов классической античной философии говорится об основаниях, началах или причинах понимания и исследования материального и нематериального мира. Исследователи античности отмечали, что под принципом (агЛё) разума «в произведениях античности понимали не какое-то абстрактно-отвлеченное и изолированное понятие, но такое общее понятие, которое является для соответствующего множества вещей их порождающей общностью, методом, законом, программой и правилом возникновения, а также их регулирующей структурой, формулируя их проблему, являясь основой решения поставленной проблемы», «обозначая и определяя пределы разума», «запирает мысль в четко определенных пределах» [2, с. 53-254; 8, с. 4; 18, с. 524-525].

В учении Платона «термин "принцип" указывает не только на метод или систему, но также говорится о "начале движения" или "о начале исследования", об "исходных основаниях" рассуждения» [18, с. 524]. В учении Платона об идеях как рациональных структурах предметов были заложены основы двух фундаментальных принципов научного познания: принципа объективации и принципа понятности. Принцип объективации предполагает исследование «в качестве объектов того, о чем возможны контролируемые и на опыте проверяемые суждения» [21, с. 117]. Идеи мыслятся в качестве предпосылок объективации, создающих само пространство теоретического мышления. Принцип понятности предполагает, что для понимания мира человеком должны выполняться условия интеллигибельности, «составляющие протоплазму возможных научных утверждений» [Там же, с. 118]. В этом смысле идеи есть условия рационального понимания мира и существования в нем человека.

В учении Аристотеля - в «Метафизике» (V кн., I гл.) - в качестве принципов рассматривались начала, которые «суть первое, откуда то или иное есть, или возникает, или познается» [3, с. 145]. При этом термин «принцип» рассматривался в шести значениях: как «исходный пункт движения», как «наиболее целесообразная отправная точка», «как материальная основа вещи», «как внешняя причина возникновения, изменения и движения вещи», как «усмотрение, определенный ход дела», как «предпосылки, лежащие в основе познания предмета». Главную роль принципов Аристотель видит в процессах познания, а в этих процессах самым главным он считает движение и структуру этого движения. В то же время, отмечает А. Ф. Лосев, «принцип у Аристотеля есть то, что направляет в форме общей или конкретной осмысленности, то есть принцип есть некоторого рода смысловая заряженность, смысловой задаток, смысловой зародыш, смысловая потенция» [18, с. 526].

В учении Аристотеля о бытии был разработан принцип конечной формы как онтологической абстракции порядка в актуальном измерении, который рассматривался как принцип понимания воспроизводства порядка человеческого бытия как движения. В учении о познании Аристотелем были исследованы исходные всеобщие основания науки, рационально постигаемые в процессе диалогического обсуждения диалектическим путем, а также начала (аксиомы, принципы) отдельных наук. Также были разработаны законы логики как принципы правильного доказательного мышления, применимого к науке. В античной классике из законов, основанных на разуме, законы логики признаются «наиболее ясными и очевидными и, согласно Аристотелю, являются фундаментальными принципами бытия и мышления» [32, с. 807]. Этот подход является одной из характерных черт античной рациональности. Отсюда ведет начало тенденция уравнивать «разумность» и «логичность», но «разумность» и «логичность» не синонимы, поскольку «разумность» некоторой системы «может быть охвачена такими признаками как гармоничность, целесообразность, эффективность и др.» [Там же, с. 808]. Также Аристотелем впервые было разработано учение о категориях, которые мыслятся как внеопытные, истинные, всеобщие условия знания, предпосылки возможности установления связей между конкретными предметами. Поэтому рациональное знание рассматривается как знание, обоснованное посредством категорий.

Общие выводы

Рационализм как специфический тип мышления, характерный для европейской культуры, возникший в античности, берет свои истоки в сознательной постановке и обсуждении мировоззренческих проблем, касающихся бытийности, соизмеримости человека с окружающим его миром, становления и развития научного познания.

Специфика рационализма античной философии заключается в его абстрактном и одновременно созерцательно-чувственном характере мышления и познания посредством «идеальных сущностей и предметов», которые предполагают рациональность познания, мыслятся как конструктивные онтологические абстракции порядка, являющиеся внеопытными, универсальными, объективными, истинными основаниями человеческого бытия и познания в качестве условий организации и воспроизводства сознательной жизни в упорядоченном виде.

Рациональное познание в классической античной философии было направлено на установление связи единичного с общим, поэтому основной задачей рационального познания был поиск общего принципа в существовании многообразных вещей и явлений как логоса и топоса речи, языка. В итоге была заложена фило-софско-мировоззренческая ориентация, согласно которой истинными основаниями бытия, познания и поведения людей являются принципы разума и открыт путь словесно-рационального познания. В познании осуществлялся поиск объективных критериев знания, поэтому были исследованы средства познания, не свойственные чувственному познанию, - понятия, идеи, принципы, категории и формы как рациональные теоретические конструкции, посредством которых постигается истинное знание.

