Научная статья на тему 'Союз русского народа и «Погромная тревога» 1906-1907 гг'

Союз русского народа и «Погромная тревога» 1906-1907 гг Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
277
73
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПОГРОМ / БОЕВАЯ ДРУЖИНА СОЮЗА РУССКОГО НАРОДА / АНАРХИСТЫ / ОТРЯДЫ САМООБОРОНЫ / ВООРУЖЕННОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ / POGROM / SQUAD OF THE UNION OF THE RUSSIAN PEOPLE / SELF-DEFENSE GROUPS / ANARCHISTS / ARMED RESISTANCE

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Кузнецов Глеб Романович

В статье анализируются материалы по истории погромов и «погромной тревоги» 1906 1907 гг. в контексте истории черносотенного движения в Российской империи начала XX в. Автором рассматриваются различные интерпретации событий в Западном крае, исследуются противоречивые указания источников на причастность и степень вовлеченности в боевые столкновения дружин Союза русского народа, вооруженных отрядов самообороны и революционных партий, а также соотношение сил в ходе противостояния и его результат. В работе использованы свидетельства современников и широкий круг архивных источников, в том числе впервые вводимых в научный оборот.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Union of the Russian People and Pogrom Threats in 1906-1907

The articles analyses data on pogroms and pogrom threats in 1906-1907 in the context of the Black Hundreds movement in the Russian Empire. The author examines various interpretations of events happened in Western parts of Russian empire and researches the inconsistency of sources which describe the participation in these conflicts of the squards of Union of the Russian People (Soiuz Russkogo Naroda) and armed self-defense groups. The author discusses the balance of power in this conflict and its aftermath. The article uses evidence given by contemporaries and a wide range of archival sources, including those that were used for academic purposes for the first time.

Текст научной работы на тему «Союз русского народа и «Погромная тревога» 1906-1907 гг»

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 8. ИСТОРИЯ. 2010. № 1

Г.Р. Кузнецов

(аспирант кафедры истории России XIX — начала XX века исторического

факультета МГУ имени М.В. Ломоносова)*

СОЮЗ РУССКОГО НАРОДА И «ПОГРОМНАЯ ТРЕВОГА» 1906-1907 гг.

В статье анализируются материалы по истории погромов и «погромной тревоги» 1906 — 1907 гг. в контексте истории черносотенного движения в Российской империи начала XX в. Автором рассматриваются различные интерпретации событий в Западном крае, исследуются противоречивые указания источников на причастность и степень вовлеченности в боевые столкновения дружин Союза русского народа, вооруженных отрядов самообороны и революционных партий, а также соотношение сил в ходе противостояния и его результат. В работе использованы свидетельства современников и широкий круг архивных источников, в том числе впервые вводимых в научный оборот.

Ключевые слова: погром, боевая дружина Союза русского народа, анархисты, отряды самообороны, вооруженное противостояние.

The articles analyses data on pogroms and pogrom threats in 1906—1907 in the context of the Black Hundreds movement in the Russian Empire. The author examines various interpretations of events happened in Western parts of Russian empire and researches the inconsistency of sources which describe the participation in these conflicts of the squards of Union of the Russian People (Soiuz Russkogo Naroda) and armed self-defense groups. The author discusses the balance of power in this conflict and its aftermath. The article uses evidence given by contemporaries and a wide range of archival sources, including those that were used for academic purposes for the first time.

Key words: pogrom, squad of the Union of the Russian People, self-defense groups, anarchists, armed resistance.

* * *

Союз русского народа (далее — СРН) возник в обстоятельствах, трагичных для традиционной русской государственности. Это произошло осенью 1905 г., когда в стране разгоралась внутренняя смута и вышедшие на арену политической борьбы черносотенцы заявили о своем стремлении спасать самодержавие и Россию.

