Научная статья на тему 'Современные мировые валюты: роль в официальном секторе'

Современные мировые валюты: роль в официальном секторе Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
3181
346
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Финансы и кредит
ВАК
Область наук
Ключевые слова
МИРОВАЯ ВАЛЮТА / WORLD CURRENCY / ОФИЦИАЛЬНЫЙ СЕКТОР / OFFICIAL SECTOR / ВАЛЮТНАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ / CURRENCY INTERVENTION / ВАЛЮТНЫЕ РЕЗЕРВЫ / ВАЛЮТНЫЙ КУРС / CURRENCY RATE / MONETARY RESERVE

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Кудряшова И.В.

Предмет. Согласно принципам современной мировой валютной системы мировыми валютами выступают денежные единицы, включенные Международным валютным фондом в корзину СДР (специальные права заимствования). Однако юридическое, по сути, присвоение отдельной валюте статуса мировой не всегда сопровождается широким ее международным использованием. Поэтому актуальным является анализ фактических масштабов и сфер применения нерезидентами доллара США, евро, фунта стерлингов, японской иены и китайского юаня. Цели. Сопоставить факторы формирования спроса монетарных властей стран и регионов мира на мировые валюты с объемами их использования в публичном секторе. Определить перспективы диверсификации валютной структуры операций центральных банков. Методология. Использовались методы исследования: исторический, синтез, компаративный анализ, статистические методы (табличный, графический, метод абсолютных и относительных показателей). Результаты. Сложившиеся к настоящему времени детерминанты международного спроса на мировые валюты обеспечивают денежным властям отдельных стран и регионов возможность более широкого использования в своих операциях евро и юаня. Однако доллар США остается единственной валютой, выполняющей все функции мировых денег. Выводы. Росту масштабов сделок с евро и юанем в публичном секторе препятствуют относительно низкая ликвидность финансового рынка зоны евро, отсутствие полной конвертируемости китайской национальной валюты, действующие на финансовом рынке КНР ограничения для нерезидентов. В случае преодоления существующих трудностей диверсификация валютной структуры операций центральных банков возможна в долгосрочной перспективе на основе изменения внешних сетевых эффектов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Modern world currencies: The role in the formal sector

Importance The article analyzes the issues of actual use of the US dollar, euro, pound sterling, Japanese yen and Chinese yuan by non-residents. Objectives The paper aims to compare the demand forming factors of the monetary authorities of countries and regions for world currencies with the volume of use in the public sector. Also, the paper aims to determine the diversification prospects of the currency transaction structure of central banks. Methods The research uses the historical method, synthesis, comparative analysis, tabular and graphic methods, absolute and relative indices technique. Results Today's determinants of international demand for world currencies provide the monetary authorities of individual countries and regions with the possibility of wider use of the euro and yuan in their operations. However, the US dollar remains the only currency fulfilling all the functions of the world money. Conclusions The increase in the euro and yuan transactions in the public sector is hampered by the relatively low liquidity of the financial market of the euro zone, the lack of full convertibility of the Chinese national currency. In the event of overcoming these difficulties, diversification of the currency structure of central bank operations is possible in the long-term, based on changes in external network effects.

Текст научной работы на тему «Современные мировые валюты: роль в официальном секторе»

pISSN 2071-4688 eISSN 2311-8709

Мировая валютная система

СОВРЕМЕННЫЕ МИРОВЫЕ ВАЛЮТЫ: РОЛЬ В ОФИЦИАЛЬНОМ СЕКТОРЕ Инна Владимировна КУДРЯШОВА

кандидат экономических наук, доцент кафедры экономической теории, мировой и региональной экономики

Волгоградский государственный университет, Волгоград, Российская Федерация

KudryashovaIV@volsu.ru

orcid.org/0000-0001-9911-7708

SPIN-код: 8305-7380

История статьи:

Получена 13.11.2017 Получена в доработанном виде 27.11.2017 Одобрена 11.12.2017 Доступна онлайн 29.01.2018

УДК 339.7 F31, F33

Ключевые слова: мировая валюта, официальный сектор, валютная интервенция, валютные резервы, валютный курс

Аннотация

Предмет. Согласно принципам современной мировой валютной системы мировыми валютами выступают денежные единицы, включенные Международным валютным фондом в корзину СДР (специальные права заимствования). Однако юридическое, по сути, присвоение отдельной валюте статуса мировой не всегда сопровождается широким ее международным использованием. Поэтому актуальным является анализ фактических масштабов и сфер применения нерезидентами доллара США, евро, фунта стерлингов, японской иены и китайского юаня.

Цели. Сопоставить факторы формирования спроса монетарных властей стран и регионов мира на мировые валюты с объемами их использования в публичном секторе. Определить перспективы диверсификации валютной структуры операций центральных банков.

Методология. Использовались методы исследования: исторический, синтез, компаративный анализ, статистические методы (табличный, графический, метод абсолютных и относительных показателей).

Результаты. Сложившиеся к настоящему времени детерминанты международного спроса на мировые валюты обеспечивают денежным властям отдельных стран и регионов возможность более широкого использования в своих операциях евро и юаня. Однако доллар США остается единственной валютой, выполняющей все функции мировых денег.

Выводы. Росту масштабов сделок с евро и юанем в публичном секторе препятствуют относительно низкая ликвидность финансового рынка зоны евро, отсутствие полной конвертируемости китайской национальной валюты, действующие на финансовом рынке КНР ограничения для нерезидентов. В случае преодоления существующих трудностей диверсификация валютной структуры операций центральных банков возможна в долгосрочной перспективе на основе изменения внешних сетевых эффектов.

