Научная статья на тему 'Социальные научные сети Рунета и «Открытый код» «Поколения Google»'

Социальные научные сети Рунета и «Открытый код» «Поколения Google» Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
182
19
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ СЕТИ / RESEARCH NETWORKS / СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ / SOCIAL NETWORKS / РАЗРЫВ МЕЖДУ ПОКОЛЕНИЯМИ / "ПОКОЛЕНИЕ GOOGLE" / GENERATION GAP / "GOOGLE GENERATION"

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Соколова Марианна Евгеньевна

В статье рассматриваются история и особенности развития социальных научных сетей Рунета на современном этапе. Показывается разрыв между поколениями российских ученых в освоении новых интерактивных сервисов Веб 2.0, предназначенных для научных коммуникаций. Рассматривается коммуникационные навыки нового поколения исследователей («поколения Google») в российской науке.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Runet social research networks and the open source of the «Google generation»

The article deals with the history and features of social research networks on the Runet at the present stage. It shows the gap between the generations of Russian scientists in the use of new interactive services Web 2.0 for research communication. The article considers scientific communication skills of the new generation of researchers («Google generation») and argues the necessity of political support for the new network generation in contemporary Russia.

Текст научной работы на тему «Социальные научные сети Рунета и «Открытый код» «Поколения Google»»

М.Е. Соколова

СОЦИАЛЬНЫЕ НАУЧНЫЕ СЕТИ РУНЕТА И «ОТКРЫТЫЙ КОД» «ПОКОЛЕНИЯ GOOGLE»

«Ведь Google будет всегда...»: случайно услышанная фраза

«Поколение Google»

Научные сети (research networks) пришли или, точнее, - по ассоциации с мощной корневой системой - «достигли» Рунета чуть менее десяти лет назад. Ризомная метафорика здесь особенно уместна, поскольку указывает на многоаспектность рассмотрения национальных научных сетей как расширения уже достаточно разветвленной системы подобных научных ресурсов Интернета.

Несмотря на явное увеличение в российском сегменте Интернета научно-сетевых ресурсов - теперь уже в форме социальных сетей - и быстрый рост числа их участников, отечественные исследования научных коммуникаций в таких сетях и других интерактивных ресурсах Веб 2.0 пока немногочисленны. Можно назвать ряд исследований, посвященных отдельным проблемам1, но отсутствуют обобщающие социологические работы, такие, например, как публикации по результатам социологического эмпирического мониторинга научных коммуникаций в российской академической науке, проведенного в 1994-2002 гг. в форме нескольких последовательных пилотажей (здесь прежде всего следует назвать работы руководителя исследования Е.З. Мирской, в том числе ее статью в настоящем издании). В связи с транснациональным характером сетей, их ин-

1 См., например, 2; корпус публикаций, посвященных сети Соционет: коллекция электронных публикаций С. Паринова (режим доступа: http://www.socionet.ru/collection. xml?h=repec:rus:mqijxk); работы новосибирских ученых, связанные с обоснованием проекта инновационной сети СИНИН, - Сетевая инновационная инфраструктура СО РАН; проект № 111 (режим доступа: http://www.bras.nsc.ru/win/sbras/rep/rep2005/tom2/pdf/111.pdf); сайт ГСНТИ (режим доступа: http://www.gsnti-norms.rU/norms/norms/0top.htm#innovs/ sinin.htm); интервью создателей сети Scipeople М. Самохвалова и И. Радовильского (21).

тенсивным развитием и огромным количеством участников встает вопрос о методах подобных исследований, результаты которых, безусловно, будут востребованы и научным сообществом, и лицами, принимающими решения в области государственной научно-технической и информационной политики.

Перспективы социологических исследований научных сетевых сообществ во многом определяются общим отставанием российской социологии в разработке методов изучения технологий социального Интернета (Веб 2.0), социальных сетей, виртуальных сообществ и особенностей их интеракции. Иначе говоря, речь идет о необходимости придания мощного импульса развитию в России таких исследовательских направлений, как социология Интернета, вычислительная социология (computational sociology), Веб-наука, социальные вычисления (social computing), компью-тационный анализ социальных сетей (computational social network analysis), интерактивный качественный анализ (interactive qualitative analysis), социотехнический системный анализ (sociotechnical systems analysis), интеллектуальный анализ данных (data mining), онлайновый интерактивный сбор и анализ социологической информации в режиме реального времени (interactive analysis) и др. К сожалению, пока чаще звучат пессимистические оценки перспектив развития этих новых научных направлений (см.: 6; 7). Основаниями для пессимизма являются трудности внутридисципли-нарного характера, отсутствие необходимого лицензионного зарубежного программного обеспечения и технического оборудования, недостаток специалистов по его использованию, а также некоторые особенности отечественного социологического образования и практики организации социологических исследований.

Стартовые трудности развертывания сетевых исследовательских структур в Рунете объясняются рядом исторических предпосылок. Для нашей страны 1970-1980-е годы во многом стали временем упущенных возможностей в формировании навыков неформальной научной электронной коммуникации. Это и неудивительно, поскольку в тот период основные усилия были направлены на создание и развитие Государственной системы научно-технической информации (ГСНТИ), тогда как распространение информационных технологий, предназначенных для широких слоев населения, тормозилось во многом по идеологическим причинам. В результате сегодня нам приходится не только воспроизводить западные разработки на технологическом и идейном уровнях (так, к примеру, крупнейшую российскую социальную сеть «Вконтакте» часто называют клоном американского Facebook1, другая популярная сеть - «Одноклассники» -также является аналогом американской сети Classmates.com2), но и заим-

1 http://www.facebook.com

2 http://www.classmates.com

ствовать и адаптировать сами модели поведения участников российских сетей и их создателей1.

Создание первых распределенных информационных сетей для науки и высшей школы началось в России как фрагментарный спонтанный процесс в рамках отдельных проектов, программ и инициатив ряда организаций в начале 1990-х годов. Многое о первом соприкосновении советских ученых с сетевыми научными коммуникациями можно узнать на сайте Фонда развития Интернета (9) из интервью организаторов создания российского научного Интернета. Эти люди в конце 1980-х - начале 1990-х годов были в числе первых советских пользователей Интернета, именно они способствовали созданию у нас первых компьютерных сетей и зарубежных каналов связи (особенно большую роль здесь сыграли Институт атомной энергии им. И.В. Курчатова и Российский институт развития общественных сетей - РОСНИИРОС). В результате этих усилий были созданы первые коммерческие структуры, предоставившие свои мощности для развития научного Интернета в нашей стране («Релком», который до 1993 г. был фактическим монополистом на рынке сетевых услуг и услуг электронной почты, «Демос» и др.) (9). Следующий импульс развитию Интернета в России в 1993 г. придала «Телекоммуникационная программа» Международного научного фонда Джорджа Сороса. В 1994 г. в рамках уже государственной научной программы «Университеты России» было выделено направление по созданию федеральной университетской компьютерной сети RUNNet, которая вступила в строй в 1995 г. и использовала преимущественно спутниковые каналы связи. В 1996-1998 гг. была построена опорная сеть для нужд науки и высшей школы RBnet, использующая волоконно-оптические каналы большей емкости; финансирование данной сети было выделено отдельной строкой в государственном бюджете РФ (20). В начале и середине 2000-х годов создание компьютерных сетей и мощностей было продолжено, и к настоящему моменту сформирован значительный телекоммуникационный потенциал в области науки и образования.

