Научная статья на тему 'Социальные проблемы городского населения в годы нэпа и пути их решения в условиях формирования патерналистской модели государственной социальной политики (на примере Царицына-Сталинграда)'

Социальные проблемы городского населения в годы нэпа и пути их решения в условиях формирования патерналистской модели государственной социальной политики (на примере Царицына-Сталинграда) Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
399
27
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА / УПРАВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРОЙ / СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ НАСЕЛЕНИЯ / НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА / ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПАТЕРНАЛИЗМ / SOCIAL POLICY OF THE STATE / MANAGEMENT OF THE SOCIAL SPHERE / SOCIAL PROBLEMS OF THE POPULATION / NEW ECONOMIC POLICY / STATE PATERNALISM

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Олейникова Е.Г.

В статье проанализированы особенности государственной социальной политики в период нэпа. Выявлены социальные проблемы населения Царицына-Сталинграда в исследуемый период, пути решения наиболее острых социальных проблем: снабжение продовольствием, занятость, оплата труда, предоставление жилья. Проведен сравнительный анализ либеральной и патерналистской моделей социальной политики с точки зрения причастности государства к решению социальных проблем населения. Выявлены специфические черты государственного патернализма в социальной сфере. Обобщен исторический опыт сочетания экономических и административных методов социального управления в период нэпа. Обоснованы выводы о влиянии экономической либерализации на состояние и пути решения социальных проблем населения. Доказано, что исследование социальной политики периода патернализма имеет важное теоретическое и практическое значение в современных условиях формирования в Российской Федерации социального государства.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по социологическим наукам , автор научной работы — Олейникова Е.Г.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Social problems of the urban population during the NEP and ways to address them in the context of the formation of a paternalistic model of State social policy (exemplified by Tsaritsyn-Stalingrad) Tsys’ V. V. On reasons for peasant rebellion in Western Siberia in 1921

The article analyzes the features of the state social policy during the NEP period. The social problems of the population of Tsaritsyna-Stalingrad during the period under study, ways of solving the most acute social problems are revealed: food supply, employment, labor compensation, housing provision. A comparative analysis of the liberal and paternalistic models of social policy has been carried out from the point of view of the state's involvement in solving social problems of the population. Specific features of state paternalism in the social sphere are revealed. The historical experience of combining economic and administrative methods of social management during the NEP period is generalized. The conclusions about influence of economic liberalization on a condition and a way of the decision of social problems of the population are proved. It is proved that the study of historical aspects of social policy has an important theoretical and practical significance in the current conditions of the formation of a social state in the Russian Federation.

Текст научной работы на тему «Социальные проблемы городского населения в годы нэпа и пути их решения в условиях формирования патерналистской модели государственной социальной политики (на примере Царицына-Сталинграда)»

Вестник Вятского государственного университета, 2017, № 9 © ВятГУ, 2017 ISSN: 2541-7606

Исторические науки и археология

УДК 93

Социальные проблемы городского населения в годы нэпа и пути их решения в условиях формирования патерналистской модели государственной социальной политики (на примере Царицына-Сталинграда)

Олейникова Е. Г.

доктор исторических наук, профессор, директор центра «Школа кадрового резерва» Волгоградского института управления, филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации. 400123, г. Волгоград,

ул. Гагарина, 8. E-mail: gattogatto@mail.ru

Аннотация: В статье проанализированы особенности государственной социальной политики в период нэпа. Выявлены социальные проблемы населения Царицына-Сталинграда в исследуемый период, пути решения наиболее острых социальных проблем: снабжение продовольствием, занятость, оплата труда, предоставление жилья. Проведен сравнительный анализ либеральной и патерналистской моделей социальной политики с точки зрения причастности государства к решению социальных проблем населения. Выявлены специфические черты государственного патернализма в социальной сфере. Обобщен исторический опыт сочетания экономических и административных методов социального управления в период нэпа. Обоснованы выводы о влиянии экономической либерализации на состояние и пути решения социальных проблем населения. Доказано, что исследование социальной политики периода патернализма имеет важное теоретическое и практическое значение в современных условиях формирования в Российской Федерации социального государства.

Ключевые слова: социальная политика государства, управление социальной сферой, социальные проблемы населения, новая экономическая политика, государственный патернализм.

