Научная статья на тему 'Современный терроризм и молодежь: проблемы информационно-психологического противодействия'

Современный терроризм и молодежь: проблемы информационно-психологического противодействия Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
2521
255
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ДЖИХАД / ИДЕОЛОГИЯ / ИНТЕРНЕТ / ПРОПАГАНДА / СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ / ТЕРРОРИЗМ / ЭКСТРЕМИЗМ

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Седых Наталья Сергеевна

В статье анализируются информационно-психологические технологии воздействия в целях вовлечения молодежи в религиозно-политические организации экстремистской направленности и приобщения их к террористической деятельности. В этих целях рассматриваются современные информационно-коммуникационные технологии, их роль в оптимизации системы противодействия терроризму и социальном моделировании эффективных механизмов антитеррористических мероприятий. Актуализируется зарубежный опыт, намечаются векторы повышения эффективности противодействия терроризму в современной России.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Современный терроризм и молодежь: проблемы информационно-психологического противодействия»

УДК 341.4 ББК 66.4

Наталья Седых

СОВРЕМЕННЫЙ ТЕРРОРИЗМ И МОЛОДЕЖЬ: ПРОБЛЕМЫ ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО

ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ

Аннотация: В статье анализируются информационно-психологические технологии воздействия в целях вовлечения молодежи в религиозно-политические организации экстремистской направленности и приобщения их к террористической деятельности. В этих целях рассматриваются современные информационно-коммуникационные технологии, их роль в оптимизации системы противодействия терроризму и социальном моделировании эффективных механизмов антитеррористических мероприятий. Актуализируется зарубежный опыт, намечаются векторы повышения эффективности противодействия терроризму в современной России.

Ключевые слова: джихад, идеология, интернет, пропаганда, социальные сети, терроризм, экстремизм.

Интернет и терроризм: новые возможности воздействия на молодежь

Как известно, пополнение рядов террористов, в том числе и в современной России, происходит преимущественно за счёт представителей так называемого «цифрового поколения». Ведущим способом взаимодействия и главным фактором влияния на процесс формирования их мнений, суждений, убеждений выступает Интернет. Вследствие этого интенсифицируются террористические угрозы и создаются новые риски. Эти риски имеют тенденцию к усилению, так как являются продуктом передовых современных технологий, к числу которых относятся и средства массовой коммуникации. Так, развитие движения всемирного «джихада», повлекшего за собой интенсификацию террористических угроз, является следствием глобальной информатизации социального пространства. Тотальный «джихад» выступает действенным продолжением исламизма - идейного течения в мусульманской мысли новейшего времени, основанного на представлении о необходимости утверждения в обществе и государстве в определённых географо-политических границах или в планетарном масштабе господ-

ства всеобъемлющего исламского комплекса правил поведения - шариата. Как следствие, глобальный джихад, объявленный лидерами террористических организаций, является воплощением религиозно-политического экстремизма, который рассматривается как крайнее идейно-политическое течение в исламе, провозглашающее своей главной целью установление исламских форм государственной власти путем использования различных видов вооружённого и политического на-силия1. Ведущим методом достижения заявленных социально-политических целей, является «медиаджихад», который рассматривается как равный по своей значимости войне с оружием в руках и может составлять до 90% от общих усилий экстремистов. Это объясняется тем, что вследствие активного развития цифровых технологий информационное производство и информационный обмен становятся основополагающими видами социальной деятельности. В этой связи коммуникация является главным способом формирования социального пространства, основным механизмом управления и творцом «новой социальной реальности». В силу этого ши-

1 См. об этом подробнее: Добаев И.П., Добаев А.И., Немчина В.И. Геополитика и терроризм эпохи постмо-

дерна. - Ростов-на-Дону: Изд-во ЮФУ, 2015. - 370 с.

рокомасштабная идейно-пропагандистская деятельность лидеров соответствующих организаций ведётся, преимущественно, в информационном пространстве2. Её основным объектом является молодёжь.

Сегодня террористы активно эксплуатируют самое популярное средство массовой коммуникации у молодёжи - Интернет. Специалисты обоснованно отмечают такую психологическую особенность молодых пользователей, как тревога не-подключенности, которая для некоторых достигает уровня паники. В этой связи особую обеспокоенность вызывает информационная перегруженность и, как следствие, - снижение способности формировать и оперировать знаниями (т.е. систематизировать информацию, последовательно ее осваивать, выстраивать логические связи, структурировать материал). Наряду с этим наблюдается так называемый, феномен распределённого сознания. Его особенность заключается в том, что сознание и все ментальные процедуры своеобразно распределены между человеком и разными устройствами, которым передаётся часть когнитивных функций. Вследствие этого происходит изменение процессов восприятия, памяти, мышления и познавательной активности личности. Так, современный молодой человек зачастую не считает нужным запоминать, например, сведения о каком-либо историческом событии, общественном деятеле, учёном, полагая, что в случае, если ему данная информация потребуется, он обратится к Википедии или к другому аналогичному информационному ресурсу. В то же время, фрагментарность, мозаичность, как постоянные атрибуты виртуального мира, искореняя связь между событиями, разрушают культурную память, историческое самосознание. Одновременно существенные изменения претерпевает личностная и социальная идентичность, формируемая в различных он-лайн-сообществах. В силу этого идеологи терроризма активно используют социальные медиа, как наиболее популярное сред-

2

Седых Н. С. Современный терроризм с точки зрения информационно-психологических угроз // «Национальная безопасность /nota bene». - 2012. - № 2. - C. 68-75.