© Издательский дом ФИНАНСЫ и КРЕДИТ, 2017

Для цитирования: Кудряшова И.В. Современные мировые валюты: роль в официальном секторе // Финансы и кредит. - 2018. - Т. 24, № 2. - С. 79 - 94. https://doi.org/10.24891/fc. 24. 1.79

Окончательное формирование современной концепции мировой валюты произошло в середине 1970-х гг. с утверждением структурных принципов Ямайской валютной системы, одним из которых стал принцип многовалютного стандарта, основанный на функционировании свободно используемых валют, входящих в корзину СДР (специальные права заимствования, англ. SDR, Special Drawing Rights). Присвоение Международным валютным фондом (МВФ) какой-либо валюте

статуса свободно используемой (то есть широко применяемой в платежах по международным сделкам и торгуемой на основных валютных рынках в значительных масштабах) является официальным признанием им соответствующей денежной единицы мировой валютой.

Перечень современных мировых валют был определен в 1981 г. и включал в себя пять денежных единиц: доллар США, немецкая

марка, французский франк, фунт стерлингов и японская иена [1]. В январе 1999 г. единая европейская валюта заменила немецкую марку и французский франк. После включения в октябре 2016 г. в корзину СДР национальной денежной единицы КНР она вновь состоит из пяти валют: доллар США, евро, фунт стерлингов, японская иена и юань1.

Являясь разновидностью денег, мировые валюты выполняют классические их функции меры стоимости, средства платежа и средства сбережения за пределами стран/регионов, их эмитирующих [2-4]. Функцию средства обращения, предполагающую расчеты в наличных деньгах, они не выполняют, поскольку сделки на мировых рынках осуществляются при использовании кредита [4]. Однако в зависимости от того, используются ли мировые валюты в официальном или частном секторе, их функции приобретают свою специфику. Монетарные органы нуждаются в мировых валютах прежде всего при реализации политики валютного курса. Частные же компании и финансовые учреждения используют их преимущественно для оценки и опосредования международных торговых и финансовых сделок. При этом среди ученых и практиков к настоящему времени единое мнение относительно того, спрос какого из секторов выступает первичным, отсутствует. Проанализируем в данной статье детерминанты формирования спроса монетарных властей стран и регионов мира на современные мировые валюты, а также объемы использования этих денежных единиц в качестве средства расчета, средства платежа и средства сбережения в публичном секторе.

Мировые валюты выполняют функцию меры стоимости в официальном секторе, если используются нерезидентами как якорные, а также для номинирования международных государственных облигаций [3-5].

1 International Monetary Fund. IMF's Executive Board

Completes Review of SDR Basket, Includes Chinese Renminbi. URL: https://www.imf.org/external/np/exr/faq/sdrfaq. htm

В соответствии со статьями устава МВФ с конца 1970-х гг. страны самостоятельно выбирают режим валютного курса - от жестко фиксированного до свободно плавающего. На практике сформировалось их большое разнообразие [6, 7]. В целях определения предпочтения отдельных стран и регионов в выборе якорных валют, объединим все существовавшие ранее и действующие в настоящее время режимы валютных курсов в две группы:

- привязанный (формальная долларизация, валютное управление, фиксация к одной валюте (валютному композиту), скользящая привязка, ограниченно гибкий курс (допускающий незначительные колебания цены национальной денежной единицы относительно якорной валюты/валютного композита) и т.п.);

- плавающий (свободно плавающий, остальные режимы обменного курса, которым характерно частое изменение).

В анализируемый период изменилось соотношение между странами, в которых функционировали эти группы режимов валютных курсов. Если в 1980-х гг. более двух третей стран - членов МВФ осуществляли привязку курса национальной денежной единицы, то к 2015 г. их доля сократилась до 46% (рис. 1).

При выборе валюты для привязки курса национальной денежной единицы определяющую роль играют объемы торговли со страной/группой стран, ее эмитирующих [8].

В настоящее время среди всех стран мира и их объединений, эмитирующих собственные валюты, лидирующая позиция по размеру удельного веса в международной торговле принадлежит зоне евро. И хотя с момента создания ее вклад в мировой экспорт снизился с 32% в 1999 г. до 26% в 2016 г., она значительно опережает по значению этого показателя Китай (2-е место в мире) и США

(3-е место). Доля КНР в мировом экспорте в последние десятилетия росла высокими темпами, в результате чего в 2016 г. она превышает 13%. Удельный вес США, наоборот, постепенно сокращался и составил в том же году 9,1% (11,8% в 1981 г.). Заметно уменьшилось участие в мировом экспорте Японии и Великобритании, вклад которых составлял в 1981 г. 7,5 и 5,1%, а в 2016 г. -4 (4-е место) и 2,6% (7-е место) соответственно2.

Подобное распределение позиций в мировом экспорте вызывает ожидание и аналогичного распределения выбора нерезидентов якорных валют. Фактически же сложилась иная ситуация.

В 1981-2015 гг. наиболее часто для привязки курсов национальных валют использовался доллар США (его удельный вес изменялся в пределах от 29% в 1993 г. до 48% в 2015 г. в общем количестве денежных единиц с привязанным курсом). Среди стран, выбравших доллар США в качестве якорной валюты, преобладают страны Карибского бассейна, имеющие с США тесные экономические связи (Барбадос, Доминиканская Республика и др.), а также нефтедобывающие страны (Оман, Саудовская Аравия, Катар и др.), что объяснимо традиционным использованием американского доллара в качестве валюты цены на мировом рынке нефти. Помимо этих стран, почти во всех географических частях мира есть те, которые используют американский доллар в качестве якорной валюты.