1 С этой точки зрения интересное сопоставление (а точнее, противопоставление) двух виртуальных реальностей, двух сетевых моделей - открытой БасеЪоок и «Интернета в Интернете» «Вконтакте» - провел Артур Вельф: «Мне очень интересно следить в долгосрочном плане за развитием БасеЪоок и "Вконтакте". Интересно даже не с пользовательской или бизнес-точек зрения, а в философском и историческом плане. Эти две соцсети удивительнейшим образом исповедуют противоположные подходы, которые отражают противоположные менталитеты тех стран, тех политических систем, где родились и выросли их создатели... Просто удивительно, насколько "Вконтакте" напоминает мне СССР и путинскую Россию с ее ручным управлением "вертикалью" и насколько БВ напоминает демократическую страну, которая не хочет излишней регуляции и которой если что-то нужно, то она создает условия, чтобы всем было ВЫГОДНО делать именно так, вместо того чтобы отдавать приказы и все контролировать лично» (1).

В целом результатом усилий этого поколения ученых и организаторов науки стало создание телекоммуникационной инфраструктуры для отечественной науки, которая продолжает развиваться в рамках стратегии Министерства коммуникаций и связи РФ, направленной на интеграцию в будущем всех существующих сетей на основе единой высокоскоростной опорной телекоммуникационно-вычислительной инфраструктуры национального масштаба1.

Вместе с тем формирование телекоммуникационной структуры отечественной фундаментальной науки осуществлялось на основе прежней, созданной еще в СССР институциональной структуры научных и образовательных учреждений, которая оказывает сильное воздействие на коммуникативные модели поведения исследователей. Если использование электронной почты, сервисов электронных конференций, сайтов институтов, электронных библиотек и баз научной литературы не вызывало затруднений у большинства российских ученых, то новые научно-коммуникационные возможности, порожденные интерактивной фазой развития Интернета (такие, как сети, блоги, Википедия и т.д.) превратились в серьезное испытание для их информационной активности. Результатом становится существенная поколенческая дифференциация в освоении новых возможностей научной коммуникации в Рунете.

Именно поэтому актуальным сейчас является рассмотрение перспектив сетевого исследовательского Рунета с точки зрения поколенче-ской дифференциации. В связи с этим Э.М. Мирский отмечает следующее: «За прошедшее десятилетие выросло новое поколение, у которого нет ни страха, ни уважения к ценностям и установкам имперской бюрократии. В этих условиях вытеснение в маргинальную, а тем более криминальную сферу всех самоорганизационных процессов в молодежной среде чревато последствиями, сигналы о которых мы все чаще получаем с Манежной площади в Москве, из ближнего Подмосковья, Краснодарского края, с сайта perepis.ru ...Далее везде?» (12, с. 217). Закономерна и аналогия между этим поколением и западным поколением бывших студентов-бунтарей, ставших впоследствии социальной элитой, соединившей в своей профессиональной деятельности навыки самоорганизации и ответственности перед корпоративным контролем профессионального сообщества. По сути дела, речь и идет о долгосрочной тенденции в формировании интеллектуальных трудовых ресурсов нового типа, появление которой было обусловлено реакцией на изменения во внешней среде (12, с. 216). Использование этих новых трудовых ресурсов ставит сегодняшних потенциальных работодателей перед рядом серьезных проблем, касающихся и нашей отечественной науки.

Случайная фраза, сказанная одной из представительниц «сетевого поколения»: «Ведь Google будет всегда...», выступает в данном контексте

1 http://minkomsvjaz.ru/3495/3499

своеобразным индикатором настроений поколения «от 22 до 35», пришедшего в последние годы (уже после начала реформирования) в отечественную академическую науку. В связи с этим особенно важно проанализировать поведенческие модели представителей данного поколения, поставив на первое место информационное измерение их существования как исследователей. В сущности, эта фраза является концентрированным выражением психологии нового поколения и дает основание назвать его «поколением Google»1. Конечно, речь не идет об исключительной приверженности только продукции Google, но история успеха этой компании за счет выбранной ею коммерческой стратегии демонстрирует механизм «привязывания» пользователей к веб-сервисам посредством конструирования в виртуальной реальности комфортной, многофункциональной среды для повседневного использования. Эта среда наиболее совместима с мотивациями пользователя, воспроизводит весь круг его жизненных потребностей - профессиональных, учебных, личностных. Использование возможностей этой среды становится для него такой же жизненной необходимостью, как чашка кофе по утрам для завзятого кофемана. И если многие представители этого поколения еще «прощают» прошлому отсутствие в нем Google, то уж будущего-то они не представляют без него совершенно. Поэтому реконструкция мотивации поведения нового «поколения G», чьи коммуникативные навыки и идентичность формируются под прямым влиянием сетевых сервисов и интерактивных интернет-техологий, может дать ключ и к пониманию ряда проблем, связанных с будущим «науки в сетях».

Конечно, попытка составить обобщенный психологический портрет целого поколения, которому еще только предстоит утверждаться в науке, была бы слишком смелой, но в его поведенческой стратегии уже просматривается целый ряд особенностей, заслуживающих дальнейшего более тщательного анализа. Даже при отсутствии большого массива эмпирических данных «поколенческий» анализ позволяет уже на ранней стадии выявить ряд характеристик, которые впоследствии могут трансформироваться в модели поведения представителей соответствующего поколения (если, конечно, они останутся в науке).

К этому поколению можно отнести студентов-старшекурсников, склонных к исследовательской деятельности, чье взросление и социальная адаптация совпали со становлением Веб 2.0; реализующих свой исследо-

1 Прогнозирование прихода такого поколения и затем констатация его появления в научной литературе в течении последних 10-15 лет неоднократно осуществлялись многими исследователями. В 1997 г. это сделал один из создателей идей викиномики Д. Тапскотт, назвав грядущее поколение Net-Generation. В литературе используются и такие названия, как «поколение Facebook» (Gen F scientists), подчеркивающее его коммуникативные навыки, и в более широком смысле - как характеристика «информатизированного» человека -«поколение Y». Попытка ответить на вопрос о существовании в России такого поколения предпринята в анкете на сайте, посвященном социальной информатике (14).

вательский потенциал аспирантов, чьи коммуникативные навыки сформировал блоггинг; тех, кого принято называть «молодыми учеными», чье сознательное становление в возрасте от 24-25 лет (послеаспирантский период) до 35-летия пришлось на период расцвета интерактивного Web.

Развитию информационных навыков и моделей социального поведения «поколения Google» способствовали технологические сервисы интерактивной фазы WWW - Веб 2.0, основные принципы которой были предложены рядом интернет-компаний в качестве новой технологической политики и перспективы развития Интернета после краха бизнес-модели «доткомов» в 2001 г. В результате двух конференций, проведенных в 2004 г., была предложена новая модернизированная модель интернет-бизнеса, основанная на продвижении веб-приложений. Одним из основных направлений деятельности интернет-компаний стало расширение потенциала самоорганизации социальных сетей.

В основу этой стратегии развития легло предложенное Тима О'Рей-ли представление «об архитектуре участия» (architecture of participation) как о новом типе архитектур интернет-сервисов, в том числе и сетевых. Систематизация контента в Веб 2.0 создается с помощью средств фолксо-номии (folksonomy = folk + taxonomy), основополагающей идеей которой является представление о добровольном сотрудничестве людей с целью организации источников информации. Речь идет о неиерархических сообществах как системах, создающихся путем добровольного коллективного интеллектуального «вклада» равноправных участников. К их числу, например, относятся системы с возможностями открытого редактирования (Open Editing) и программирования в открытых кодах (Open Source). Систематизация контента на основе фолксономии позволяет создать концептуальную модель информации, поскольку отражает представления всей группы (29).

Интерактивность Веб 2.0 неразрывно связана с действием механизмов самоорганизации в процессе создания пользователями контента информационных ресурсов, реализации возможностей самовыражения участников онлайновых или виртуальных сообществ. Тим Бернерс-Ли отразил доминирование сетевой модели информационного развития Интернета, когда в конце 2007 г. определил его будущее как переход WWW в «Гигантский глобальный граф» (Giant Global Graph), т.е. формирование единой модели, описывающей взаимные связи всех пользователей Интернета.