Раздражающим консервативные общественные круги фактором революции было вовлечение в освободительную борьбу национальных меньшинств — как народов Закавказья, финнов и поляков, так и, в большем масштабе, евреев. По замечанию исследователя вопроса, «евреям, в силу сложившихся исторически в сознании

* Кузнецов Глеб Романович, тел.: 8-926-776-18-69, e-mail: gleb.k @mail.ru. 5 ВМУ, история, № 1 65

значительной части населения страны религиозных и бытовых стереотипов, было суждено сыграть роль символа абсолютного зла, способствовавшего разрушению России»1. На рубеже XIX—XX вв. противостояние на почве межнациональных отношений приобрело особое значение на территории обширного Западного края. Именно там популярность черносотенных идей стала наивысшей, а разделение на враждующие лагеря осуществлялось преимущественно по национальному признаку. В границах черты оседлости революционный террор принимал жестокие и массовые формы. В свою очередь ответная реакция правых общественных кругов была столь же радикальна и масштабна. Это противостояние привело к тому, что Западный край на определенном этапе стал эпицентром революционных событий 1905—1907 гг.

Наиболее жестокой формой общественного противостояния в период Первой революции в силу накопившихся противоречий экономического, религиозного, бытового свойства стало организованное вооруженное насилие, получившее в российской действительности обобщающее именование «погром».

Сведения об участии СРН в подстрекательстве к погромам сколь многочисленны, столь и противоречивы. Примыкавшие к СРН провинциальные черносотенные союзы прибегали к разжиганию примитивных страстей в простонародной среде. Так, в июне 1906 г. в Тамбове разбрасывались листовки за подписью «Группа русских людей». Их содержание было откровенно провокационным: «Смерть революционерам! Смерть крамольной, безбожной интеллигенции. Призываем всех русских людей к оружию... крамольная интеллигенция заражает своим гниением русскую землю... дать еврейству права, значит, привести государство к совершенной погибели... призываем всех русских людей вооружаться, кто чем может, и когда раздастся клик к уничтожению крамолы, смело выступить с оружием в руках...»2 В подобных многочисленных воззваниях крайней воинственности сопутствуют отчаяние и нагнетание страха по поводу возможного торжества «освободительного движения»: «Бейте проклятых крамольников везде и всюду, где только придется и чем попало, бейте жидов, губителей русского царства, бейте земских кровожадных грабителей, бейте коноводов смуты и забастовок... Храм Божий оскорбляют, на улицах бесчинствуют и Россию Матушку ведут к погибели и расчленению... Братцы, что будет тогда, когда не будет Царя... Где тогда будем искать правды. Вспомним, как наши деды и прадеды гнули свои спины под барским произволом. Вспомним, как баре из-под венца на первую ночь уводили к себе наших жен и дочерей, я это

1 Будницкий О.В. Российские евреи между красными и белыми. М., 2006. С. 496.

2 ГАРФ. Ф. 102. ОО. 1905. Д. 999. Ч. 39. Т. 1. Л. 20.

хорошо помню. Пожелаете ли вы, братцы, снова попасть под террор боярского произвола. Виновники всему — проклятая интеллигенция, земские предатели, жиды, поляки, гимназисты, студенты и вся ученая сволочь, а всего хуже жиды...»3 В приведенных экзальтированных и путаных призывах ощутимо присутствуют отпечатки прежней крепостной психологии, чувствуется здесь и свойственная народу мифологизация образа «царя-батюшки».

Неоднократны сообщения о рассылке черносотенной литературы, «в которой население призывалось к избиению представителей левых партий, преимущественно евреев»4. Регистрировались также и явные провокации со стороны Черной сотни: так, в Одессе члены боевой дружины «привязывали значки СРН с Георгием Победоносцем к ошейникам собак и кричали, что это дело евреев»5.

Впрочем, столь радикальные воззвания провинциальных отделов СРН и листовок, разбрасывавшихся неизвестными «группами русских людей», должны восприниматься осторожно в свете провокационной деятельности революционного лагеря6 и совершенно противоположных призывов центральных структур СРН: «Несмотря на все то зло, которое евреи причинили России, мы, тем не менее, к еврейским погромам не призываем... все монархисты... составляя свою программу, исключили из нее всякое насильственное действие и с тех пор остались безусловно верны своей программе»7. Но повод был дан, и черносотенцы не смогли противопоставить агрессии «прогрессивных» изданий сколько-либо убедительную аргументацию: «"Союзники", — по свидетельству одного из идеологов правых Н.Е. Маркова, — изображались в жидовских карикатурах не иначе, как в виде дюжего волосатого мужика с бутылкой водки в кармане и с отрубленной головой еврея — в окровавленной руке»8.

