Научная статья на тему 'СОЮЗ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ С АРХЕОЛОГИЕЙ И ЭТНОГРАФИЕЙ: КАФЕДРА ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ ОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО В 1976-1991 ГГ'

СОЮЗ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ С АРХЕОЛОГИЕЙ И ЭТНОГРАФИЕЙ: КАФЕДРА ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ ОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО В 1976-1991 ГГ Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
4
1
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КАФЕДРА ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ / ИСТОРИЯ УНИВЕРСИТЕТОВ / НАУКА В ОМСКЕ / ПРОВИНЦИАЛЬНАЯ НАУКА / ПОДГОТОВКА КАДРОВ ВЫСШЕЙ КВАЛИФИКАЦИИ / СОВЕТСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Клюев А. И., Метель О. В.

Рассматривается первый этап работы кафедры всеобщей истории Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского, ограниченный 1976-1991 гг. Опираясь на источники личного происхождения, материалы устной истории и делопроизводственную документацию кафедры, отложившуюся в Историческом архиве Омской области, авторы восстанавливают основные направления учебной и научно-исследовательской деятельности её сотрудников. Особое внимание при этом уделяется общему «институциональному контексту» эпохи, делается попытка показать развитие кафедры в рамках основных направлений эволюции советской вузовской исторической науки 1970-1980-х гг.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Клюев А. И., Метель О. В.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE UNION OF GENERAL HISTORY WITH THE ARCHAEOLOGY AND THE ETHNOGRAPHY: THE DEPARTMENT OF GENERAL HISTORY OF DOSTOEVSKY OMSK STATE UNIVERSITY IN 1976-1991

This article is devoted to the formation of the Department of General History of Dostoevsky Omsk State University (OmSU). The main sources for the authors were oral history materials, sources of personal origin and clerical documents of the Department, deposited in the Historical Archive of the Omsk Region. The Department of General History was established as part of the Faculty of History and Philology of OmSU in 1976, when some of the Department of History of the USSR staff members became part of the new structure, headed by Doctor of Historical Sciences, archaeologist Vladimir Matyushchenko. He came to OmSU in 1976 from Tomsk State University (TSU) and invited a TSU graduate Yuri Balakin to work at the new university. In addition to Yuri Balakin and Vladimir Matyushchenko, other former Tomsk citizens Nikolai Tomilov and Heinrich Sadretdinov also became employees of the new Department. Down the line, several more graduates of TSU (Svetlana Fomenko) and other Soviet universities (Galina Mukhina) joined the staff of the Department, and after that, it recruited and hired one’s own graduates. The authors believe that in terms of organizational changes in the history of the Department of General History in 1976-1991 two main stages can be distinguished. The first stage lasted from 1976 until 1985, when the Department brought together specialists-“generalists”, archaeologists and ethnographers. The second stage, which began in 1985, was associated with interaction within the Department of historians-“generalists” and archaeologists. And only in 1991, when the Department had a sufficient number of archaeologists, it was divided into two independent units - the Department of General History and the Department of Primitive History. The main directions of the Department’s work were quite traditional. The employees of the new structure were supposed to carry out educational and scientific work (the latter was considered as a load of “the second half of the day”, just like social activities). Professors were required to deliver courses broadly corresponding to their scientific specialization. Although later this principle was often violated, and a specialist in ancient history could deliver a course on the Contemporary history of the countries of Asia and Africa. Scientific work was approved in the form of planned topics, the development of which involved writing scientific reports, articles and monographs. However, the publication of scientific works in the 1970-1980s in the USSR was difficult and often the professors from the Department limited themselves to depositing manuscripts. In general, we believe that the Department of General History of OmSU developed within the framework of the well-established Soviet models of institutionalization of university science. Although it was characterized by its own specificity - this was a temporary “union” of historians-“generalists”, archaeologists and ethnographers. It was driven by personal rather than institutional factors.

Текст научной работы на тему «СОЮЗ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ С АРХЕОЛОГИЕЙ И ЭТНОГРАФИЕЙ: КАФЕДРА ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ ОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО В 1976-1991 ГГ»

Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». 2022. Т. 9, № 2 (34). С. 143-154. УДК 930(2)

Б01 10.24147/2312-1300.2022.9(2).143-154

А. И. Клюев, О. В. Метель

СОЮЗ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ С АРХЕОЛОГИЕЙ И ЭТНОГРАФИЕЙ: КАФЕДРА ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ ОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА им. Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО В 1976-1991 гг.*

Рассматривается первый этап работы кафедры всеобщей истории Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского, ограниченный 1976-1991 гг. Опираясь на источники личного происхождения, материалы устной истории и делопроизводственную документацию кафедры, отложившуюся в Историческом архиве Омской области, авторы восстанавливают основные направления учебной и научно-исследовательской деятельности её сотрудников. Особое внимание при этом уделяется общему «институциональному контексту» эпохи, делается попытка показать развитие кафедры в рамках основных направлений эволюции советской вузовской исторической науки 19701980-х гг.

Ключевые слова: кафедра всеобщей истории; история университетов; наука в Омске; провинциальная наука; подготовка кадров высшей квалификации; советская историография.

Писать историю институции, к которой сам принадлежишь, - дело непростое. Особенно если юбилей, к которому это исследование приурочено, оказывается не таким солидным, чтобы участники описываемых событий не могли познакомиться с итоговым текстом статьи и внести свои коррективы в авторское прочтение того, как «это было на самом деле». Однако совсем отказаться от решения подобной задачи, предоставив право изучать прошлое твоей aima mater учёным, с ней никак не связанным, или её будущим сотрудникам, вряд ли возможно. Ведь ориентируясь на исследования внешних специалистов, мы забываем о том, что работа с прошлым своей корпорации решает не только академические задачи, но и неизбежно приобретает характер процесса конструирования пространства общей памяти, позволяющего новым поколениям исследователей идентифицировать себя с предшественниками и осознавать близость с сообществом, к которому они институционально принадлежат. А рассчитывая на увеличение времен-

ной дистанции, которая, казалось бы, должна способствовать объективному научному поиску, мы столь же неизбежно забываем о силе текущих изменений, делающих непонятным для нас и наших учеников то, что было очевидно нашим учителям. Именно поэтому, принимая в расчёт все возможные риски, мы всё же решили предпринять наше исследование и реконструировать историю кафедры всеобщей истории Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского (далее - ОмГУ) в первый период её деятельности, т. е. в 1976-1991 гг., когда шло организационное строительство данной институции и определение основных направлений её работы.