Следствием этих процессов стало интенсивное развитие интернет-сервисов, в которых происходит обмен опытом, знаниями, мнениями, мультимедийной информацией, подготовка проведения массовых мероприятий, формирование «сетей друзей» (friends online networks), т.е. ресурсов, содержание которых создается самими пользователями. В число этих сервисов входят: ресурсы типа Википедии (справочники и энциклопедии), в которых каждый пользователь имеет возможность редактировать данные; блоги (интерактивные сетевые дневники, где значительная часть

веб-контента создается пользователем); социальные сети, построенные на основе технологии Friend of friend, которая дает возможность подписаться на новости и материалы участников сети из так называемого «списка друзей»; сервисы для обмена различными файлами, пополняемые за счет пользователей; сервисы совместного документопользования, которые дают возможность совместного одновременного использования документов, для того чтобы создавать, редактировать и удалять информацию, доступную для общего пользования (28).

В этой ситуации Google, продвигая в первую очередь собственные интернет-приложения, сумел стать общепризаннным флагманом Web 2.0 в отличие от тех компаний, успех которых был связан с успехом софтверного бизнеса 1980-х годов. К таким сервисам Google относятся, например, Google Start, обеспечивающий индивидуальную настройку домашней страницы, онлайновый почтовый сервис Gmail, рекламные сервисы Google Ad Sense и Google AdWords, онлайн-офисный пакет Google Docs (обновленный за счет функции совместной работы над документами), Google Notebook и т.д. (23). В целом стратегия Google по продвижению веб-приложениий как замены «не-веб» программ демонстрирует феномен превращения технологического сервиса в часть повседневной жизни его пользователей, встраивание его в структуру их потребностей и возможность посредством этого сервиса «дирижировать» мировоззрением, совокупностью мотиваций нового поколения.

Возможно, век сервисов для поддержки социальных сетей окажется не намного более длительным, чем век интернет-сервисов 1990-х годов, а компании, продвигающие их, ждет та же участь, что и множество IT-компаний, прекративших существование в 2001 г. С разрушением же технологической основы, очевидно, претерпят эволюцию и социально-коммуникативные навыки, ранее усвоенные миллионами молодых пользователей Google. Уже сегодня звучат голоса, объявляющие социальные сети изжившими себя, остановившимися в своем росте. Высказываются мнения, что социальным сетям еще предстоит пройти серьезную технологическую и содержательную эволюцию, дополнительным подтверждением чему служат сообщения о планах Google по созданию нового типа социальной сети (11). Однако пока именно социальные сети во многом определяют модели социального поведения своих пользователей.

В то же время нельзя все сводить к коммерческим интересам интернет-компаний, придавая односторонне-тенденциозный оттенок всей картине становления «поколения Google» (хотя не следует и забывать о том, кто дергает за ниточки, казалось бы, твоих и только твоих мотиваций и устремлений). Да и само понимание «коммерческого» зачастую весьма разнится в западном и отечественном интернет-бизнесе. Соответственно, различается и мотивация тех, кто занимается бизнесом, связанным с социальными сетями. Она имеет, как уже отмечалось выше, национальные особенности. Не менее значимым, чем интересы коммерции, здесь являет-

ся и стремление к приобретению авторитета в информационном мире, созданию перспективного информационного ресурса, самореализации.

Имплицитная «архитектура» «участия» или «партнерства» сетевых сервисов, где контент создается самими пользователями, находящимися друг с другом в определенных отношениях, означает изначальную встро-енность в них этики кооперации, неограниченного взаимодействия и добровольного сотрудничества (отношения «дружбы» и «включения» в сеть). В соответствии с законами самоорганизации пользователи технологических сервисов, служащих своеобразным выражением сетевой матрицы, добровольно и бескорыстно делятся своими знаниями. Их мотивация к участию в информационном обмене может определяться целым рядом факторов, среди которых - ожидание взаимности (адекватного ответа на твое действие со стороны других участников), повышение авторитета (расширение известности, рост влияния), альтруизм, конкретная выгода, социальное самоутверждение, устойчивость действий индивида (тенденция к повтору однажды совершенного действия), дружба и личное удовольствие, сознание значимости собственной роли в социальной системе, сознание уникальности твоего вклада, порой стремление к власти и ряд других групповых мотиваций (38, с. 13-14).

Можно сказать, что в бесконечности повсеместного информационного обмена реализуется причастность частицы к информационному универсуму, стремление раствориться в нем. Такой божественный атрибут, как вездесущность, всеприсутствие, теперь, похоже, переходит к информации. Последствия воздействия сетевого кода, «встроенного» в психологию «поколения Google» на глубинном уровне пока лишь развертываются и еще не могут быть выявлены до конца. Если использовать аналогию с Открытым программным кодом - это код коллективного, бесконечного складирования интеллектуального капитала, накопление которого осуществляется за счет множественных сетевых взаимодействий.

В конечном итоге такое поведение пользователей отражает психологическую установку, порожденную современным образом жизни, для обозначения которой американская исследовательница Линда Стоун, работавшая в компаниях Apple и Microsoft в 1986-2002 гг., предложила название «перманентное частичное внимание» (28). Речь идет об образе жизни, постепенно сложившемся в последние четыре десятилетия, когда человек привыкает находиться на пересечении множества информационных потоков, ни на чем подолгу не останавливаясь и будучи вовлеченным в десятки самых разных дел. При этом человек продолжает «сканировать» окружающую среду в поиске новых возможностей. По словам Стоун, для него «быть всегда занятым и находиться на связи - значит жить» (26). Необходимость постоянного сканирования среды и перманентного напряжения внимания приводит к тому, что человек чувствует себя живым, лишь будучи узлом некой сети (40).

Таким образом, социальные сети, объединяющие «друзей друзей», в течение последних десяти лет превратились в ключевой сервис Веб 2.0. Среди них можно выделить сети общего назначения (в них могут функционировать узкопрофессиональные научные сообщества) и более специализированные, «нишевые» (тематические и профессиональные) сетевые сервисы, к которым можно отнести и научные.

Развитие научно-сетевого Рунета: От телекоммуникационных сетей до Веб 2.0.

Каков же сетевой мир молодых исследователей из отечественного «поколения Google», какими интерактивными сервисами пользуется местное виртуальное «население», уже живущее в сетевой эпохе? Для ответа на этот вопрос необходимо обратиться к истории научно-сетевого Рунета, прошедшего за последние два десятилетия эволюцию от первых распределенных телекоммуникационных сетей для науки и образования до технологий Веб 2.0.

Научные сети Рунета можно разделить на ресурсы первого и второго поколения.

Отечественные научные сети первого поколения (имеются в виду ресурсы, созданные российскими разработчиками и предназначенные прежде всего для отечественных ученых) появились за несколько лет до социально-сетевого бума середины 2000-х годов. Конечно, и тут свою роль сыграли западные прототипы. Так, информационная научно-образовательная сеть по социально-гуманитарным наукам Соционет (2000)1, возникновение которой связано с Сибирским отделением (СО) РАН, создавалась по образцу американской экономической базы данных RePEc (Research Papers in Economics)2, хотя в то же время проектировщики опирались и на отечественные разработки.

