Научная статья на тему 'Социальное пространство как машина времени: опыт трансдисциплинарного перехода'

Социальное пространство как машина времени: опыт трансдисциплинарного перехода Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
174
63
Поделиться
Ключевые слова
СОЦИАЛЬНОЕ ВРЕМЯ / СОЦИАЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО / МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОСТЬ / ТРАНСДИСЦИПЛИНАРНОСТЬ / ТРАНСДИСЦИПЛИНАРНЫЙ ПЕРЕХОД / СМЫСЛЫ / АДАПТАЦИЯ / КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ТИП

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Тынянова Ольга Николаевна

В статье представлено авторское видение междисциплинарности и трансцисциплинарности как когни-тивных форм производства социального пространства и социального времени. Тезис П.А. Сорокина о необхо-димости введения категории «социального пространства» как наиболее адекватной для описания социального времени взят за основу при рассмотрении различных форм и направлений движения в социальном и когнитив-ном пространстве-времени, в том числе на примере геополитических трансформаций февраля-марта 2014 г. как восстановления культурно-исторического типа России.

Social Space as a Time Machine: The Experience of the Transdisciplinary Transition

I represent a short review of the articles in new issue of “Space and Time" Journal. At the same time I consider various forms and directions of movement in social and cognitive space-time. As the basis of my research, I use P.A. Sorokin's thesis that the concept of time, suitable to describe the movement of material bodies are often not suitable for the characteristics of social and cultural processes for which one need to use another kind of time, namely ‘social space’. I consider transdisciplinary transition from three positions: (i) as a form of cognitive and social forward movement along the axis of social time in the process of obtaining new knowledge about the object of study by applying to it the concepts transferred from other branches of knowledge; (ii) as the return motion, that is, return toward the previous concepts in terms of which there occurs a rethinking of social and cognitive space, or toward the original meaning of these concepts; and (iii) as the return movement of cognitive process as a whole, that is, return to the cultural (historical) meanings not of individual concepts, but whole phenomenon under investigation. I pay special attention to the problems of the West returning toward politics of Munich 1939 and the revival of neo-Nazism in the West, and with financial support from the West. On the example of geopolitical transformations in March 2014, I show the return of Russia toward its genetic cultural and historical type.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Социальное пространство как машина времени: опыт трансдисциплинарного перехода»

СОЦИАЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО КАК МАШИНА ВРЕМЕНИ:

ОПЫТ ТРАНСДИСЦИПЛИНАРНОГО ПЕРЕХОДА

Устойчивые словосочетания с существительным «эпоха», будь то эпоха Возрождения / Просвещения / модерна / постмодерна.., эпоха сталинская / хрущевская / постсоветская и даже геологическая / археологическая (не говоря уже о таких словосочетаниях, как «дух эпохи», ее «аромат» и «свидетельства») есть не что иное, как описания времени «по Г. Спенсеру» - в единицах пространства1, точнее, в терминах определенных типов действий, взаимодействий и отношений, формирующих различные поля социального пространства. (Упомянутые геологические и археологические эпохи исключения не составляют: после того, как физика стала учитывать «фактор наблюдателя» и признала невозможность отделения метода от объекта2, возникло понимание того, что как социальное в значительной степени обусловлено природным - «физическим»3, - так и - в процессе познания - «даже самое физическое подвержено социологической детерминации»4).

«Социологической детерминацией» в области научного знания - и несомненным свидетельством тому является новый номер журнала «Пространство и Время» - выступает междисциплинарность. Не та «междисциплинарность», которая, по образному выражению Э. Морена, превращается в «стол переговоров», за которым каждая научная сфера отстаивает свою «зону влияния», но та и только та, по сути, мультидисциплинарность, которая «может стремиться также к обмену и кооперации, в результате чего междисциплинарность может становиться чем-то органическим... Что касается трансдисциплинарности, здесь часто идет речь о когнитивных схемах, которые могут переходить из одних дисциплин в другие... Фактически, именно интер-, поли- и трансдисциплинарные комплексы работают и играют плодотворную роль в истории науки; стоит запомнить... ключевые понятия,.. а именно кооперацию, точнее говоря, соединение или взаимосвязь или, выражаясь еще более точно, совместный проект»5.

Итак, постижение эпохи (эпох) есть междисциплинарный - мультидисциплинарный - проект, эвристическая и праксеологическая значимость которого не вызывает сомнения, особенно при исследовании сложных объектов6, к каковым прежде всего относятся все формы адаптации человека и Человечества - биологические и социальные. В известном смысле можно, по-видимому, в целом рассматривать мульти- и трансдисциплинарность как когнитивные формы (вос)производства социального пространства и социального времени.

Первыми когнитивными формами реализации такого проекта исторически явились мифы, и вот уже который номер журнала «Пространство и Время» публикует на своих страницах физические и геофизические - а, по сути, герменевтические - исследования, переводящие мифопоэтический язык на язык современного научного знания («Мертвое море: геология, происхождение, мифы. Часть 4. Содомская «карательная акция» - соляной вулканизм» доктора гео-лого-минералогических наук Г.А. Беленицкой). В современном мире с его геополитическими и геоэкономическими реа-

1 Спепсер Г. Опыты научные, политические и философские. Т. 2. Классификация паук II Библиотека «Полки букиниста».