Евро же для этой цели используют только европейские государства, не присоединившиеся к зоне евро, но поддерживающие с ней активное торгово-экономическое сотрудничество (Черногория, Дания и др.), а также африканские страны, входящие в зону французского франка (Чад, Того и др.). При этом доля единой европейской валюты (ранее

2 UNCTADstat. International Trade in Goods and Services. URL: http://unctadstat.unctad.org/wds/ReportFolders/reportFolder s.aspx

совокупная доля немецкой марки и французского франка) в общем количестве стран с привязанным валютным курсом не превышала 28% (2015 г.).

Случай использования фунта стерлингов как якорной валюты в рассматриваемые годы был зафиксирован МВФ лишь единожды - в Гамбии в 1981 г. Практика привязки курсов национальных денежных единиц по отношению к японской иене и юаню в современной истории отсутствует.

Анализ представленных данных указывает на несоответствие выбора стран якорных валют позициям, занимаемым их эмитентами в мировом экспорте. Такая ситуация объяснима внешними сетевыми эффектами (network externalities), то есть инерционным поведением участников мирового рынка при выборе международной валютной единицы в кратко- и среднесрочном периодах [9, 10]. Иными словами, факторы интернационализации той или иной валюты, способны лишь в долгосрочной перспективе повлиять на масштабы ее международного использования, что подтверждают результаты проведенных в этом направлении исследований. Например, после утраты Великобританией в начале ХХ в. лидирующих позиций в мировом производстве и экспорте фунт стерлингов еще несколько десятилетий широко выполнял функции мировых денег. И наоборот, существенно возросший к этому же моменту экономический потенциал США не обеспечил в этот же период значительного роста удельного веса доллара США в валютных активах стран мира3.

М и ро в ы е вал ю ты в ы с туп аю т интернациональной мерой стоимости в официальном секторе и в случае осуществления монетарными властями или/и правительственными органами различных

3 Кудряшова И.В. Трансформация экономических условий формирования современных мировых валют // Финансы и кредит. 2015. № 38. С. 55-66. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/transformatsiya-ekonomicheskih-usloviy-formirovaniya-sovremennyh-mirovyh-valyut

стран и регионов мира заимствований на международных рынках в этих валютах. Выпуск международных государственных облигаций осуществляется, как правило, в целях пополнения международных резервов, а также в случае неспособности разместить облигации, номинированные в местной валюте на местном рынке [6].

Заимствования в иностранных валютах в 1999-2016 гг. увеличились в абсолютном измерении с 558,6 до 1 200,7 млрд долл. США (рис. 2). В относительном же измерении, несмотря на отсутствие постоянного тренда, их доля за тот же период снизилась с 83,1 до 74,3%. При этом диверсификация валютной структуры международных государственных облигаций заметно сократилась.

Доля доллара США возросла почти на 15 п.п. и достигла в 2016 г. 78,4%. Удельный вес единой европейской валюты, хоть и превышал в 2004 и 2009 гг. 20%, составил в 2016 г. 16,4% (15,5% в 1999 г.). Совокупная же доля прочих иностранных валют сократилась в четыре раза до 5,2%.

Таким образом, предпочтения субъектов мирового хозяйства в выборе якорных валют и денежных единиц для номинирования международных государственных облигаций имеют схожую структуру, которая в последние 35 лет изменилась незначительно.

Между тем такой выбор во многом определяет объемы международного спроса на эти валюты в качестве средства платежа.

При этом если масштабы использования доллара США, евро, фунта стерлингов, японской иены и юаня нерезидентами в качестве средства расчета в официальном секторе способствуют росту престижа этих валют и определяют возможность правительственных органов осуществлять заимствования за рубежом в местной валюте, то степень распространения их в мире в роли средства платежа обеспечивает получение сеньоража, а также официальной помощи в

иностранных валютах без расходования валютных резервов.

Мировая валюта выступает средством платежа в официальном секторе, если используется за пределами страны/региона, ее эмитирующей, в процессе валютных интервенций, а также при проведении своп-сделок [3, 5].

При привязанном режиме валютного курса центральные банки осуществляют интервенции для выполнения своих обязательств по поддержанию его в объявленных рамках. Плавающий валютный курс также зачастую требует вмешательства в его формирование.

Так, в случае стремления денежных властей предотвратить, например, значительное снижение цены национальной валюты, он начинает продажу иностранной. При отсутствии же необходимости вмешиваться в курсообразование центральные банки проводят интервенции для накопления международных резервов и поддержания достаточной ликвидности на валютном рынке во время финансовых кризисов [11, 12].

В странах с привязанным курсом в интервенциях используют якорные валюты. В остальных же случаях перед денежными властями стоит задача выбора подходящей денежной единицы. Основными детерминантами, определяющими этот выбор, выступают их ликвидность (liquidity), приемлемость (acceptability) [13].

Поскольку страны предпочитают держать свои валютные резервы, используемые в том числе и в ходе валютных интервенций, в форме приносящих доход активов, чрезвычайно важным является ликвидность этих активов. Высокая в сравнении с японскими и долговыми бумагами зоны евро ликвидность американских облигаций4 способствует более активному использованию доллара США в ходе валютных интервенций.

4 HSBC Global Asset Management. Liquidity in Fixed Income Markets: What Lies Beneath? 2016, February. URL: http://www.global.assetmanagement.hsbc.com/investment/ macro-insights

Приемлемость же международной валюты связана масштабами ее применения в качестве промежуточной (vehicle), то есть используемой при отсутствии возможности прямого обмена одной денежной единицы на другую или высоких издержках при ее наличии в частном секторе.

На протяжении последних почти 30 лет подавляющая часть конверсионных операций в мире осуществляется с участием доллара США. В конце 1980-х гг. он использовался в 90%5 всех валютных сделок на мировом рынке.