Безусловно, подобный труд сложно назвать пионерским. Ещё в 2011 г. А. В. Свешников попытался охарактеризовать тот путь, который прошла кафедра в течение предшествующих тридцати пяти лет, обозначив основные трудности, с которыми в 19701980-е гг. пришлось столкнуться её «отцам-основателям» [1]. Кроме того, в 2000-

* Исследование проводилось при финансовой поддержке гранта Президента РФ № МК-309.2020.6 «Советская историческая наука 1940-1980-х гг.: опыт институциональной истории».

2010-е гг. были подготовлены отдельные статьи и воспоминания, посвящённые преподавателям кафедры, стоявшим у её истоков [2; 3]. Признавая безусловное значение данных трудов, мы, однако, полагаем, что представленная в них преимущественно устная традиция всё же нуждается в дальнейшей проработке и уточнении с точки зрения сохранившихся архивных материалов, которые необходимы историку не для того, чтобы разжечь конфликт между документом и памятью, но чтобы уточнить те детали, которые неизбежно забываются или подвергаются трансформации под влиянием последующего опыта.

Именно поэтому настоящая статья, несмотря на связь с изучением личной для нас истории, всё же была подготовлена на основе анализа нескольких видов источников: делопроизводственных документов кафедры всеобщей истории и исторического факультета ОмГУ, отложившихся в Историческом архиве Омской области (далее - ИАОО), источников личного происхождения, опубликованных на страницах различных сборников, и материалов устной традиции. Такой подход позволил не только расширить круг исследуемых проблем, но и сделал возможным рассмотрение деятельности кафедры на фоне развития широкого институционального контекста советской исторической науки 19701980-х гг.

Кафедра всеобщей истории была образована в составе историко-филологического факультета ОмГУ (с сентября 1977 г. - исторического факультета ) в 1976 г. До этого в состав гуманитарного факультета (19741976 гг.) входила общая кафедра истории СССР, возглавляемая известным омским специалистом по истории Сибири А. Д. Колесниковым (1919-2012). В первые годы работы университета сотрудники именно этой кафедры должны были осуществлять обучение будущих специалистов-историков, взяв на себя проведение занятий по основам археологии и этнографии, истории первобытного общества (Н. А. Томилов (род. 1941)), истории древнего мира (Ю. Г. Недбай (19482003)), истории СССР с древнейших времён до XIX в. (Н. Ф. Емельянов (1937-2002), А. Д. Колесников), исторической географии, истории Сибири (А. Д. Колесников) и другим

дисциплинам2. В 1975 г. в связи с тем, что студенты первого набора университета перешли на второй курс и должны были приступить к изучению истории средних веков, сотрудником кафедры истории СССР стал Г. К. Садретдинов (1939-2008), ученик известного медиевиста и историографа А. И. Данилова, переехавший, как ранее Н. Ф. Емельянов, Ю. Г. Недбай и Н. А. Томилов, в Омск из Томска3. И в дальнейшем, по мере расширения круга учебных дисциплин, появлявшихся в расписании занятий студентов в процессе их перехода с курса на курс, число сотрудников кафедры должно было увеличиваться за счёт новистов, специалистов по истории Востока и др.

Однако в 1976 г. единая кафедра истории СССР была разделена на самостоятельные структуры4 - кафедру истории СССР и кафедру всеобщей истории. Такое решение, вероятно, было обусловлено несколькими обстоятельствами. С одной стороны, нужно принять во внимание соображения практического порядка: советские университетские кафедры представляли собой не только учебные, но и научные подразделения, которые должны были осуществлять разработку одной или нескольких научных тем. Под влиянием А. Д. Колесникова, занимавшегося изучением процесса складывания русского населения Сибири, для кафедры истории СССР ОмГУ такой темой была определена проблема народонаселения Западной Сибири [4, с. 447-448]. Но если для историков-русистов и этнографов она была во многом подходящей, то для специалистов по истории других стран и регионов её разработка создавала немалые трудности. Да и общая практика институциональной организации исторических факультетов советских вузов в 1970-е гг. в целом способствовала созданию именно специализированных кафедр. Недаром многие советские университеты - «ровесники» ОмГУ (к примеру, Алтайский государственный университет, созданный в Барнауле в 1973 г.) прошли схожий путь от одной общей исторической кафедры к нескольким специализированным [5, с. 10]. Однако, в то же время, размышляя об институциональном строительстве исторического факультета ОмГУ середины 1970-х гг., нельзя не принять во внимание и действие «личностного

фактора», отметив, что появление на факультете нового доктора наук создавало необходимые условия для открытия новой специализированной кафедры.

В данном случае речь идёт о томском археологе В. И. Матющенко (1928-2005), защитившем в 1974 г. в Ленинградском отделении Института археологии докторскую диссертацию по теме «Древняя история населения лесного и лесостепного Приобья (неолит и бронзовый век)». Его появление в ОмГУ пришлось на 1976 г., когда будущему профессору сначала было поручено чтение лекций по археологии (ранее этот курс студентам-первокурсникам читал Н. А. Томилов, а потом, по

Как несложно заметить, в 1970-е гг. большинство сотрудников кафедры всеобщей истории, как и исторического факультета ОмГУ в целом, в прошлом являлись томи-чами и, по удачному выражению профессора Ю. А. Сорокина, также окончившего истфак ТГУ, представляли собой целую «томскую колонию» [2, с. 14]. Причина, заставлявшая молодых учёных покидать Томск, известный своими университетскими традициями и, в целом, предоставлявший недавним студентам и аспирантам рабочие места в своих проблемных лабораториях, создававшихся в 1960-

предложению А. Д. Колесникова, - приглашённые из Новосибирска А. П. Окладников, В. И. Молодин и А. П. Деревянко5), а затем -заведование самостоятельной кафедрой всеобщей истории (заметим, что с 1977 по 1988 г. В. И. Матющенко, как член КПСС, являлся также деканом исторического факультета). Наряду с В. И. Матющенко в число первых сотрудников новой кафедры (см. табл.) вошли уже работавшие в ОмГУ Н. А. Томилов и Г. К. Садретдинов, а также недавно переехавший из Томска по приглашению В. И. Матющенко выпускник Томского государственного университета (далее - ТГУ) археолог Ю. В. Балакин (1946-2014).

1970-е гг. во многих советских университетах страны в качестве одной из форм институциональной организации научно-исследовательской работы, была весьма банальна. Как сообщали нам респонденты и как они отмечали в своих автобиографических заметках, главной «движущей силой» переезда являлся «квартирный вопрос», остро стоявший перед многими учёными СССР в 19501980-е гг. Так, в своей автобиографии Н. А. Томилов пишет, что его «согласие на переезд с семьёй в Омск... было связано во многом с отсутствием в Томске перспектив

Кадровый состав кафедры всеобщей истории во второй половине 1970-х - начале 1990-х гг.

