Научная статья на тему 'Социолингвистическая ситуация ижорского языка (опыт полевого исследования)'

Социолингвистическая ситуация ижорского языка (опыт полевого исследования) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
178
41
Поделиться

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Чушъялова Анастасия Павловна

Автор статьи описывает судьбу одного из малых языков на протяжении последнего столетия. Ижорский язык остаётся «тайным» языком нескольких сотен наших сограждан. Статья содержит анализ механизма выявленных в ходе экспедиции двух противоположных тенденций: отмирание ижорского языка вследствие ассимиляции его носителей сопровождается возрождение интереса к нему у молодого поколения и деятелей культуры из числа представителей финно-угорских этносов России.

ENDANGERED FINNO-UGRIC LANGUAGES OF RUSSIAN FEDERATION BY AN EXAMPLE OF IZHORA LANGUAGE (AN EXPERIENCE OF FIELD STUDY)

A destiny of one of the smaller languages through the last century is described. The Izhora language remains a “clandestine” language for some hundreds of our fellow citizens. The article gives an analysis of two opposite tendencies: the dying out of the language because of assimilation of its native speakers, and its revival among young generation and cultural figures of the Finno-Ugric ethnos of the Russian Federation.

Текст научной работы на тему «Социолингвистическая ситуация ижорского языка (опыт полевого исследования)»

УДК 811.511.11

Анастасия Павловна Чушъялова Институт языкознания РАН (г.Москва) chushyalova@gmail. com

Социолингвистическая ситуация ижорского языка (опыт полевого исследования)

Автор статьи описывает судьбу одного из малых языков на протяжении последнего столетия. Ижорский язык остаётся «тайным» языком нескольких сотен наших сограждан. Статья содержит анализ механизма выявленных в ходе экспедиции двух противоположных тенденций: отмирание ижорского языка вследствие ассимиляции его носителей сопровождается возрождение интереса к нему у молодого поколения и деятелей культуры из числа представителей финно-угорских этносов России.

Anastasia Chushyalova chushyalova@gmail. com

Endangered Finno-Ugric Languages of Russian Federation by an Example of Izhora Language (an experience of field study)

A destiny of one of the smaller languages through the last century is described. The Izhora language remains a “clandestine ” language for some hundreds of our fellow citizens. The article gives an analysis of two opposite tendencies: the dying out of the language because of assimilation of its native speakers, and its revival among young generation and cultural figures of the Finno-Ugric ethnos of the Russian Federation.

Летом 2009 года кафедрой финно-угорской филологии МГУ им. М. В. Ломоносова под руководством старшего научного сотрудника сектора финно-угорских языков Института языкознания РАН Т. Б .Агранат была организована экспедиция на Сойкинский полуостров, в места компактного проживания ижорцев - носителей сойкинского диалекта ижорского языка; именно он стал объектом нашего исследования.

Ижорский язык относится к прибалтийско-финской подгруппе

финно-угорских языков. Из описанных в литературе четырёх диалектов ижорского языка - сойкинский (территория распространения - Сойкинский полуостров, Кингисеппский район), нижнелужский (нижнее течение р. Луги), хэваский (некоторые деревни на р. Коваши и на побережье Финского залива в Ломоносовском районе Ленинградской области) и оредежский (Гатчинский район Ленинградской области) - на сегодняшний день функционируют только их осталось два: сойкинский и нижнелужский.

Основная территория распространения ижорского языка - Ленинградская область и граничащие с ней районы Эстонии. Сойкинский диалект распространен в основном в левой части Сойкинского полуострова, на побережье Лужской губы. Большинство деревень, издавна появившихся на данной территории, -ижорские. Другая часть деревень, появившихся здесь еще в XVIII веке, - русские. Предполагается, что ижорцы, выделившиеся в конце I-начале II тысячелетия из южнокарельских племён, заняли южную часть Карельского перешейка и земли по берегам рек Невы и Ижоры. Отсюда они в XI-XII вв. продолжали постепенно продвигаться на запад, до берегов рек Луги и Нарвы. Ижорцы расселялись чересполосно с водью и славянами [Агранат, 2007].

На сегодняшний день преобладает смешанный способ расселения представителей ижорского этноса: представители разных диалектов проживают на близком расстоянии друг от друга, при этом они активно контактируют с представителями других наций, в частности, русской. Многие деревни и 50 лет назад, и сейчас имеют смешанное население, состоящее из представителей нескольких народов [Лаанест, 1966].

