Научная статья на тему 'Современные тенденции и проблемы миграции в приграничном регионе России: дальний Восток'

Современные тенденции и проблемы миграции в приграничном регионе России: дальний Восток Текст научной статьи по специальности «Социальная и экономическая география»

CC BY
914
142
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по социальной и экономической географии, автор научной работы — Мотрич Екатерина Леонидовна, Изотов Дмитрий Александрович

В статье анализируются тенденции и проблемы миграционных процессов Дальнего Востока России в 2010-е годы. Отмечаются ограничения в приросте численности населения Дальнего Востока за счет миграции. Выявлено, что реализация современных государственных решений применительно к дальневосточному региону не создает реальных предпосылок для увеличения доходов населения. Доказывается, что для привлечения населения на Дальний Восток необходимо экономическое развитие региона, способное увеличить его доходы, сопоставимые с доходами более успешных федеральных округов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Modern Trends and Problems of Migration in a Russian Border Region: The Far East

The article has analyzed trends and problems in migration processes in the Far East of Russia in the 2010s. There are restrictions on population growth in the Far East due to migration. It has been determined that the implementation of modern policy decisions with regard to the Far East region does not create real prerequisites for increasing the incomes of the population. It has been proved that, in order to attract population to the Far East, it is necessary to institute economic development in the region that can increase incomes and make them comparable to other more successful federal districts.

Текст научной работы на тему «Современные тенденции и проблемы миграции в приграничном регионе России: дальний Восток»

РЕГИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ

Е.Л. Мотрич, Д.А. Изотов

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ И ПРОБЛЕМЫ МИГРАЦИИ В ПРИГРАНИЧНОМ РЕГИОНЕ РОССИИ: ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

В статье анализируются тенденции и проблемы миграционных процессов Дальнего Востока России в 2010-е годы. Отмечаются ограничения в приросте численности населения Дальнего Востока за счет миграции. Выявлено, что реализация современных государственных решений применительно к дальневосточному региону не создает реальных предпосылок для увеличения доходов населения. Доказывается, что для привлечения населения на Дальний Восток необходимо экономическое развитие региона, способное увеличить его доходы, сопоставимые с доходами более успешных федеральных округов.

Введение. Миграция населения, свободное перемещение трудовых ресурсов в стране являются важнейшими процессами, способствующими трансформации социально-экономических систем, выравниванию цен на факторы производства и развитию национальной экономики. Процесс глобализации приводит к смещению современных эмпирических оценок миграционных процессов стран мира в направлении изучения межстрановых взаимодействий [1]. В общем массиве исследований по данной проблематике внутри- и межрегиональные типы миграции изучаются эпизодично - преимущественно для протяженных в пространстве развивающихся стран, испытывающих в настоящее время «бум» урбанизации [2; 3].

Несмотря на то, что изучению общих проблем миграционных процессов, происходящих в России, посвящено достаточно большое число фундаментальных исследований [4-6], исследования внутри- и межрегиональной миграции малочисленны [710]. Это выглядит парадоксально, поскольку трансформационные изменения способствовали генерации процессов нарастающего пространственного неравенства, дивергенции центральных и периферийных территориальных систем, что способствовало активизации внутристрановых миграционных процессов.

В последнее время уделяется повышенное внимание социально-экономическому развитию дальневосточного региона. Сравнительно недавно были образованы новые федеральные органы власти и управления Дальним Востоком России, реализующие стратегические решения по обеспечению ускоренного развития экономики, улучшения социально-демографической ситуации, привлечения и закрепления населения, развития инфраструктуры и улучшения инвестиционного климата региона. Знаковыми событиями являются саммит АТЭС-2012 (г. Владивосток, о. Русский) и Восточный экономический форум (учрежденный Указом Президента РФ), для организации которых были созданы современные дорогостоящие объекты инфраструктуры на юге Дальнего Востока.

Тем не менее, численность населения Дальнего Востока продолжает сокращаться [11], а темпы роста региональной экономики остаются ниже среднероссийских. На наш взгляд, следует проанализировать взаимосвязь миграционных процессов и реализации зафиксированных в ряде программных документов стратегических государственных решений относительно дальневосточного региона.

Миграционные потоки и взаимодействия регионов Дальнего Востока1. Дальний Восток в отличие от других федеральных округов России характеризуется долгосрочным сокращением численности населения [12] и его доли в общей численности населения страны2 (рис. 1) [13; расчет авторов].