Проекты этого поколения существенно опередили организационную реальность отечественной науки, что и предопределило, например, неудачу СИНИН (2003-2005) - интеллектуализированной сетевой системы, предназначенной для информационной поддержки инновационной инфраструктуры. Разработчики данного проекта создавали его как онлайновую информационную сетевую среду для географически распределенных участников инновационной деятельности в России, призванную ускорить информационный «метаболизм», циркуляцию потоков знания в сфере инноваций, а также повысить эффективность информационных взаимодействий между инноваторами. Целями СИНИН были уменьшение информационных разрывов между наукой и высокотехнологичной промышленностью, формирование единой национальной сетевой инфраструктуры, улучшение ин-

1 http://www.socionet.ru

2 http://repec.org

формационных взаимодействий между участниками инновационной деятельности (18; 23). Насколько этот последний проект опередил свое время, можно судить по нынешнему интересу к инновационной тематике лидеров нашего государства и бизнеса, в том числе и представителей IT-компаний. Именно его несоответствие тогдашним организационным возможностям отечественной науки и стало причиной, по которой он не смог развиваться дальше.

Другой сетевой проект Соционет, организационно и технологически связанный с СИНИН, также создавался на организационной базе Института экономики и организации промышленного производства СО РАН в рамках двух международных инициатив - Инициатива открытых архивов (Open Archives Initiative)1 и RePEc (25). Его теоретической базой стал комплекс актуальных в то время представлений об онлайновой науке, национальной и международной онлайновых исследовательских инфраструктурах (research e-infrastructure), институциональных репозиториях, «живых» документах, онлайновых наукометрических показателях научной деятельности.

С 2006 г. Соционет стал позиционироваться как социальная сеть. При этом ее разработчики опирались прежде всего на идеи «малых миров» (small worlds) и разработку проблем формирования и функционирования сетей венгерским ученым Альбертом-Ласло Барабаши (32).

История развития этого проекта дает возможность проследить реализацию технологической идеи информационного научно-сетевого ресурса в условиях организационной реальности российской науки на протяжении десяти лет. Все эти годы информационная система постепенно «вписывалась» в организационный контекст РАН и эволюционировала технологически и идейно в соответствии с общими тенденциями в отечественном и глобальном информационном пространстве. Разработчикам проекта удалось найти поддержку и финансирование у руководства Отделения общественных наук (ООН) РАН, и с 2006 по 2009 г. Соционет стал участником программы РАН «Информатизация научных учреждений и Президиума РАН». Основной целью реализации проекта в ряде институтов ООН РАН было формирование в открытом онлайновом доступе корпуса публикаций по результатам текущих научных исследований по общественным наукам и предоставление близким по тематике научным коллективам и исследовательским организациям возможности развивать свои профессиональные социальные сети. Кроме того, важной задачей проекта стало создание сервиса для получения наукометрической информации и эффективной оценки результатов научно-исследовательской и научно-технической деятельности.

В настоящее время Соционет организационно связан с Центральным экономико-математическим институтом (ЦЭМИ) РАН, который в рамках

1 http://www.eprints.org/

этого проекта с апреля 2007 г. присоединился к международной инициативе «Открытый доступ к результатам исследований»1. В соответствии с рекомендациями международной инициативы Берлин-32 в институте был создан онлайновый институциональный репозиторий «Открытый архив» (ОА), в котором научные сотрудники института должны депонировать электронные версии всех своих законченных результатов исследований. Таким образом, элементы социальной сети, объединяющей индивидуальных исследователей, сочетались в этом проекте с использованием инфраструктуры электронных научных публикаций, первичными звеньями которой должны были выступать сайты научных институтов РАН. В то же время в силу технологических трудностей проект так и не был расширен по части сервисов (блоги, использование мультимедийной информации).

Ряд особенностей этих двух проектов был предопределен их хронологической близостью к периоду интенсивного развития телекоммуникационных сетей в нашей стране в 1990-е годы, который, с одной стороны, был временем технократического оптимизма и надежд, но, с другой - продолжал прежнюю модель централизованного информационного развития страны (11). Так, в конце 1990-х годов в качестве основной стратегической задачи была выдвинута интеграция информационных ресурсов государства, в том числе и научных (11). О многообразии форм научного Интернета тогда не было и речи, да и сама возможность использования Интернета в научных целях еще вызывала большие сомнения.

В тот период сети были чем-то слишком необычным для подавляющего большинства российских ученых и никак не вписывались в организационно-феноменологический горизонт их профессиональной жизнедеятельности. Впрочем, и сами создатели сетей слабо представляли себе всю совокупность организационных усилий, необходимых для их успешного продвижения. Показательной для этого периода является история с размещением российским математиком Г. Перельманом в 2002 г. на сайте препринтов Лос-Аламосской национальной лаборатории предварительного описания идей своей работы, за которую ему впоследствии была присуждена премия Филдса. Наряду с коллизиями, связанными с содержанием самой работы, использованный автором способ доведения своих идей до заинтересованной аудитории был по российским меркам совершенно неординарным. В целом, однако, уровень информационной культуры и потребностей большинства российских ученых не позволял им пользоваться онлайновыми сетевыми сервисами. Результатом стала усиливающаяся настороженность представителей научного сообщества, скептическое отношение многих из них к организационным «проискам» отечественных провозвестников новой сетевой эры, пропагандировавших приобщение исследователей к деятельности в виртуальной среде. В тот период для

1 http://www.eprints.org/

2 http://www.eprints.org/events/berlin3/outcomes.html

противостояния таким проектам было вполне достаточно рутинного бюрократического подхода, в результате чего все усилия и энтузиазм разработчиков уходили в песок.

Второе поколение научных сетей Рунета было вызвано к жизни социально-сетевым бумом середины 2000-х годов, в результате которого Facebook, MySpace и другие сети стали неотъемлемой частью повседневной жизни многих людей. Наряду с крупными сетями тогда стали появляться и многочисленные локальные социальные сети1.

Онлайновое сообщество социальных сетей состоит из пользователей, каждый из которых имеет возможность создать свой «профиль», представляющий личную информацию о нем, а также создавать и развивать группы «друзей по интересам», в которых можно найти друзей, однокурсников, одноклассников, работодателей или работников, партнеров, коллег, инвесторов и т.д. Пользователи имеют возможности пользоваться такими сервисами, как фото- и видеохостинги, файлообменные сети, закладки, блоги и форумы, блокноты и ежедневники, создание новостных лент.

Наиболее известные общедоступные социальные сети (прежде всего, Facebook и LinkedIn) давно уже используются учеными, например этнографами и социологами. Исследователи могут контактировать с целой сетью виртуальных «друзей», являющихся их потенциальными респондентами, использовать огромные запасы мультимедийных материалов о социальных движениях и группах (в том числе и маргинальных), которые содержатся на сетевых ресурсах. Оставаясь невидимыми, они часто наблюдают социальные взаимодействия на веб-ресурсах маргинальных групп, проводят электронные опросы, создают интернет-страницы с целью исследования онлайнового поведения (например, поведение участников фокус-группы при просмотре видео и их комментарии по этому поводу) или для распространения полезной информации (например, страница Cure Diabetes в MySpace) (34). На сайтах этих крупных сетей свои группы, страницы или представительства создают различные профессиональные сообщества и организации (так, на Facebook имеют свои представительства национальные лаборатории, университеты, издательства научных журналов и т.д.).