ство интернет-коммуникации молодёжи. По мнению современных учёных, социальные медиа - это интерактивные цифровые способы доставки информации, средство коммуникации, где главным коммуникативным источником является Интернет. К новым социальным медиа относятся: социальные сети, блоги, интернет-форумы, подкасты, видеохостинги, вебсайты, Wiki, печатные, онлайновые и мобильные продукты. Вместе с тем, новые социальные медиа - это ещё и интерактивные площадки для общения и обмена контентом между пользователями. Например, такие, как форумы, фото-хостинги и другие творческие площадки.

Террористические организации3 используют Интернет в качестве своеобразной трибуны для пропаганды своих идей и вербовки новых сторонников. Информацию, представленную такими объединениями, условно можно разделить на две группы, имеющие различные цели:

- программные документы террористических групп, содержащие информацию, побуждающую к насильственному изменению конституционного строя и нарушению целостности России, пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности и т.п.;

- данные о способах изготовления самодельных взрывных устройств, методах осуществления преступлений террористического характера.

Попутно следует отметить, что Интернет используется как один из источников финансирования террористической деятельности, и, вместе с тем, как наиболее эффективный «координатор деятельности».

«Пропаганда радикальных идей и вербовка сторонников происходит преимущественно в популярных социальных сетях Facebook, ВКонтакте, Twitter и Youtubе; 84% молодых людей пришли в

3 Добаев И.П. Экстремистские неправительствен-

ные религиозно-политические организации как средство геополитики исламского мира // «Философия права». - 2002. - № 2.

ряды террористической организации посредством сети Интернет, 47% обратили внимание на материалы (видео и текст), размещенные онлайн, 41% присягнули на верность ИГИЛ онлайн, 19% пользовались онлайн-инструкциями при подготовке теракта (изготовление самодельных взрывных устройств и бомб)», - таковы результаты исследования научного сотрудника ОО «Конгресс религиоведов» Гульзата Би-

4

лялова .

Активизация «Исламского государства» в сети Интернет

В настоящее время большая часть распространяемых материалов относится к деятельности радикальной исламистской группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), упростившая в своём названии территориальную принадлежность и именующая себя как «Исламское государство» (ИГ). Образованное в 2006 году в Ираке путём слияния одиннадцати радикальных исламистских группировок во главе с местным подразделением «Аль-Каиды», к настоящему времени оно стало одной из богатейших террористических организаций в мире с годовым бюджетом в несколько миллиардов долларов США. Абу Бакр аль-Багдади стал именовать себя халифом. Он тут же призвал суннитов по всему миру присягнуть ему на верность. В результате это сделали около шестидесяти джихадистских организаций из тридцати стран мира. «Исламское государство» заявило о намерении продолжить «джихад» по всему миру.

На стороне ИГИЛ в Сирии сражаются 4,7 тысячи человек - уроженцев России и СНГ, заявили в декабре 2015 году эксперты оказывающей консультационные

услуги по безопасности американской компании Soufan Group5.

Радикальный проект, который исламисты пытались реализовать в северокавказском регионе России, - Имарат Кавказ (2007-2016 гг.), объединявший террористические структуры на территории РФ, так и не стал по-настоящему интернациональным6. Отряды боевиков существовали и действовали в рамках локальных этнических групп, что привело к постепенному снижению активности и потенциальной готовности совершать новые резонансные акции. Основной причиной стало перекрытие каналов финансирования со стороны «зарубежных спонсоров», и, следовательно, постепенная и необратимая криминализация групп. Эффективные действия российских силовиков, когда в течение 6-8 месяцев были почти полностью разгромлены джамааты в Кабардино-Балкарии и Ингушетии, привели к серьезной смене кадров. Время участия боевиков-исламистов в джихаде сократилось с нескольких лет до нескольких месяцев. Не имея духовных лидеров и военных наставников, особенно после нейтрализации в ноябре 2013 г. основателя «Имарата» Доку Умарова, число готовых на «уход в лес» сократилось в разы.

За 2013-2014 гг. «ИГ» распространило среди активных исламистов на Северном Кавказе призыв совершить хиджру (переселение на Ближний Восток для осуществления вооруженного джихада), который нашел немало сторонников. Управление по религиозным предписаниям Египта подготовило доклад, из которого следует, что целью террористической группировки является, в первую очередь, обеспечение притока новых рекрутов в свои ряды, в то время как «для расширения территориаль-

4 Билялов Г. Как вербуют в ИГИЛ: медиа-империя ДАИШ, профессиональный PR и онлайн-присяги террористов // «Русская Весна», 20 декабря 2015 года. URL:

http://rusvesna.su/recent_opinions/1450279359 (Режим доступа свободный).

5 Foreign Fighters: An Updated Assessment of the Flow of Foreign Fighters into Syria and Iraq. - 2015. -8 декабря. URL: http://soufangroup.com/wp-content/uploads/2015/12/TSG_ForeignFightersUpdate _FINAL3.pdf (Режим доступа свободный).

6 Добаев И.П. Террористические исламистские организации на Северном Кавказе: влияние экзогенного фактора // «Мировая экономика и международные отношения». - 2012. - № 10. - С. 13-20.

