Научная статья на тему 'Социолингвистические коды субъекта власти в политических контентах и в масс-медиа'

Социолингвистические коды субъекта власти в политических контентах и в масс-медиа Текст научной статьи по специальности «Социология»

CC BY
17
5
Поделиться
Журнал
Коммуникология
ВАК
Область наук
Ключевые слова
СУБЪЕКТ ВЛАСТИ / КОММУНИКАТИВНОЕ РАЗВИТИЕ / КОММУНИКАТИВНЫЙ КОД / КОНТЕНТ / КОД ГЕНЕРАЛИЗИРОВАННОЙ КОММУНИКАЦИИ / ПОЛИТИЧЕСКИЙ ДИСКУРС / АУТОПОЙЕЗИС КОММУНИКАЦИИ / КОММУНИКАТИВНОЕ СРЕДСТВО / СОЦИАЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ

Аннотация научной статьи по социологии, автор научной работы — Гостенина В. И.

Рассматривается коммуникативный код субъекта власти, анализируются социолингвистические коды в политических контентах масс-медиа и в посланиях Президента Российской Федерации.

Похожие темы научных работ по социологии , автор научной работы — Гостенина В.И.,

SOCIOLINGUISTIC CODES OF SUBJECT OF AUTHORITIES IN POLITICAL CONTENTS AND IN MASS MEDIA

In the article communicative code of subject of authority is considered; socio-linguistic codes in political contents of mass media and in the messages of President of the Russian Federation are analyzed.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Социолингвистические коды субъекта власти в политических контентах и в масс-медиа»

■ ■ ■ СОЦИОЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ КОДЫ СУБЪЕКТА ВЛАСТИ В ПОЛИТИЧЕСКИХ КОНТЕНТАХ И В МАСС-МЕДИА *

Автор: ГОСТЕНИНА В.И.

ГОСТЕНИНА Валентина Ивановна - доктор социологических наук, профессор, заведующая кафедрой рекламы и связей с общественностью, Брянский государственный университет. Адрес: 241036, г. Брянск, ул. Красноармейская, 78, каб. 221. Тел.: 8(4832) 41-62-68. E-mail: kafedraRandPR@yandex.ru.

Аннотация: Рассматривается коммуникативный код субъекта власти, анализируются социолингвистические коды в политических контентах масс-медиа и в посланиях Президента Российской Федерации.

Ключевые слова: субъект власти, коммуникативное развитие, коммуникативный код, контент, код генерализированной коммуникации, политический дискурс, аутопойезис коммуникации, коммуникативное средство, социальные характеристики.

Прочтение теоретических источников по социологии и социологии управления, а также практический опыт управления показывают, что переход из сферы феноменологического исследования социолингвистического кода субъекта власти к управленческому воздействию на объект управления представляется наиболее сложным для анализа. Феноменологическое значение социолингвистического кода субъекта власти в концепте социологии предполагает, что управление рассматривается как код, понимание смысла которого аналогично кибернетической трактовке передачи информации с помощью кодирования - декодирования и заключается в предвидении и последующем конструировании будущего положения вещей и достижении объектом управления прогнозируемого состояния в реальной социальной ситуации. Социальное значение этого процесса - акта понимания информации - описано социальным психологом Э. Берном как явление психического взаимодействия коммуникантов, называемое автором трансакцией.

Не менее важно для исследования эффективности управления как понимания кода коммуникации разъяснение Ю. Хабермасом остиновского различения актов коммуникации - локутивных (акт-констатация), перлокутивных (воздействие на поведение другого человека) и иллокутивных (выражение коммуникативной цели) - с позиций логической конструкции К. Поппера о множественности миров познания как объективного, социального, субъективного [1, С. 90-101]. Социологический подход к объяснению управления во многом подобен нахождению баланса трех миров. Процесс управления расчленяет информацию между мирами и таким образом происходит формирование проблемы и ее институционализация в обществе как основы для преобразования социальной реальности.