Численность ижорцев обладает стойкой отрицательной динамикой. В 1848

г. академик Петербургской Академии Наук П. И. Кёппен насчитал 17800 ижорцев [Köppen, 1867]; согласно переписи населения 2002 г. их насчитывалось лишь 327: 177 из них проживалив городах, 150 - в сельской местности. Основная масса ижорцев проживала и проживает в Ленинградской области (177 человек) и Санкт-Петербурге (53 чел.), Карелии (24 чел.). В Москве проживает 6 чел., в Московской области - 8 чел.; в Новгородской области - 7 чел., в Псковской - 5

чел., в Ярославской - 2 чел. Значительная часть ижорцев проживает в Эстонии

1 2 (62 чел.) и на Украине (812 чел.) .

Вопрос об адекватности данных переписи населения 2002 года представляется довольно непростым, особенно если речь идет о подсчетах представителей малых языков. В оценке социолингвистической ситуации ижорцев мы при-дердживаемся принципа, сформулированного в [Агранат, 2007] на примере во-

1 Результаты переписи 2000 года в Эстонии: http://pub.stat.ee

2 Результаты Всеукраинской переписи населения 2001 года: http://www.ukrcensus.gov.ua

ди: «Все, кто когда-либо при полевом анкетировании задавал вопрос о родном языке, этническои принадлежности, знает, как могут ответы респондентов не соответствовать наблюдениям исследователей, часто родным языком называют свои этнический язык, которым совершенно не владеют. Разумеется, мы ни в коем случае не должны «поправлять» ответы на анкету, так как «информант всегда прав», а полученные результаты являются материалом для изучения. Но когда исследователи «считают водь», в список должны попадать только те, кто еще помнит язык».

Согласно переписи населения 2002 года, на территории Российской Федерации проживает 4 монолингва-ижорца. Как нам удалось установить, на Сойкинском полуострове монолингвов-ижорцев уже не осталось. Действительно, нереальной представляется ситуация, когда в начале XXI века человек не говорит по-русски, тем более что его родной язык (в данном случае ижорский) уже давно не выполняет функцию повседневного общения.

В ходе экспедиции было опрошено 59 информантов. Большая часть из них, несмотря на ижорское происхождение, называет себя русскими (табл. 1):

Таблица 1. Этническая принадлежность информантов

Ваша этническая принадлежность? Ижорец/ ижорка Русский/ русская Финн/финка Уже не знаю

Количество ответов 20 36 1 2

Взрослое население и их дети перестают говорить на ижорском языке, и чем меньше они используют этот язык, тем сложнее им относить себя к ижор-цам. Для многих жителей Сойкинского полуострова - ижорцев по происхождению - основным признаком этнической принадлежности является использование только ижорского языка во всех сферах жизни: «У меня соседи были, так вот они - чистые ижорцы, они ни слова по-русски не знали. А мы - талапанцы (от диалектного глагола «талапанить» - «непонятно говорить» - А.Ч.), мы не чистые ижорцы. Мы говорим и по-русски, и по-ижорски - всяко. Мало было чистых ижорцев, очень мало» (Васильева Евдокия Михайловна, 1927 г.р.). Информант считает себя русской по национальности, родным языком называет русский - при том, что она до сих пор использует ижорский язык при общении с сестрой.

Бывают и обратные случаи, когда человек, не использующий на сегодняшний день ижорский язык ни в одной из сфер жизни, считает себя «чистым» ижорцем, как, например, Коновалова Зоя Афанасьевна (1950 г.р.), родившаяся в ижорской семье, но уехавшая в Эстонию на 40 лет, потом снова вернувшаяся в

д. Вистино (расположена на Сойкинском полуострове). Теперь она самостоятельно учит язык, старается общаться с людьми старшего поколения на ижор-ском языке. «Я коренная ижорка, мне очень нравится наш язык», - говорит Зоя Афанасьевна. Однако подобных примеров не так много.