Social problems of the urban population during the NEP and ways to address them in the context of the formation of a paternalistic model of State social policy (exemplified by Tsaritsyn-Stalingrad)

Oleynikova E. G.

doctor of historical sciences, professor. Reserve Staff school director of the Volgograd Institute of Management - a branch of the Russian Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation. 8 Gagarin str., 400123, Volgograd. E-mail: gattogatto@mail.ru

Abstract: The article analyzes the features of the state social policy during the NEP period. The social problems of the population of Tsaritsyna-Stalingrad during the period under study, ways of solving the most acute social problems are revealed: food supply, employment, labor compensation, housing provision. A comparative analysis of the liberal and paternalistic models of social policy has been carried out from the point of view of the state's involvement in solving social problems of the population. Specific features of state paternalism in the social sphere are revealed. The historical experience of combining economic and administrative methods of social management during the NEP period is generalized. The conclusions about influence of economic liberalization on a condition and a way of the decision of social problems of the population are proved. It is proved that the study of historical aspects of social policy has an important theoretical and practical significance in the current conditions of the formation of a social state in the Russian Federation.

Keywords: social policy of the state, management of the social sphere, social problems of the population, a new economic policy, state paternalism.

Российская Федерация в настоящее время переживает процесс формирования основ социального государства, одной из основных целей внутренней политики которого служит обеспечение достойного уровня жизни и свободного развития всем членам общества. В связи с этим актуальным направлением научных исследований является изучение изменений социальных функ-

© Олейникова Е. Г., 2017 54

Herald of Vyatka State University Is. 9, 2017 © VyatSU, 2017 ISSN: 2541-7606

History and Archaeology

ций государства в процессе его экономического и политического развития. Социальную функцию государства применительно к различным государственным типам исследователи определяют как направление его правовой и организационно-практической деятельности, регулирующее уровень жизни и процессы реализации социально-экономических прав личности в объеме, адекватном конкретному этапу развития общества и государства [1]. Осуществление социальной функции напрямую связано с моделью социальной политики, которая сформировалась в государстве под влиянием исторических, политических, экономических, ментальных и иных факторов. Как известно, две модели социальной политики - либеральная и патерналистская - во многом противоположны друг другу с точки зрения причастности государства к решению социальных проблем населения. Либеральная модель, функционирующая в условиях свободного рынка, предусматривает минимальное вмешательство государства в социально-экономические процессы, в результате чего уровень благополучия индивида зависит главным образом от его собственных усилий. Государство, предоставляя свободу действий, не ставит своей задачей смягчение социальных издержек, компенсацию рисков, решение социальных проблем тех граждан, которые по различным причинам не в состоянии сами достичь высокого уровня жизни.

В условиях патерналистской модели, которая нашла наиболее полное воплощение в СССР, государство, напротив, определяло в качестве одной из стратегических целей достижение и постоянный рост благосостояния граждан. В условиях абсолютного преобладания государственной собственности, планового хозяйства экономическая инициатива и свобода человека были сведены к минимуму. Государство выступало основным гарантом унифицированного набора социальных благ, которые стремилось предоставить населению.

По нашему мнению, специфической чертой и важным преимуществом модели социального государства является возможность гармоничного сочетания свободы развития, которая предоставляется индивиду, и определенных государственных гарантий, защищающих людей от бедности и социальной деградации даже в неблагоприятных экономических условиях.

В теории и практике социального государства, наряду с либерализмом, очевидно определенное влияние патернализма, но реализуются эти патерналистские принципы в условиях рыночного хозяйства и политической демократии, что значительно меняет их проявление и результаты. В процессе формирования модели социального государства в нашей стране не только теоретическую, но и практическую значимость приобретает исследование и критическая оценка опыта государственного патернализма на разных этапах исторического развития советской социальной политики. В этом смысле особый интерес, на наш взгляд, представляет период нэпа. В годы Гражданской войны в социальной политике советского государства были заложены основы патернализма, причем осуществлялись они тогда в гипертрофированной форме, в рамках политики «военного коммунизма». Издержки этой жесткой политики чуть не привели страну к социально-экономическому и политическому коллапсу.

Новая экономическая политика начиналась в условиях полной деградации социальной сферы и массовой нищеты населения. В начале 1920-х гг. произошла одна из самых страшных катастроф двадцатого столетия - разразившийся голод унес жизни миллионов людей. Города Поволжья особенно пострадали от голода. Число голодающих жителей Царицына превысило 30 тыс., в целом по Царицынской губернии голодало 70% населения [2].

Экономика Царицына была разрушена гражданской войной, восстановление в условиях «военного коммунизма» происходило крайне медленно. Как и по всей стране, большое количество национализированных промышленных объектов не функционировало. На работавших предприятиях производственные показатели были значительно ниже довоенных, оплата труда - мизерной. Так, в начале 1921 г. уровень заработной платы на предприятиях Царицына составлял всего 27,8% от уровня 1913 г. [3] Заработная плата выдавалась нерегулярно, практиковалась замена денежных выплат произведенной продукцией.