Радикальные воззрения Черной сотни интересно сопоставить с высказываниями некоторых еврейских идеологов. Например, в ноябре 1906 г. в издаваемом в Великобритании журнале сионистской ориентации «Маккавей» была опубликована статья Якова Хааса «Еврейская революция». В ней автор, в частности, провоз-

3 Там же. Л. 45—46.

4 Там же. Ф. 1467. Д. 862. Л. 67 об.

5 Там же. Л. 68 об. Необходимо признать, что в аналогичных провокациях обвинялась и еврейская сторона. В частности, одна из газет сообщила, что в воскресный день по главной площади Одессы якобы ходил «самодовольный богатый еврей с собакой, ошейник которой был сделан из значков СРН» (Уфимский край. 1907. 22 марта).

6 Имели место случаи разбрасывания провокационных листовок, призывающих к погромам, революционными партиями и еврейской самообороной (ГАРФ. Ф. 102. ОО. 1906. Д. 550. Л. 317).

7 Московские ведомости. 1906. 13 дек.

8 Марков Н.Е. Войны темных сил. Париж, 1928. С. 133.

глашал: «Революция в России — еврейская революция, и это есть поворотный пункт в еврейской истории... евреи являются самым активными революционерами в царской России»9. Известный сионистский деятель Владимир Жаботинский писал по этому поводу: «Наша еврейская затрата на дело обновления России не была соразмерна ни с нашими интересами, ни с нашим значением, ни с нашими силами... Все понимали, что нам обновление России даст меньше, непомерно меньше, — и все же мы заплатили больше, непомерно, безумно больше того, что могли заплатить... В течение 15 лет мы собственною волею систематически вносили на алтарь общего дела удесятеренную живую подать, — а когда взошел посев, судьба взыскала с нас уже помимо нашей воли неслыханную доплату»10.

В настоящей статье предполагается проанализировать, в том числе и на основании новых источников, сведения о погромах 1906 г. в Белостоке и Седлеце, а также другие — прежде не рассматривавшиеся в историографии — эксцессы на почве межнационального противостояния в Западном крае. Эти события заслуживают пристального внимания хотя бы уже потому, что, по мнению еврейского историка С.М. Дубнова — мнению, утвердившемуся впоследствии в советской историографии, — погромы в Белостоке и Сед-леце «были делом уже организованного СРН, признанного скоро опорою престола Николая II»11.

Погром в Белостоке в июне 1906 г. также называют вторым бе-лостокским погромом из-за уже имевшего место в городе кровопролития летом 1905 г. Об обстановке накануне погрома сообщает публицист С. Диманштейн: «Появились многочисленные группы анархистов, которые стали часто практиковать отдельные террористические акты... Знаменитые биржи рабочих в Белостоке, на Сурожской улице, бывали довольно часто под обстрелами солдат, и оттуда их угощали иногда бомбой»12.

Имеющиеся в нашем распоряжении сообщения вполне определенно подтверждают присутствие в городе третьей силы, кроме разрозненных «черных сотен» и войсковых частей. Силы, владеющей инициативой, навязывающей власти тактику поведения, провоцирующей. Этой силой была еврейская самооборона. Так, Диман-штейн писал: «Можно сказать, что вся черта еврейской оседлости

9 Цит. по: Острецов В.М. Черная и красная сотни. М., 1991. С. 11.

10 См.: Жаботинский В. Избранное. СПб., 1992. С. 49—50.

11 Дубнов М. Погромные эпохи // Материалы для истории антиеврейских погромов в России. Т. 1. Пг., 1919. С. 15.

12 Диманштейн С. Очерк революционного движения среди еврейских масс // История революционного движения в отдельных очерках. Т. 1. Вып. 3. М.; Л., 1927. С. 163.

была покрыта целой сетью вооруженной самообороны, которая сыграла большую роль своими боевыми действиями... Самооборона большей частью была межпартийной, и в ней преобладали иногда и беспартийные. Средства на ее вооружение давало обильно еврейское сообщество... Самооборона не всегда была централизована, но она обычно была тесно связана с боевыми отрядами партийных организаций». Гордясь мужеством самообороны, Диманштейн заключал: «Она храбро дралась и стала национальной гордостью еврейских трудящихся масс... Против нее могло выступать только организованное войско. Одни погромщики никогда не могли устоять перед отрядами самообороны»13. С большим скептицизмом на вклад самообороны в «еврейское дело» смотрит противник вовлечения еврейских масс в русскую революцию Жаботинский: «Итоги самообороны надо подводить по общим результатам, и эти итоги ясно говорят: когда им угодно, они устраивают погром и убивают столько евреев, сколько им нужно»14.