Опираясь на представления Э. Гуссерля в интерпретации А. Шютца категории «жизненный мир», Ю. Хабермас методологически выверенно представляет путь перехода от мыслительной феноменологической трактовки коммуникативного кода субъекта власти к реальному процессу управления. Трактовка хабермасовского представления жизненного мира основана не только на допущении о различении самого труда и ин-

теракции, но и на нивелировании субстанциональной основы труда в процессе воспроизводства жизни общества. Критический анализ веберовского рационалистического подхода к толкованию жизненных принципов устройства мира, сводит возникающие коммуникативные связи к межличностному взаимодействию. Утрата реального предмета трудового общения приводит к различию производственных институциональных основ общества и социокультурного кода жизненного мира, подчиненного принципам коммуникативной рациональности. Техническая рационализация жизненного мира тождественна институционализации господства, политический характер которого скрадывают разговоры о техническом овладении окружающим миром. Так как предмет труда, выражающий объективирующий характер отношения к нему общества, заменяется конституирующим значением интеракции, происходит замена направленности действий общества от формирования всеобщих правил социального поведения к формированию понимания мотивированной структуры поступков людей.

Проблема перехода от феноменологического мыслительного процесса к реальному управленческому действию, в представлении Ю. Хабермаса, - это консенсус, или взаимный договор понимания, меняющий систему мышления, форму организации действия и структуру жизненного мира коммуникантов. В структуре жизненного мира осуществляется переход из прошлого в будущее, потому что именно напряжение жизненного мира задает перспективное и ретроспективное видение и прогноз последующего действия, которое обнаруживаются как раз на границе мышления и действия. Мышление обусловлено пониманием смысла коммуникации посредством остинов-ского трехактного процесса: локутивный акт - это речевое сообщение, которое осуществляется через языковые средства.

Перлокутивный акт - это речевое сообщение, рассчитанное на ответную реакцию реципиента информации. Посредством перлокутивных актов речевые сообщения преобразуются в стратегические действия, т.е. осуществляется интервенция в социальный мир, достигается эффект, посредством которого делается то, что говорится. Особый вопрос возникает в отношении иллокутивных актов.

Иллокутивный акт - это речевое высказывание, выражающее признание, приказ, обещание, предупреждение, т.е. это двойной акт, заключающий в себе сообщение и полагание. Иллокутивный акт - это коммуникативно манифестированная цель, коррелированная рядом условий ее реализации. Именно в иллокутивных актах Хабермас находит расхождение оценки, которая поступает извне о событии с коммуникативным эффектом ее оценки, которая формируется и исходит изнутри. Это ситуация, когда между пониманием сказанного и необходимой реакцией на понимание возникает разрыв (понимание - необходимая реакция). Эта реакция не предрешена и не определена. Именно с этой не предзаданностью мы связываем огромные возможности коммуникативных управленческих действий, в отличие от стратегических действий по М. Веберу, основанных на калькуляции выгод и, происходящих на этой основе перемещениях по шкале - цель, средство, результат.

Иллокутивные акты принимаются с точки зрения понимания содержания высказывания, как внутреннее подтверждение, обусловленное последующим социальным действием на основе установленной коммуникативной связи. Условием действия является «предугадывание» заложенного в речевом акте притязания на значимость. Усвоение значимости сообщения реципиентом делает речевой акт понимаемым и приемлемым.

Именно это явление определяет коммуникативную интеракцию субъектов как признание речевых намерений. Таким образом, усвоение понимания и значимости коммуникации это своеобразное рефлексивное понимание.

Остановимся на механизме управления, вписанном в сущность понимания коммуникативного развития общества по Хабермасу. Оно состоит в интеграции интересов общества и индивида через речевые конструкты. В данном контексте управление реализуется по схеме мыследеятельности в разрезе трех миров (объективный, социальный и субъективный), в которых переопределяется и трансформируется действие, потому что разделение на три мира дифференцирует коммуникацию лишь теоретически; реально, напротив, происходит интеграция познания сквозь призму данных миров, направленных на соединение их функций и значения.