Все ижорцы владеют русским языком. В то же время ижорским языком владеют лишь некоторые представители старшего поколения. Уровень владения языка у данных индивидов различается: большинство из них на данном этапе является полуязычными билингвами, т.е. не владеющими в полной мере одним из языков (в данном случае — ижорским). Другая, меньшая, часть - это ижорцы, действительно владеющие ижорским языком. На сегодняшний день в каждой ижорской деревне имеется не больше 2-3 таких носителей.

По словам информантов, до Второй мировой войны практически всё население ижорских деревень Сойкинского полуострова говорило на ижорском языке. Часто бывало так, что дети до первого класса не знали русского языка, потому что в семьях говорили только на ижорском языке. Рожденные в конце 20-х гг. еще успели поучиться в ижорских школах по ижорским учебникам В. И. Юнуса и Н. А. Ильина. Однако практика школьного обучения на ижорском языке существовала лишь в 1933-1937 гг. В 2007 году была предпринята попытка факультативного преподавания ижорского языка в школе, но чаще всего подобные занятия сводились к урокам краеведения, а не ижорского языка.

Таким образом, в 30-е г.г. складывалась ситуация формирования двуязычия: в семье говорили на ижорском, в школе - на русском языке. Впоследствии она привела к полному переходу на русский язык. Те, кто еще учили язык в школе или в детстве разговаривали с родителями на ижорском языке, на сегодняшний день уже не знают язык в совершенстве, путаются, большая часть из них не порождает спонтанных текстов.

Большая часть информантов на вопрос «Какой Ваш родной язык?» ответила «русский» (таб. 2).

Таблица 2. Родной язык информантов.

Ваш родной язык? Ижорский Русский Финский Уже не знаю

15 40 1 3

Русский язык как родной признавали и те информанты, которые еще хорошо владеют ижорским языком, порождают спонтанные тексты и т.д. Пассивное знание ижорского языка и использование во всех сферах русского языка не позволяют и им назвать ижорский своим родным языком. Широкое распространение русской самоидентификации отчасти может быть объяснено сложной

историей ижорского народа, когда его представителям необходимо было знать русский язык, указывать в анкетах национальность «русский/русская», чтобы обеспечить себе образование и достаток.

Основные причины перехода ижорского населения на русский язык таковы:

1. Значительная миграция русского населения на заселённые ижорцами терртории. Русский язык становится средством общения между ижорцами и представителями других народов. Брачные контакты между русскими и и ижорцами приводили к этому ж результату: с появлением русского в ижорской семье или, наоборот, попадание ижорки/ижора в русскую семью языком общения обычно становился русский. Со временем «давление» русского языка только усиливалось, чему сопобствовало и развитие инфраструктуры региона (например, строительство морского порта Усть-Луга в юго-западной части Ленинградской области, в Лужской губе Финского залива);

2. Ликвидация национальной ижорской школы. По словам многих информантов, появление русских школ тяжело сказалось на успеваемости, так как в большинстве случаев ижорские дети до школы не владели русским языком. В то же время родители, полагая, что хорошее знание русского языка поможет их детям обустроиться в жизни, не всегда одобряли практику обучения детей на ижорском языке, что подталкивало к переходу на русский язык внутри семьи: «Мама поставила цель, чтобы мы говорили только по-русски. Когда мы пошли в школу, мы хорошо говорили по-русски. С нами родители всегда разговаривали по-русски, между собой - по-ижорски. Я слышу, что они говорят по-ижорски, выхожу, а они сразу по-русски начинают разговаривать» (Сергеева Алевтина Владимировна, 1953 г.р.).

Показательно распределение ответов на вопрос «На каком языке Вы говорили в детстве?» (табл. 3):

Таблица 3. Использование языков информантами в детстве

На каком языке Вы говорили в детстве? Только на ижор- ском Больше на ижорском, чем на русском Только на русском Больше на русском, чем на ижорском На финском

До школы 17 18 13 10 1

В школе - 6 25 27 1

При сложении результатов можно констатировать, что основным языком общения был ижорский, русский язык детям преподавался как «иностранный»

при поступлении ими в первый класс. Ситуация кардинально меняется в школьные годы: единственным языком общения в школе стал русский язык. Таким образом, основным критерием, который способствовал формированию двуязычия среди ижорцев, стало именно введение русского языка как языка преподавания в школах.

3. В связи с событиями Великой Отечественной войны, ижорцы были выселены из родных мест и до 1953 г. многие не могли туда вернуться. Некоторые остались ву новых местах навсегда, их языком общения оставался только русский.