Год Заведующий кафедрой Сотрудники кафедры

1976 Д-р ист. наук, проф. В. И. Матющенко Канд. ист. наук, ст. преподаватель Н. А. Томилов; канд. ист. наук, ст. преподаватель Г. К. Садретдинов; асс. Ю. В. Балакин

1987 Д-р ист. наук, проф. В. И. Матющенко Канд. ист. наук, ст. преподаватель Г. А. Дребушевская; канд. ист. наук, доц. Г. А. Мухина; канд. ист. наук, А. И. Петров; канд. ист. наук, ст. преподаватель Л. Р. Ротермель; асс. Т. Н. Сорокина; канд. ист. наук, доц. Г. К. Садретдинов; канд. ист. наук, доц. С. В. Фоменко; ст. преподаватель А. В. Якуб; асс. Л. И. Погодин

1992 Канд. ист. наук, доц. Г. К. Садретдинов Канд. ист. наук, ст. преподаватель Г. А. Дребушевская; канд. ист. наук, доц. Г. А. Мухина; канд. ист. наук, ст. преподаватель Л. Р. Ротермель; ст. преподаватель Т. Н. Сорокина; канд. ист. наук, доц. С. В. Фоменко; канд. ист. наук, ст. преподаватель А. В. Якуб; ст. преподаватель Ю. В. Балакин; асс. В. Н. Ерохин; асс. Е. Н. Ефименко; асс. К. В. Черепанов

получения квартиры», когда семье из трёх человек приходилось жить «в общежитии в комнате площадью 20 квадратных метров» [6, с. 47]. О схожих мотивах сообщает и С. В. Фоменко, также окончившая в 1971 г. исторический факультет ТГУ и прошедшая в этом вузе обучение в аспирантуре, но вернувшаяся в 1978 г. в Омск в качестве преподавателя кафедры всеобщей истории (поясним, что С. В. Фоменко родилась в Омске, её отец - В. Т. Фоменко - был заместителем заведующего обласного отдела народного образования Омской области и преподавателем Омского государственного педагогического института им. А. М. Горького (далее -ОмГПИ), а её свёкром стал упоминавшийся ранее И. Д. Колесников). По её словам, в начале 1970-х гг. им с мужем и двумя детьми приходилось жить в комнате общежития общей площадью 9 кв. м, и переезд в Омск стал для них шансом получить отдельную кварти-ру6, ведь Омский городской Совет депутатов трудящихся зарезервировал для преподавателей и сотрудников ОмГУ квартиры в центре города7, а также предоставил 64-квартир-ный дом в городке Нефтяников [7, с. 45]. В результате, по воспоминаниям Н. А. Томи-лова, практически сразу после приёма на работу в ОмГУ ему, старшему преподавателю кафедры истории СССР, выделили четырёхкомнатную квартиру [6, с. 47].

Решение «квартирного вопроса», впрочем, было не единственным инструментом нового университета в борьбе за кадры. Ещё одним фактором, также повлиявшим на решение томских учёных (как и специалистов из других городов) переехать в Омск, вероятно, можно назвать «расширение» карьерных возможностей. Недаром на одном из первых партийных собраний руководство ОмГУ прямо указывало, что ведущих специалистов можно заинтересовать «перспективой создания своей научной школы»8. И подобная стратегия в целом оказалась успешной, учитывая, что в 1974 г. в ОмГУ на 37 вакансий было получено около 150 резюме9.

Наряду с представителями ТГУ - «кузницы кадров для всей Сибири» [6, с. 46] -в ОмГУ приезжали представители и других городов СССР. Так, в 1977 г. сотрудниками кафедры всеобщей истории стали новист из Барнаула, ранее окончившая исторический

факультет Свердловского университета и аспирантуру Московского государственного педагогического института им. В. И. Ленина, Г. А. Мухина и этнограф из Иркутска Л. В. Мельникова10. А с начала 1980-х гг., как справедливо отмечал А. В. Свешников, «ставка была сделана на собственных выпускников» [1, с. 7], которым, правда, приходилось заканчивать целевую аспирантуру (собственная аспирантура открылась в ОмГУ только в 1986 г. ) и защищать диссертацию в других университетских центрах СССР. Так, Г. А. Дребушевской, выпускнице 1979 г., подготовившей под руководством Г. К. Сад-ретдинова дипломную работу, посвящённую концепции генезиса английского феодализма Г. Сибома, предстояло окончить аспирантуру кафедры истории средних веков Московского государственного университета, а А. В. Якубу, закончившему ОмГУ в 1981 г. и работавшему в студенческие годы над анализом реформ Генриха II Плантагенета [8, с. 27], -стать аспирантом известного томского историографа Б. Г. Могильницкого.

При этом любопытно, что представители ОмГПИ, готовившие историков с конца 1930-х гг., не сыграли заметной роли в формировании кадрового состава кафедры всеобщей истории ОмГУ, хотя в 1970-е гг. аналогичная структура функционировала в ОмГПИ и её сотрудниками являлись достаточно известные в СССР специалисты: этнограф И. В. Захарова, медиевист С. А. Чурсина, новисты Ю. П. Осколков и В. Ф. Стафее-ва [9, с. 29-30]. Однако в число сотрудников кафедры всеобщей истории ОмГУ вошли лишь два выпускника ОмГПИ - Л. Р. Ротер-мель и А. И. Петров, тогда как их старшие коллеги лишь иногда читали в новом университете отдельные лекционные курсы [1, с. 7].

Как свидетельствуют материалы устной истории, которые практически невозможно проверить данными делопроизводственных документов, в 1980-е гг. все кадровые вопросы кафедры решал преимущественно её заведующий, принимавший все ключевые кадровые решения и проводивший в жизнь общую кадровую политику. Конкурсные процедуры при этом нередко играли декоративную роль, являясь необходимым инструментом утверждения уже принятого ранее решения. Однако иногда эти устойчивые меха-

низмы работы, характерные для большинства советских вузов, всё же давали весьма своеобразные «сбои». Об одном из них в интервью О. В. Метель сообщала Т. Н. Сорокина, утверждавшая, что в 1983 г. она, проходя по конкурсу, действительно вынуждена была соревноваться со своим коллегой-археологом и получила должность старшего преподавателя и возможность читать лекции по истории стран Азии и Африки в новое время (заменив при этом другого археолога Л. В. Мельникову) в результате голосования членов кафедры, которые поддержали кандидатуру бывшей выпускницы ТГУ, изучавшей в Новосибирске японский язык, не в последнюю очередь для того, чтобы укрепить «ядро» историков-«всеобщников» в смешанном коллективе этнографов и археологов .