ных границ своего влияния ИГ нацелено по-прежнему на Ближний Восток»7.

Вербовка имеет разные формы, в том числе осуществляется через социальные сети для поиска вакансий. Например, сообщается, что «ИГИЛ открывает вакансии для молодых ученых»8, или «ИГИЛ открыл вакансию нефтяника с окладом $225 тысяч в год»9, «Боевики ИГИЛ испытывают потребность в квалифицированных медицинских кадрах и программистах»10. Причём, наряду с мужчинами, в ИГ активно привлекаются женщин. Например, как сообщает ИА REGNUM, четыре уроженки Карачаево-Черкесии 23-летняя Дана Му-кова, 27-летняя Алина Чотчаева, и две сестры Батчаевы — 25-летняя Мадина и 26-летняя Марина — в период с 2014 по 2015 годы выехали в Сирию и оказывают врачебную помощь боевикам в полевом гос-питале11. Подтвердилась также информация о том, что известная чеченская певица

Хазан (Аза) Батаева находится в Сирии с

12

конца 2015 года . По некоторым данным, она вышла там замуж за одного из боевиков. Следует отметить, что женщины, находящиеся в рядах ИГИЛ, представляют собой репродуктивный потенциал терро-

Доклад: ИГ сосредоточится на вербовке членов на Кавказе, Средней Азии // «РИА Новости», 13 августа 2015 года. URL: https://ria.ru/world/20150813/1181220263.html (Режим доступа свободный).

8 ИГИЛ открывает вакансии для молодых ученых // «Суть времени», 10 декабря 2015 года. URL: http://so-

l.m/news/show/igil_otkrivaet_vakansii_dlya_molodih_ uchenih (Режим доступа свободный).

9 Джихадисты из ИГИЛ приглашают на работу нефтяников // «Российско-арабский деловой совет», 17 декабря 2014 года. URL: http ://www. russarabbc.com/rusarab/index.php?ELEM ENT_ID=34490 (Режим доступа свободный).

10 Названы самые востребованные профессии в ИГИЛ // «Life», 21 октября 2015 года. URL: https://life.ru/t/новости/165549 (Режим доступа свободный).

11 Четыре уроженки Карачаево-Черкесии завербовались в ИГИЛ // «REGNUM.», 24 марта 2016 года. URL: https://regnum.ru/news/accidents/2104853.html (Режим доступа свободный).

12 Полиция с декабря 2015 года располагала ин-

формацией о нахождении Батаевой в Сирии, сообщил источник // «Кавказский узел», 22 апреля 2016 года. URL: http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/281319/ (Режим доступа свободный).

ристического государства, так как их главное предназначение - рожать «новых ша-хидов».

Боевики ведут себя как настоящие профи социального маркетинга: выкладывают в Instagram селфи с оружием и котятами, ведут трансляции боев в Twitter. У них есть собственное мобильное приложение и интернет-магазин, где можно купить футболку с логотипом террористов в знак поддержки. Активисты ИГИЛ заявили о себе и в популярной российской социальной сети «ВКонтакте».

Аудитория «Вконтакте» в массе своей представляет собой молодежь: по данным Brand Analytics, почти 2/3 авторов этой сети младше 25 лет. На более зрелую аудиторию приходится небольшая доля: 45+ - всего 1,4% активной аудитории соц-сети, 35-44 - не более 6%. Ядро «ВКонтакте» составляют пользователи 18-24 - 35,3% авторов. Согласно исследованию OnLife 2015 года, типичное поведение аудитории «ВКонтакте» - активное потребление контента (посты в пабликах, музыка, видео и т.д.). Если рассматривать такой показатель, как количество проведенного времени в той или иной соцсети, здесь, по данным TNS WEB Index, на апрель 2015 наибольшая активность пользователей наблюдается в «ВКонтакте». В среднем люди проводят внутри этой соцсети до 41 мину-

13

ты в сутки .

Активность «ВКонтакте» представители «Исламского государства» начали после блокировки их аккаунтов в Twitter и Facebook. В российской социальной сети появились страницы подразделений пропаганды боевиков — al-Itisam и англоязычного al-Hayat. Для россиян «ИГ» создали новостное сообщество Islamic State News, а также основали официальные проекты основанных ими вилаятов (государственных провинций), где ежедневно в открытой форме отчитывались о строительстве «халифата» на территории оккупированных боевиками провинций Ирака и Сирии. Здесь же публиковались сведения о

Ипполитова Н. Кто и как пользуется соц-сетями // «Sostav.ru», 27 августа 2015 года. URL: http://www.sostav.ru/publication/samye-aktivnye-sotsseti-18366.html (Режим доступа свободный).

работе с молодежью (вербовки) и казнях «предателей Аллаха». Крупнейшее на 2015 года русскоязычное сообщество сторонников «Исламского государства» ShamToday насчитывало 12 тысяч подписчиков, и было создано задолго до начала военных действий. Группу в соцсети вели члены министерства коммуникаций «Исламского государства», одного из девяти ведомств, подчиняющихся главе «халифата» — Абу Бакру аль-Багдади14.