В 2016 г. в 88% обменных операций промежуточной денежной единицей выступал доллар США, 31% трансакций совершалось с участием евро, 22% - японской иены, 13% -фунта стерлингов и 4% - китайского юаня6.

Консолидированная статистическая информация о валютной структуре интервенций по странам/группам стран мира отсутствует. Если принимать во внимание, что в 2015 г. из 85 стран, осуществляющих привязку курса национальных/общих денежных единиц, 42 используют в качестве якорной валюты доллар США, а 25 - евро, очевидным становится и преимущественное использование этих мировых валют в процессе вмешательства в курсообразование на рынках стран с привязанным режимом валютного курса.

Существующие данные о проведенных крупнейшими центральными банками мира интервенциях также иллюстрируют доминирующую роль современных мировых валют как средства платежа в официальном секторе.

5 Так как данные по операциям не детализированы в разрезе покупок и продаж валют, а приводится лишь статистика по оборотам, для их подсчета BIS использует метод двойного счета, то есть сумма всех сделок всегда будет составлять 200%.

6 The International Use of Main Currencies. Statistical Overview of Recent Developments, by Van de Koolwijk P.J.A., Tilburg, Directorate General for and Financial Affairs of the European Economic Commission, 1994.

URL: http://aei.pitt.edu/41563z1/A5661.pdf; Bank for International Settlements. Foreign exchange turnover, by currency, 1995-2016. URL: http://www.bis.org/statistics/d11_3.pdf

В 1979-2016 гг. монетарные власти США, зоны евро (до 1999 г. стран Европейской валютной системы (ЕВС)), Японии, Швейцарии осуществили более 40 валютных интервенций разной временной продолжительности и объема.

В 1979-1988 гг. центральные банки стран ЕВС использовали доллар США и валюты стран-партнеров для воздействия на курсы национальных валют (табл. 1).

Вмешательство в курсообразование евро производилось и в последующие годы.

В 2000 г. в период падения курса евро монетарные власти зоны евро, США и Японии координировано осуществляли покупку единой европейской валюты в обмен на свои национальные деньги.

Федеральная резервная система и Казначейство США в 1979-1993 гг. в операциях по поддержанию стабильности курса национальной валюты постепенно увеличили долю японской иены относительно немецкой марки. В дальнейшем кроме операций по покупке евро в 2000 г., было проведено еще три интервенции относительно американского доллара.

В 1995 г. совместно с центральными банками Японии и Германии в целях стимулирования повышения его курса было куплено около 3,6 млрд долл. США. В 1998 г. денежные американские власти израсходовали 833 млн долл. США на покупку японской иены. В результате скоординированных действий центральных банков зоны евро, Японии, Англии в 2011 г. было потрачено 1 млрд долл. США на покупку японских иен.

За последние 25 лет Банк Японии самостоятельно или совместно с центральными банками зоны евро и США, используя американскую и единую европейскую валюты, более 30 раз вмешивался в курсообразование иены.

Национальный банк Швейцарии в целях предотвращения чрезмерного укрепления

национальной валюты относительно евро в 2009-2016 гг. активно покупал доллары США и евро'.

Мировая валюта также выполняет функцию средства платежа в официальном секторе, если участвует в проведении валютных свопов [8], то есть комбинации двух противоположных конверсионных сделок на одну и ту же сумму, но с различными датами исполнения. Операции своп могут выступать частью валютной интервенции, если центральному банку необходимо пополнить запасы какой-либо иностранной валюты. Такая сделка может быть и отдельной, если получаемую на время иностранную валюту монетарные власти могут использовать в целях, например, кредитования местных коммерческих банков.

Подобные сделки начали совершаться между центральными банками мира во время функционирования Бреттон-Вуцской валютной системы. Однако множество двусторонних соглашений об обмене валютами появилось, начиная с финансового кризиса 2007 г., основная часть которых реализуется с участием ФРС. Так, только в период с конца 2007 г. до октября 2008 г. между ФРС и 14 иностранными центральными банками (Австралии, Канады, зоны евро, Японии, Новой Зеландии, Швейцарии и др.) были заключены сделки об обмене американского доллара на национальные валюты, сумма которых достигла 580 млрд долл. США. После истечения срока действия этих своп-соглашений в 2010 г. пять центральных банков повторно их активировали.

7 Timeline: History of Central Bank Intervention. URL: http://www.reuters. com/article/us-markets-intervention-timeline-idUSTRE64N3PA20100524; Report to Congress "Foreign Exchange Policies of Major Trading Partners of the United States", U.S. Department of the Treasury Office of International Affairs, 2017. URL: https://www.treasury.gov/resource-center/international/exchange-rate-policies/Documents/2017-04-14-Spring-2017-FX-Report-FINAL.PDF; Cukierman A. Forex Intervention and Reserve Management in Switzerland and Israel since the Financial Crisis: Comparison and Policy Lessons, 2017. URL: https://www. idc.ac. il/he/schools/economics/undergraduate/ Documents/Economic%20Workshop/Alex%20Cukierman.pdf

Кроме доллара США, наиболее часто в своп-сделках используется евро. К концу 2008 г. между Европейским и центральными банками Японии, Канады, Швейцарии и Великобритании были заключены сделки об обмене валютами на сумму 330 млрд евро. В 2013 г. временные соглашения своп стали постоянными линиями обмена.

Начиная с 2008 г. Банк Китая также стал проводить своп-сделки. К концу 2016 г. он подписал соглашения об обмене национальной валюты с финансовыми органами 36 стран или регионов (в том числе зоны евро, Великобритании, Венгрии, Сингапура, России, Республики Беларусь и др.) на общую сумму 663,5 млрд юаней (около 100 млрд долл. США)8.