[Электронный ресурс]. Режим доступа: http:II society.polbu.ruyspenser_experiencesiiIch01_iii.html См.: Гейзенберг В. Физика и философия. М.: Наука, 1989.

3 «Инициативу проявляет человек, не природа, но именно природа в большей мере осуществляет регулирование» (Маккиндер Х.Дж. Географическая ось истории II Полис. 1995. № 4. С. 162). Заметим, что корпус работ, посвященных природной обусловленности социальных процессов - от классических работ Ш.-Л. Монтескьё, И. Гердера, Ф. Ратцеля, А.Л. Чижевского, Л.Н. Гумилева, представителей инвайронменталистской школы социологии до современных отечественных и зарубежных исследований - столь значителен, что даже краткий обзор данных идей мог бы составить отдельную монографию.

4 Мореп Э. Метод. Природа природы. М.: Канон+, РООИ «Реабилитация», 2013. С. 35.

5 Там же. С. 23.

6 Не случайно, открывая конференцию по проблемам безопасности и противодействия терроризму, академик В.А. Садовничий отмечал, что «.. .профилактика терроризма является новым и очень сложным, многоплановым объектом междисциплинарных научных исследований. Понять природу, механизм функционирования этого объекта возможно только с привлечением понятийно-концептуального аппарата и инструментария разных гуманитарных и естественных наук - философии, социологии, психологии, права, политологии, биологии, фундаментальной медицины, вычислительной математики и др.» (Садовничий В.А. Основные направления и приоритетные проблемы научных исследований в области профилактики терроризма II Материалы Четвертой международной научной конференции по проблемам безопасности и противодействия терроризму. Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова. 30-31 октября 2008 г. Т. 1. М.: МЦНМО, 2009. С. 36).

См.: Высикайло Ф.И. Кумулятивное плазменное оружие против метеороидов. Части I-2 II Пространство и Время. 2013. № 3-4.

8 2 октября 2013 г. на совещании в ВАК Минобрнауки РФ из уст его председателя В.М. Филиппова автору этих строк довелось услышать заявление о том, что «не может быть в научном журнале статей одновременно и по истории, и по геологии». Между тем на Западе, включения в базы данных которого от российских научных журналов безапелляционно и непродуманно требует нынешнее руководство Минобрнауки, со второй половины ХХ в. именно на пересечении исторической и геологической науки сформировалась отдельная отрасль научного знания - геомифология, оказывающая сегодня существенное влияние на западное же экологическое образование - см., напр.: Vitaliano D.B. "Geomythology: the Impact of Geologic Events on History and Legend with Special Reference to Atlantis." Journal of the Folklore Institute (1968): 5-30; de Camp L.S. "Geomythology." Nature 362 (1993): 665-666; Tepper J.H. "Connecting Geology, History, and the Classics Through a Course in Geomythology." Journal of Geoscience Education 47 (1999): 221-226; Mariolakos I., Kranioti A., Markatselis E., Papageorgiou M. "Water, Mythology and Environmental Education." Desalination 213.1 (2007): 141-146; Donovan K. "Doing Social Volcanology: Exploring Volcanic Culture in Indonesia." Area 42.1 (2010): 117-126 - список может быть существенно расширен. Одной из приоритетных задач геомифологии является исследование исторических форм адаптации человека к природным катастрофам (см., напр.: Cashman K.V., Giordano G. "Volcanoes and Human History." Journal of Volcanology and Geothermal Research 176.3 (2008): 325-329).

лиями комплекс знаний, предоставляемый человечеству науками о Земле, обретает форму «новой мифологии», и вот уже геология, геофизика и метеорология становятся источником сведений для обоснования будущих административно-политических и экономических проектов («Современный геодинамический режим Арктической окраинноконтинентальной зоны» докторов геолого-минералогических наук Ю.Г. Кутинова и Т.Я. Беленович и кандидата геологоминералогических наук З.Б. Чистовой, «Аномалии озонового слоя и погоды зимой 2013-2014 гг. в Северном полушарии: самый теплый декабрь в истории России; небывалые морозы в США; Олимпиада на дне озоновой дыры» доктора геологоминералогических наук В.Л. Сывороткина).