В последние годы выявилась тенденция предпочтения пользователями узкоспециализированных сообществ крупным массовым сетям. Согласно данным, полученным в 2007 г. онлайновой компанией Communi-space, небольшие социальные сети оцениваются пользователями как более привлекательные. По результатам исследования более чем 26 тыс. участников из 66 социальных сетей, выяснилось явное предпочтение узкотема-

1 Информацию и статистику о них можно найти в различных интернет-источниках, в частности на World Map of Social Networks, а также в списке научных сетей в Википедии на странице http://en.wikipedia.org/w/index.php?title=Special%3ASearch&search=research+ networks&fulltext= 1

тических сообществ по сравнению с общими. Чем менее публично сообщество, тем сильнее вовлеченность участников (38). Эта тенденция впоследствии подтвердилась: число таких сетей, в том числе и профессиональных, увеличилось. Не осталась в стороне от этого процесса и Россия. Так, российские ученые активно представлены на сайте Профессиона-лы.ру - первой отечественной общедоступной социальной сети, объединяющей специалистов и бизнесменов по отраслевым, профессиональным и географическим признакам1. Появились в Рунете и социальные сети специально для ученых, созданные на современной технической основе с использованием мультимедийных возможностей и ориентированные на современные коммуникативные способы поведения. В русле этой тенденции представители Российской академии естественных наук (РАЕН) создали собственную социальную сеть2.

В таких сетях можно выкладывать информацию о себе и свои научные публикации, совместно работать над новыми проектами, обсуждать различные темы в виртуальных группах по интересам, искать коллег, рецензентов или оппонентов, переписываться с ними, просматривать их фотографии, видео, организовывать встречи, вести тематические конференции, обсуждать научные тексты, вести блоги, писать объявления, публиковать резюме и вакансии. Здесь можно найти свежую информацию о научных новостях, конференциях, изданиях, грантах, аспирантурах, докторантурах и др.

Еще один проект Рунета - SciPeople.ru3 - представляет собой транснациональную социальную сеть для ученых и создан на средства его разработчиков Михаила Самохвалова и Ильи Радовильского. Эта социальная научная сеть спроектирована как своеобразный, персональный «рабочий стол» для аспирантов и ученых с обычными для сети функциями (22). Кроме российских ученых, если судить по статистике сайта, в сети есть участники из стран СНГ, США, Европы, Индии и т.д. В настоящее время проект SciPeople.ru активно функционирует, поддерживает постоянные организационные связи с рядом научных журналов, предоставляет своим пользователям регулярно обновляемые новости научной и научно-популярной жизни, информацию о конференциях.

Помимо этих сетей в Рунете функционирует социальная научная сеть Scientific Social Community, предназначенная для ученых стран СНГ,

1 http://professionali.ru/

2 «Создание социальной сети "Ученые России" идет в ключе современных процессов переориентации сетей с частных коммуникаций ("Одноклассники", "Вконтакте" и др.) на предметное социальное, творческое и профессиональное сотрудничество. Находясь в пространстве такой социальной сети, пользователи вправе ожидать как общения с единомышленниками, так и комментариев и оценок экспертов в данной области... Мы уверены, что новая социальная сеть «Ученые России» станет полезным инструментом в повседневной жизни российских ученых и специалистов» (22).

3 http://scipeople.ru

и прежде всего - для ученых России и Украины, которая была создана при поддержке Фонда Виктора Пинчука в рамках Стипендиальной программы Zavtra.UA1. Разработка данного проекта была начата в июне 2008 г., а официальный старт состоялся в январе 2009 г. Новым сетевым проектом является виртуальная исследовательская сеть для молодых ученых и студентов (ВИСМУС)2, которая позиционируется как общее виртуальное информационное пространство для систематического обмена мнениями и современными технологиями участниками исследовательской сети. Этот проект реализуется на базе Казанского государственного финансово-экономического института.

В Рунете можно найти информацию о других сетевых проектах, например о работе над научным порталом AllScience.ru3, который представляет собой набор персонально ориентированных online-инструментов в помощь людям, занимающимся научной деятельностью. Безусловно, можно ожидать дальнейшего увеличения количества подобных сетевых ресурсов.

Что касается транснациональных профессиональных научных сетей, то все они открыты для российских ученых. Среди них Nature Network, OpenWetWare, Social Science Research Network (SSRN), Laboratree, Methodspace, Ologeez, ResearchGate, Epernicus, Graduate Junction, LabSpaces и др.4 Элементы сетевых отношений (сетевые эффекты) присутствуют и на профессиональных порталах, предназначенных для организации труда исследователей, где осуществляются обмен ссылками и ряд других функций (LabMeeting, Mendeley5). Часть сетей и профессиональных исследовательских медиасервисов создана при посредстве таких крупных издательств, как Elsevier, Nature, Springer, Science и др. (16). Необходимо также упомянуть международные сети и исследовательские порталы с сетевыми сервисами в области нанонауки и нанотехнологий, среди которых -Nanopaprika, NanoBioNet, NanoScienceWorks, NanoScout, NanoHUB и

др.6(16)..

Для оценки перспектив сетевой науки необходимо помнить и о такой тенденции, как быстрый рост числа международных и региональных социальных образовательных сетей. В Рунете число таких сетей, ориентированных на детей и подростков, также активно увеличивается. Это позволяет предположить, что в недалеком будущем, когда юные пользователи таких сетей подрастут, они станут массовой группой, предъявляющей

1 http ://www. science-community. org/ru

2 http://www.vismus.ru

3 www.allscience.ru

4 http://network.nature.com/; http://openwetware.org; http://www.ssrn.com; http://laboratree. org/pages/home; http://www.methodspace.com; http://www.ologeez.org; http://www.researchgate. net; http://www.epernicus.com; http://www.graduatejunction.net; http://www.labspaces.net

5 http://www.labmeeting.com/; http://www.mendeley.com

6 http://www.nanopaprika.eu/; http://www.nanobionet.de/; http://www.nanoscienceworks. org/; http://www.nanoscout.de/; http://nanohub.org/

спрос на сетевые формы общения во всех сферах жизни, включая, разумеется, и науку.

К новому мобильному интерактивному и неформальному информационному пространству научных коммуникаций в Рунете можно отнести и появившиеся в последние годы исследовательские блоги по образцу таких известных транснациональных ресурсов научной блогосферы, как Nature Network, ScienceBlogs, Scientific Blogging, Wordpress, OpenWetWare1. Например, на научно-популярном сайте «Элементы»2 сейчас зарегистрировано более 500 блогов ученых (хотя не все из них ведутся активно). Сервисы для ведения блогов есть также и на сетевых сайтах. Активно используются для научной и околонаучной коммуникации возможности микроблогинга (Twitter)3.

Помимо самих сетей, в сетевом мире используются и сопутствующие дополнительные сервисы. В огромном количестве сетевых информационных потоков очень трудно что-либо найти и сохранить. Сервисы хранения закладок, позволяющие сохранять и обмениваться ссылками на научные публикации из большинства баз данных (например, Delicious, Connotea4), цифровые фото- и видеоматериалы (такие как Flickr5), программы-интеграторы дефрагментированных информационных потоков (например, Everynote6) соединяют и архивируют фрагменты этих социальных потоков. К сервисам закладок относится русскоязычный сайт Бобр-Добр, который дает возможность пользователям хранить и систематизировать закладки в Интернете, делиться и обмениваться ими с друзьями и знакомыми, создавать сообщества по темам и интересам, собирать в рамках этих сообществ полезные ссылки. Таким образом, сервис несет в себе две неразрывно связанные составляющие - возможность хранения закладок в Интернете и элементы социальной сети7. Популярность таких сервисов, которые называют онлайновыми менеджерами, возрастает по мере появления мобильных приложений к ним.