Таким образом, несмотря на отсутствие систематических данных о проводимых денежными властями в мире валютных интервенциях и своп-сделках, представленная в различных источниках информация по отдельным странам и периодам свидетельствует о доминировании

американского доллара и высокой роли евро в качестве средства платежа в официальном секторе. Эта ситуация выступает дополнительным подтверждением инерционности поведения субъектов мирового рынка в выборе мировой валюты. Тем не менее эпизодическое использование нерезидентами фунта стерлингов и японской иены в процессе вмешательства в курсообразование своих национальных валют, а также систематическое применение национальных валют Великобритании, Японии и Китая в сделках своп, свидетельствуют о более активном в сравнении с функцией средства расчета международном использовании монетарными властями этих денежных единиц в роли средства платежа.

8 Destais С. Central Bank Currency Swaps and the International Monetary System. CEPII Policy Brief, 2014, no. 5. URL: http://www.cepii.fr/PDF_PUB/pb/2014/pb2014-05.pdf

Мировые валюты выполняют функцию средства сбережения в официальном секторе в случае включения их в состав резервных активов стран мира [3], формирование которых обусловлено необходимостью поддержания гарантированного денежными властями уровня валютного курса при его привязке к какой-либо иностранной/региональной валюте, предотвращения его резких колебаний при плавающем режиме валютного курса, а также обеспечения банковского сектора ликвидностью во время кризисных периодов

[14].

Результаты работ Дж. Франкеля [15], совместного труда Б. Эйхенгрина с Д. Мэтисоном [16], а также анализа, проведенного Е. Папаиоанну, Р. Портс и Г. Сиуронис [17], показывают что детерминантами выбора иностранных денежных единиц в процессе формирования валютных резервов стран мира, безусловно, являются фундаментальные макроэкономические индикаторы, такие как доля в мировом продукте и экспорте, уровень инфляции в странах/группе стран, их эмитирующих, стабильность курса, количество стран, использующих их в качестве якорных и др. Однако несмотря на то, что исследования охватывали разные временные отрезки, начиная с периода функционирования Бреттон-Вудской валютной системы, тем не менее полученные выводы свидетельствуют о высокой роли этих факторов на начальных этапах повышения доли какой-либо валюты в структуре резервных активов. В последующем же она определяется в основном сложившимися предпочтениями, что подтверждает динамика структуры валютных резервов в мире за последние 35 лет.

Доля мировых валют в совокупном объеме валютных резервов в мире остается устойчиво высокой (рис. 3). Удельный вес американского доллара за последние 35 лет несколько снизился (на 7,4 п.п.). Тем не менее эта денежная единица занимает доминирующее положение как средство сбережения в публичном секторе.

Евро является второй по значению мировой валютой в формировании валютных резервов, а его доля остается относительно стабильной (13,5-15,8%).

Удельный вес фунта стерлингов возрос на 50%, но все же остается незначительным (4,4% в 2016 г.) относительно американского доллара и единой европейской валюты. Доля японской иены, наоборот, снизилась и составила 3,1%.

В отличие от доллара США, евро, фунта стерлингов и японской иены, процесс включения юаня в валютные запасы центральных банков находится на начальном этапе. МВФ начал идентифицировать его в структуре валютных резервов только после включения юаня в 2016 г. в корзину СДР. Поэтому проанализировать динамику его доли, которая по итогам 2016 г. составила 1,1%, невозможно.

Между тем ряд факторов способствует расширению международного спроса на китайскую национальную валюту как средство сбережения. КНР является одним из крупнейших производителей в мире. В 2016 г. его вклад в производство мирового продукта составил 14,9%, что соответствует 3-му месту после США (24,4% в 2016 г.) и зоны евро (15,5% в 2016 г.) среди эмитентов мировых валют и 2-му месту после США среди всех стран мира. По доле в мировом экспорте Китай уступает в последние годы лишь зоне евро, но опережает США9, что вызывает у нерезидентов необходимость покупки юаней для оплаты поставок импорта из этой страны.

В последние годы инфляция в стране является умеренной.

В 1995-2014 гг. обменный курс юаня был фактически привязан к доллару США. И хотя Народный банк Китая (НБК) постепенно расширял границы его колебаний, цена

9 UNCTADstat. Gross domestic product. URL: http://unctadstat. unctad.org/wds/TableViewer/dimView.aspx; UNCTADstat. International trade in goods and services.

URL: http://unctadstat.unctad.org/wds/ReportFolders/reportFolder s.aspx

китайской национальной валюты по отношению к американскому доллару изменялась незначительно. В 2015 г. монетарные власти КНР изменили систему формирования ее валютного курса [18], что вызвало рост его волатильности: в 2016 г. снижение курса юаня составило 6,5%, которое было компенсировано его повышением в 1-й половине 2017 г. на 6,9%. В последующем НБК намеревается обеспечить стабильность национальной валюты10. Однако действующие в стране ограничения на использование юаня по капитальным операциям, а также относительная закрытость китайского финансового рынка для иностранцев [19], отрицательно сказывающаяся на ликвидности внутренних долговых бумаг, будут препятствовать росту объемов использования юаня в качестве средства сбережения нерезидентами.