Таким образом, социальные медиа обладают колоссальным управленческим потенциалом и поэтому используются экстремистами в качестве канала распространения радикальных идей посредством технологии виртуального вирусного маркетинга, основанного на феномене психологического заражения и нацеленного на развитие лояльности к конкретным персонам, радикальным политическим проектам, социальным доктринам и предлагаемым методам их реализации15. Известно, что виртуальный вирусный маркетинг заменил так называемое «сарафанное радио». Сегодня, идеи передаются «из уст в уста» посредством цифровых-

коммуникаций. Это позволяет осуществлять политическое манипулирование с помощью организации разного рода психологических воздействий. В частности, информационно-смысловых, которые дезориентирует человека в социальном пространстве, информационно-эмоциональных, которые апеллируют к чувственному восприятию и позволяют конструировать образы «жертв» и «врагов». И одновременно информационно-нравственных, которые разрушают представление о том, «что такое хорошо, и что такое плохо»; информационно-исторических, которые трансформируют политическую картину мира.

Васильченко В. Халифат в «ВКонтакте»: как террористы из «Исламского государства» захватывают российскую соцсеть // «Apparat», 9 сентября 2014 года. URL: http://apparat.cc/network/vk-isis/ (Режим доступа свободный).

15 Седых Н.С. Роль информационно-психологического воздействия в подготовке террористов-смертниов // «Психология и Психотехника». - 2013. - № 10. - C. 981-991.

О результате интернет-манипуляций вербовщиков террористических организаций говорит то, что в РФ заведено более тысячи уголовных дел на «участвующих» и «активно сочувствующих». Большинство попавших под влияние радикальных идей - студенты. В ходе расследования уголовных дел установлено, что половина случаев ухода молодых людей в наемники связана с вербовкой через сети Интернет.

Самое суровое наказание по делу о вербовке в декабре 2015 г. получили студенты Ставропольской медицинской академии, организовавшие «джамаат» в составе 6 человек, 2 из которых - уроженцы Дагестана. Они вербовали посредством интернет-мессенджеров, прямых призывов к терроризму, размещения постов, текстов, видео на страничках в соцсетях, доступных всем пользователям, личного общения с сокурсниками, приглашения их, как в Интернет-переписке, так и личных беседах на встречи, цель которых заключалась в проповеди идей радикального исламизма. Четыре человека, благодаря их активности, отправились воевать в Сирию. Виновные приговорены Северо-Кавказским окружным военным судом к срокам от 5 до 7 лет колонии общего режима. Преимущественно за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности и оправдание терроризма в соцсетях наказывают в виде штрафов (от 1до 35000 рублей), условного осуждения сроком от 1 до 3 лет, принудительных работ, а также от 1 до 3 лет колонии-поселения16. Для примера в США стали применять более суровые меры по отношению к лицам, поддерживающим ИГИЛ. Так, в августе 2015 г. в СМИ опубликована новость, что 17-летний Али Шукри Амин из Вирджинии приговорен к 11 годам реального заключения за активное размещение в сети пропаганды ИГИЛ 17. Однако в настоящее время

Студенты Ставропольской медицинской академии создали джамаат и вербовали в ИГИЛ // «Правозащитный центр «РОД», 1 декабря 2015 года. URL: http ://www. rod-pravo. org/studenty-

stavropolskoj-medicinskoj-akademii-sozdali-dzhamaat-i-verbovali-v-igil/ (Режим доступа свободный). 17 Мухаметзарипов И.А. Зарубежный опыт противодействия пропаганде ИГИЛ в среде «европей-

в местах лишения свободы происходит активная радикализация сознания лиц там пребывающих. Соответственно, осуждённые за вербовку, публичные призывы к экстремизму и терроризму, могут являться как объектом воздействия с целью укрепления и развития радикальных взглядов со стороны более «опытных товарищей», так и субъектом воздействия с целью радикализации взглядов «новобранцев».

Схемы и способы вовлечения молодежи в террористические организации на территории Российской Федерации

Что касается России, то на современном этапе регионом наибольшей напряженности по числу акций криминально-террористической направленности продолжает оставаться Дагестан. Согласно данным, опубликованным в региональных и федеральных СМИ, в 2015 г. зафиксировано 22 случая вербовки и публичного оправдания терроризма на территории Дагестана, а только за первые полгода 2016 г. -уже 18 случаев, при этом вербовщиками были молодые люди, как мужского, так и женского пола в возрасте от 14 до 35 лет. Аналогичные преступления фиксировались и на территории других субъектов РФ.

Схема привлечения молодежи, используемая вербовщиками ИГ, довольно проста. Состоит из трех этапов: мотивация, коммуникация, вступление в ряды террористической организации. Террористы анализируют сотни аккаунтов в социальных сетях, выбирая из них те, которые принадлежат молодым людям с большими проблемами в социализации. Зачастую сами ребята, анонсируя в своем статусе наличие личных проблем («все сложно», «одинокая волчица» и т.д.), натыкаются на вербовщика, который вводит свой аккаунт в круг общения молодого человека и ждет, когда к нему обратятся. Основная его задача на данном этапе - сформировать устойчивый интерес к изучению ислама, исламской культуры, исламских традиций.

ских» мусульман // «Казанский педагогический

журнал». - 2016. - № 3. - С. 190.