В 1906 г. террористические группы белостокских анархистов перешли в наступление на власть. В глазах активного участника такой группы события приобрели впечатляющий размах: «27 мая 1906 г. товарищи Наборский («Антек») и Чернецкий («Олек») нападают вдвоем на отряд полицейских и убивают старшего городового Шейнмана... В конце мая человек 50 пьяных солдат пытаются начать погром на толкучем рынке. Наши товарищи вместе с другими революционерами расстреляли их. Но 1, 2, 3 июня разыгрался мрачный белостокский погром»15.

Первые часы погрома можно восстановить по рапорту временного генерал-губернатора Белостока: «1 июня в 12 часов дня по Александровской улице шла православная процессия. Когда она поворачивала на Институтскую улицу, то из дома Янкеля Рахити-са... неизвестные евреи бросили бомбу и начали стрелять из револьверов. Бомбою убит один христианин, ранено двое. Пулями убито трое и ранено трое... Прибыла рота... и начала обстреливать дом... Процессия продолжала идти дальше. Вслед за сим были брошены еще две бомбы... по пути следования католической процессии, и все время евреи продолжали стрелять из окон и с балконов... После этого христиане начали громить лавки и убивать евреев. Были вызваны войска...»16 Войска должны были прекратить беспорядки, но подвергшись нападениям отрядов самообороны, они начали подавлять вооруженное выступление. Об ужасах развернувшегося в городе погрома еврейского населения повествует очеви-

13 Там же. С. 151.

14 См.: Жаботинский В. Указ. соч. С. 43.

15 Там же. С. 433.

16 Марков Н.Е. Указ. соч. С. 114.

дец: «Близ дома Каца был произведен выстрел. Солдаты бросились к дому Каца и стали его обстреливать... Они потребовали, чтобы революционеры оттуда выходили, они не решались выходить, потому что они опасались. Наконец дом загорелся. Волей-неволей надо было выходить. Вышли женщины, их отвели в одну сторону... Приказано было выходить мужчинам. И вот первым выходит А. Кац. Он убит. Выходит Гробовский с двухлетним ребенком... Какая однако наивность... Ребенок не спас своего несчастного отца. Выстрелили — убили отца и ранили ребенка»17.

Черносотенная печать со скорбью приняла сообщения о бело-стокских событиях. Воззвание нижегородского Союза белого знамени гласило: «Мы умоляем вас, граждане, избегать всякого участия в этих беспорядках!.. Мир и тишина — радость государя! Смуты и волнения преисполняют сердце его великою и тяжкою скорбью!»18 Напротив, революционный лагерь получил основание для новых обвинений и угроз. Так, прокламация Польской социалистической партии гласила: «Товарищи рабочие. Враг поджидает. В Белостоке злодейское царское правительство организовало погром евреев. Провокация может повториться. Товарищи, берегитесь. Правительственным провокаторам — смерть на месте»19.

Истинное отношение власти и лично П.А. Столыпина к происшедшему становится понятным из циркуляров Министерства внутренних дел: «Губернаторам и градоначальникам (в местности еврейской оседлости). Ввиду погрома в Белостоке примите все меры в предупреждение подобных явлений в Вашем районе... Во избежание и ввиду происшествия в Белостоке внушите всем подведомственным чинам высшим и низшим, что я ожидаю от них самоотверженного исполнения своих обязанностей. Всякие погромы, как аграрные, так и еврейские, в случае возникновения должны пресекаться самым решительным образом... Попустительство и бездействие власти будут иметь последствием тяжкую от-ветственность»20.

В белостокском противостоянии можно выделить несколько этапов. Сначала в результате террористической активности боевых дружин различных революционных направлений, среди которых первенствовали анархисты и бундовцы, гибли представители власти. Это возбуждало глухое недовольство в народе. Происходил ответный спонтанный всплеск агрессии мирного славянского населения против провокационных и насильственных действий самообороны, на что следовала повторная реакция боевиков, выливавшаяся

17 Двадцать два. М.; Иерусалим. Декабрь 1986 — февраль 1987. № 51. С. 185.