Таким образом, за последние десятилетия детерминанты, определяющие объемы международного использования доллара США, евро, фунта стерлингов, японской иены и юаня в качестве меры стоимости, средства платежа и средства сбережения, в официальном секторе во многом изменились. В результате формирования зоны евро и роста экономической мощи КНР появились новые мировые валюты - евро и юань, - степень использования которых в мире может достигать сопоставимого с американским

долларом уровня. Тем не менее доллар США остается до сих пор единственной денежной единицей, выполняющей все функции мировых денег, что свидетельствует о несоблюдении принципа многовалютного стандарта. Безусловно, действующие до настоящего времени в КНР ограничения для дальнейшей интернационализации юаня, а также более низкая в сравнении с США степень развития финансового рынка в зоне евро выступают серьезными препятствиями для роста международного спроса на юань и единую европейскую валюту.

Однако доминирующая роль американского доллара в официальном секторе во многом основана на инерционном поведении монетарных властей стран и регионов мира, продолжающих использовать национальную валюту США для привязки курсов национальных денег, вмешательства в механизм их ценообразования и формирования валютных запасов еще с периода абсолютного лидерства США в мировом производстве и экспорте. В связи с этим при условии дальнейшего отсутствия глубоких кризисных явлений в американской экономике значительные изменения сфер и масштабов применения современных мировых валют, возможны лишь на основе изменения внешних сетевых эффектов в долгосрочном периоде.

10 Линлин Вэй, Саумиа Вайшампаян. Китай в этом году фактически привязал юань к доллару // Ведомости. 2017. 25 мая. URL: https://www.vedomosti.ru/economics/artides/ 2017/05/26/691576-kitai-privyazal-yuan

Таблица 1

Валютная структура интервенций центральных банков отдельных европейских стран и США в 1979-1993 гг., %

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Table 1

A currency structure of central bank interventions in some European countries and the USA in 1979-1993, percentage

Валюта 1979-1982 1983-1985 1986-1988 1990-1991 1992-1993 _Центральные банки стран ЕВС_

Доллар США_71,5_53,7_26,3_-_-_

Валюты стран ЕВС_27,2_43,5_71,7_-_-_

В том числе немецкая марка_23,7_39,4_59_-_-_

_Федеральная резервная система и Казначейство США_

Немецкая марка_89,7_67,9_57,5_48,8_43,8_

Японская иена_10,3_32,1_42,5_51,2_56,2_

Источник: The International Use of Main Currencies. Statistical Overview of Recent Developments,

by Van de Koolwijk P.J.A., Tilburg, Directorate General for and Financial Affairs of the European Economic Commission,

1994. URL: http://aei.pitt.edu/41563/VA5661.pdf

Source: The International Use of Main Currencies. Statistical Overview of Recent Developments,

by Van de Koolwijk P.J.A., Tilburg, Directorate General for and Financial Affairs of the European Economic Commission, 1994. URL: http://aei.pitt.edu/41563/VA5661.pdf

Рисунок 1

Количество денежных единиц с привязанным курсом по отношению к мировым валютам в 1981-2015 гг. Figure 1

The number of monetary units with pegged rate to world currencies in 1981-2015

250 200 150 ■ 100 50 0

19S1 1987 1993 199S 2009 2015

Кол-во валют, привязанных к доллару США

:* Кол-во валют, привязанных к евро(ранее французскому франку и немецкой марке)

Источник: International Monetary Fund. IMF Annual Report, 1981, 1987, 1993, 1998, 2009.

URL: http://www.imf.org/en/publications/areb; International Monetary Fund, Annual Report on Exchange Arrangements and Exchange Restrictions, 2015. URL: https://www.imf.org/en/Publications/Annual-Report-on-Exchange-Arrangements-and-Exchange-Restrictions/Issues/2017/01/25/Annual-Report-on-Exchange-Arrangements-and-Exchange-Restrictions-2015-42751

Source: International Monetary Fund. IMF Annual Report, 1981, 1987, 1993, 1998, 2009.

URL: http://www.imf.org/en/publications/areb; International Monetary Fund, Annual Report on Exchange Arrangements and Exchange Restrictions, 2015

URL: https://www.imf.org/en/Publications/Annual-Report-on-Exchange-Arrangements-and-Exchange-Restrictions/Issues/2017/01/25/Annual-Report-on-Exchange-Arrangements-and-Exchange-Restrictions-2015-42751

Рисунок 2

Динамика объема обращающихся международных государственных облигаций в различных валютах в 1999-2016 гг., млрд долл. США

Figure 2

Changes in the volume of circulating international government obligations in different currencies in 1999-2016, billion USD

Источник: Bank for International Settlements. Debt securities statistics. URL: https://www.bis.org/statistics/secstats.htm?m=6%7C33%7C615

Source: Bank for International Settlements. Debt securities statistics. URL: https://www.bis.org/statistics/secstats.htm?m=6%7C33%7C615

Рисунок 3

Структура детализированных валютных резервов в мире в 1981-2016 гг., % Figure 3

The structure of detailed currency reserves in the world in 1981-2016, percentage

Источник: International Monetary Fund. World Currency Composition of Official Foreign Exchange Reserves. URL: http://data.imf.org/regular.aspx?key=41175

Source: International Monetary Fund. World Currency Composition of Official Foreign Exchange Reserves. URL: http://data.imf.org/regular.aspx?key=41175

Список литературы

1. Boughton J.M. Silent Revolution: the International Monetary Fund 1979-1989. Washington D.C., International Monetary Fund, 2001, 1111 p.

URL: https://www.imf.org/external/pubs/ft/history/2001/ch18.pdf

2. Hartmann P. Currency Competition and Foreign Exchange Markets: The Dollar, the Yen and the Euro. Cambridge, Cambridge University Press, 2008, 212 p.