Закреплённые за кафедрой учебные курсы первоначально распределялись с учётом научных интересов преподавателей. В. И. Матющенко читал курсы, связанные с археологией, Н. А. Томилов - с этнографией, Г. К. Садретдинов вёл занятия по истории и историографии средних веков13. Г. А. Мухиной сначала было поручено чтение курса по истории позднего средневековья, а затем - по истории нового времени14. Историю позднего средневековья в 1980-е гг. читали также Г. А. Дребушевская и А. В. Якуб, а история новейшего времени рассматривалась в лекционном курсе С. В. Фоменко (тема её диссертационного исследования - «Политика руководства лейбористской партии Великобритании по укреплению влияния лейборизма среди молодёжи, 1959-1970 гг.»).

Однако полностью соблюсти подобный принцип распределения учебной нагрузки в условиях регионального вуза всё-таки было непросто. Именно поэтому во второй половине 1970-х - 1980-е гг. курсы по истории древнего мира в ОмГУ читались археологами: историю древнего Востока преподавал А. И. Петров, занимавшийся изучением таёжной зоны Омской области [7, с. 141], а историю античности - Ю. В. Балакин, работавший над проблемой духовного развития западносибирского общества в конце II тыс. до н. э. - I тыс. н. э. Разрабатывать новые для себя сюжеты приходилось и другим сотрудникам кафедры всеобщей истории. Так, курс истории южных и западных славян в разные

годы читали Ю. В. Балакин и А. В. Якуб, новую историю - Г. А. Дребушевская, новейшую историю Азии и Африки - Л. Р. Ротер-мель (в 1985 г. защитила диссертацию по историографии эллинизма) и др.

В этих условиях добиться необходимого единства учебной и научной работы, традиционно декларируемого в официальных советских документах, регламентировавших работу кафедр университетов и пединститутов, можно было лишь за счёт чтения специальных курсов, которые должны были «воплощать результаты новейших научных исследований» специалистов [10, с. 147]. Как свидетельствуют материалы заседаний кафедры всеобщей истории ОмГУ, подобные специальные курсы занимали важное место в работе сотрудников. Одним из первых к введению в учебное расписание специальных курсов приступил Г. К. Садретдинов, ещё в 1975 г. организовавший специальный семинар по теме «Генезис феодализма в освещении европейской исторической мыс-ли»15 (с 1977 г. - «Некоторые проблемы генезиса феодализма»16). Ему же принадлежала инициатива разработки курса по историографии всеобщей истории, превратившегося вскоре в обязательный учебный предмет17. Одновременно с Г. К. Садретдиновым, в конце 1970-х гг., к разработке специальных курсов приступили и его коллеги по кафедре, к примеру Г. А. Мухина, заявившая в 1978 г. курс «Эпоха ранних буржуазных революций ХУП-ХУШ вв.», и С. В. Фоменко, работавшая над спецкурсом по истории молодёжной политики в современных капиталистических странах18.

У студентов первых наборов историко-филологического / исторического факультета ОмГУ подобные инициативы преподавателей вызывали серьёзный интерес. Так, по словам Г. А. Дребушевской, работавшей в первом спецсеминаре Г. К. Садретдинова, студенты проходили здесь школу историографического исследования: выступали с научными докладами и рецензировали доклады коллег [2, с. 7]. Высоко оценивал роль спецсеминаров в обучении студентов и профессор Петрозаводского государственного университета А. В. Антощенко, окончивший в 1981 г. истфак ОмГУ. Как он утверждает в письме к А. И. Клюеву, ему особенно запомнились

спецкурсы Ю. В. Балакина, размышлявшего над особенностями мировоззрения первобытных людей и знакомившего (хотя и без всякой продуманной системы) студентов с идеями К. Г. Юнга, Дж. Дж. Фрезера и Б. Малиновского, и С. В. Фоменко, обсуждавшей в аудитории современную молодёжную западную культуру19.

Добиться подобных результатов учебной деятельности кафедры всеобщей истории ОмГУ, вероятно, позволила общая система организации работы сотрудников над учебными курсами, сложившаяся на кафедре во второй половине 1970-х гг. и предполагавшая широкое обсуждение рассматриваемых на лекциях и семинарах тем и сюжетов. Как свидетельствуют протоколы кафедральных заседаний, такой подход был характерен ещё для кафедры истории СССР, сотрудники которой регулярно сообщали коллегам о содержании планируемых к чтению лекций20. И в дальнейшем эта практика была использована на кафедре всеобщей истории. Кроме того, согласно воспоминаниям наших респондентов, подтверждаемым архивными данными, на кафедре практиковалось посещение заведующим лекций своих молодых коллег, а также контроль за успеваемостью студентов, отчитывавшихся на заседаниях о ходе подготовки к сессии и её последующих результатах. Если же отойти от институциональных объяснений и вновь принять в расчёт личностный фактор, то, вероятно, в первые годы работы кафедры всеобщей истории её сотрудники, ориентировавшиеся на уже устоявшиеся университетские традиции, стремились к созданию собственных научных школ и потому активно работали со студентами.

Наряду с организацией учебного процесса и выполнением учебной нагрузки, которая к середине 1980-х гг. составляла около 800 часов на ставку доцента21, сотрудники кафедры всеобщей истории ОмГУ должны были проводить и самостоятельные научные изыскания в рамках заранее утверждённых тематических направлений. В документах такая деятельность нередко именовалась «работой второй половины дня», что было связано со спецификой учёта рабочего времени преподавателей (в эту же «работу второй половины дня» нередко включались