К интерактивным сервисам, используемым исследователями, можно отнести также сервисы, обеспечивающие совместную работу распределенных в пространстве коллективов, ресурсы для проведения в сети веби-наров, или интернет-семинаров. Все более активно используется для выставления научных и научно-популяризаторских материалов (видео-

1 http://network.nature.com; http://scienceblogs.com/; http://www.science20.com/; http://video. scientificblogging.com/; http://wordpress.org/; http://blog.openwetware.org/scienceintheopen /2008/08/01/facebooks-for-scientists-theyre-breeding-like-rabbits/

2 http://elementy.ru/runet/

3 http://www.twitter.com/

4 http://www.delicious.com; http://www.connotea.org/

5 http://www.flickr.com/

6 http://www.everynote.com/

7 http://bobrdobr.ru/

лекций, презентаций, фильмов) популярнейший видеохостинг YouTube1. К примеру, глобальный социологический проект предлагает осуществить на YouTube президент Международной социологической ассоциации М. Буравой. Речь идет о регулярной программе по глобальным проблемам, включающей короткие видео- и аудиозаписи лекций и / или интервью с социологами всего мира, задача которой состоит в создании постоянной глобальной социологической аудитории, объединенной непрерывным живым виртуальным общением и публичностью своего существования2.

Одним из самых известных интерактивных ресурсов является энциклопедия Википедия3. Процесс удаленного взаимодействия между исследователями также обеспечивается посредством поисковых и метапоисковых систем, пиринговых (файлообменных) служб, хостингов персональных страниц, медиаконтента и файлов и других сервисов. Надо упомянуть и такую часть сетевого коммуникативного мира исследователей, как сайты, где ведется статистика и исследования сетей, прежде всего World Map of Social Networks4. Появились такие ресурсы и в Рунете, например Каталог социальных сетей5.

Перспективы развития русскоязычных научно-сетевых ресурсов

Вопросов о перспективах развития социальных научных сетей в Рунете в настоящий момент гораздо больше, чем ответов на них. С одной стороны, формирование и функционирование сетевого сегмента научного Рунета с присущей ему интерактивностью, неиерархичными горизонтальными связями и коммуникацонной насыщенностью информационных взаимодействий выступают новым важным явлением в информационной среде отечественной науки, способствующим расширению информационных возможностей отечественных ученых. Происходит переход от статичных форм представления научной информации к более динамичным и мобильным.

С другой стороны, многие исследователи либо совсем не пользуются сетевыми сервисами, либо пользуются ими весьма поверхностно и пассивно. Если судить по сетевым веб-сайтам, как правило, в начале проекта можно наблюдать всплеск активного присоединения пользователей к сети, но впоследствии интенсивность их деятельности (участие в обсуждениях и т.д.) значительно уменьшается, и чаще всего они ограничиваются формальным присутствием в сети, хотя сама сеть продолжает расширяться за счет новых участников. Большинство пользователей сетей, блогов и дру-

1 http://www.youtube.com/

2 См. публикацию доклада М. Буравого в настоящем выпуске «Социологического ежегодника».

3 http://en.wikipedia.org/

4 http://www.vincos.it/world-map-of-social-networks

5 http ://www.keep-intouch.ru/index.htm

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

гих интерактивных сервисов являются представителями молодого и среднего поколений. Доля ученых, представляющих старшее поколение, невелика.

В связи с этим встает вопрос о принципиальной возможности формирования в сети творческой интегрированной общности, способной превратить сеть в высокоинтеллектуальную среду своего существования. По всей видимости, научный Рунет пока лишь отражает возможности реальной научной среды. В данном контексте особое значение приобретает постоянный мониторинг результатов соприкосновения сетевого Интернета и информационной среды отечественной науки. В частности, многое в этом отношении могли бы дать исследования с использованием методов сетевого анализа1. Электронные опросы, хоть и используются для исследований в сетях, но имеют ряд недостатков, поскольку ответы на вопросы не являются для их участников чем-то обязательным, а полученная информация не проверяется с помощью других методов. Только с помощью всего комплекса сетевых исследований можно дать ответ на вопрос о том, как и насколько сетевые научные коммуникации способны влиять на организационные, публикационные, публично-коммуникационные механизмы научной жизни. Пока же, при всей многочисленности исследований сетевых сообществ, их игровых и потребительских функций, масштабных исследований участия российских ученых в научных сетях не проводилось.

Очень серьезным сдерживающим фактором здесь является неудовлетворительное состояние методического инструментария отечественной социологии интернет-коммуникаций. Попытки дать более-менее полную картину эволюции сетевого информационного пространства науки в Рунете в настоящее время лимитириуются тем, что любой обзор формирования научных сетей может охватить лишь короткий отрезок времени (немногим больше 20 лет научного Рунета, около 10 лет с момента появления первых научных или научно-образовательных сетей и 4-5 лет функционирования социально-сетевых ресурсов). Разумеется, такой срок недостаточен для выявления всех особенностей изменений научных коммуникаций. Сложность прогнозирования этих процессов связана и с необходимостью учитывать изменения в организационной стороне отечественной научной жизни, проанализировать тенденции в государственной научно-технической и информационной политике, а также влияние системы образования на будущее интеллектуальных ресурсов страны.

Для изучения новых интерактивных сервисов многое может дать рассмотрение опыта российских сетевых научных проектов. Заслуживают внимания и появившиеся в Интернете (как самом оперативном источнике)

1 Хотя сетевой анализ в отечественной социологии является активно развивающимся направлением (в частности, можно назвать работы Г.В. Градосельской, А.А. Давыдова, Д.А. Губанова, Д.А. Новикова, А.Г. Чхартишвили), проблематика научных сетей пока во многом остается вне фокуса внимания российских исследователей.

обобщения сетевого опыта самими исследователями, а также данные по статистике сетей. Помимо фактографии и актуальных наблюдений, они ценны тем, что фиксируют все этапы и особенности непрерывно развивающегося мира социальных сетей, воссоздают картину жизни социально-сетевых сообществ, дают представление о ценностях и нормах, влияющих на поведение их участников.

Большой интерес также представляют исследования блогосферы, появившиеся несколько раньше, чем исследования сетей (см., например: 33; 35; 40; 41). Самоанализ ведущих блоги исследователей является одним из важнейших направлений изучения виртуального интерактивного существования ученых в современной цифровой этнографии. Например, исследовательница из Норвегии Джил Уокер, которая одной из первых в этой стране стала вести собственный блог, называет свою деятельность «бло-гингом из "башни из слоновой кости"». Уокер полагает, что, несмотря на внешнее противоречие между открытой, анонимной, индивидуализированной, демократической природой блогинга и иерархическо-меритокра-тическими принципами существования научно-образовательного сообщества, исследовательские блоги все же можно рассматривать как веху в длительной истории дискурса научного сообщества (40; 41). Описывая свой собственный блогерский опыт в качестве исследователя и университетского преподавателя, а также опыт своих студентов, она настаивает на том, что вопреки распространенным взглядам о предубеждении представителей научно-образовательного сообщества против публично-сетевых каналов информации, блогерская деятельность не нанесла ущерба ее профессиональной репутации и статусу в научно-образовательной иерархии. Напротив, эта деятельность дала Уокер возможность представить свои исследовательские интересы, рассказать заинтересованной аудитории о профессиональной деятельности, открыла новые каналы общения. Говоря о ценности студенческого блогинга с точки зрения целей обучения, она сравнивает блоги студентов с интеллектуальной гимнастикой, которая способствует выработке у них умения публично излагать свои мысли, выражать и отстаивать свою точку зрения. Уже в процессе обучения они усваивают навыки социального публичного существования исследователя в открытой коммуникативной среде.

Уокер описывает становление структуры научной блогосферы начала 2000-х годов, в которой сразу же выделилось три типа исследовательских блогов: блоги публичных интеллектуалов (public intellectuals), используемые для политических дискуссий; блоги, непосредственно связанные с исследовательской деятельностью; и блоги, ведущиеся под псевдонимом, которые часто создаются известными учеными, предпочитающими обсуждать какие-либо аспекты научной жизни анонимно (40).