Рис.1. Миграционное сальдо ( И ) и численность населения (-♦-) Дальнего Востока, тыс. чел. (левая шкала)

По численности и плотности (1 чел./кв. км) населения Дальний Восток продолжает занимать последнее место среди федеральных округов России, оставаясь в лидерах по сокращению населения. После Всесоюзной переписи 2010 г. убыль населения продолжалась только в Дальневосточном и Приволжском федеральных округах, позже к ним присоединились Северо-Кавказский и Сибирский федеральные округа. В долгосрочном периоде, помимо естественной убыли населения Дальнего Востока, главным источником сокращения его численности является миграционный отток. В 1992-2016 гг. регион покинули 1,49 млн. чел., что соответствует четверти текущей численности его населения: Республика Саха (Якутия) потеряла каждого девятого жителя, Приморский и Хабаровский края - шестого, Еврейская автономная область (ЕАО) и Амурская область - четвертого, Камчатский край и Сахалинская область - третьего, Магаданская область и Чукотский АО - каждого второго.

Являясь открытой системой, Дальний Восток характеризуется наличием всех миграционных потоков: внутрирегиональных, межрегиональных (с федеральными округами и их субъектами) и внешних (со странами СНГ и дальним зарубежьем). Внутрирегиональная миграция не влияет на общую численность Дальнего Востока в целом, а лишь способствует изменению численности населения одних дальневосточных субъектов Федерации за счет других. Миграционная активность населения внутри Дальнего Востока интенсифицируется за счет перемещения населения из малых городов в крупнейшие региональные агломерации и передвижения населения в города из сельской местности5. В данном типе миграции более активно население Республики Саха (Якутия), Приморского и Хабаровского краев (хотя эти регионы не имели миграционного прироста, так как теряли свое население в результате межрегионального движения). Тем не менее, в 2011 г. во внутрирегиональном потоке на эти территории приходилось 69,5% (74,1 тыс. чел.), в 2016 г. -72,5% (90,6 тыс. чел.). Наибольший рост внутренней миграции (в три раза)

1 Дальний Восток и Дальневосточный федеральный округ (ДФО) в статье рассматриваются как синонимы.

2 В 2016 г. этот показатель 4,2% (в 1992 г. — 5,5%).

5 За 2011-2016 гг. рост составил 17,1%.

за 2011-2016 гг. приходился на Чукотский АО, что связано с плановым введением на проектную мощность хозяйственных объектов, требующих дополнительной рабочей силы. ЕАО и Магаданская область во внутрирегиональных потоках населения за 20112016 гг. характеризовались отрицательными значениями (рис. 2) [13].

Рис.2. Внутрирегиональные потоки населения в субъектах Дальнего Востока: □ 2016 г.; И 2011 г.

Для Дальнего Востока длительное время характерно отрицательное сальдо миграционного взаимодействия с другими федеральными округами России. В 2016 г. относительно 2010 г. результативность миграционного взаимодействия Дальнего Востока с федеральными округами повысилась: на 100 выбывших за пределы региона в другие федеральные округа в 2010 г. приходилось 38 прибывших, а в 2016 г. - 69 (табл. 1).

Таблица 1

Результаты миграционных взаимодействий ДФО с федеральными округами РФ, чел.

ФО Миграционное сальдо Результативность миграции

2010 г. 2016 г. 2010 г. 2016 г.

РФ -30438 -25076 38 69

ЦФО -11689 -7706 23 61

СЗФО -4307 -7208 26 50

ЮФО -5368 -8916 28 48

СКФО -554 166 66 108

ПФО -2751 -1325 51 83

УФО -1177 -440 48 87

СФО -4592 353 59 102

Источник: [13]; расчет авторов.

Наибольший масштабный миграционный отток за пределы ДФО направлен в Южный, Центральный, Северо-Западный ФО. Если в 2010 г. на эти три округа приходилось 70,2% совокупного отрицательного сальдо по Дальнему Востоку, то в 2016 г. (при снижении общего миграционного сальдо) - 95,0%. Таким образом, данные округа превратились в основные центры притяжения выезжающих за пределы Дальнего Востока. В 2016 г. Северо-Кавказский и Сибирский округа внесли положительный вклад в прирост численности в указанных округах, так как отток в них населения с Дальнего Востока замедлился.