и общественные поручения, связанные с организацией культмассовых и воспитательных мероприятий) . В целом, как свидетельствуют материалы протоколов заседаний кафедры, во второй половине 1970-х - 1980-е гг. каждый её сотрудник должен был утвердить тему своей научной работы и ежегодно отчитываться о результатах проведённых исследований. Такая практика не была уникальной и в целом совпадала с общими механизмами работы, характерными для гуманитарных кафедр советских вузов. Так, задачи научно-исследовательского характера были поставлены перед сотрудниками исторического факультета ОмГПИ ещё во второй половине 1940-х гг., однако, если верить современникам, общие условия для их выполнения были созданы лишь спустя полтора десятилетия, к началу 1960-х гг., когда сложился коллектив кафедры и определились основные темы научной работы преподавателей . Возвращаясь к опыту кафедры всеобщей истории ОмГУ, отметим, что темы научно-исследовательской работы её сотрудников, безусловно, были сформулированы с учётом их научных интересов, и если Н. А. Томилов планировал изучать этнокультурную историю коренного населения Западной Сибири, то Г. К. Сад-ретдинов предполагал рассматривать проблему перехода от античности к средним векам во французской буржуазной историографии конца XIX - первой половины ХХ в., а Г. А. Мухина - ранний колониализм во Франции (в середине 1980-х гг. она обратится к разработке проблем французского Просвещения)24.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Однако в условиях регионального центра, не имевшего устойчивых университетских традиций и не располагавшего богатыми библиотечными коллекциями, работа над многими темами по всеобщей истории была затруднена. Об этом, в частности, неоднократно говорили наши респонденты, отмечавшие, что главным «спасением» исследо-вателя-«всеобщника» в провинции оказывался межбиблиотечный абонемент, позволявший, не покидая города, получить книги или их фотокопии из центральных библиотек страны. Необходимый материал сотрудники кафедры искали и во время командировок в Москву и Ленинград. Причём наиболее продуктивными в этом отношении оказыва-

лись поездки «на ФПК», т. е. на курсы повышения квалификации, длившиеся несколько месяцев и позволявшие преподавателям региональных вузов в течение этого периода проживать в Москве, пользуясь возможностями её архивов и библиотек. Кроме того, наши респонденты указывали, что нередко им приходилось использовать период летних каникул для научной работы в столице25.

Результаты исследовательской деятельности членов кафедры регулярно обсуждались на её заседаниях. Как нам удалось установить при изучении делопроизводственной документации данного подразделения, первые доклады сотрудников, сообщавших коллегам о своих научных достижениях, прозвучали ещё в конце 1970-х гг., когда, к примеру, Ю. В. Балакин, работавший над кандидатской диссертацией, «докладывал» о мифах и мифологическом сознании26. В 1982 г. научный доклад делал Г. К. Садретдинов, сообщавший о базовых научных идеях своего спецкурса27, в 1985 г. - Г. А. Мухина, анализировавшая взгляды Ж.-П. Бриссо28, а в 1986 г. - Л. Р. Ротермель, представившая перед собравшимися доклад, посвящённый философско-теоретическим взглядам Франца Альтхайма29. Кроме того, на факультете действовал межкафедральный методологический семинар, позволявший преподавателям обсудить важнейшие проблемы исторической науки. По воспоминаниям Л. Р. Ротер-мель, этот семинар носил весьма демократичный характер и пользовался популярностью у омских учёных.

Прошедшие «апробацию» на университетском уровне результаты научно-исследовательской работы сотрудников кафедры всеобщей истории нередко получали звучание на всесоюзных и региональных конференциях. И особую активность в этом отношении во второй половине 1970-х - первой половине 1990-х гг. проявляли В. И. Матю-щенко и Н. А. Томилов. Нередко участвовал в «статусных мероприятиях» и Г. К. Садрет-динов, выступивший, к примеру, в 1990 г. на всесоюзной конференции памяти С. Я. Лурье во Львове и представивший перед собравшимися пленарный доклад «Марк Блок об античном наследии в Западной Европе»30. К концу 1980-х гг. также нередкой стала практика организации кафедрой собственных

конференций. Отметим, в частности, лишь городскую конференцию, приуроченную к очередному юбилею французской революции 1789-1799 гг., прошедшую в ноябре 1989 г.31

Однако, несмотря на серьёзное значение «устной традиции», ключевой формой представления результатов научной работы для сотрудников кафедры всеобщей истории ОмГУ, как и для их коллег из других советских вузов, являлись всё же научные статьи. Правда, возможности их публикации для сотрудников нового университета, первоначально не имевшего права самостоятельного издания рукописей, во многом были ограничены, и именно поэтому учёные ОмГУ ориентировались на представление рукописей своих трудов в тематические сборники, издаваемые ведущими советскими вузами (в первую очередь, ТГУ). И лишь во второй половине 1980-х - начале 1990-х гг. выпуск собственных тематических сборников, признанных в масштабах поздней советской историографии наиболее перспективной формой ознакомления научной общественности с результатами работы научных коллективов, на кафедре всеобщей истории стал достаточно устойчивым. В таких условиях в наиболее выгодном положении, безусловно, оказывались уже сложившиеся специалисты, установившие прочные контакты с иногородними коллегами, тогда как молодым омским учёным нередко приходилось прибегать к практике депонирования рукописей статей, отсылая их на рецензию ведущим специалистам по данной теме и затем представляя все необходимые материалы в Институт научной информации по общественным наукам Академии наук СССР.

Возникавшие трудности, впрочем, отнюдь не мешали кафедре всеобщей истории во второй половине 1970-х - начале 1980-х гг. регулярно побеждать в соцсоревновании, проводимом между кафедрами исторического факультета, как это было, к примеру, в 1978 и 1979 гг. , когда сотрудники кафедры опубликовали 33 печатных листа научной продукции (24 наименования), а их ближайшие «конкуренты» - 25 печатных листов (9 наименований)33. Правда, динамика публикационной активности отдельных препо-давателей-«всеобщников» всё же была различна, что, безусловно, зависело от многих

факторов, связанных как с текущей статусной позицией учёного, так и с особенностями функционирования отдельных дисциплинарных полей советской историографии. Недаром известный отечественный медиевист П. Ю. Уваров традиционно подчёркивает специфику требований своей корпорации, представители которой в советские годы негласно считали «скороспелыми» кандидатские диссертации, подготовленные менее чем за семь лет [11, с. 84]. В целом, в конце 1970-х - начале 1980-х гг. наиболее высокая публикационная активность была характерна для Н. А. То-милова, В. И. Матющенко и Г. К. Садретди-нова34. Причём В. И. Матющенко и Н. А. То-милов осуществляли в эти годы также хоздоговорную деятельность, выполняя исследования по заказу внешних организаций. Остальные сотрудники также регулярно публиковали научные статьи, вероятно, ориентируясь на общесоюзные негласные «нормативы», предполагавшие, что преподаватель вуза может подготовить 1-2 статьи в год.