Таким образом, Уокер удалось развеять ряд мифов о трудностях приобщения ученых к блогосфере. Если учесть, что в настоящее время блогинг уже занял прочное место в арсенале форм виртуального сущест-

вования для исследователей, то можно спроецировать эту ситуацию и на развитие социальных сетей.

Но если посмотреть на сегодняшнюю ситуацию вхождения «поколения G» в отечественную научную жизнь, нельзя не заметить, насколько сложившиеся у его представителей новые коммуникативные навыки противоречат организационной и профессионально-этической реальности российской науки. Интернет-публикации пока так и не приравнены по своей значимости к традиционным «бумажным», не существует организационных стимулов для увеличения их количества; не осознаются возможности и особенности «живых» документов или «жидких публикаций» (liquid publication) (17), не поощряется их развитие; методики онлайновой наукометрической статистики и показатели электронного цитирования востребованы лишь в малой степени. Нормы профессиональной этики все еще очень далеки от новых реалий публичности исследовательского существования, связанной с присутствием в Интернете, а степень информированности и причастности многих ученых старшего поколения к интерактивным сервисам очень низкая (16; 19). Следовательно, две различные реальности пока что существуют в параллельных мирах. О том, какой «набор» эмоций эта ситуация вызывает у вступающих в научную жизнь молодых ученых, догадаться несложно; в любом случае это отношение не сводится к пассивному принятию ситуации.

Таким образом, сейчас пока еще очень трудно дать всестороннюю оценку влияния сетевых сервисов на научную жизнь, а также указать на дальнейшие перспективы такого воздействия. Безусловно, в первую очередь здесь должны быть рассмотрены изменения в личности исследователей нового поколения, особенности их коммуникативных навыков, а также их представления о профессиональной этике. Вопросы о том, станут ли модели поведения «поколения G», сформировавшиеся в виртуальной среде, источником реальных изменений в научных коммуникациях и науке вообще, как будет эволюционировать «сетевая» информационная цивилизация, будут ли видоизменяться и усовершенствоваться сетевые сервисы в соответствии с требованиями внешней среды и способностью их разработчиков улавливать эти сигналы, решаются и будут решаться на наших глазах.

Сегодня нередко высказываются сомнения в жизнеспособности и перспективности сетевого гражданского общества, сетевых форм политического поведения нового поколения россиян (32). Однако сети имеют значительный потенциал в сферах экономики и личностной коммуникации, повседневной жизни. Кроме того, на процесс внедрения сетей в жизнь общества влияют и другие факторы. В век «информационных войн» велика роль и соображений безопасности государства, о чем свидетельствует хотя бы разработка китайскими военными концепции «интегрированной сетевой и электронной войны», цель которой состоит в нарушении нормального функционирования информационных систем противника и в

защите собственной информации, а также создание соответствующих сетевых подразделений в китайской армии. В войнах будущего контроль над информационными потоками станет решающим фактором достижения победы, а обеспечение безопасности будет все больше зависеть от технологического, интеллектуального и человеческого ресурсов государства. В этих условиях в выигрыше, безусловно, окажется тот, кто первым создаст сетевой военный потенциал (9).

Каковы же предпосылки расширения интереса к сетям в науке?

Прежде всего, сети имеют огромный потенциал для интенсификации информационного обмена, накопления интеллектуального капитала, производства и распространения интеллектуальной продукции. Участие в транснациональных сетевых сообществах напрямую включает исследователей любой страны в систему глобального знания. Сети давно уже востребованы в сферах инновационного и экспертно-социального знания, о чем свидетельствуют само существование многочисленных инновационных социальных сетей и порталов, тенденции корпоративного использования сетей, интернет-активность различных экспертных сообществ. Об этом же говорят и наметившаяся тенденция оттока интересных инновационных IT-проектов в сторону создающегося в Сколково инновационного центра, а также растущий интерес российских политиков и общественных деятелей к Facebook и Twitter.

Решающим фактором для дальнейшего развития социальных научных сетей могла бы стать организационно-управленческая поддержка на уровне государственной научно-технической политики и стратегии информационного развития страны, информационного менеджмента. Ведь несмотря на то что сетевые сервисы - это коммерческий продукт, они являются частью общей научной жизни, а их контент (помимо новостных и дискуссионных материалов) состоит отнюдь не из свободного интеллек-тульного продукта. Находящиеся там публикации зачастую составляют интеллектуальную собственность научных журналов или исследовательских организаций и представляют собой значительный интеллектуальный капитал. Возникает ряд серьезных вопросов, связанных с коммерческими аспектами функционирования сетей, оттоком в них интеллектуальной собственности. Но в то же время накапливающиеся в сетях ресурсы создают предпосылки для их успеха и востребованности в будущем.

Интенсивность информационного научного общения в сети1 является особенно привлекательной для исследователей, занимающихся междисциплинарными проблемами и нуждающихся в оперативном и неформальном общении с коллегами из других областей (такое общение, конечно, возможно по электронной почте или в блогах, но сетевые группы по интересам представляют в этом отношении более устойчивые структуры). Это особенно актуально для РАН с ее внутренне обособленной дис-

1 По словам участников такого рода сетевого общения, отклики по сети приходят даже оперативнее, чем по электронной почте (17).

циплинарно-организационной и территориальной структурой отделений и институтов (например, Сибирское и Дальневосточное отделения РАН существуют достаточно автономно от центра) и зачастую нуждающимися в обновлении сайтами научных институтов, которые далеко не всегда содержат исчерпывающую информацию о научной жизни соответствующих организаций. Значимым фактором является и недостаточная информационная наполненность общеакадемических интегрирующих ресурсов1. Поиск контактов, оппонентов или рецензентов через такие сети значительно облегчает жизнь регионального научно-образовательного сообщества.

Оценка эффективности того или иного сетевого ресурса требует учитывать целый ряд факторов. Прежде всего, научный Рунет переживает только первый этап развертывания сетевых ресурсов и опробования различных возможностей и вариантов развития. Социальные сети, совсем недавно появившиеся в информационной среде отечественной науки, динамично развиваются и трансформируются. Они демонстрируют пользователям различные возможности и направления развития сетевых ресурсов в соответствии с реалиями национальной научной жизни и их собственными стартовыми возможностями. Например, в Соционет разработана методика учета электронного цитирования, которая в силу объективного хода событий, т.е. развития информационной среды науки, рано или поздно будет востребована наряду с методиками подсчета индексов цитирования в традиционных печатных изданиях (17). Социальная сеть, созданная на основе РАЕН, демонстрирует образец развития корпоративного сетевого сервиса, предназначенного в первую очередь для сплоченного профессионального организационно объединенного сообщества. Создатели Scipeople.ru сумели наладить многочисленные контакты с научными и научно-популярными журналами и сайтами, в частности партнерские отношения с научно-популярным сайтом «Наука и технологии России», созданным при поддержке Министерства образования и науки РФ2. В то же время в Рунете пока еще не существует проектов устойчивых и сплоченных «сетевых организаций», примером которых может служить сообщество программистов «Linux» (31). Безусловно, этот многообразный сетевой опыт будет востребован в недалеком будущем; пока же можно с уверенностью констатировать необходимость дальнейших разработок социологами целого ряда тем, связанных с положением и перспективами социальных научных сетей в Рунете. В частности, наблюдения за социальным поведением «поколения Google», в том числе и его научно-исследовательской практикой, предоставляют обширное поле для социологических размышлений о закономерностях развития «сетевой» парадигмы. Жизненная эволюция этого

1 Речь идет об информационной метасистеме «Единое научное информационное пространство РАН» (http://enip.ras.ru/index.html).

2 http://www.strf.ru/

поколения, безусловно, покажет, насколько верными окажутся сегодняшние догадки о его будущем.