18 ГАРФ. Ф. 102. ОО. 1905. Д. 999. Ч. 99. Л. 1 г — 1 ж.

19 Там же. 1906. Д. 550. Л. 68.

20 Там же. Л. 60—63.

в расстрел крестьян на ярмарке или забрасывание бомбами крестных ходов. С целью пресечь разгоравшийся погром, начало уличных боев с самообороной в городе вводилось военное положение. В итоге открытое вооруженное сопротивление самообороны подавлялось, но у нее сохранялись основные ресурсы для дальнейшей подрывной деятельности. А в тылу у армейских подразделений люмпенизированные элементы творили бесчинства над лишенной защиты беднейшей частью еврейского населения.

Нельзя сказать, что предпринятые властями меры по подавлению революционного движения в городе были результативными. Эпицентр восстания — Сурожская улица — так и не был занят войсками, подавляющая часть боевиков самообороны, дружин анархистов и Бунда уцелели и скрылись от законного преследования. Едва закончилась армейская операция, как в городе возобновился индивидуальный террор. Уничтожались черносотенцы и «провокаторы», оказывавшие поддержку властям во время беспорядков. Было совершено покушение на начальника охранного отделения Ходоровского, а в сентябре того же 1906 г. был убит секретарь охранного отделения. Террор продолжался и даже усиливался на протяжении осени 1906 — зимы 1907 гг.: гибли городовые, предпринято неудачное покушение на губернатора Богаевского21.

После событий в Белостоке еврейское население Западного края пребывало в сильнейшем беспокойстве из-за угрозы новой погромной волны. В Петербург отправлялись многочисленные телеграммы с призывами обеспечить защиту от черносотенцев. Правительство реагировало незамедлительно, отправляя местной администрации неизменное указание жестко пресекать любые попытки погромов, но в ответ получало лишь опровержения из-за отсутствия подлинной угрозы такого рода событий. В крае воцарилось шаткое равновесие. По сведениям Департамента полиции, «после белостокского погрома в г.г. Вильно и Ковно среди христианского населения упорно держится слух о том, что еврейское население готовится отмстить христианам за погром их единоверцев. Благомыслящий элемент из еврейского сообщества сильно встревожен этими слухами, так как уверен, что в случае проявления евреями насилия над христианами со стороны последних последует отпор, который может вызвать погром»22.

В июне 1906 г. в Гомеле противостояние достигло высокой степени напряженности. Это во многом было обусловлено давней погромной традицией, а также существованием агрессивной боевой дружины СРН во главе с Акимом Давыдовым и мощных воору-

21 Соблазн социализма: Революция в России и евреи / Сост. А. Серебренников. Париж; Москва, 1995. С. 434—435.

22 ГАРФ. Ф. 102. ОО. 1905. Д. 999. Ч. 99. Л. 119.

женных соединений Бунда. На имя Столыпина от еврейского населения города отправлялись телеграммы с призывами о помощи и требованием пресечь деятельность Черной сотни: «В городе циркулируют упорные слухи о предстоящем завтра погроме в связи с назначенным на этот день собранием СРН»23. В свою очередь местное жандармское управление реагировало: «В действительности... в г. Гомель может быть погром, только если его вызовут сами евреи, совершив террористический акт» — а черносотенцы парировали в своем стиле: «Высказываемые в телеграмме упреки являются обыкновенным еврейским лаем»24.

Ожидание погромов летом — в начале осени 1906 г. было в городах Западного края повсеместным. Так, 16 июня 1906 г. высшие армейские и полицейские чины Гомеля на встрече с руководством СРН заявили: «Еврейское население г. Гомеля находится под постоянным опасением погрома и боится начала такового со стороны именно членов СРН», — и обратились с просьбой сосредоточиться на легальной деятельности и «не давать повода» революционным группам. «Члены союза, в свою очередь, заявили, что их организация исключительно мирная... никто из членов Союза не даст повода к погрому, так как в программу Союза совершенно не входят насильственные действия». Они обратились с просьбой о заступничестве от насмешек и неоднократных случаев нападений на членов Союза и вместе с тем предупредили, что в случае убийства евреями кого-либо из начальства, нижних чинов, членов Союза и вообще русских людей они, хотя и плохо вооруженные, но объединенные своею идеей, жестоко отплатят евреям. «То есть будет полный погром»25.