В рамках новой экономической политики в стране происходило трестирование предприятий, которое являлось формой перевода государственной промышленности на начала хозяйственного расчета и осуществлялось в соответствии с плановыми заданиями центральных органов. В соответствии с политикой центра крупные предприятия Царицына остались в государственной собственности, социалистический сектор составлял более 2/3 промышленности. В то же время ряд предприятий были переведены на хозрасчет, к примеру, гвоздильно-проволочный завод «Красная застава», который успешно работал в новых экономических условиях.

Большинство царицынских заводов выполнили план 1922/1923 гг. и дали прибыль. Сравнительно быстро восстанавливались лесообрабатывающая, гвоздильно-проволочная, кожевенная и горчично-маслобойная отрасли. Постепенно стала улучшаться ситуация в оплате труда. Одним из крупнейших заводов города являлся металлургический завод ДЮМО (в 1922 г. переименованный в

Вестник Вятского государственного университета, 2017, № 9 © ВятГУ, 2017 ISSN: 2541-7606

Исторические науки и археология

«Красный Октябрь»). Царицынский губернский исполком советов неоднократно ходатайствовал перед центральной властью о выдаче заводу субсидии для выплаты рабочим заработной платы.

К середине 1920-х гг. новая экономическая политика обеспечила постепенный выход сталинградской экономики из кризиса (в 1925 г. Царицын был переименован в Сталинград). В феврале 1926 г. губернский съезд советов отмечал, что промышленность Сталинградской губернии в силу благоприятных географических условий быстро развивалась в прошлом и имеет еще более оснований для дальнейшего роста. Было принято решение неослабно продолжать промышленное развитие, переходя от использования существующего основного капитала на переоборудование и новое строительство; добиться постройки тракторного завода и нескольких электростанций [4].

Введение нэпа создало условия для постепенного оздоровления социальной ситуации. Правительственная реформа несколько стабилизировала финансовую систему. Предприятия переходили на оплату труда исключительно в денежной форме.

Однако промышленность города не всегда работала стабильно, что негативно сказывалось на городском бюджете. Так, в секретном письме Сталинградского губфинотдела в Президиум гу-бисполкома и Президиум горсовета от 15 июля 1926 г. сообщалось о сложном финансовом положении местного городского бюджета, вызванном невыполнением налоговых обязательств предприятиями Сталинграда. В результате заработная плата за июль 1926 г. в государственном секторе была выплачена лишь на 50% [5].

Как и по всей стране, в Сталинграде развитие нэпа сопровождалось обострением проблемы занятости. В секретном сообщении губернского отдела труда (ГОТ) Сталинградскому губиспол-кому ВКП (б) от 7 декабря 1926 г. сообщалось о нарастании в городе безработицы, которая только за ноябрь 1926 г. увеличилась на 1 449 человек. Значительное превышение предложений рабочей силы над спросом наблюдалось среди строителей, водников, транспортников, совторгслу-жащих, чернорабочих. Предлагалось создать при Комитете Биржи труда специальный фонд помощи безработным, средства для него получить путем дополнительного налогообложения городских магазинов, ресторанов, буфетов, торгующих спиртными напитками после 23 часов, а также обложить новым налогом казино и другие игорные заведения [6].

Чрезвычайно острой была жилищная проблема, особенно среди работников городской промышленности. Мест в заводских общежитиях не хватало, нередко в них проживали граждане, не имеющие отношения к производству. К примеру, в декабре 1926 г. в заводоуправлении «Красного Октября» имелось более 5 тыс. заявлений от рабочих о предоставлении квартир. В то же время заводской жилищный фонд населяли около 100 семей «со стороны» [7]. Рабочим и их семьям приходилось снимать жилье на собственные средства. В многочисленных жалобах, поступавших от рабочих в горсовет и городской комитет ВКП (б), отмечалось, что найти квартиру в Коммунхозе трудно, а частники требуют предоплату за полгода и берут очень дорого, так как никакой предел цен на съемное жилье властями не установлен [8].

Власти города пытались снизить остроту недостатка жилья и социальных учреждений как силовыми, так и экономическими методами. Сталинградский губком ВКП (б) принял постановление о выделении под жилье студентам городских техникумов и Рабфака помещений, занимаемых под красные уголки непроизводственными союзами [9]. На заседании Бюро райкома ВКП (б) от 3 декабря 1926 г. было решено: прекратить практику самовольных захватов заводских квартир, дела о самовольных захватах пропускать через НарСуд вне очереди; провести выселение из заводских жилищных фондов граждан, не связанных с производством. В то же время партийным организациям заводов «Красный Октябрь» и «Баррикады» поручалось совместно с профорганами проработать вопрос о развитии заводского, а также кооперативного и индивидуального жилищного строительства при кредитовании его со стороны государства [10]. Был создан специальный фонд по улучшению быта рабочих, средства которого направлялись на ремонт и постройку жилья.