Дальновидная и долгосрочная национальная политика в области развития ИКТ и научных коммуникаций должна основываться не на запретительной позиции по отношению к Интернету, в пользу чего в России довольно часто раздаются голоса, а последовательно исходить из понимания необходимости создания условий и возможностей для самореализации нового «сетевого» поколения. Создание таких условий и возможностей, очевидно, входит в число необходимых предпосылок успешной реализации российского модернизационного проекта. Ни для кого не секрет, что инициативы в этом направлении часто оцениваются как поверхностные, не решающие глубинных проблем российской жизни, как своеобразная «экзотика» или «втаскивание чиновничье-бюрократической страны в электронный век» (4). Но возможна и другая трактовка этих усилий, а именно как создание и юридическое закрепление формальных коммуникативных каналов для деятельности «сетевого» поколения, которое сформировалось в условиях интенсивных информационных потоков и теперь нуждается для своей самореализации в новой социально-экономической среде. И с этой точки зрения подобные меры представляют собой вполне своевременные шаги по реализации управленческой стратегии, опирающейся на перспективное видение сетевых реалий. Очевидно, что на такие же цели должна ориентироваться и стратегия информационного развития в области фундаментальной науки.

Литература

1. Вельф А. Facebook vs «Вконтакте». - Режим доступа: http://www.chaskor.ru/article/ facebook_vs_vkontakte_18502

2. Воронина Л.А. Научно-инновационные сети в России: Опыт, проблемы, перспективы. -М.: Инфра-М, 2010. - 254 с.

3. Ганопольский М. Виртуаль власти: Бюрократия и беззаконие в режиме онлайн // Московский комсомолец. - М., 2010. - № 160 (22 июля).

4. Горбунов-Посадов М.М. Интернет-активность как обязанность ученого. - Режим доступа: http://www.keldysh.ru/gorbunov/duty.htm

5. Горохов В.Г. Научно-техническая политика в обществе знания // Концепция «общества знания» в современной социальной теории: Сб. науч. тр. / РАН. ИНИОН. - М., 2010. -С. 125.

6. Давыдов А.А. Социология 2.0: Методические вызовы. - Режим доступа: http://www.ssa-rss.ru/abstract_bank_Kry/1263883635.pdf

7. Давыдов А.А. Фатальная ошибка социологии. - Режим доступа: http://www.ssa-rss.ru/ index.php?page_id=19&id=348

8. Денисов И. Китай создал «цифровой спецназ». - Режим доступа: http://rus.ruvr.ru /2010/08/27/17501629.html

9. Интернет и наука: 15 лет спустя: Ведущие специалисты по информационным технологиям о прошлом, настоящем и будущем Интернета: Сборник интервью. - Режим доступа: http://www.fid.su/projects/book/

10. Интернет-корпорация создает социальную сеть. - Режим доступа: http://www.chaskor. ru/news/google_me_19225

11. Информационные ресурсы России: Национальный доклад. - Режим доступа: http ://www.gsnti.ru/inf_res

12. Мирский Э.М. «Онаучивание» общества и «общество, основаннное на знаниях» // Михаил Константинович Петров / Под ред. С.С. Неретиной. - М.: РОССПЭН, 2010. -С. 217.

13. Нечипоренко В.П., Цветкова В.А., Полунина Т.К. Некоторые итоги анализа информационной инфраструктуры России: Доклад. - Режим доступа: http://www.gpntb.ru/win/inter-events/crimea98/doc2/doc1.html

14. Опросы о социальной информатике, информационном обществе. - Режим доступа: http ://soc-inform4 .narod.ru/Pools.html

15. О'Рейли Т. Что такое Веб 2.0. - Режим доступа: http://www.computerra.ru/think/234100/

16. Палий Н. Nanopaprika и другие сети общения для ученых. - Режим доступа: http://www.nanometer.ru/2010/05/14/12738582239502_213822.html

17. Паринов С.И. Новый подход к оценке результатов научно-технической деятельности. -Режим доступа: http://www.socionet.ru/publication.xml?h=repec:rus:mqijxk:20

18. Паринов С.И. О некоторых тенденциях создания и ориентирах развития открытых электронных библиотек. - Режим доступа: http://www.elbib.ru/index.phtml?page= elbib/rus/journal/2004/part6/sp

19. Полилова Т.А. Инфраструктура электронных научных публикаций // Международный форум по информации. - М, 2009. - Т. 34, № 3. - C. 3-12.

20. Развитие Интернет в России. - Режим доступа: http://connect.rin.ru/articles/internet/ 199.html

21. СамохваловМ., Радовильский И. Науку - в массы: SciPeople.ru и Scholar.ru - флагманы научного Рунета. - Режим доступа: http://www.chaskor.ru/article/nauku_-_v_massy_11265

22. Сервисы и веб-приложения Google: Ч. 2. - Режим доступа: http://www.ixbt.com/sofl/ googleapps-2.shtml

23. Сетевая инновационная инфраструктура СО РАН: Проект № 111. - Режим доступа: http://www.nsc.ru/win/sbras/rep/rep2005/tom2/pdf/111.pdf

24. Система Соционет: Общее описание. - Режим доступа: http://www.socionet.ru/idea.htm

25. Скрипников С. Связанные Сетью 2.0. - Режим доступа: http://www.expert.ru/printissues/ expert/2006/39/socialnye_seti_v_internete

26. Социальная сеть «Ученые России». - Режим доступа: http://russian-scientists.ru

27. Стоун Л. Размышления о непрерывном частичном внимании. - Режим доступа: http:// trendclub.ru/635

28. Таранов А. Что такое Web 2.0? - Режим доступа: http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-3081

29. Черняк Л. Web 2.0. - Режим доступа: http://www.osp.ru/os/2005/11/380523

30. Щадрин А.Е. Тенденции и перспективы воздействия информационных технологий на социальную структуру общества // Сеть и биополитика как метафоры междисциплинарной философии / Под ред. М.М. Кузнецова. - М.: Академия менеджмента инноваций, 2003. - С. 172-188.

31. Яницкий О.Н. Кризис, модернизация и сетевые системы: Доклад на Конференции сообщества профессиональных социологов. - М., 27 ноября 2009.

32. Barabàsi A.-L. Linked: The new science of networks. - Cambridge (MA): Perseus, 2002. -256 p.

33. Blood R. Weblogs: A history and perspective. - Mode of access: http://www.rebeccablood. net/essays/weblog_history.html

34. Daliot-Bul M. Japan's mobile technoculture: The production of a cellular playscape and its cultural implications // Media, culture & society. - L., 2007. - Vol. 29, N 6. - P. 954-971.

35. Mortensen T., Walker J. Blogging thoughts: Personal publication as an online research tool. -Mode of access: http://citeseerx.ist.psu.edu/viewdoc/download?doi=10.1.1.122.5787&rep=rep 1&type=pdf

36. Murthy D. Digital ethnography: Examination of the use of the new technologies for social research // Sociology. - L., 2008. - Vol. 42, N 5. - P. 837-855.

37. O'Malle G. People engage more with small, branded, well-lit communities. - Mode of access: .http://www.mediapost.com/publications/?fa=Articles.showArticle&art_aid=57477

38. Les espaces sociaux virtuels: Approches, pratiques émergentes et perspectives. - Mode of access: http://www.ac.aup.fr/Dcroda/vcai/papers/NabethRodaESV.pdf

39. Режим доступа:. http://lindastone.net

40. Walker J. Blogging from inside the Ivory Tower. - Mode of access: https://bora.uib.no/ handle/1956/1848

41. Walker J. Weblogs: Learning in public. - Mode of access: http://jilltxt.net/txt/Weblogs-learninginpublic.pdf

42. £30 million institute for Web Science will lead the way in Web 3.0. - Mode of access: http://webscience.org/article/105.html

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.