Представленная Ю. Хабермасом схема мыследеятельности различает и выделяет собственно коммуникативное мышление, которое в отличие от коммуникативного взаимодействия осуществляет переход из действия и из мышления в коммуникацию, т.е. происходит соединение мышления и действия. Таким образом, если Хабермас выделяет одну структуру коммуникативного действия, которую он конституирует, институционализирует и защищает как единственно возможную заданную модель семантического понимания, то реально появляется несколько альтернативных структур коммуникативного понимания. Коммуникативная структура выполняет разные функции, отличные от свободной коммуникации, потому что не предзаданная свободная коммуникация, в которой что-то участниками открывается впервые, должна быть понятна, и отлична от коммуникации, в которой осуществляется консенсус, направленный на установление взаимной понимающей мыслительно-коммуникативной связи. Коммуникативные связи и последующие действия, по Хабермасу, реализуются в жизненном мире, когда между двумя, а возможно и большим количеством взаимодействующих коммуникантов, связанных культурой и языком, возникает, выражаясь в терминах Э. Берна, трансакция.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Центральный вопрос социологии управления коммуникативным кодом субъекта власти - процессуальное понимание управления, в основе своей состоящим из отношений в сети коммуникации и информации в определенном социокультурном поле, в котором поведенческая и социальная реакция предполагает общий код - язык.

Итак, исследование коммуникативного кода управления предполагает прикосновение к интегративным социальным процессам, в которых взаимодействие субъектов в процессе управления анализируется с позиций различных социологических концепций и парадигм. Остановимся в этом ряду парадигм на социологической теории системы общества Н. Лумана. Современный процесс управления в условиях спонтанности и нелинейного развития обусловлен воздействием коммуникативного кода субъекта власти на объект управления. Обладание номинальными позициями в иерархии властных отношений еще не позволяет субъекту власти контролировать пространство неопределенности, постоянно возникающее в этих условиях.

Для решения целого ряда конкретных практических задач важность приобретает вопрос о языке власти, но не в смысле «власти» языка (что вытекает из теории лингвистической относительности Сепира-Уорфа), а в частности, о том, как через язык власть объективирует и реализует себя и как социальный институт и как важнейшее коммуникативное средство, каков механизм селекции социально индуктивных смыслов, как порождаются и реализуются в коммуникации соционормативные элементы, почему

выбор языкового кода (например, стилистических параметров текста или конкретного этнического языка) оказывается коммуникативно значимым - эффективным или не эффективным, полезным или вредным для выполнения управленческой задачи. Нет необходимости долго доказывать, насколько коммуникативно маркированными, сопряженными с актуальным смыслом являются вышеназванные языковые реалии. Власть не сможет реализовать собственную сущность, если в своем соционорматив-ном компоненте проигнорирует сенсорные языковые «формулы власти». Н. Луман проясняет глубинный механизм подобного коммуникативного фиаско, доказывает, что оно носит универсальный характер. В случае пренебрежения «формулами власти» произойдет разрушение «смысловых идентичностей», которые «могут порождаться лишь рекурсивно». Однако, согласно закону о единстве и борьбе противоположностей, некое разрушение, некий «стилистический шум» в коммуникации может служить и делу обретения «смысловых идентичностей».

Через одно из важнейших понятий в теории Н. Лумана - «двойную контингенцию» -следует трактовать и бинарность коммуникативного кода субъекта власти и, как ее следствие, необходимость для субъекта власти нахождения общего языка с народом, и необходимость поисков оптимального решения вопроса о государственном (-ых) языке (-ах). Проблема «двойной контингенции» решается Н. Луманом в аксиологическом плане - обращением к гипотетической сумме общих норм и ценностей. «Двойная контингенция» диктует ориентации коммуникаций на общепринятый в данном социуме коммуникативный код. В социолингвистике ее называют бинарным кодом языка. Он заключается в том, что для всего, что говорится, язык предлагает позитивную и негативную редакции [2, С. 40]. Требования к власти как социальному институту сводятся к осуществлению ею в этом качестве такой языковой политики, которая способствовала бы лучшему функционированию власти в «ипостаси» «генерализованного средства информации». Власть необходима потому (и в этом «оправдание» ее бытия), что она «своей обоюдонаправленной селективностью... упорядочивает социальные ситуации» [3, С. 17-18]. Вывод Н. Лумана о смысловой бинарности языка можно трактовать и как наличие в равной мере возможности выражать и «да» и «нет». Код коммуникации может быть использован и для анализа бинарности иного порядка, где смыслозначимым оказывается выбор кода субъекта власти как принадлежность к одной из сторон в бинарном поле «свое-чужое». Именно такой подход позволяет говорить о конструировании социальной реальности, что предполагает выработку единомотивированности, формальной идентичности, содержательной адекватности властно-коммуникативных интенций. Если исходить из того, что язык структурирует аутопойезис коммуникации, то можно усмотреть радикальную и много более простую структуру.