4. Наконец, начиная с 90-х гг. стали умирать последние носители ижорского языка, среди которых были и монолингвы - перенимать языковую традицию становится не от кого.

Как результат, лишь небольшая часть ижорского этноса говорит на родном языке. Абсолютное большинство информантов дало отрицательный ответ на вопрос «Говорите ли Вы с кем-нибудь сейчас на ижорском языке?» (табл. 4)

Таблица 4. Использование информантами ижорского языка

Г оворите ли Вы с кем-нибудь сейчас на ижорском языке? (в семье, на работе, с друзьями, в магазине и т.д.) Да Да, но только при наличии ижороговорящего собеседника Нет

Количество ответов 11 15 33

Сами представители ижорского этноса дают мрачные прогнозы относительно будущего их родного языка: «Скоро вообще вымрут ижоры, нам осталось совсем мало, дети не говорят», «Язык, конечно, умрет, потому что никто не будет общаться. Вот это молодое поколение совершенно не знает его». и др.

На сегодняшний день одной из немногочисленных функций ижорского языка является тайная функция: когда ижорский язык используется носителями данного языка для того, чтобы другие не поняли. Об этом писали, к примеру, Т. Б. Агранат в связи с дистрибуцией (распределением) водского и русского языков [Агранат, 2007], Ф. И. Видеман - кревинского и латышского языков: «Особый язык их, как они сами, так и другие, называют кревинским; это, однако, не главный язык; главный - латышский. Свои“ же язык служит им вспомогательным в сношениях между собой или когда они хотят сказать какую-нибудь таину в присутствии посторонних» [Видеман, 1872].

На вопрос «Будете ли Вы отвечать по-ижорски, если с Вами начнут на нем говорить?», были получены, в основном, положительные ответы. Однако большинство информантов выступает против введения ижорского языка в

школах. «Я считаю, что преподавать ижорский язык - это бесполезно, это искусственное возрождение, язык обречен. Я убеждена в этом: нет ни письменности, будущего нет, только как воспоминание останется. Нет другого выхода. Уже ассимиляция с русским произошла. Если бы это было сразу после войны, тогда да, а так как дети и внуки не знают, то всё, это необратимо» (Косолап Людмила Сергеевна, 1949 г.р.).

Желающие изучать ижорский язык тоже имеются, но их значительно меньше. Основная проблема на сегодняшний день - это отсутствие компетентного преподавателя ижорского языка. Среди носителей ижорского языка с высокой языковой компетенцией остались только люди 20-30-х г.г. рождения, неспособные в силу возраста заниматься преподаванием. Есть и более молодые носители, которые, однако, не проявляют инициативы в преподавания ижор-ского языка.

С ростом интереса к ижорскому языку у исследователей, некоторые жители Сойкинского полуострова сами начинают интересоваться языком: организуют ансамбли с пением ижорских песен, кто-то самостоятельно начинает учить язык.

Очевидно, что падение количества носителей языка будет продолжаться. Удивительно, однако, что при такой малочисленности носителей и нефункцио-нальности ижорский язык продолжает оставаться полноценным языком на всех уровнях, сохраняя архаичную фонетику, грамматику, лексику. Возможно, он, как и водский язык, оказался более устойчивым по отношению к внешним воздействиям, поскольку набор его функций был гораздо уже, чем, к примеру, набор функций русского языка [Агранат, Шошитайшвили, 1997].

Библиография

1. Агранат Т.Б. Специфика полевой работы с носителями вымирающих языков (на материале водского языка) // Полевая лингвистика, сборник статей. - М., 2007.

2. Агранат Т.Б. Языковая ситуация в западной Ингерманландии в начале XXI в. (опыт полевого исследования) // Вопросы филологии, №3, 2007.

3. Агранат Т.Б., Шошитайшвили И.А. Водский язык: в конце пути // Малые языки Евразии: социолингвистический аспект. Сборник статей. - М., 1997.

4. Видеман Ф.И. О происхождении и языке вымерших ныне кревинов. - СПб., 1872.

5. Лаанест А. Ижорские диалекты. - Таллинн, 1966.

6. Köppen P Erklärender Text zu der Ethnographischen Karte des St.Petersburger Gouvernements, von Peter v.Köppen. St.Petersburg, 1867.