Особой формой научной работы сотрудников кафедры всеобщей истории стала подготовка докторских диссертаций. Молодой советский вуз, ориентировавшийся на общие нормы и требования министерства, был заинтересован в увеличении числа докторов наук, которые могли бы возглавить новые кафедры и направления. Тем более, что в конце 1970-х гг. из 81 штатного преподавателя только 7 имели степень доктора наук35. Основным «источником» пополнения числа докторов администрация ОмГУ традиционно рассматривала собственных преподавателей, полагая, что если «товарищ» ведёт научную работу и защитил кандидатскую диссертацию, то он может написать и док-торскую36. На кафедре всеобщей истории изначально были утверждены две темы докторских диссертаций - Н. А. Томилова и Г. К. Садретдинова. Н. А. Томилов защитил докторскую диссертацию на тему «Этническая история тюркоязычного населения Западно-Сибирской равнины в конце XVI -начале ХХ вв.» в ноябре 1983 г. [6, с. 51]. Г. К. Садретдинов работал над текстом диссертации «Проблема перехода от античности к средним векам во французской буржуазной историографии последней трети XIX в. - начала XX в.» преимущественно во второй по-

ловине 1980-х гг. и с 1986 г. даже был освобождён от основной педагогической нагрузки по кафедре (перешёл на должность старшего научного сотрудника), однако трагические семейные обстоятельства не позволили ему завершить начатое.

Объединение на кафедре всеобщей истории археологов, этнографов и «всеобщни-ков» не было традиционной формой организации подобных структур в советских вузах. Именно поэтому с конца 1970-х гг. в ОмГУ также поднимался вопрос о создании специализированных кафедр археологии и этно-графии36. Как пишет Н. А. Томилов в своих автобиографических заметках, в 1984 г. Тюменский государственный университет сделал ему весьма заманчивое предложение, пригласив молодого доктора наук возглавить профильную кафедру, этнографический музей и научно-исследовательскую лабораторию (хотя последние две институции учёному предстояло создать) [6, с. 55]. Однако, в силу различных причин [6, с. 55], Н. А. То-милов всё же остался в Омске и в 1985 г. получил должность заведующего кафедрой этнографии, историографии и источниковедения истории СССР.

Дальнейшее разделение археологов и специалистов в области всеобщей истории произошло в 1991 г. Это стало возможным благодаря появлению в ОмГУ достаточного для открытия новой кафедры числа археологов, которые и выступили с инициативой создания нового подразделения. Правда, в отличие от событий шестилетней давности, в 1991 г. вопрос о характере новой организационной единицы в течение некоторого времени оставался открытым. Так, если верить протоколам заседания кафедры, которые, впрочем, лишь частично подтверждаются

38

данными устной истории , специалисты-археологи, читавшие курсы по истории древнего мира, выступили с предложением об организации специализированной кафедры археологии и истории древнего мира (опыт организации подобной институции в вузах СССР уже был, к примеру в Воронежском университете)39. Однако особенности распределения учебной нагрузки не позволили реализовать данный замысел: и Л. Р. Ротер-мель, и Ю. В. Балакин, которым было предложено перейти на новую кафедру, всё же

Эволюция организационной структуры кафедры всеобщей истории в 1974-1991 гг.

остались в составе прежней. В результате новая кафедра первобытной истории, представленная В. И. Матющенко (заведующий кафедрой), А. И. Петровым, С. С. Тихоновым и Л. И. Погодиным40, должна была взять на себя преподавание дисциплин преимущественно археологического цикла. Что же касается кафедры всеобщей истории, то её коллективу во главе с Г. К. Садретдиновым, избранным на эту должность в ноябре 1991 г. , предстояло вести общие и специальные курсы по истории древнего мира, средних веков и новой и новейшей истории.

Таким образом, в начале 1990-х гг. кафедра всеобщей истории приобрела устойчивые «институциональные очертания» (см. рис.), и в течение последующих тридцати лет, несмотря на неизбежные кадровые трансформации, именно она оставалась главным центром изучения стран Запада и Востока не только в стенах ОмГУ, но и в масштабах Омска.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 ИАОО. Ф. Р-2880. Оп. 1. Д. 91. Л. 1.

2 ИАОО. Ф. Р-2880. Оп. 1. Д. 4. Л. 3, 26. См. также: [1, с. 5].

3 ИАОО. Ф. Р-2880. Оп. 1. Д. 27. Л. 1, 26.

4 ИАОО. Ф. Р-2880. Оп. 1. Д. 4. Л. 3, 26.

5 ИАОО. Ф. Р-2880. Оп. 1. Д. 27. Л. 4.

6 Интервью со С. В. Фоменко. 31.08.2021 // Личный архив О. В. Метель.

7 ИАОО. Ф. 9277. Оп. 1. Д. 1. Л. 5.

8 Там же.

9 Там же. Л. 3.

10 ИАОО. Ф. Р-2880. Оп. 1. Д. 95. Л. 37, 52.

11 ИАОО. Ф. 9277. Оп. 1. Д. 39. Л. 24.

12 Интервью с Т. Н. Сорокиной. 25.11.2021 // Личный архив О. В. Метель.

13 ИАОО. Ф. Р-2880. Оп. 1. Д. 62. Л. 3.

14 ИАОО. Ф. Р-2880. Оп. 1. Д. 95. Л. 47.

15 ИАОО. Ф. Р-2880. Оп. 1. Д. 27. Л. 26.

16 ИАОО. Ф. Р-2880. Оп. 1. Д. 95. Л. 1.

17 ИАОО. Ф. Р-2880. Оп. 1. Д. 142. Л. 87.

18 Там же. Л. 2.

19 А. В. Антощенко - А. И. Клюеву. 10.11.2021 // Личный архив А. И. Клюева.

20 ИАОО. Ф. Р-2880. Оп. 1. Д. 4. Л. 6.

21 ИАОО. Ф. Р-2880. Оп. 1. Д. 845. Л. 14.

22 ИАОО. Ф. 9277. Оп. 1. Д. 2. Л. 19.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

23 ИАОО. Ф. 17. Оп. 1. Д. 5226. Л. 97; ИАОО. Ф. Р-1027. Оп. 1. Д. 218. Л. 91-104.

24 ИАОО. Ф. Р-2880. Оп. 1. Д. 27. Л. 19; Ф. 9277. Оп. 1. Д. 1. Л. 11; Ф. Р-2880. Оп. 1. Д. 95. Л. 37.

25 Интервью со С. В. Фоменко.

26 ИАОО. Ф. Р-2880. Оп. 1. Д. 142. Л. 32.

27 ИАОО. Ф. Р-2880. Оп. 1. Д. 388. Л. 34.

28 ИАОО. Ф. Р-2880. Оп. 1. Д. 506. Л. 43.

29 ИАОО. Ф. Р-2880. Оп. 1. Д. 711. Л. 13.

30 ИАОО. Ф. Р-2880. Оп. 1. Д. 921. Л. 11.