Калька анализа этой перспективы на российские условия обусловлена социальными факторами формирования идентичности предмета субъект-объектного коммуникативного взаимодействия. Познание предметностей - это не просто интеллектуальная функция, но осмысленное жизненное свершение, которое может быть понято исходя из способа познания субъектом информации в условиях межличностного и массового общения по разным каналам при помощи различных коммуникационных средств (вербальных, невербальных и др.). В связи с этим социолингвистические аспекты феномена власти имеют в современном мире особое значение, которые к тому же обусловлены и языковой ситуацией: проблема взаимопонимания власти и ее субъекта в процессе управления разрешаема только в ходе речевого взаимодействия, в котором учитываются интересы сторон коммуникации.

Итак, взаимодействие, осуществляемое посредством кода генерализованной коммуникации, объясняет содержание знаков, представляет открытость личности миру и, следовательно, истину, в которой окружающее становится ясным и понятным. Бинар-ность кода коммуникации демонстрирует как наличие мысли, так и подобие мысли, отстраненности от проблемы, т. е. саму мысль, облеченную в такую форму, которая не передает истинного смысла высказывания. Исходная форма выражения языковой личности субъекта власти определяется коммуникационным кодом как особым способом отражения реальности. Идентификация властвующего субъекта с объектами управления в повседневной социальности реализуется с помощью метакода, который предстает модусом повседневной фактичности, наполненный двусмысленностью. Функциональное использование кода коммуникации осуществляется вне зависимости от семантики произнесенного и отражает комбинацию или смену комбинаций знаков, выказывая объем обозначенного данным именем понятия окружающих вещей. Представленные интенции коммуникационного кода позволяют рассмотреть контекст вербальных и невербальных речевых единиц субъекта власти с позиций социологии управления в качестве комплекса связанных между собой денотатов на предмет идентификации власти и управляемых ею объектов.

Проанализируем код коммуникации субъекта власти как не только экстраполяцию властных отношений на социум, но и как идентификацию власти с гражданами страны и как ответственность власти за других людей. Основанием для такого исследования служит онтологический анализ Посланий, представляемых властвующим субъектом -Президентом Российской Федерации ежегодно Федеральному Собранию.

Прежде всего, коснемся анализа понятия «субъектность», перенесенного из современной социологической теории структурализма, в которой термин трактуется как обладающий парадоксальным и противоречивым значением, на лингвистическую основу, где определяется в качестве синонима «личности» или «деятеля». Сложность понимания субъектности происходит из обозначения деятельности, действия, авторства, но также и отражения состояния подчинения (subjection), так как использование в социологии дефиниции «субъект» предполагает как деятельность, так и подчинение.

В данном контексте субъектность возможно рассматривать и как самосознание субъектов в социальной конструкции, принимающей формы, соответствующие различным типам управления, существующим в обществе. В этом смысле понятие субъект-ности пересекается с определением идентичности.

Пример текстов посланий Президентов Российской Федерации (Б.Н. Ельцина, В.В. Путина и Д.А. Медведева) отражает идентификацию личности Президента со страной, народом, от чьего имени ведется повествование. «Послание Президента России Бориса Ельцина Федеральному Собранию РФ: Россия на рубеже эпох. 1999 год» представляет собой развернутый анализ событий, произошедших за предыдущие 8 лет. Особое внимание уделено дефолту 1998 г., в результате которого страна оказалась в тяжелейшей ситуации, а доверие народа к власти было окончательно подорвано. «Послание Федеральному Собранию Российской Федерации Президента России Владимира Путина» (от 27 апреля 2007 г.) тоже подводит определенные итоги за истекший период в 8 лет. И, наконец, «Послание Д. Медведева Федеральному Собранию» (от 05.11. 2008) рассматривает перспективы развития России как внутри страны, так и вне ее. Интересно определить, какую роль отводят адресанты в посланиях для достижения поставленных целей тому или иному субъекту коммуникации.