3. Kenen P.B. The Role of the Dollar as an International Currency. New York, Group of Thirty, 1983, 40 p.

4. Красавина Л.Н. Российский рубль как мировая валюта: стратегический вызов инновационного развития России // Деньги и кредит. 2008. № 5. С. 11-18. URL: http://www.cbr.ru/Content/Document/File/27273/krasavina_05_08.pdf

5. Ito T. The Internationalization of the RMB: Opportunities and Pitfalls. The Council on Foreign Relations (CFR), 2011, November, pp. 1-21.

URL: http://web.pdx.edu/~ito/Ito2011%20CGS-IIGG_WorkingPaper15.pdf

6. Galati G., Wooldridge P. The Euro as a Reserve Currency: A Challenge to the Pre-eminence of the US Dollar? International Journal of Finance & Economics, 2009, vol. 14, iss. 1, pp. 1-23. URL: https://doi.org/10.1002/ijfe.379

7. Anderson H., Habermeier K., Kokenyne A. et al. Revised System for the Classification of Exchange Rate Arrangements. IMF Working Paper, 2009, no. WP/09/211.

URL: https://doi.org/10.5089/9781451873580.001

8. Холопов А.В. Макроэкономическая роль режима валютного курса // Вестник МГИМО Университета. 2015. № 6. С. 205-215.

URL: http://www.vestnik.mgimo.ru/sites/default/files/pdf/022_mirovaya_ekonomika_holopovav_0.pdf

9. Chinn M., Frankel J. Will the Euro Eventually Surpass the Dollar as Leading International Reserve Currency? NBER Working Paper, 2005, no. 11510. URL: https://doi.org/10.3386/w11510

10. Моисеев С.Р. Рубль как резервная валюта // Вопросы экономики. 2008. № 9. С. 4-21. URL: http://www.vopreco.ru/rus/redaction.files/9-08.pdf

11. Daude C., Levy Yeyati E., Nagengast A. On the Effectiveness of Exchange Rate Interventions in Emerging Markets. CID Working Paper, 2014, no. 288, pp. 1-33.

URL: https://www.hks.harvard.edu/sites/default/files/centers/cid/files/publications/faculty-working-papers/288_Exchange_Rates_Yeyati.pdf

12. Моисеев С.Р. Валютные интервенции. Мотивы центральных банков и их инструментарий // Деньги и кредит. 2016. № 3. С. 12-19.

URL: http://www.cbr.ru/Content/Document/File/26540/moiseev_03_16.pdf

13. Pollard P.S. The Creation of the Euro and the Role of the Dollar in International Markets. Federal Reserve Bank of St. Louis Review, 2001, vol. 83, iss. 5, pp. 17-36.

URL: http://research.stlouisfed.org/publications/review/01/09/0109pp.pdf

14. Наркевич С.С. Золотовалютные резервы: история, определение, состав и современные функции // Вопросы экономики. 2015. № 4. С. 86-105.

15. Frankel J. Internationalization of the RMB and Historical Precedents. Journal of Economic Integration, 2012, vol. 27, iss. 3, pp. 329-365. URL: https://doi.org/10.11130/jei.2012.27.3.329

16. Eichengreen B., Mathieson D. The Currency Composition of Foreign Exchange Reserves: Retrospect and Prospect. IMF Working Paper, 2000, no. 2000/131.

URL: https://doi.org/10.5089/978145l855272.001

17. Papaioannou E., Portes R., Siourounis G. Optimal Currency Shares in International Reserves: The Impact of the Euro and the Prospects for the Dollar. Journal of the Japanese and International Economies, 2006, vol. 20, iss. 4, pp. 508-547. URL: https://doi.org/10.1016/j.jjie.2006.07.002

18. Ming Feng, Hao Cheng. RMB Exchange Rate Regime Reform and the Trilemma Facing LOEs. China Finance and Economic Review, 2016, no. 4:15.

URL: https://doi.org/10.1186/s40589-016-0038-7

19. Кудряшова И.В. Китайский юань как мировая валюта: императивы и реальность // Мировая экономика и международные отношения. 2017. Т. 61. № 9. С. 36-44.

URL: https://doi.org/10.20542/0131-2227-2017-61-9-36-44

Информация о конфликте интересов

Я, автор данной статьи, со всей ответственностью заявляю о частичном и полном отсутствии фактического или потенциального конфликта интересов с какой бы то ни было третьей стороной, который может возникнуть вследствие публикации данной статьи. Настоящее заявление относится к проведению научной работы, сбору и обработке данных, написанию и подготовке статьи, принятию решения о публикации рукописи.

pISSN 2071-4688 eISSN 2311-8709

World Monetary System

MODERN WORLD CURRENCIES: THE ROLE IN THE FORMAL SECTOR Inna V. KUDRYASHOVA

Volgograd State University, Volgograd, Russian Federation

KudryashovaIV@volsu.ru

ortid.org/0000-0001-99n-7708

Article history:

Received 13 November 2017 Received in revised form 27 November 2017 Accepted 11 December 2017 Available online 29 January 2018

JEL classification: F31, F33

Keywords: world currency, official sector, currency intervention, monetary reserve, currency rate

Abstract

Importance The article analyzes the issues of actual use of the US dollar, euro, pound sterling, Japanese yen and Chinese yuan by non-residents.

Objectives The paper aims to compare the demand forming factors of the monetary authorities of countries and regions for world currencies with the volume of use in the public sector. Also, the paper aims to determine the diversification prospects of the currency transaction structure of central banks.

Methods The research uses the historical method, synthesis, comparative analysis, tabular and graphic methods, absolute and relative indices technique.

Results Today's determinants of international demand for world currencies provide the monetary authorities of individual countries and regions with the possibility of wider use of the euro and yuan in their operations. However, the US dollar remains the only currency fulfilling all the functions of the world money.