Продолжительность проживания в регионе также сказывается на мотивации миграционного поведения. Потенциальными мигрантами являются прожившие на Дальнем Востоке относительно короткое время. Как показывают данные Всероссийских переписей населения, в субъектах ДФО проживало с рождения менее половины жителей: в 2002 г. - 48,7%, в 2010 г. - 40,3% [14; 15]. Таким образом, небезосновательно предположение об усилении в перспективе миграционного оттока населения с Дальнего Востока в другие регионы страны.

Масштабы миграционных взаимодействий Дальнего Востока с зарубежными странами (страны СНГ и дальнее зарубежье) существенно меньше, чем с федеральными округами России. В отличие от межрегиональной миграции Дальний Восток имеет положительное сальдо в миграционном партнерстве с зарубежными странами в целом. Длительный опыт взаимодействий со странами ближнего зарубежья, подкрепленный наличием единого институционального пространства в советский период времени, обусловливает традиционно больший миграционный обмен Дальнего Востока со странами СНГ по сравнению с дальним зарубежьем (табл. 2).

Таблица 2

Миграционное сальдо субъектов ДФО со странами СНГ и дальнего зарубежья, чел.

Субъект ДФО Всего В том числе

со странами СНГ со странами дальнего зарубежья

2011 г. 2016 г. 2011 г. 2016 г. 2011 г. 2016 г.

ДФО 14614 7901 11754 9029 2860 -1128

Респ. Саха (Якутия) 684 657 682 658 2 -1

Камчатский край 2388 823 2349 733 39 90

Приморский край 6487 1243 4244 2115 2243 -872

Хабаровский край 1904 2867 1295 2549 609 318

Амурская обл. 159 110 189 922 -30 -812

Магаданская обл. 379 1019 381 1026 -2 -7

Сахалинская обл. 2302 1031 2310 880 -8 151

ЕАО 71 73 68 69 3 4

Чукотский АО 240 78 236 77 4 1

Источник: ([15]; расчет авторов).

В последние годы положительное сальдо со странами СНГ, зависимое от колебаний активности национальной и региональной экономики, уменьшилось на 23,2%: с 11754 чел. в 2011 г. до 9029 чел. в 2016 г. За эти годы прибывших стало больше на 72,5%, а число выбывших увеличилось в 6,9 раза. Отмечается возрастающее положительное миграционное сальдо только для трех из девяти субъектов региона (Амурская и Магаданская области, Хабаровский край). Динамика результативности миграции со странами СНГ в отличие от аналогичного показателя межрегиональной миграции развивалась иначе: если показатель по России в целом в 2016 г. составил 69 чел. прибывших на 100 чел. выбывших, то со странами СНГ снизился до 62 чел. в 2016 г. по сравнению с 645 чел. в 2011 г.

В перспективе миграционное взаимодействие Дальнего Востока со странами СНГ будет зависеть от совокупности факторов, главным из которых является сравнительное социально-экономическое развитие принимающей стороны (Россия и Дальний Восток). В 2011 г. было больше прибывших из стран СНГ относительно числа выбывших в 6,4 раза, в 2016 г. - в 1,6 раза. Это, безусловно, говорит о снижении привлекательности дальневосточного региона для мигрантов из стран СНГ. Дальний Восток потенциально мог бы численно прирастать за счет мигрантов из стран СНГ. Долгосрочная миграционная политика на территории Дальнего Востока должна быть направлена на закрепление мигрантов из стран СНГ с тем, чтобы

последующие их поколения, выросшие в русской среде, не имели проблем с интеграцией [16, с. 602].

Уменьшается миграционное взаимодействие Дальнего Востока и со странами дальнего зарубежья. Если в 2011 г. миграционный прирост за счет этих стран достигал 2860 чел., то в 2015 г. - 445 чел., т.е. всего 15,6% уровня 2011 г., а в 2016 г. миграционное сальдо вовсе оказалось отрицательным. Следует отметить, что такую ситуацию в миграционном партнерстве со странами дальнего зарубежья можно объяснить тем, что в 2011 г. преобладающая часть мигрантов из этих стран была задействована на строительстве объектов для Саммита АТЭС-2012, по завершении которых работавшие на них мигранты выехали. В настоящее время из девяти субъектов Дальнего Востока положительное миграционное партнерство со странами дальнего зарубежья сохраняют только Хабаровский и Камчатский края, Сахалинская область (буквально единичный прирост имеет место в ЕАО и на Чукотке). Значительное сокращение миграционного сальдо Дальнего Востока со странами дальнего зарубежья проявилось в существенном изменении результативности миграции: в 2011 г. на 100 выбывших приходилось 348 прибывших, в 2016 г. - лишь 91 прибывший. Положительное сальдо в миграционном взаимодействии со странами дальнего зарубежья в настоящее время сохраняют только Камчатский и Хабаровский края, Сахалинская область и в минимальных размерах - ЕАО и Чукотский АО.