Слова: «Однако одной из серьезнейших ошибок было другое - мы (здесь и далее выделено мной - В. Г.) убедили людей в том, что процесс преобразований пройдет легко и быстро» (Ельцин 1999:3), - подтверждают уверенность Президента в легковерности адресатов, в безоговорочном доверии людей власти, от имени которой изложено Послание. Самосознание главенства (рптаву) властвующего субъекта представлено в традиционном допущении приравнивания и некотором возвышении властного субъекта над всеми ветвями власти. «Вторым фактором, приведшим к кризису, стала слабость самого государства. Она выразилась в неспособности ветвей власти принять согласованное решение даже под угрозой острейшего финансового кризиса».

Понятие государства заменяет понятие «власть» в послании: «...А цель у любого государства может быть только одна: реальный и устойчивый рост уровня жизни своих граждан. Именно ради достижения этой цели граждане платят налоги, терпят административное принуждение и соглашаются на ограничение в реализации своих прав».

«Вступая в новую эпоху, мы (=общество?) должны расстаться со старым взглядом на природу, как на свою «мастерскую». Ее ресурсы не бесконечны. Нужны новые правила поведения человека на Земле: защищать природную среду - значит защищать саму жизнь на Земле. Ключевая роль в этой сфере принадлежит государству, которое через систему образования, средства массовой информации и законодательную базу обязано сформировать своеобразный кодекс «экологического поведения». Экономическая политика государства должна, наконец, всерьез считаться с экологическими ограничителями». Идентификация понятий «правительство», «государство» требует включения еще одной составляющей важного субъекта управления - «общества». «Задачу укрепления власти невозможно решить без восстановления доверия общества к государству. К сожалению, сегодня оно в значительной степени подорвано. Такое положение дел сказывается не только на общественно-политической атмосфере в стране, но и вдобавок приносит крайне негативные экономические результаты. Наиболее ярко это проявилось летом прошлого года, когда недоверие граждан к действиям власти сыграло свою отрицательную роль, усугубив развитие финансового кризиса, и фактически способствовало обвалу банковской системы».

Еще один аспект идентификации (мы = страна) подтверждает следующий контекст: «.основным смыслом развития страны, главной идеей нашего вхождения в XXI век должно стать повышение конкурентоспособности российской экономики». Стратегическая направленность идентификации субъекта власти - Президента Российской Федерации с государством, гражданами, страной, обществом в целом заключена и в других текстах.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Вместе с тем достаточно часто используется в посланиях слово «насе-ление». Приведем примеры: «.коррупция, помноженная на «неприкосновенность» отдельных представителей законодательной власти, порождают вседозволенность и безнаказанность. Как следствие, возникает катастрофическое падение доверия населения к органам власти всех уровней, сопровождающееся нежеланием участвовать в выборах» [4, С. 18]. «Что, еще раз подчеркну, напрямую направлено на рост денежных доходов населения» [4, С. 2]. В этой связи интересна реакция другой стороны субъекта коммуникации. В. Непомнящий: «Да что там «народ»! Нас и так уже иначе как «населением» не называют. Так должны же мы как-то отстаивать себя.».

Метонимия в следующем контексте выполняет определенную эмоциональную функцию, тонируя содержательность высказывания. «Хотел бы отметить, что духовное един-

ство народа и объединяющие нас моральные ценности - это такой же важный фактор развития, как политическая и экономическая стабильность». «На повестке дня, таким образом, вплотную встает вопрос о принятии долгосрочной стратегии массового строительства жилья для всех категорий граждан», эта проблема «.. .для наших с вами граждан, ставших собственниками после приватизации квартир, оказалась абсолютно неподъемной» [4, С. 15].