В учениях мыслителей античной классики был осуществлен переход от метафорического способа мышления и познания к теоретическому рефлективному способу мышления, ставящему задачу выяснить средства познания, и вырабатывалась методическая рефлексия. Отличительной чертой рационализма стал «острый интерес к процессу образования философских понятий и методов, стремление не только к получению результатов, но к логическому обоснованию и разработке способов подтверждения достоверности этих результатов» [6, с. 94]. В результате были разработаны основания рационального познания, которые стали основаниями научной рациональности. Во-первых, были разработаны важнейшие методы теоретического исследования, характеризующие общие черты научной рациональности и ставшие основой классического рационализма, - диалектика, логические методы (определение и деление понятий, дедукция), метод редукции. Во-вторых, были разработаны фундаментальные принципы научного познания как философские основания науки, которые обосновывают идеалы и нормы, онтологические постулаты науки и обеспечивают включение научного знания в культуру, - принципы объективации и понятности, принцип конечной формы как актуальности, принципы логики, создано учение о всеобщих категориях научного познания.

В исследовании оснований человеческого бытия и познания в классической античной философии прослеживается связь рациональности и деятельности в том, что был заложен «фундаментальный принцип разума, обосновывающий одновременного его верховную роль в жизнедеятельности человека - это принцип единства истины и блага. Истина является основой и движущей силой познания, благо является основой и движущей силой деятельности» [8, с. 5]. В учениях Сократа, Платона и Аристотеля было выявлено рациональное основание деятельности как объективное истинное знание (сущность), связанное с принципами и идеями, выраженное в категориях и понятиях, относящихся к форме, постигаемое разумом. В учении Аристотеля было исследовано условие порождения мысли как деятельность-процесс, которая понимается как порождающая основа мышления, организующая саму возможность познания субъекта. Таким образом, в классическом античном рационализме был совершен переход к теоретическому, опосредованному, рефлексивному анализу оснований бытия человека и познания.

Список источников

1. Аверинцев С. С. Два рождения европейского рационализма // Вопросы философии. 1989. № 3. С. 3-13.

2. Адо П. Духовные упражнения и античная философия / пер. с фр. при уч. В. А. Васильева. М. - СПб.: Степной ветер; Коло, 2005. 448 с.

3. Аристотель. Собрание сочинений: в 4-х т. / общ. ред. и вступ. ст. В. Ф. Асмуса. М.: Мысль, 1975. Т. 1. 550 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Вольф М. Н., Горан В. П. От рациональности раннегреческой философии к стоическому рационализму // Вопросы философии. 2013. № 8. С. 34-41.

5. Гайденко П. П. Выступление на XVIII Всемирном философском конгрессе // Вопросы философии. 1989. № 2. С. 75-106.

6. Гайденко П. П. История греческой философии в ее связи с наукой. М.: ПЕР СЕ; СПб.: Университетская книга, 2000. 319 с.

7. Гайденко П. П. Научная рациональность и философский разум. М.: Прогресс-Традиция, 2003. 528 с.

8. Гусейнов А. А. Мораль как предел рациональности // Вопросы философии. 2012. № 5. С. 4-17.

9. Даниелян Н. В. Роль конструктивизма в развитии научной рациональности: дисс. ... д. филос. н. М., 2013. 240 с.

10. Егорова О. А. Проблема человеческого бытия и познания в классической античной философии // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2016. № 12 (74): в 3-х ч. Ч. 1. С. 63-70.

11. Кессиди Ф. Х. Загадка бурного расцвета греческой философии // Вопросы философии. 2007. № 8. С. 91-97.

12. Кессиди Ф. Х. Сократ. СПб.: Алетейя, 2001. 352 с.

13. Кессиди Ф. Х. «Теория» и «созерцательная жизнь» в древнегреческой философии // Вопросы философии. 1982. № 6. С. 65-72.

14. Кессиди Ф. Х. Этические сочинения Аристотеля // Аристотель. Собрание сочинений: в 4-х т. / общ. ред. А. И. Доватура. М.: Мысль, 1984. Т. 4. С. 5-37.

15. Культура и рациональность. Интервью с А. В. Смирновым // Вопросы философии. 2007. № 1. С. 16-25.

16. Лекторский В. А. Рациональность как ценность культуры // Вопросы философии. 2012. № 5. С. 26-34.

17. Лосев А. Ф. Жизненный и творческий путь Платона // Платон. Диалоги: в 2-х кн. / пер. М. С. Соловьева, Я. М. Боровского, А. В. Болдырева, В. С. Соловьева, С. П. Маркиша, С. А. Ошерова, Т. В. Васильевой, С. К. Апта, А. Н. Егунова, С. А. Ананьина, Н. Н. Томасова. М.: Эксмо, 2008. Кн. 1. С. 5-73.