Миграционные проблемы Дальнего Востока и нововведения в государственной политике. В последнее время уделяется повышенное внимание к социально-экономическому развитию дальневосточного региона [17]. Сравнительно недавно были образованы новые федеральные органы власти и управления Дальним Востоком России: АО «Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона», Министерство развития Дальнего Востока и Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке. Повышен статус представителя Президента РФ в регионе до заместителя председателя российского правительства, обеспечивающего реализацию конституционных полномочий главы государства на территории региона. Совместно с профилирующими федеральными министерствами и ведомствами, а также с органами власти и управления дальневосточных субъектов Федерации, перечисленные выше органы власти и управления Дальним Востоком в настоящее время реализуют стратегические решения по обеспечению условий для ускоренного развития экономики и инфраструктуры, улучшения инвестиционного климата региона, а также кардинального улучшения социально-демографической ситуации в регионе и миграционного прироста населения.

Одним из подходов к достижению перечисленных ориентиров является реализация комплексных программ развития, предполагающих осуществление различного рода инвестиционных проектов, ориентированных на экономическое и социальное развитие региона. Основная программа - Федеральная целевая программа (ФЦП) «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Байкальского региона» (до 2018 г. и до 2025 г)4. Главной целью данной ФЦП является формирование условий для ускоренного развития Дальнего Востока, превращения его в конкурентоспособный регион с диверсифицированной экономикой, в структуре которой преобладают высокотехнологичные производства с высокой добавленной стоимостью. По мнению разработчиков программы, для достижения данной цели необходимо обеспечить следующие условия:

- превышение регионом среднегодового темпа прироста совокупного ВРП всех субъектов России на 1,5 проц. п.;

- сбалансированный приток инвестиций в проекты региона;

4Кроме того, см. ФЦП «Социально-экономическоеразвитие Курильских островов (Сахалинская область)».

- конкурентоспособность экономики региона на основе оптимизации тарифов, поддержку внедрения технологических инноваций и повышения качества институтов;

- опережающее развитие инфраструктурного комплекса региона;

- формирование на территории региона благоприятного инвестиционного климата, создание равных с территориями европейской части России возможностей для ведения бизнеса и жизни населения, в том числе с использованием бюджетных, налоговых, таможенных и тарифных преференций;

- обеспечение миграционного прироста с преобладанием квалифицированных специалистов при обеспечении на территории региона среднеевропейского уровня жизни населения.

Следующим решением органов федеральной власти по активизации развития Дальнего Востока является создание специальных экономических зон («Свободный порт Владивосток» и ТОСЭР5), на территории которых решено распространить особый правовой режим таможенного, налогового, инвестиционного и смежного регулирования. В рамках специальных экономических зон за счет налоговых льгот и различного рода преференций, как предполагается Министерством развития Дальнего Востока, для резидентов будут созданы благоприятные условия ведения бизнеса и инвестирования. Главная задача создания ТОСЭР сводится к опережающему социально-экономическому развитию территории (субъекта Федерации, где расположены ТОСЭРы) за счет увеличения капиталовложений в инфраструктуру, роста экономической активности, привлечения населения.

Почти за четверть века (1992-2015 гг.) экономика России (в ценах 2015 г.) в среднем возросла на 1%, а экономика Дальнего Востока сократилась примерно на такую же величину. Это не наихудший показатель в России, поскольку экономика северокавказских регионов (за исключением Чеченской Республики) в среднем сократилась на 2%. Тем не менее, на Дальнем Востоке имеется регион, экономика которого является национальным «рекордсменом» по снижению средних темпов прироста ВРП: с 1992 по 2015 г. экономика субъекта Федерации ЕАО сокращалась на 5% в среднем за год. Это обстоятельство объясняет высокие миграционные риски для ЕАО.