Исходная задача текста посланий состоит в том, чтобы выстроить коммуникативные «горизонтали» и «вертикали». В результате должна сложиться не только единая команда профессионалов - управленцев, но и единообразное коммуникативное поле, в котором бы начальный коммуникативный импульс находил свое полезное развитие и продолжение во всех структурных субъектах власти и воспринимался бы объектом управления как коллегиальное решение, обязательное для исполнения. Это предполагает выработку единомотивированности, формальной единообразности, содержательной адекватности властно-коммуникативных интенций. Для этого основные компоненты властно-коммуникативных действий должны находить адекватное отражение в содержании управленческих текстов и в их форме - устной или письменной. Управленческие тексты должны быть коммуникативно маркированными и в известной степени отражать избранный стиль руководства. Начало формирования такого стиля находим в Послании Президента РФ Д.А. Медведева. «Политические свободы граждан и их частная собственность - неприкосновенны» [5]: «.прежде всего - предлагаю принять меры по дальнейшему повышению уровня и качества народного представительства во власти. Меры, способные обеспечить большую включенность граждан в политическую жизнь. За партии, прошедшие в Госдуму в 2007 г., проголосовало более 90% избирателей. Но при этом почти 5 миллионов человек, 5 миллионов наших граждан отдали голоса партиям, которые в Государственную Думу не попали. Эти люди не получили представительства на федеральном уровне, хотя и проявили гражданскую активность, и просто пришли на выборы. Это несправедливо».

Выстраивая эволюционную иерархию кодов, Н. Луман замечает: «В сфере социокультурной эволюции наиважнейший код (имеется в виду власть) образуется с помощью языка» [3, С. 54]. Однако язык как код обладает той особенностью, что он «связан со способностью отрицания так, что любое высказывание одновременно представляет в распоряжение важнейших языковых функций точно соответствующее ему отрицание». Данное обстоятельство можно квалифицировать и как естественный недостаток языка. Он компенсируется дополнительными по отношению к языку инстанциями. Они в совокупности с языком «играют большую роль в выстраивании комплексных систем», через которые и самоорганизуется общество.

Понятно, что главной (генерализующей) функцией властной коммуникации является влияние. Его Н. Луман подает как «трансляцию результатов редукции», как «основу различных возможностей селекции», как основу «универсального смыслового ориентирования». Примером такого понимания влияния может быть Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию, следующие слова из которого являются проявлением вышеуказанной функции власти: «Считаю, что граждане России сейчас в гораздо большей степени, чем в начале реформ готовы к свободной деятельности (и профессиональной, и общественно-политической). Деятельности - без государственной опеки. Всё большее число людей рассчитывают, прежде всего, на себя. Полагают, что только от них зависит и их личный успех, а, следовательно, и успех всей

страны. Поэтому возможно и просто необходимо повышать уровень доверия в обществе»^].

«Президент и федеральный парламент - два института высшей государственной власти, которые отличает, прежде всего, то, что они избираются всенародно и действуют от имени всей страны.

Убежден, наше движение к свободе и демократии будет успешным и неуклонным лишь в том случае, если авторитет Президента и Государственной Думы будет достаточно высок, основан не только на предвыборных обещаниях, но и на практических результатах деятельности, если у них будет достаточно времени, чтобы все заявленное провести в жизнь, и результаты своей работы реально показать народу, отчитаться за них перед избирателями, перед страной».

Смысл же конституируется и генерализуется «временным, предметным и социальным горизонтом». Как известно, семантика перечисленных «горизонтов» (в традиционной терминологии - «семантика возможных миров») связана с языком, потому и в этом качестве язык подтверждает свой статус «важнейшего инструмента генерализации». Влияние - непременное условие и средство упорядочивания необъятного в своей комплексности и непрерывного в своем развитии бытия.

Именно власть имущему, независимо от его желания приписываются - в силу того, что он обладает властью, - все успехи и неудачи и навязываются соответствующие этому мотивы действий. Поэтому с полным правом Президент Д.А. Медведев заканчивает свое Послание словами: «Дорогие друзья! Мы с вами живем в свободной и в современной стране. И мы уже многое сумели сделать. У нас есть положительный опыт создания демократического государства. Есть не просто успехи, есть настоящие победы. И мы вместе идем вперед, чтобы вместе находить ответы на самые сложные вопросы. Чтобы снова добиваться успеха. И снова - побеждать». Власть, следовательно, отнюдь не инструментализирует изначально наличную волю. Эту волю она сначала производит, а затем может ее обуздывать и приручать, заставлять сглаживать риски и неуверенности, может даже вводить ее в искушение и приводить к крушениям.