Объект вербовки изучает специальную учебно-методическую литературу, погружаясь в виртуальный мир, в котором ценности мусульманской культуры замещают более простые и понятные идеологические конструкты и концепции радикальных исламистов. Не будучи исламоведом, объект вербовочных устремлений террористов не может установить, что предмет его изучения не традиционный ислам, а исламизм, который он воспринимает за истинное учение всех мусульман. Становясь носителем «истинного знания», молодой человек дистанцируется от своих сверстников. Внутреннее отделение от социума приобретает принципиальный характер и начинает выражаться в отчужденном поведении и во внешнем виде. Когда идеология исламизма вытесняет в сознании ученика все остальные сферы интересов и увлечений, наиболее остро проявляется недостаток в общении, который необходимо восполнить установлением устойчивых связей с реальными сторонниками радикального ислама.

Общение с ними всегда осуществляется в дистанционной форме - через социальные сети. Оно призвано укрепить молодого человека в правильности выбранного пути. Отделение от объективной действительности становится наиболее полным и выйти из этого состояния самостоятельно практически невозможно, так как любые колебания отслеживаются и попытки прервать общение пресекаются.

На последнем этапе объект вербовки выводится на территорию деятельности террористической группы. Предлогом может стать встреча с идеологом, который к данному моменту становится кумиром и легендой; или же возможность выполнения «особой миссии». Потребность в признании и в приобретении социального статуса у молодежи является одной из доминирующих черт и мотивов, поэтому получение этого в кратчайшие сроки становится определяющим мотивом для всех дальнейших действий.

На последнем этапе определяется место встречи, разрабатывается маршрут передвижения, транспортная карта, готовятся необходимые документы, вербуемо-

го снабжают минимально необходимыми финансовыми средствами. Одновременно его предупреждают, что поездку нужно организовать втайне от родственников и друзей, так как они могут помещать ему в «продвижении по карьерной лестнице». В итоге молодой человек исчезает: его нет в университете, на работе, он не возвращается домой, не отвечает на звонки и письма в сетях. Нередко к тому времени молодой человек уже успевает покинуть границы Российской Федерации. Достигнув пункта назначения, с ним устанавливают контакт террористы, делая открытое вербовочное предложение, при этом непринятие его становится практически нереальной задачей. В результате еще один представитель террористической группы готов к исполнению своих новых обязанностей.

Специфика осуществления антитеррористической деятельности в Российской Федерации в виртуальной среде

В России в последние годы осуществляется масштабная профилактическая антитеррористическая деятельность. В частности, только в 2015 г. прекращен доступ к более 800 сайтам террористической направленности, ещё с 4,5 тыс. страниц в Интернете удалена экстремистская информация. Только за первый квартал 2016 г. подразделениями «Р» МВД России заблокировано около 800 акаунтов и более 150 сайтов террористической направленности, с 2,5 тыс. страниц в Интернет уда-

18

лена экстремистская информация . Однако следует отметить, что высокая степень децентрализации сети сводит на нет эффект закрытия отдельных аккаунтов, так как их место быстро занимают новые. Более того, большая часть серверов экстремистских сайтов находятся за пределами юрисдикции Российской Федерации, на территории США, Финляндии, Германии и др., некоторые же вообще расположены в «сетях-анонимайзерах», предусматривающих абсолютную анонимность.

Таким образом, очевидно, что сегодня лидеры террористических организаций делают ставку на информационный терроризм, проявляющийся в прямом воздействии на психику и сознание молодых людей в целях формирования нужных мнений и суждений, определенным образом направляющих их поведение. Интернет-технологии позволяют охватывать большую аудиторию и взаимодействовать с жителями разных регионов, распространяя радикальные идеи. Это порождает новые социальные риски, пронизывающие все общественные слои, группы, одни из которых выступают субъектами, а другие -объектами риска.

В этой связи в России следует разрабатывать новые способы и методы осуществления идеолого-пропагандистской и разъяснительной деятельности. Как представляется, необходимо дальнейшее развитие методов информационного антитерроризма. Противодействие идеологии терроризма, по мнению экспертов, должно стать составной частью общей информационной политики государства. Отметим, что информационная политика государства - это способность и возможность субъектов политики воздействовать на сознание, психику людей, их поведение и деятельность с помощью информации в интересах государства и гражданского общества. К объектам информационной политики относится информационная безопасность. Ее структурным компонентам выступает информационно-психологическая безопасность, подразумевающая эффективное использование всех имеющихся информационных ресурсов с целью обеспечения защиты общества, отдельных его групп и личности от негативного воздействия деструктивных видов, и форм информации. Согласно официальной позиции представителей НАК, в целях предупреждения развития различных форм деструктивного социального поведения, в том числе терроризма, необходимо воздействовать на общественное сознание и создавать само-

18 Рабочие материалы автора.

воспроизводящуюся систему идей и эффективных каналов их распространения19.

Антитеррористическая деятельность: зарубежный опыт и возможность его использования в России

На современном этапе первоочередной для всей мировой общественности становится задача предотвращения вербовки в экстремистские сообщества. Для ее выполнения необходим комплекс мероприятий, направленных на формирование общенациональной идентичности. Например, в Австрии с 2011 г. действует программа «Вместе: Австрия», которая комбинирует информационную кампанию в Интернете и элементы школьной програм-мы20. Важный механизм австрийской программы по интеграции мигрантов — привлечение к ней успешных представителей диаспор для лекций в школах. В 2014 г. программа была дополнена новой инициативой «Я горжусь», ставшей одной из самых успешных информационных кампаний австрийского правительства в социальной сети Facebook. Пользователям было предложено снять и загрузить короткий видеоролик о том, чем они гордятся в своей стране. Особое внимание при этом было уделено аудитории мигрантов. В течение только первых двух недель около 50 тыс. пользователей загрузили материал на Facebook, 2,5 тыс. - воспользовались сервисом Twitter. К кампании активно подключились объединения национальных и религиозных меньшинств. Примером такой кампании в РФ выступает проект «Я помню, я горжусь!», выразителем которой стала георгиевская ленточка.