По реальному среднедушевому доходу дальневосточные регионы существенно отстают от целого ряда субъектов Федерации6, являющихся центрами притяжения для населения с Дальнего Востока. Заметим, при этом, что ВРП на душу населения в регионе превышает соответствующий среднероссийский показатель почти в два раза. Таким образом, имеет место существенный «разрыв» между общим развитием экономики региона и доходами населения (рис. 3)7. Расположение Дальнего Востока «под линией тренда» и на значительном от него расстоянии является подтверждением слабой корреляции между доходами населения и развитием экономики, что является мотивацией к оттоку населения.

По мнению разработчиков нововведений, в государственной политике применительно к Дальнему Востоку и согласно документам, в которых отражаются соответствующие новации, острые проблемы в сфере инфраструктуры (особенно транспорта) создают барьеры, препятствующие обеспечению сбалансированности экономического роста региональной экономики. Поэтому необходимы государственные

5 Территории опережающего социально-экономического развития со льготными налоговыми условиями.

6 Москва, С.-Петербург, Краснодарский край, Свердловская область, Самарская область, Республика Татарстан и т.д.

7 Примечание к рис. 5: среднедушевой доход скорректирован на величину фиксированного набора потребительских товаров и услуг относительно среднероссийской стоимости. Оценки по ЮФО представлены без учета Республики Крым и Севастополя в составе РФ. Приведены средние значения показателей для следующих периодов времени: ВРП — 2010-2015 гг.; доходов — 2010-2016 гг.

Источник: ([15]; расчет авторов).

инвестиции в инфраструктуру для сглаживания рисков. В итоге федеральные органы власти приняли решение увеличить государственные инвестиции в регион, что нашло отражение в основной ФЦП.

Среднедушевой доход

360 340 320 300 -280 -260 240 220 -200

СЗФО

ф ЦФО

К = Основной

♦ ДФО

—| ВРП на душу 600 населения

Рис. 3. Среднедушевые значения дохода и ВРП по ФО России, тыс. руб.

Как показал анализ, в результате реализации нововведений согласно государственной политике размер среднедушевых инвестиций на Дальнем Востоке стал выше, чем в среднем в стране. Происходило наращивание капиталовложений за счет бюджетных источников финансирования для создания современных дорогостоящих объектов инфраструктуры на юге Дальнего Востока5. Пик роста финансирования из федерального бюджета для сооружения инфраструктуры с целью проведения саммита АТЭС на Дальнем Востоке приходится на 2009-2011 гг. (рис. 4)9.

Инвестиции на душу

4,0 -| 3,5 -3,0 -2,5 -2,0 -1,5 1,0 0,5 0,0

ФЦП

- 100 - 80 - 60

- 40

- 20 - 0

Год

Рис. 4. Инвестиции в основной капитал на душу населения, в ценах 2016 г.:

— ДФО,--РФ - левая шкала;

ЕЗ финансирование ФЦП из средств федерального бюджета (правая шкала)

100

200

500

- 140

- 120

8 Подпрограмма «Развитие Владивостока как центра международного сотрудничества в АТР» в рамках ФЦП «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Байкальского региона».

9 Примечание к рис. 4: 2001 г. = 1. В качестве ФЦП рассматривается ФЦП «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2018 г.».

Источник: [13]; [18].

Несмотря на рост капиталовложений, сооружение объектов инфраструктуры в начале 2010-х годов, улучшения миграционного положения на Дальнем Востоке не произошло. В миграционных потоках Дальний Восток постоянно проигрывает целому ряду федеральных округов, прежде всего, из-за существенных различий в уровне среднедушевых доходов, на который, так или иначе, ориентируется население и который в значительной степени является основой формирования миграционной мотивации. В целом в 2010-2016 гг. сальдо миграции населения федеральных округов России находилось в прямой зависимости от среднедушевых доходов. Чем выше доход, тем более привлекательным для проживания является федераль-

10 г i:\11

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ныи округ (рис. 5) .

Среднедушевой доход, тыс. руб.

360

340 -

320 -

300 -

280 -

260 -

240 — -50

О СФО О СКФО

1 1 1 1 1 1 Сальдо миграции,

0 50 100 150 200 250 тыс чел

Рис. 5. Средние значения среднедушевого дохода и миграционного сальдо за 2010-2016 гг.

по федеральным округам России.