Исследования важнейших политико-идеологических текстов современного российского политического дискурса показали их практическую значимость с точки зрения теоретико-методологических основ изучения текстов политико-коммуникативного жанра, к которым относятся Послания Президента Российской Федерации. Для президентских Посланий характерно стремление сформулировать целостную идеологическую модель, создать положительный образа власти. Если сравнивать тексты Посланий, то обращает на себя внимание следующее: в прежних Посланиях новые (для дискурса власти) смыслы вербализуются, прежде всего, с опорой на нормативы речевой культуры советского времени, о чем встречаем ссылки в соответствующих исследованиях. В Послании Б.Н. Ельцина и В.В. Путина в первый срок его «президентства», например, находим широкое использование приемов политического намека, скрытого обещания. Следует отметить новые тенденции в Послании Д.А. Медведева, отражающие сформированность новой эпохи, и как следствие, новые приемы создания идио-стиля. Нам представляется необходимым ввести в широкий научный лексикон лингвистическое понятие «идиостиль», способное в должной мере отразить наше понимание особенностей изучения кода субъекта власти. Идиостиль представляет собой совокупность индивидуальных речевых средств, используемых именно данной языко-

вой личностью и способствующих идентификации личности и как индивида с обществом.

Генерализированные символы кода коммуникации властного субъекта, должностные задачи и инсигнии, идеологии и условия легитимации служат более четкой артикуляции воли. Но только лишь сам процесс коммуникации устанавливает связь между исполнением власти и ее мотивами. Однако наряду с дифференциацией символических уровней возникает вторичная проблема, а именно - могут ли вообще, а если да, то в каком объеме, коммуникативные трудности трансформироваться в проблемы кодов. В интеракции существует критический порог, с которого начинается метаком-муникация по поводу власти или даже ставится вопрос о ее судьбе.

Новая эпоха проявляется в Послании В.В. Путина как современного лидера, с менталитетом, отражающим современные тенденции в российском обществе, с такими формами общения, которые становятся общепринятыми на новом этапе общественного развития. Уверенная манера общения ярко проявляется, с нашей точки зрения, в стиле Президента Российской Федерации В.В. Путина.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Список литературы

1. Поппер К. Логика научного исследования. М., 2004.

2. Луман, Н. Медиа коммуникации. М., 2005. 280 с.

3. Луман, Н. Власть. М., 2001. 256 с.

4. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации Президента России Владимира Путина // Российская газета. Федеральный выпуск № 4353, 27.04.2007 г.

5. Полный текст Послания Дмитрия Медведева Федеральному Собранию // Финмаркет. 05.11. 2008.

6. Антоновский, А.Ю. Никлас Луман: Эпистемологические основания и источники социологического конструктивизма // Луман, Н. Общество как социальная система. М., 2004. 232 с. С. 210-228.

7. Луман, Н. Общество как социальная система. М., 2004.

8. Гостенина, В.И. Некоторые проблемы формирования социологического мы-шления у специалиста-социолога в современном российском университете // Ломоносовские чтения «Роль ИППК МГУ им. М.В. Ломоносова в профессиональной подготовке и повышении квалификации кадров в России и странах СНГ». Сб. докладов. М., 2005.

9. Гостенина, В.И., Шилина, С.А. Код вербальной коммуникации субъекта власти как отражение языковой личности // IV Всероссийская научная конференция. Сорокинские чтения «Отечественная социология: обретение будущего через прошлое». Рязань, 2008. С. 81-83.

10. Гостенина, В.И., Шилина, С.А. Управление вербальным социолингвистическим кодом субъекта власти в коммуникативном процессе. М, 2008.

11. Хабермас, Ю. Вовлечение другого. Очерк политической теории. - СПб., 2001.

■ ■ ■ SOCIOLINGUISTIC CODES OF SUBJECT OF AUTHORITIES IN POLITICAL CONTENTS AND IN MASS MEDIA

Author: GOSTENINA V.I.