Рыночные отношения позволили изыскивать новые возможности для смягчения остроты продовольственной проблемы. Губернские и городские власти работали над налаживанием контактов с частными производителями. К примеру, 22 июля 1926 г. на заседании хлебного совещания при Сталинградском ГУБВНУТОРГе были разработаны меры по своевременному обеспечению Сталинграда хлебом и созданию некоторых запасов на будущее, которые включали осуществление закупок на внутригубернском и соседних рынках; более тесное сотрудничество с хлеботоргующими организациями; получение полной информации от данных организаций, а также от Хлебопродукта об объемах поступлений хлеба в Сталинград [11].

Сталинградским горкомом ВКП (б) было решено создать централизованный резерв снабжения в размере 250 пудов ржи и 150 пудов пшеницы и разместить его на сталинградской мельнице № 151. Были предусмотрены меры по развитию как государственного, так и частного производства хлеба: помощь коллективов промышленных предприятий на строительстве хлебоза-

Herald of Vyatka State University Is. 9, 2017 © VyatSU, 2017 ISSN: 2541-7606

History and Archaeology

вода в поселке им. Рыкова; улучшение работы кооперативной сети, исходя из необходимости бесперебойного снабжения населения хлебом и ликвидации очередей; привлечение мелкого частника к делу выпечки и распределения хлеба [12].

Таким образом, патерналистская социальная политика в период нэпа обеспечила государственный контроль и оказание государственной помощи в решении наиболее острых социальных проблем: снабжение продовольствием, занятость, оплата труда, предоставление жилья. Новая экономическая политика не изменила общих принципов государственного патернализма, с его достоинствами и недостатками, но создала возможность использовать преимущества рыночной экономики, элементы которой допускались в системе советского народного хозяйства.

Примечания и список литературы

1. Симонова С. С. Социальная функция государства по обеспечению продовольственной безопасности // Бизнес. Образование. Право. Вестник Волгоградского института бизнеса. 2014. № 2 (27). С. 275.

2. Волгоград: хроника истории. 1589-1989 гг. Волгоград : Ниж.-Волж. кн. изд-во, 1988. С. 130.

3. Водолагин М. АОчерки истории Волгограда. 1589-1967. М. : «Наука», 1968. С. 235.

4. Государственный архив Волгоградской области (далее - ГАВО). Ф. 37. Оп. 1. Д. 14. Л. 1-13.

5. ГАВО. Ф. Р-71. Оп. 3. Д. 7. Л. 27.

6. ГАВО. Ф. Р-71. Оп. 3. Д. 7. Л. 124-126.

7. ГАВО. Ф. Р-71. Оп. 3. Д. 7. Л. 123.

8. ГАВО. Ф. Р-71. Оп. 3. Д. 7. Л. 66.

9. ГАВО. Ф. Р-71. Оп. 3. Д. 10. Л. 34.

10. ГАВО. Ф. Р-71. Оп. 3. Д. 7. Л. 123.

11. ГАВО. Ф. Р-71. Оп. 3. Д. 7. Л. 18.

12. ГАВО. Ф. Р-71. Оп. 3. Д. 10. Л. 2.

Notes and References

1. Simonova S. S. Sotsial'naya funktsiya gosudarstva po obespecheniyu prodovol'stvennoj bezopasnosti [Social function of the state to ensure food security] // Biznes. Obrazovanie. Pravo. Vestnik Volgogradskogo instituta biznesa - Business. Education. Right. Herald of the Volgograd Institute of Business. 2014, No. 2 (27), p. 275.

2. Volgograd: khronika istorii. 1589-1989 gg. - Volgograd : chronicle of history. 1589-1989. Volgograd. Lower Volga Book publishing house. 1988. P. 130.

3. Vodolagin M. A.Ocherki istorii Volgograda. 1589-1967 [Essays on the history of Volgograd. 1589-1967]. M. Nauka. 1968. P. 235.

4. State archive of Volgograd region (hereinafter - SAVO). F. 37. Inv. 1. File 14. Sh. 1-13.

5. SAVO. F. P 71. Inv. 3. File 7. Sh. 27.

6. SAVO. F. P 71. Inv. 3. File 7. Sh. 124-126.

7. SAVO. F. P 71. Inv. 3. File 7. Sh. 123.

8. SAVO. F. P 71. Inv. 3. File 7. Sh. 66.

9. SAVO. F. P 71. Inv. 3. File 10. Sh. 34.

10. SAVO. F. P 71. Inv. 3. File 7. Sh. 123.

11. SAVO. F. P 71. Inv. 3. File 7. Sh. 18.

12. SAVO. F. P 71. Inv. 3. File 10. Sh. 2.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.