Одновременно необходима выработка программы борьбы с экстремизмом в системе образования. В этой связи показателен опыт Франции, где действует специальная программа Министерства образования и науки «Большая мобилизация

19 См. Об этом: Добаев И.П. Радикализация ислама в современной России. - Москва — Ростов-на-Дону: «Социально-гуманитарные знания», 2014. -С. 251-282.

20 Integration: stolzdrauf-Kampagne kostete 326.000 Euro // «Die Presse». - 2015. - 28 янв.

образования в поддержку ценностей Республики», опубликованная 9 февраля 2015 21

года . Аналогичные меры принимаются в Австрии и Германии.

Подчеркнём, что в целях предотвращения вербовки в экстремистские сообщества, в условиях глобальной информатизации принципиальное значение имеет создание специального программного обеспечения для мониторинга интернет-активности. Так, в Великобритании, согласно новому антитеррористическому законодательству, которое вступило в силу 1 июля 2015 г., школы должны использовать специальное программное обеспечение, которое будет осуществлять мониторинг интернет-активности учеников, включая их переписку в соцсетях, на предмет характерных терминов, которые употребляют вербовщики террористов22.

Представляет практический интерес и опыт некоторых мусульманских государств. Например, набирает обороты противодействие терроризму даже в оплоте исламского суннизма - Королевстве Саудовская Аравия. Выработанная после известных событий 11 сентября 2001 г. в США стратегия саудовских властей по противодействию терроризму включает в себя 3 составляющие: «люди, деньги, умы». «Люди» - это выявление, арест и осуждение террористов, разгром их структур. «Деньги» - это меры по усилению контроля над финансовыми потоками, идущими к террористам и экстремистам по разным каналам, включая перевозку денежных средств курьерами. Борьба «за умы» является, по мнению саудовских властей, самой сложной составляющей контртеррористической стратегии и требует длительного времени.

21 Grande mobilisation de l'École pour les valeurs de la République: lancement des Assises // «Educa-tion.gouv.fr», 9 февраля 2015 года. URL: http://www.education.gouv.fr/cid86129/grande-mobilisation-ecole-pour-les-valeurs-republique-lancement-des-assises.html (Режим доступа свободный).

22 Schools monitoring pupils' web use with 'anti-radicalisation software' // «The Guardian», June 10, 2015. URL: https://www.theguardian.com/uk-news/2015/jun/10/schools-trial-anti-radicalisation-software-pupils-internet (Режим доступа свободный).

«Борьба за умы»: эта работа, помимо официальных заявлений саудовского правительства и религиозных деятелей, включает в себя ряд мероприятий по противодействию экстремистской идеологии, среди них: проведение активной антиэкстремистской кампании в СМИ с использованием различного рода объявлений, рекламных щитов и Интернета; распространение книг и памфлетов, видеодисков и кассет в школах, медресе, мечетях; перевоспитание тех богословов, которые проповедуют экстремистскую идеологию. Этим занимаются проповедники в 20 тыс. из 70 тыс. мечетей, в связи с чем саудовские власти постоянно проводят в них «просветительские» семинары и лекции.

В тюрьмах страны осуществляется программа реабилитации лиц, осужденных за терроризм или экстремизм, включая переданных американцами узников из тюрьмы на базе Гуантанамо. Только в 20042009 гг. эту программу прошли 4300 человек. После ее завершения рецидивы наблюдались примерно у 20 процентов участников, а потому ее можно считать достаточно эффективной1.

Принятые саудовскими властями меры, безусловно, снижают уровень террористической угрозы. Тем не менее, в Саудовской Аравии терроризм остается актуальным явлением. В этой связи властями КСА признается необходимым принятие дополнительных мер как законодательного, так исполнительного и идеологического характера по противодействию

23.

терроризму23.

Опыт борьбы зарубежных, в том числе арабских государств, с распространением влияния идеологии исламского фундаментализма свидетельствует о необходимости комплексного подхода к решению проблемы и в Российской Федерации, которая имеет социальные, политические, экономические, культурно-исторические и религиозно-этнические корни. Эффективное противостояние государства этой угрозе возможно при условии объединения

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

усилий всех институтов государства, наступательного информационного противодействия и наличия поддержки правительства со стороны влиятельных религиозных и общественных деятелей, гражданского общества.

Назрела также необходимость в проведении комплексного междисциплинарного исследования, нацеленного на создание информационно-

коммуникативных методик, опирающихся на позитивный потенциал ислама и основанных на вербально-смысловых конструктах, позволяющих идеологически разоружать пропагандистов радикализма в информационном пространстве и предотвращать вовлечение молодёжи в деятельность террористических организаций. Очевидно, что в современных условиях социальные медиа должны стать эффективными каналами распространения не разрушительных, а созидательных идей. Таким образом, актуализировалась потребность повышения эффективности мероприятий, осуществляемых в рамках реализации информационной политики в молодёжном сегменте, развития эффективных стратегий, методов и методик использования социальных медиа в обеспечении информационной безопасности и предотвращении террористического наёмничества в молодёжной среде.