GOSTENINA Valentina Ivanovna - Doctor of Social Sciences , Professor, Head of the public relations and media policy department, Bryansk State University. Address: 119454, Bryansk, Kras-noarmeiskaya, 78, Room 221. Tel.: 8(4832) 41-62-68. E-mail: kafedraRandPR@yandex.ru.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Annotation. In the article communicative code of subject of authority is considered; socio-lin-guistic codes in political contents of mass media and in the messages of President of the Russian Federation are analyzed.

Keywords: the subject of the authority, communicative development, communicative code, content, code of generalized communication, political discourse, autopoesis of communication, communicative means, social characteristics.

References

1. Popper, K. Logika nauchnogo issledovaniya. M, 2004.

[Popper K. (2004). Logic of scientific research. Moscow].

2. Luman, N. Media kommunikatsii. M., 2005. 280 s. [Luhmann, N. (2005). Media of communication. Moscow].

3. Luman, N. Vlast. M, 2001. 256 str. [Luhmann, N. (2001). Power. Moscow].

4. Poslaniye Federal'nomu Sobraniyu Rossiyskoy Federatsii Prezidenta Rossii Vladimira Putina // Rossiyskaya gazeta. Federal'nyy vypusk № 4353, 27.04.2007. [Message to the Federal Assembly of the Russian Federation of Vladimir Putin, President of Russia / / Rossiiskaya gazeta. Federal issue number 4353, dated 27 April 2007].

5. Polnyy tekst Poslaniya Dmitriya Medvedeva Federal'nomu Sobraniyu // Finmarket. 05.11. 2008. 16:34. Glavnyye novosti. [The full text of Message of Dmitry Medvedev to the Federal Assembly / / Finmarket. 05.11. 2008.]

6. Antonovskiy, A.Yu. Niklas Luman: Epistemologicheskiye osnovaniya i istochniki so-tsiologicheskogo kon-struktivizma // Luman, N. Obshchestvo kak sotsial'naya sistema. Per. s nem. / A. Antonovskiy. - M.: Izd-vo «Logos», 2004. 232 s. - S. 210-228. [Antonovsky A.Y. (2004). Niklas Luhmann: Epistemological bases and sources of sociological constructivism / / Luhmann, N. Society as a social system. Moscow. 232 p. - p. 210-228].

7. Luman, N. Obshchestvo kak sotsial'naya sistema. M., 2004. [Luhmann, N. (2004). Society as a social system. Moscow].

8. Gostenina, V.I. Nekotoryye problemy formirovaniya sotsiologicheskogo my-shleniya u spetsialista - sotsi-ologa v sovremennom rossiyskom universitete // Lomonosovskiye chteniya «Rol' IPPK MGU im. M.V. Lomonosova v professional'noy podgotovke i povyshenii kvalifikatsii kadrov v Rossii i stranakh SNG». Sb. dokladov. M., 2005. [Gostenina V.I. (2005). Some problems of the formation of sociological thinking of the sociologist-specialist in the modern Russian University/ / Lomonosov Readings "The Role of Advanced Study Institute of Moscow State University in training and skills development of the personnel in Russia and the CIS. Reports digest. Moscow].

9. Gostenina, V.I., Shilina, S.A. Kod verbal'noy kommunikatsii sub'yekta vlasti kak otrazheniye yazykovoy lich-nosti // IV Vserossiyskaya nauchnaya konferentsiya. Sorokin-skiye chteniya «Otechestvennaya sotsiologiya: obreteniye budushchego cherez proshloye». - Ryazan', 2008. - S. 81-83. [Gostenina V.I., Shilina S.A. (2008). The verbal code of the communication of the subject of the power as a reflection of the language personality / / IV All-Russian Scientific Conference. Sorokin readings "Patriotic Sociology: finding the future through the past". Ryazan. P. 81-83].

10. Gostenina, V.I., Shilina, S.A. Upravleniye verbal'nym sotsiolingvisticheskim ko-dom sub"yekta vlasti v kom-munikativnom protsesse. M., 2008. [Gostenina V.I., Shilin S.A. (2008). The Management of the verbal sociolin-guistic code of the subject of power in the communicative process. Moscow].

11. Khabermas, YU. Vovlecheniye drugogo. Ocherk politicheskoy teorii. - SPb., 2001. [Habermas J. (2001). The involvement of the other. Outline of political theory. St. Petersburg].

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.