Conclusions The increase in the euro and yuan transactions in the public sector is hampered by the relatively low liquidity of the financial market of the euro zone, the lack of full convertibility of the Chinese national currency. In the event of overcoming these difficulties, diversification of the currency structure of central bank operations is possible in the long-term, based on changes in external network effects.

© Publishing house FINANCE and CREDIT, 2017

Please cite this article as: Kudryashova I.V. Modern World Currencies: The Role in the Formal Sector. Finance and Credit, 2018, vol. 24, iss. 2, pp. 79-94. https://doi.org/10.24891/fc. 24. 1.79

References

1. Boughton J.M. Silent Revolution: the International Monetary Fund 1979-1989. Washington D.C., International Monetary Fund, 2001, 1111 p.

URL: https://www.imf.org/external/pubs/ft/history/2001/ch18.pdf

2. Hartmann P. Currency Competition and Foreign Exchange Markets: The Dollar, the Yen and the Euro. Cambridge, Cambridge University Press, 2008, 212 p.

3. Kenen P.B. The Role of the Dollar as an International Currency. New York, Group of Thirty, 1983, 40 p.

4. Krasavina L.N. [The Russian ruble as the world currency: a strategic challenge]. Den gi i kredit = Money and Credit, 2008, no. 5, pp. 11-18.

URL: http://www.cbr.ru/Content/Document/File/27273/krasavina_05_08.pdf (In Russ.)

5. Ito T. The Internationalization of the RMB: Opportunities and Pitfalls. The Council on Foreign Relations (CFR), 2011, November, pp. 1-21.

URL: http://web.pdx.edu/~ito/Ito2011%20CGS-IIGG_WorkingPaper15.pdf

6. Galati G., Wooldridge P. The Euro as a Reserve Currency: A Challenge to the Pre-eminence

of the US Dollar? International Journal of Finance & Economics, 2009, vol. 14, iss. 1, pp. 1-23. URL: https://doi.org/10.1002/ijfe.379

7. Anderson H., Habermeier K., Kokenyne A. et al. Revised System for the Classification of Exchange Rate Arrangements. IMF Working Paper, 2009, no. WP/09/211.

URL: https://doi.org/10.5089/978145l873580.001

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Kholopov A.V. [Macroeconomic implications of the exchange rate regime]. Vestnik MGIMO Universiteta = Vestnik MGIMO University, 2015, no. 6, pp. 205-215. (In Russ.)

URL: http://^nww.vestnik.mgimo.ru/sites/default/files/pdf/022_mirovaya_ekonomika_holopovav_0.pdf

9. Chinn M., Frankel J. Will the Euro Eventually Surpass the Dollar as Leading International Reserve Currency? NBER Working Paper, 2005, no. 11510. URL: https://doi.org/10.3386/w11510

10. Moiseev S.R. [Russian ruble as an international reserve currency]. Voprosy Ekonomiki, 2008, no. 9, pp. 4-21. URL: http://www.vopreco.ru/rus/redaction.files/9-08.pdf (In Russ.)

11. Daude C., Levy Yeyati E., Nagengast A. On the Effectiveness of Exchange Rate Interventions in Emerging Markets. CID Working Paper, 2014, no. 288, pp. 1-33.

URL: https://www.hks.harvard.edu/sites/default/files/centers/cid/files/publications/faculty-working-papers/288_Exchange_Rates_Yeyati.pdf

12. Moiseev S.R. [FX interventions. Motives and instruments of central banks]. Den'gi i kredit = Money and Credit, 2016, no. 3, pp. 12-19.

URL: http://www.cbr.ru/Content/Document/File/26540/moiseev_03_16.pdf (In Russ.)

13. Pollard P.S. The Creation of the Euro and the Role of the Dollar in International Markets. Federal Reserve Bank of St. Louis Review, 2001, vol. 83, iss. 5, pp. 17-36.

URL: http://research.stlouisfed.org/publications/review/01/09/0109pp.pdf

14. Narkevich S.S. [Gold and foreign exchange reserves: history, definition, composition and modern functions]. Voprosy Ekonomiki, 2015, no. 4, pp. 86-105. (In Russ.)

15. Frankel J. Internationalization of the RMB and Historical Precedents. Journal of Economic Integration, 2012, vol. 27, iss. 3, pp. 329-365. URL: https://doi.org/10.11130/jei.2012.27.3.329

16. Eichengreen B., Mathieson D. The Currency Composition of Foreign Exchange Reserves: Retrospect and Prospect. IMF Working Paper, 2000, no. 2000/131.

URL: https://doi.org/10.5089/9781451855272.001

17. Papaioannou E., Portes R., Siourounis G. Optimal Currency Shares in International Reserves: The Impact of the Euro and the Prospects for the Dollar. Journal of the Japanese and International Economies, 2006, vol. 20, iss. 4, pp. 508-547. URL: https://doi.org/10.1016/j.jjie.2006.07.002

18. Ming Feng, Hao Cheng. RMB Exchange Rate Regime Reform and the Trilemma Facing LOEs. China Finance and Economic Review, 2016, no. 4:15.

URL: https://doi.org/10.1186/s40589-016-0038-7

19. Kudryashova I.V. [Chinese yuan as a world currency: imperatives and realities]. Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya = World Economy and International Relations, 2017, vol. 61, iss. 9, pp. 36-44. (In Russ.) URL: https://doi.org/10.20542/0131-2227-2017-61-9-36-44

Conflict-of-interest notification

I, the author of this article, bindingly and explicitly declare of the partial and total lack of actual or potential conflict of interest with any other third party whatsoever, which may arise as a result of the publication of this article. This statement relates to the study, data collection and interpretation, writing and preparation of the article, and the decision to submit the manuscript for publication.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.