23 Добаев И.П. Радикализация ислама в современной России. — Москва - Ростов-на-Дону: «Социально-гуманитарные знания», 2014. - С. 261-262.

Источники и литература:

1. Билялов Г. Как вербуют в ИГИЛ: медиа-империя ДАИШ, профессиональный PR и онлайн-присяги террористов // «Русская Весна», 20 декабря 2015 года. URL: http://rusvesna.su/recent_opinions/145027935 9 (Режим доступа свободный).

2. Васильченко В. Халифат в «ВКонтакте»: как террористы из «Исламского государства» захватывают российскую соцсеть // «Apparat», 9 сентября 2014 года. URL: http://apparat.cc/network/vk-isi s/ (Режим доступа свободный).

3. Добаев И.П., Добаев А.И., Немчина В.И. Геополитика и терроризм эпохи постмодерна. - Ростов-на-Дону: Изд-во ЮФУ, 2015. - 370 с.

4. Добаев И.П. Радикализация ислама в современной России. — Москва - Ростов-на-Дону: «Социально-гуманитарные знания», 2014.- С. 251-282.

5. Добаев И.П. Террористические исламистские организации на Северном Кавказе: влияние экзогенного фактора // «Мировая экономика и международные отношения». - 2012. - № 10. - С. 13-20.

6. Добаев И.П. Экстремистские неправительственные религиозно-политические организации как средство геополитики исламского мира // «Философия права»». -2002. - № 2.

7. Доклад: ИГ сосредоточится на вербовке членов на Кавказе, Средней Азии // «РИА Новости», 13 августа 2015 года. URL: https://ria.ru/world/20150813/1181220263.ht ml (Режим доступа свободный).

8. Джихадисты из ИГИЛ приглашают на работу нефтяников // «Российско-арабский деловой совет», 17 декабря 2014 года. URL:

http://www.russarabbc.com/rusarab/index.php ?ELEMENT_ID=34490 (Режим доступа свободный).

9. ИГИЛ открывает вакансии для молодых ученых // «Суть времени», 10 декабря 2015 года. URL: http://so-l.ru/news/show/igil_otkrivaet_vakansii_dlya_ molodih_uchenih (Режим доступа свободный).

10. Ипполитова Н. Кто и как пользуется соцсетями // «Sostav.ru», 27 августа 2015 года. URL: http://www.sostav.ru/publication/samye-aktivnye-sotsseti-18366.html (Режим доступа свободный).

11. Мухаметзарипов И.А. Зарубежный опыт противодействия пропаганде ИГИЛ в среде «европейских» мусульман // «Казанский педагогический журнал». - 2016. - № 3. - С. 190.

12. Названы самые востребованные профессии в ИГИЛ // «Life», 21 октября 2015 года. URL: https://life.ru/t/новости/165549 (Режим доступа свободный).

13. Полиция с декабря 2015 года располагала информацией о нахождении Батаевой в Сирии, сообщил источник // «Кавказский узел», 22 апреля 2016 года. URL: http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/281319/ (Режим доступа свободный).

14. Рабочие материалы автора.

15. Седых Н.С. Роль информационно-психологического воздействия в подготовке террористов-смертниов // «Психология и Психотехника»». - 2013. - № 10. - C. 981-991.

16. Седых Н. С. Современный терроризм с точки зрения информационно-психологических угроз // «Национальная безопасность / nota bene»». - 2012. - № 2. -C. 68-75.

17. Студенты Ставропольской медицинской академии создали джамаат и вербовали в ИГИЛ // «Правозащитный центр «РОД»», 1 декабря 2015 года. URL:

http://www.rod-pravo.org/ studenty-stavropolskoj-medicinskoj-akademii-sozdali-dzhamaat-i-verbovali-v-igil/ (Режим доступа свободный).

18. Четыре уроженки Карачаево-Черкесии завербовались в ИГИЛ // «REGNUM», 24 марта 2016 года. URL: https ://regnum .ru/news/accidents/2104853.ht ml (Режим доступа свободный).

19. Foreign Fighters: An Updated Assessment of the Flow of Foreign Fighters into Syria and Iraq. - 2015. - 8 декабря. URL: http:// soufangroup. com/wp-

con-

tent/uploads/2015/ 12/TSG_ForeignFightersU pdate_FINAL3.pdf (Режим доступа свободный).

20. Grande mobilisation de l'École pour les valeurs de la République: lancement des Assises // «Education.gouv.fr», 9 февраля 2015 года. URL: http://www.education.gouv.fr/cid86129/grand e-mobilisation-ecole-pour-les-valeurs-republique-lancement-des-assises.html (Режим доступа свободный).

21. Integration: stolzdrauf-Kampagne kostete 326.000 Euro // «Die Presse». - 2015. - 28 янв.

22. Schools monitoring pupils' web use with 'anti-radicalisation software' // «The Guardian», June 10, 2015. URL: https://www.theguardian.com/uk-news/2015/jun/10/schools-trial -anti -radicalisation-software-pupils-internet (Режим доступа свободный).