18. Лосев А. Ф. История античной эстетики. Итоги тысячелетнего развития: в 2-х кн. Харьков: Фолио; М.: АСТ, 2000. Кн. 1. 832 с.

19. Мамардашвили М. К. Классический и неклассический идеал рациональности. СПб.: Азбука, 2010. 288 с.

20. Мамардашвили М. К. Лекции по античной философии. М.: Аграф, 1999. 320 с.

21. Мамардашвили М. К. Мой опыт нетипичен. СПб.: Азбука, 2000. 400 с.

22. Мудрагей Н С. Проблема рационального и иррационального: Античность, Средневековье // Вопросы философии. 1982. № 9. С. 107-116.

23. Николина Л. В. Предпосылочное знание: специфика, структура и основные формы: автореф. дисс. ... к. филос. н. Томск, 2015. 19 с.

24. Новиков А. А. Рациональность в ее истоках и утратах // Вопросы философии. 1995. № 5. С. 48-59.

25. Ощепков И. В. Поздняя диалектика Платона // Вопросы философии. 2016. № 1. С. 106-118.

26. Панкратова О. А. Проблема соотношения рационального и иррационального в познавательной деятельности: дисс. ... к. филос. н. Саратов, 2014. 240 с.

27. Платон. Диалоги / пер. М. С. Соловьева, С. Я. Шейнман-Топштейн, Я. М. Боровского, Вл. С. Соловьева и др.; вступ. ст. Л. Сумм. М.: Эксмо, 2015. 768 с.

28. Соколов В. В. Философия как история философии: учеб.-науч. пособие. М.: Акад. Проект; Фонд «Мир», 2012. 845 с.

29. Степин В. С. Научная рациональность в гуманистическом измерении // О человеческом в человеке / под общ. ред. И. Т. Фролова. М.: Политиздат, 1991. С. 138-166.

30. Степин В. С. Теоретическое знание. М.: Прогресс-Традиция, 2003. 744 с.

31. Швырев В. С. Рациональность как ценность культуры // Вопросы философии. 1992. № 6. С. 91-105.

32. Энциклопедия эпистемологии и философии науки / под ред. И. Т. Касавина и др. М.: Канон +; РООИ «Реабилитация», 2009. 1248 с.

SPECIFICITY OF RATIONALISM IN STUDYING THE PROBLEM OF HUMAN BEING'S EXISTENCE AND COGNITION FOUNDATIONS IN CLASSICAL ANTIQUE PHILOSOPHY

Egorova Ol'ga Anatol'evna

South Ural State University (National Research University), Chelyabinsk egorovaoa@susu. ru

The article analyzes the basics of rationalism in classical antique philosophy. The author shows the specific character of rationality in the teachings by Socrates, Plato, Aristotle as opposed to rationality of the pre-Socratic teachings and the teachings of the Sophists. The article substantiates that the feature of rationalism in ancient philosophy is an abstract-sensual and verbalrational character, an orientation towards the search of the principles of reason as the bases of human existence, cognition and activity. Particular attention is paid to the consideration of methods and principles of theoretical research, which became the bases of scientific rationality.

Key words and phrases: rationalism; rational bases of being; rational cognition; form; essence; notion; idea; principle; method.

УДК 7.036 Искусствоведение

В статье анализируется творчество современных художников архитектурных фантазий. Отмечается их взаимосвязь с идеальными ведутами Возрождения, графикой Пиранези и другими классическими образцами при использовании новых форм (инсталляция, коллаж). Делается вывод о том, что в отличие от производственной цифровой визуализации архитектуры основной темой архитектурных фантазий в изобразительном искусстве становится метафорическое выражение различных идей о времени и пространстве.

Ключевые слова и фразы: архитектурные фантазии; архитектурные каприччио; идеальные города; современная живопись и графика; инсталляция; коллаж.

Иванов Александр Олегович, доцент

Новосибирский государственный университет архитектуры, дизайна и искусств ivanov. a.o@mail. т

ВООБРАЖАЕМАЯ АРХИТЕКТУРА В СОВРЕМЕННОЙ СТАНКОВОЙ ЖИВОПИСИ И ГРАФИКЕ

Одним из специфических видов городского пейзажа являются архитектурные фантазии - изображения несуществующих и порой невозможных в реальности сооружений. Произведения станковой живописи и графики, посвященные воображаемой архитектуре, были известны с Нового времени. Их авторы через образы необычной архитектуры отражали утопические представления о прошлом и настоящем, использовали их в качестве метафоры, как повод для игры воображения. Эти основные темы архитектурных фантазий развивались в ведутах идеальных городов кватроченто, в живописных каприччио П. Панино и Ю. Робера, виртуозных гравюрах Пиранези, романтических холстах К. Шинкеля, графике Х. Ферриса и Я. Чернихова, в произведениях

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.