По скорректированному среднедушевому доходу среди 8-ми федеральных округов Дальний Восток занимал 6-е место и входил в группу с отрицательными значениями сальдо миграции. При этом ДФО характеризовался высокими значениями реальных инвестиций в основной капитал на душу населения, уступая только Уральскому округу, являющемуся основным продуцентом экспорта сырьевых товаров для национальной экономики. По реальным среднедушевым инвестициям в 2010-2016 гг. Дальний Восток превышал среднее по стране значение в 1,74 раза. Однако масштабные инвестиционные вложения в региональную экономику не способствовали изменению тенденции оттока населения с Дальнего Востока.

Замедление темпов прироста экономики Дальнего Востока, наблюдаемое в первой половине 2010-х годов, дают основание предположить, что государственные капиталовложения в рамках проекта АТЭС-2012, а также в прочую инфраструктуру региона за счет средств федерального бюджета и внебюджетных фондов не вызывают мультипликативного эффекта в региональной экономике и как

10 Некоторым исключением являются ПФО и ЮФО. В первом случае это объясняется оттоком населения из ПФО в ЦФО, во втором — притоком населения из всех федеральных округов в ЮФО из-за комфортных условий проживания.

11 Примечание к рис. 5: приведены средние значения соответствующих показателей. Размер кружка соответствует величине инвестиций на душу населения в ценах 2016 г.

Источник: [13]; расчет авторов.

следствие не способствуют в достаточной мере росту среднедушевых доходов населения. Эффективность капиталовложений региона является более низкой12, чем в среднем по России.

Решение федеральных органов власти по созданию ТОСЭР или специальных экономических зон (СЭЗ), не является для ДФО чем-то новым. Попытки их создания предпринимались на территории Дальнего Востока неоднократно - начиная с 1991 г., однако результаты подобных решений следует признать неудовлетворительными. На основе сравнения с зарубежным опытом создания специальных экономических зон создание ТОСЭР и «Свободного порта Владивосток» вызывает вопросы относительно успешности их дальнейшего функционирования. Долгий опыт существования СЭЗ позволяет выделить четыре цели их создания [19]: 1) привлечение прямых иностранных инвестиций; 2) снижение высокого уровня безработицы; 3) поддержка стратегии масштабной экономической реформы в стране; 4) экспериментальная апробация новых стратегий и подходов развития экономики. Ни одной из этих целей в явном виде не придерживаются разработчики ТОСЭРов и «Свободного порта Владивосток». В условиях высоких рисков эти проекты могут привлечь не иностранные фирмы, а отечественные по причине отсутствия для них лучших альтернатив повышения прибыли на национальном рынке, что в перспективе может вылиться в «сжатие» экономического пространства региона и рост внутрирегиональной миграции. В таких условиях Дальний Восток будет характеризоваться миграционным оттоком населения, поскольку для существующей экономики не потребуется большого количества трудовых ресурсов. Для изменения ситуации необходимо расширять масштабы экономики, в том числе за счет создания необходимых условий для ведения бизнеса, открытости национального рынка товаров, капитала и труда, а также снижения институциональных рисков [20]. Это может привести к росту миграционного притока населения на Дальний Восток и увеличению численности в регионе, предусмотренного концепцией демографического развития Дальнего Востока до 2030 г.

* * *

Выводы. Тенденция, которая отличает Дальний Восток от остальных федеральных округов России, - долгосрочное сокращение численности населения. За последние два десятилетия ни одна из программ развития Дальнего Востока не смогла ни остановить, ни даже сгладить данный процесс. Негативные моменты в рамках миграционного процесса осложняются ухудшающимися показателями естественного воспроизводства населения. Изменить сложившуюся ситуацию в миграционном партнерстве с российскими регионами при существующем отставании по среднедушевому доходу непросто: условия проживания здесь значительно более сложные. Анализ по всем трендам миграционных потоков свидетельствует о нарастающем ограничении прироста численности населения в регионе за счет миграции. Реально предположить определенные риски для дальнейшего демографического развития региона.

Дальний Восток, как и Россия в целом, находится в завершающей стадии демографического перехода. Происходящие миграционные процессы в пространстве страны в условиях социально-экономического отставания одних регионов от других и несущественного притока мигрантов из-за рубежа являются основанием для создания различного рода программ, целью которых является привлечение и за-

112 В среднем за 1992-2015 гг. вложение 1 руб. инвестиций в основной капитал увеличивало прирост ВРП Дальнего Востока лишь на 0,14 руб., что ниже, чем для России в целом (0,20руб.).