Natal'ya Sedykh

MODERN TERRORISM AND YOUTH: PROBLEMS OF INFORMATION AND PSYCHOLOGICAL RESISTANCE

Summary: The article analyzes information and psychological technologies of influence with the aim of involving young people in religious and political organizations of extremist orientation and involving them in terrorist activities. To this end, modern information and communication technologies, their role in optimizing the system of countering terrorism and social modeling of effective mechanisms of anti-terrorist measures are considered. Foreign experience is being updated, vectors for increasing the efficiency of countering terrorism in modern Russia are being outlined.

Keywords: jihad, ideology, Internet, propaganda, social networks, terrorism, extremism.

Sources and Literature:

1. Bilyalov G. How to recruit in IGIL: mediaempire of the DAISh, professional PR and online oath of terrorists // "Russkaya Vesna", December 20, 2015. URL: http://rusvesna.su/recent_opinions/145027935 9 (Free access). (in Russian)

2. Vasilchenko V. Khalifat in "VKontakte": how the terrorists from the "Islamic state" seize the Russian social network // «Apparat», September 9, 2014. URL:

http://apparat.cc/network/vk-isi s/ (Free

access). (in Russian)

3. Dobayev I.P., Dobayev A.I., Nemchin V.I. Geopolitics and terrorism of the post-modern era. - Rostov-on-Don: Publishing house SFU, 2015. - 370 p. (in Russian)

4. Dobayev I.P. Radicalization of Islam in modern Russia. - Moscow - Rostov-on-Don: "Social and Humanitarian Knowledge", 2014. - P. 251-282. (in Russian)

5. Dobayev I.P. Terrorist Islamist organizations in the North Caucasus: the influence of an exogenous factor // "Mirovaya economika I megdunarodniye otnosheniya". -2012. - №. 10. - P. 13-20. (in Russian)

6. Dobayev I.P. Extremist non-governmental religious and political organizations as a means of geopolitics of the Islamic world // «Philosophiyaprava». - 2002. - № 2. (in Russian)

7. Report: IG will concentrate on recruiting members in the Caucasus, Central Asia // «RIA Novosti», August 13, 2015. URL: https://ria.ru/world/20150813/1181220263.ht ml (Free access). (in Russian)

8. Jihadists from IGIL invite oil workers to work // «The Russian-Arab Business Council», December 17, 2014. URL: http://www.russarabbc.com/rusarab/index.php ?ELEMENT_ID=34490 (Free access). (in Russian)

9. ISIS opens vacancies for young scientists // "Sut' vremeni", December 10, 2015. URL: http://so-

l.ru/news/show/igil_otkrivaet_vakansii_dlya_ molodih_uchenih (Free access). (in Russian)

10. Ippolitova N. Who and how to use social networks // "Sostav.ru", August 27, 2015. URL:

http://www.sostav.ru/publication/samye-aktivnye-sotsseti-18366.html (Free access). (in Russian)

11. Mukhametzaripov I.A. Foreign experience of countering the propaganda of IGIL among "European" Muslims // "Kazanskiy pedagogicheskiy journal". - 2016. - № 3. - P. 190. (in Russian)

12. The most popular professions are called in the IGIL // "Life", October 21, 2015. URL: https://life.ru/tZnews/165549 (Free access). (in Russian)

13. Since December 2015, the police have had information about the presence of Batayev in

Syria, the source said // "Kavkazskiy uzel", April 22, 2016. URL: http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/281319/ (Free access). (in Russian)

14. Working materials of the author.

15. Sedykh N.S. The role of information and psychological influence in the training of suicide bombers // "Psychologiya i Psychotechnica". - 2013. - № 10. - P. 981991. (in Russian)

16. Sedykh N.S. Modern terrorism in terms of information and psychological threats // "Nationalnaya bezopasnost'/ nota bene". -2012. - № 2. - P. 68-75. (in Russian)

17. Students of the Stavropol Medical Academy created a jamaat and recruited in IGIL // "Pravozacsitniy center "ROD", December 1, 2015. URL: http://www.rod-pravo.org/studenty- stavropolskoj -medicinskoj-akademii-sozdali-dzhamaat-i-verbovali-v-igil/ (Free access). (in Russian)

18. Four natives of Karachay-Cherkessia enlisted in IGIL // "REGNUM', March 24, 2016. URL: https://regnum.ru/news/accidents/2104853.ht ml (Free access). (in Russian)

19. Foreign Fighters: An Updated Assessment of the Flow of Foreign Fighters into Syria and Iraq. - 2015. - December 8. URL: http://soufangroup.com/wp-

con-

tent/uploads/2015/12/TSG_ForeignFightersU pdate_FINAL3.pdf (Free access). (in English)

20. Grande mobilisation de l'École pour les valeurs de la République: lancement des Assises // «Education.gouv.fr», 9 февраля 2015 года. URL: http://www.education.gouv.fr/cid86129/grand e-mobilisation-ecole-pour-les-valeurs-republique-lancement-des-assises.html (Free access). (in English)

21. Integration: stolzdrauf-Kampagne kostete 326.000 Euro // «Die Presse». - 2015. - January 28. (in English)

22. Schools monitoring pupils' web use with 'anti-radicalisation software' // «The Guardian», June

10, 2015. URL: https://www.theguardian.com/uk-news/2015/jun/10/schools-trial-anti-radicalisation-software-pupils-internet (Free access). (in English)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.