Однако совершенно избежать дальнейшего кровопролития власти не удалось. События первой декады августа в польском городе Седлеце вошли в историю как последний в длинной череде аналогичных актов насилия еврейский погром. Жаботинский писал о нем: «Погромы свелись просто к огромной, животной и бессмысленной уголовщине... В Седлеце нас громили официально, без участия общественных элементов»; им же был предложен в связи с седлец-ким погромом сам термин «казенный погром»26. Схожего мнения придерживался и Диманштейн: «Был только еще один погром в городе Седлеце, но там он уже носил исключительно военный характер, без участия гражданского христианского населения»27.

Противостояние в Седлеце развивалось по традиционной схеме: «Бомбой, брошенной евреем, был убит местный полицмейстер, и

23 Там же. Л. 57.

24 Там же. Л. 86 об. Л. 94.

25 Там же. 1905. Д. 999. Ч. 39. Т. 1. Л. 89—90.

26 Жаботинский В. Указ. соч. С. 42.

27 Диманштейн С. Указ. соч. С. 181.

с ним вместе убито еще десять душ и много пострадало ранены-ми»28. Тотчас началась стрельба боевиков самообороны из заранее подготовленных позиций на чердаках окрестных домов. Мишенью стали подоспевшие полицейские подкрепления и зеваки. Завязался уличный бой. Из-за невозможности исключительно полицейскими силами подавить вооруженное антиправительственное выступление в город были введены войска.

Уже погром в Белостоке можно считать локальным проявлением гражданской войны, одной из фаз антиправительственного вооруженного восстания. Но участие в белостокских событиях «общественных элементов» и имевшие место случаи истязаний и насилия над мирным еврейским населением дают основание относить произошедшее к разряду погромов. События в Седлеце таковыми считаться не могут ни по одному из критериев, а термин «казенный погром» не выдерживает критики. Поэтому надлежит признать седлецкое противостояние антиправительственным вооруженным выступлением, подавленным войсками.

Новый накал общественного противостояния на почве взаимной неприязни еврейского и славянского населения Западного края произошел в весенние месяцы 1907 г. и был непосредственно вызван подстрекательством преобладавших во II Государственной думе депутатов социалистических партий. Успех на выборах в Думу придал импульс к ожесточению революционного террора и как следствие вызвал подъем патриотических и антисемитских чувств в общественных кругах, примыкающих к СРН. Начались вооруженные столкновения боевых дружин, прокатилась волна убийств партийных активистов. Ожидание погрома стало всеобщим и провоцировало панику в среде еврейского населения далеко за пределами черты оседлости. Тревожные телеграммы поступали в правительство из Воронежа, Владимира, Киева, Кривого Рога и практически всех крупных населенных пунктов Западного края. Из-за практически повсеместного предчувствия того, что в скором времени возобновятся самые острые формы общественного противостояния, повсюду возникали отряды самообороны. Это в свою очередь вызывало встречную агрессию местного славянского на-селения29.

Уже имевшие опыт организованной борьбы отряды самообороны, по данным полиции, весной 1907 г. ждали погромов и готовы были встретить их с оружием в руках. Из Одессы сообщали: «Организации (самообороны. — Г.К.) ожидают с завтрашнего дня погром, почему намереваются оказать вооруженное сопротивление»30. Воинственную позицию заняли боевики самообороны в Ростове-на-

28 МарковН.Е. Указ. соч. С. 115.

29 ГАРФ. Ф. 102. ОО. 1906. Д. 550. Л. 295.

30 Там же. Л. 48.

Дону, откуда доносили: «Слухи эти (о готовящемся погроме. — Г.К.) сильно повысили настроение революционных организаций и евреев, результатом чего последовало со стороны их решение выставить на случай возможных беспорядков боевую дружину под флагом "еврейской самообороны"»31. Аналогичные известия приходили из Армавира32, Владикавказа33. Наглядным свидетельством морального и организационного превосходства левого лагеря над дружинами СРН стало усиление террора с их стороны.