31 ИАОО. Ф. Р-2880. Оп. 1. Д. 864. Л. 15.

32 ИАОО. Ф. 9277. Оп. 1. Д. 13. Л. 2.

33 ИАОО. Ф. 9277. Оп. 1. Д. 25. Л. 6.

34 Библиографический указатель трудов учёных Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского / сост. Л. О. Кондратьева, А. В. Решетникова ; отв. ред. В. И. Струнин, Н. А. Томилов. - Омск : Изд-во ОмГУ, 2006. -168 с.

35 ИАОО. Ф. 9277. Оп. 1. Д. 2. Л. 14.

36 ИАОО. Ф. 9277. Оп. 1. Д. 7. Л. 135.

37 ИАОО. Ф. 9277. Оп. 1. Д. 13. Л. 56.

38 Интервью с Л. Р. Ротермель. 02.03.2021 // Личный архив О. В. Метель; Интервью с А. В. Якубом. 08.09.2021 // Там же.

39 ИАОО. Ф. Р-2880. Оп. 1. Д. 978. Л. 1.

40 ИАОО. Ф. Р-2880. Оп. 1. Д. 972. Л. 5.

41 Там же. Л. 8.

ЛИТЕРАТУРА

1. Свешников А. В. К 35-летию кафедры всеобщей истории Омского государственного университета // Социальные институты в истории: ретроспекция и реальность : материалы XII межвуз. регион. науч. конф. - Омск : Изд-во Ом. гос. ун-та, 2012. - С. 5-12.

2. II Омские исторические чтения, посвящённые памяти профессора кафедры всеобщей истории ОмГУ им. Ф. М. Достоевского Генриха Кутдусовича Садретдинова : сб. воспоминаний и ст. - Омск : Изд-во Ом. гос. ун-та, 2009. - 295 с.

3. Рыцарь сибирской археологии : сб., посвящ. памяти В. И. Матющенко / под ред. С. С. Тихонова. -Омск : Изд-во Ом. гос. ун-та, 2007. - 303 с.

4. МамонтоваМ. А., Кефнер Н. В. «И стал историком Сибири»: Александр Дмитриевич Колесников // Мир историка : историогр. сб. / под ред. В. П. Корзун, А. В. Якуба. - Омск : Изд-во Ом. гос. ун-та, 2010. - Вып. 6. - С. 427-464.

5. Исторический факультет Алтайского государственного университета. 1973-2013 : очерки истории / под ред. Е. В. Демчик, Ю. М. Гончарова. - Барнаул : АЗБУКА, 2013. - 386 с.

6. Томилов Н. А. 60 лет в научном сообществе: гуманитарные исследования, российские ученые и их окружение (вторая половина ХХ - первые десятилетия XXI века) : моногр. : в 2 т. / отв. ред. А. П. Де-ревянко, В. П. Корзун, С. Н. Корусенко. - Омск : Издат. дом «Наука», 2020. - Т. 1. - 444 с.

7. Университет в истории и история университета : к 40-летию Ом. гос. ун-та им. Ф. М. Достоевского : очерки / отв. ред. В. П. Корзун. - Омск: Издат. дом «Наука», 2014. - 380 с.

8. Якуб А. В. Г. К. Садретдинов: учитель, открывший путь в медиевистику // Социальные институты в истории: ретроспекция и реальность : сб. ст. к 80-летию со дня рождения Г. К. Садретдинова / под ред. Л. Р. Ротермель, А. В. Свешникова. - Омск : Издатель-Полиграфист, 2019. - Вып. 4. - С. 25-28.

9. О времени и о себе : к 80-летию фак. истории, философии и права ОмГПУ / авт.-сост. М. К. Чур-кина. - Омск : Изд-во ОмГПУ, 2016. - 272 с.

10. Сахаров А. М. Исторические кафедры вузов на современном этапе // Вопросы истории. - 1977. -№ 8. - С. 143-150.

11. Уваров П. Ю. Между «ежами» и «лисами». Заметки об историках. - М. : Новое литературное обозрение, 2015. - 280 с.

Сведения об авторах

Клюев Артём Игоревич - кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры всеобщей истории Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского (Омск, Россия)

Адрес для корреспонденции: 644077, Россия, Омск, пр. Мира, 55а

E-mail: kluevartem@mail.ru

РИНЦ AuthorlD: 638923

ORCID: 0000-0003-0123-9008

WoS ResearcherlD: J-2503-2017

Метель Ольга Вадимовна - кандидат исторических наук, доцент кафедры всеобщей истории Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского (Омск, Россия)

Адрес для корреспонденции: 644077, Россия, Омск, пр. Мира, 55а

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

E-mail: olgametel@yandex.ru

РИНЦ AuthorlD: 638999

ORCID: 0000-0001-6981-6137

WoS ResearcherlD: M-6133-2016

Информация о статье

Дата поступления 11 ноября 2021 г.

Дата принятия в печать 29 апреля 2022 г.

Для цитирования

Клюев А. И., Метель О. В. Союз всеобщей истории с археологией и этнографией: кафедра всеобщей истории Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского в 19761991 гг. // Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». 2022. Т. 9, № 2 (34). С. 143-154. й01: 10.24147/2312-1300.2022.9(2).143-154.

A.I. Klyuev, O.V. Metel

THE UNION OF GENERAL HISTORY WITH THE ARCHAEOLOGY AND THE ETHNOGRAPHY: THE DEPARTMENT OF GENERAL HISTORY OF DOSTOEVSKY OMSK STATE UNIVERSITY IN 1976-1991