крепление населения. Вполне очевидно, что для привлечения населения необходимо экономическое развитие региона, способное увеличить среднедушевые доходы, сопоставимые с другими, более успешными регионами. С этой точки зрения миграционные процессы должны рассматриваться, скорее, как индикатор экономического развития региона и национальной системы в целом, а не как целевой показатель в программных документах для исполнительных органов власти.

Литература

1. Aubry A., Burzynski M., Docquier F. The Welfare Impact of Global Migration in OECD Countries // Journal of International Economics. 2016. Vol.101. Pp.1-21. URL: https://doi.org/10.1016/j.jinteco.2016.03.005.

2. Bhavnani R.R., Lacina B. Fiscal Federalism at Work? Central Responses to Internal Migration in India // World Development. 2017. Vol.93. Pp.236-248. URL: https://doi.org/10.1016/j.worlddev.2016.12.018.

3. Su Y., Tesfazion P., Zhao Zh. Where are Migrants from? Inter- vs. Intra-provincial Rural-urban Migration in China // China Economic Review. 2017. URL: doi:10.1016/j.chieco.2017.09.004

4. Рыбаковский Л.Л., Кожевникова Н.И. Оценка возможных и необходимых масштабов привлечения иммигрантов в Россию. М.: Экон-информ, 2010. 103 с.

5. Вишневский А.Г. Миграционная стратегия России и политика толерантности // Национальный психологический журнал. 2011. № 2. С. 90-97.

6. Переведенцев В.И. Россия: демографический аспект иммиграционной проблемы // Полития: Анализ. Хроника. Прогноз (Журнал политической философии и социологии политики). 2005. № 1. С. 108-122.

7. Зайончковская Ж.А. Федеральные округа на миграционной карте России //Регион: экономика и социология. 2012. №3. С.3-18.

8. Зайончковская Ж.А., Ноздрина Н.Н. Миграционный опыт населения региональных центров России (на примере социологического опроса в 10 городах) //Проблемы прогнозирования. 2008. № 4. С. 98-111.

9. Карачурина Л.Б., Мкртчян Н.В. Внутренняя долговременная миграция населения в России и других странах //Вестник Московского университета. Сер. 5: География. 2017. № 2. С. 74-80.

10. Guriev S., Vakulenko E. Breaking out of Poverty Traps: Internal Migration and Interregional Convergence in Russia // Journal of Comparative Economics. 2015. Vol. 43. Issue 3. Pp.633-649. URL: https://doi. org/10.1016/j.jce. 2015.02.002

11. Рязанцев С.В., Лукьянец А.С., Храмова М.Н., Буй Т.К., Ху В.К. Миграция населения как ключевой компонент демографического развития российского Дальнего Востока //Научное обозрение. Сер. 1: Экономика и право. 2016. № 3. С. 23-32.

12. Мотрич Е.Л. Население Дальнего Востока России / Отв. ред. П.А. Минакир; РАН, Дальневосточное отд-ние, Ин-т экон. исследований. Владивосток — Хабаровск: ДВО РАН, 2006. 224 с.

13. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики РФ. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.gks.ru/

14. Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г.: В 14 т. / Федер. служба гос. ^атистики. Т. 10. 383 с.

15. Итоги Всероссийской переписи населения 2010 года: в 11 т. / Федер. служба гос. статистики. Т. 8: Продолжительность проживания населения в месте постоянного жительства. М.: ИИЦ «Статистика России», 2013. 502 с.

16. Синтез научно-технических и экономических прогнозов: Тихоокеанская Россия — 2050 / Под ред. П.А. Мина-кира, В.И. Сергиенко; РАН, Дальневосточное отд-ние, Ин-т экон. исследований. Владивосток: Дальнау-ка, 2011. 912 с.

17. Изотов ДА. Дальний Восток: новации в государственной политике // ЭКО. 2017. № 4. С. 27-44.

18. Официальный ресурс Минэкономразвития России. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://fcp.economy.gov.ru

19. Special Economic Zones. Performance, Lessons Learned, and Implications for Zone Development. FIAS, the Multi-donor Investment Climate Advisory Service of the World Bank, April 2008. URL: http://documents.worldbank.org/curated/en/343901468330977533/pdf/458690WP0Box331s0April200801PUBLI C1.pdf

20. Van Eeghen M.W., Gill I.S., Izvorski I.V., De Rosa D. Diversified Development: Making the Most of Natural Resources in Eurasia. Europe and Central Asia Studies. Washington, DC; World Bank Group. 2014. URL: http://documents. worldbank.org/curated/en/

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.