Ситуация накалилась до предела, и малейший неосторожный шаг мог вызвать погром и новый всплеск бунта. Однако назревавшего и тщательно подготавливавшегося и чаемого обоими противостоявшими друг другу лагерями кровопролития не произошло. Вопреки господствовавшему в либеральных кругах мнению, что погромы — «контрреволюция, подготовленная властями для противодействия освободительному движению», а борьба — «единственное средство добиться свободы»34, правительство и местная администрация осознавали пагубность и аморальность погромов как метода борьбы с революцией. Директор Департамента полиции Трусевич, в исполнение инструкций Столыпина, призывал губернаторов взрывоопасного региона «чутко относиться ко всем слухам о погромах и не допускать даже зародыш какой-либо агитации в этом смысле»35. Губернаторы в условиях крепнувшего авторитета власти и спада революционной активности масс имели возможность с большей эффективностью использовать как полицейские методы, так и агитацию, мирные увещевания населения. Залогом спокойствия могла стать лишь уверенность населения в твердости власти и ее способности адекватно и самостоятельно — без вызывающей нарекания сомнительной общественной поддержки со стороны радикально настроенных группировок — реагировать на революционный террор.

Таким образом, на протяжении 1906—1907 гг. «погромная тревога» пережила два всплеска — в июне 1906 г., после второго погрома в Белостоке, и в феврале—мае 1907 г. — в связи с деструктивным влиянием II Государственной думы. Погром в Белостоке был спровоцирован группами анархистов и Бундом, подготавливавшими вооруженное восстание и намеревавшимися отстоять «право свое» в уличных боях с армией. Путем террористических действий им удалось вызвать ответную реакцию, и основной конфликт белостокского погрома — это именно противостояние введенных в город регулярных частей и боевиков. Их столкновения

31 Там же. 1905. Д. 999. Ч. 39. Т. 1. Л. 190.

32 Там же. Л. 204.

33 Речь. 1907. 20 марта.

34 ГАРФ. Ф. 102. ОО. 1906. Д. 550. Л. 37.

35 Там же. Л. 43.

имели вялотекущий характер и не привели к подавлению бунта. Беспорядки прекратились сами собой вследствие ухода в подполье достигших своих целей революционных групп. Но собственно погромной стороне белостокских событий общественность, печать, комиссия Государственной думы придавали первостепенное значение — требовалось удовлетворить острый политический интерес в разоблачении Черной сотни.

В очищенных от террористов частях города с преимущественным еврейским населением разгорелся погром, организованный немногочисленными черносотенными дружинами, слабо подчинявшимися общепартийной дисциплине и возникшими, по сути, с началом вооруженных действий. Они намеревались оказывать помощь войскам. Однако из-за своего аморального облика никакой действенной поддержки власти они оказать не могли. Поэтому на вопрос о том, какую роль в белостокских событиях сыграл СРН именно как общеимперская политическая структура, нет прямого ответа. Вместе с тем даже самые агрессивные противники Союза не нашли возможным ставить ему в вину непосредственную организацию погрома. Вина возлагалась на Черную сотню именно в понимании Жаботинского, обозначавшего этим понятием толпу, «которая хочет погромы ради грабежа и обещанной мзды». Однако в глазах общественности вина за подстрекательство и натравливание толпы, безусловно, возлагалась на СРН.

«Погромная тревога» 1906—1907 гг. вопреки развязанной истерии и провокационным действиям революционного и черносотенного лагерей оказалась ложной по причине отсутствия соответствующего организующего импульса со стороны СРН как единственной общественной силы, способной поднять погромную волну, и благодаря последовательной политике уже окрепшей после октябрьских дней 1905 г. власти.

Список литературы

1. Будницкий О.В. Российские евреи между красными и белыми. М., 2006.

2. Диманштейн С. Очерк революционного движения среди еврейских масс // История революционного движения в отдельных очерках. Т. 1. Вып. 3. М.; Л., 1927.

3. Дубнов М. Погромные эпохи // Материалы для истории антиеврейских погромов в России. Т. 1. Пгр.; 1919.

4. Жаботинский В. Избранное. СПб., 1992.

5. Марков Н.Е. Войны темных сил. Париж, 1928.

6. Острецов В.М. Черная и красная сотни. М., 1991.

7. Соблазн социализма: Революция в России и евреи / Сост. А. Серебренников. Париж; Москва, 1995.

Поступила в редакцию 01.04.2009

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.