This article is devoted to the formation of the Department of General History of Dostoevsky Omsk State University (OmSU). The main sources for the authors were oral history materials, sources of personal origin and clerical documents of the Department, deposited in the Historical Archive of the Omsk Region. The Department of General History was established as part of the Faculty of History and Philology of OmSU in 1976, when some of the Department of History of the USSR staff members became part of the new structure, headed by Doctor of Historical Sciences, archaeologist Vladimir Matyushchenko. He came to OmSU in 1976 from Tomsk State University (TSU) and invited a TSU graduate Yuri Balakin to work at the new university. In addition to Yuri Balakin and Vladimir Matyushchenko, other former Tomsk citizens Nikolai Tomilov and Heinrich Sadretdinov also became employees of the new Department. Down the line, several more graduates of TSU (Svetlana Fomenko) and other Soviet universities (Galina Mukhina) joined the staff of the Department, and after that, it recruited and hired one's own graduates. The authors believe that in terms of organizational changes in the history of the Department of General History in 1976-1991 two main stages can be distinguished. The first stage lasted from 1976 until 1985, when the Department brought together specialists-"generalists", archaeologists and ethnographers. The second stage, which began in 1985, was associated with interaction within the Department of historians-"generalists" and archaeologists. And only in 1991, when the Department had a sufficient number of archaeologists, it was divided into two independent units - the Department of General History and the Department of Primitive History. The main directions of the Department's work were quite traditional. The employees of the new structure were supposed to carry out educational and scientific work (the latter was considered as a load of "the second half of the day", just like social activities). Professors were required to deliver courses broadly corresponding to their scientific specialization. Although later this principle was often violated, and a specialist in ancient history could deliver a course on the Contemporary history of the countries of Asia and Africa. Scientific work was approved in the form of planned topics, the development of which involved writing scientific reports, articles and monographs. However, the publication of scientific works in the 1970-1980s in the USSR was difficult and often the professors from the Department limited themselves to depositing manuscripts. In general, we believe that the Department of General History of OmSU developed within the framework of the well-established Soviet models of institutionalization of university science. Although it was characterized by its own specificity - this was a temporary "union" of historians-"generalists", archaeologists and ethnographers. It was driven by personal rather than institutional factors.

Keywords: Department of General History; history of universities; science in Omsk; provincial science; training of highly qualified personnel; Soviet historiography.

REFERENCES

1. Sveshnikov A.V. K 35-letiyu kafedry vseobshchei istorii Omskogo gosudarstvennogo universiteta [To the 35th anniversary of the Department of General History of Omsk State University]. Sotsial'nye instituty v istorii: retrospektsiya i real'nost' [Social Institutions in History: Retrospection and Reality], materials of the 12th Interuniversity Regional Scientific Conference, Omsk, Omsk State Universiry Publ., 2012, pp. 5-12. (in Russian).

2. II Omskie istoricheskie chteniya, posvyashhennye pamyati professora kafedry vseobshchei istorii OmGU im. F.M. Dostoevskogo Genrikha Kutdusovicha Sadretdinova [2nd Omsk Historical readings dedicated to the memory of Professor of the Department of General History of the Dostoevsky Omsk State University Henrikh Kutdusovich Sadretdinov], collection of memoirs and articles, Omsk, Omsk State Universiry Publ., 2009, 295 p. (in Russian).

3. Tikhonov S.S. (ed.). Rytsar' sibirskoi arkheologii [Knight of Siberian Archaeology], collection dedicated to the memory of V.I. Matyushenko, Omsk, Omsk State Universiry Publ., 2007, 303 p. (in Russian).

4. Mamontova M.A., Kefner N.V. "I stal istorikom Sibiri": Aleksandr Dmitrievich Kolesnikov ["And became a historian of Siberia": Alexander Dmitrievich Kolesnikov]. Korzun V.P., Yakub A.V. (eds.). Mir istorika [The World of a Historian], historiographical collection, iss. 6, Omsk, Omsk State Universiry Publ., 2010, pp. 427-464. (in Russian).

5. Demchik E.V., Goncharova Yu.M. (eds.). Istoricheskii fakul'tet Altaiskogo gosudarstvennogo universiteta. 1973-2013 [Faculty of History of Altai State University. 1973-2013], essays on history, Barnaul, AZBUKA Publ., 2013, 386 p. (in Russian).

6. Tomilov N.A. 60 let v nauchnom soobshchestve: gumanitarnye issledovaniya, rossiiskie uchenye i ikh okruzhenie (vtoraya polovina XX - pervye desyatiletiya XXI veka) [60 years in scietific society: humanitarian researches, Russian scientists and their circle (second half of 20th - first decades of 21st century)], monograph, in 2 volumes, ed. by A.P. Derevyanko, V.P. Korzun, S.N. Korusenko, Omsk, Nauka Publ., 2020, vol. 1, 444 p. (in Russian).

7. Korzun V.P. (ed.). Universitet v istorii i istoriya universiteta [The University in History and the History of the University], to the 40th anniversary of Dostoevsky Omsk State University, essays, Omsk, Nauka Publ., 2014, 380 p. (in Russian).

8. Yakub A.V. G.K. Sadretdinov: uchitel', otkryvshii put' v medievistiku [G.K. Sadretdinov: the teacher who opened the way to medieval studies]. Rotermel' L.R., Sveshnikov A.V. (eds.). Sotsial'nye instituty v istorii: retrospektsiya i real'nost' [Social institutions in history: retrospection and reality], collection of articles for the 80th anniversary of the birth of G.K. Sadretdinov, vol. 4, Omsk, Izdatel'-Poligrafist Publ., 2019, pp. 2528. (in Russian).

9. Churkin M.K. (ed.). O vremeni i o sebe [About time and about yourself], to the 80th anniversary of the Faculty of History, Philosophy and Law of OmSPU, Omsk, Omsk State Pedagogical Universiry Publ., 2016, 272 p. (in Russian).

10. Sakharov A.M. Istoricheskie kafedry vuzov na sovremennom etape [Historical departments of universities at the present stage]. Voprosy istorii [Questions of history], 1977, no. 8, pp. 143-150. (in Russian).

11. Uvarov P.Yu. Mezhdu "ezhami" i "lisami". Zametki ob istorikakh [Between "hedgehogs" and "foxes". Notes about historians], Moscow, Novoe literaturnoe obozrenie Publ., 2015, 280 p. (in Russian).

About the authors

Artem I. Klyuev - PhD in Historical Sciences, Senior Lecturer of the Department of General History of Dostoevsky Omsk State University (Omsk, Russia)

Postal address: 55a, Mira pr., Omsk, 644077, Russia

E-mail: kluevartem@mail.ru RSCI AuthorlD: 638923 ORCID: 0000-0003-0123-9008 WoS ResearcherlD: J-2503-2017

Olga V. Metel - PhD in Historical Sciences, Associate Professor of the Department of General History of Dostoevsky Omsk State University (Omsk, Russia)

Postal address: 55a, Mira pr., Omsk, 644077, Russia

E-mail: olgametel@yandex.ru RSCI AuthorlD: 638999

Article info

Received

November 11, 2021

Accepted April 29, 2022

For citations

Klyuev A.I., Metel O.V. The Union of General History with the Archaeology and the Ethnography: the Department of General History of Dostoevsky Omsk State University in 19761991. Herald of Omsk University. Series "Historical Studies", 2022, Vol. 9, no. 2 (34), pp. 143-154. DOI: 10.24147/2312-

1300.2022.9(2).143-154 (in Russian).

ORCID: 0000-0001-6981-6137 WoS ResearcherlD: M-6133-2016

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.