Происходящий в рамках междисциплинарного проекта познания мира трансдисциплинарный переход существенен не сам по себе, - существенно то новое наполнение и расширение области применения концептов и когнитивных схем, которое позволяет обнаруживать и описывать новые свойства и состояния исследуемых объектов («Эквивалентные функциональные свойства массы и энергии при их радиальных пульсациях в 4D пространстве-времени. Часть 1. Асимптотические парадоксы и их решение. Когерентные квантово-инерционные 4D явления в пульсирующих плаз-моидах. Пульсары Высикайло» доктора физико-математических наук Ф.И. Высикайло, «Проблема универсалий в свете двузначной алгебры метафизики как формальной аксиологии: использование ценностных функций “бытие^-в-м” и “бытие^-вне-м” для экспликации проблемы» доктора философских наук В.О. Лобовикова, «Пространство и время в археологии. Часть 3. О метрике базисной пространственной структуры Человечества в археологическую эпоху» доктора технических наук С.Н. Гринченко и доктора исторических наук Ю.Л. Щаповой, «О геодинамическом детекторе гравитационных волн» доктора физико-математических наук» А.В. Викулина, «К проблеме установления границ, уровней и языка архитектурного текста» доктора культурологии В.В. Федорова, кандидата философских наук В.А. Давыдова, и А.В. Левикова).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Необходимостью адаптации - как биологической, так и социальной - продиктованы исследования различных форм бытия во времени, будь то ритмы человеческого организма («Хронотерапия пациентов с безболевой ишемией миокарда на фоне сахарного диабета II типа Моно Маком» доктора медицинских наук Р.М. Заславской), динамика конфликта и его преодоления («К вопросу о развитии эмпатического потенциала как условии эффективного разрешения конфликтов в процессе учебной деятельности в ВУЗе» С.В. Петрова), древнейшие архитектурные сооружения, предназначенные для получения знаний о космических ритмах («Об особенностях изучения древнейшего зодчества» кандидата архитектуры В.В. Кочергина) или новейшие языковые реалии - воплощение «духа времени» («Язык немецкой рекламы в зеркале глобализационных процессов» А.А. Пискарёвой).

Однако в результате трансдисциплинарного перехода существенным образом трансформируется и сущность самой категории времени. Действительно, со времен Ньютона известны три важнейших различия между физическими временем и пространством: время одномерно (в отличие от трехмерного пространства), оно обладает направленностью, которой пространство лишено по природе своей, и, наконец, мы движемся вдоль времени, и делать это можем лишь в одном направлении - вперед, но существуем внутри пространства (где можем двигаться в любом из трех направлений). Однако П.А. Сорокин, утверждая, что для характеристики социальных и культурных процессов далеко не всегда пригодно понятие времени, используемое для описания перемещений материальных тел, вводит категорию «социального пространства» как другой вид времени1.

Это пространство-время (оно же время-пространство) имеет свои управляющие и управляемые центры, окрестности и периферии («Несколько замечаний относительно природы и типологии геополитических пространств» доктора политических наук Н.А. Комлевой, «Корпоративная власть и сетевые войны» доктора философских наук И.И. Антоновича) - даже тогда (а может быть, и особенно тогда), когда постмодерн доказывает, что таковых центров, окрестностей и периферий больше нет, что все они трансформировались в линии («Ризомизация культурного пространства как показатель кризисности его состояния» доктора философских наук М.Я. Сарафа) что и адаптация к новой топологии суть игра - свободное скольжение вне каких-либо систем координат.

В этом социальном пространстве-времени оказывается, что другие части света - и другие культурноисторические типы по Н.Я. Данилевскому - это еще и другое социальное время, так что то собственное «путешествие к земле Востока» (Г. Г ессе), которое предпринимают авторы нового номера журнала «Пространство и Время» («Марко Поло, покоритель пространства, и его книга, покорившая время» кандидата геолого-минералогических наук Л.И. Иоган-сон, «Конфуцианство, буддизм и даосизм в феодальном Вьетнаме» кандидата философских наук Зыонг Куок Куана, «Американская публицистика 1920-х - 1930-х годов о японской угрозе: пророчества и ошибки» кандидата исторических наук С.О. Буранка и Я.А. Левина), - это путешествие в другое время. Ход этого времени задает не только характер и тип взаимодействий и отношений внутри самого этого другого пространства (слабый или сверхсильный, взаимно или односторонне поддерживающий, взаимно или односторонне агрессивный, в терминах концепции Парсонса - Бурдьё - Докторовича2) и даже не только характер взаимодействий и отношений к данному пространству путешествующего к нему. Ход этого времени может задаваться еще и характером социальных связей путешествующего с его собственным пространством, ибо именно в нем существуют цели и смыслы восприятия своего и чужого как пространства, так и времени.

Аналогичным образом путешествие во времени (социальном) оказывается формой реконструкции пространства (социального), и сам характер реконструкции становится формой конструирования не только желаемого будущего, но и актуального настоящего, поскольку задает «смысловую систему координат» для адаптации к нему («Культурноисторический контекст политико-правового процесса в области образования в России» доктора педагогических наук А.В. Овчинникова, «Представители либеральной экономической школы русской эмиграции 1920-1930-х гг. о путях решения крестьянского вопроса в России в начале ХХ века» кандидата исторических наук А.В. Берлова, «Концепции и идеологемы сталинизма: Сталин и война» доктора исторических наук В.И. Харламова, «История, историко-культурное значение и современное использование наследия советской архитектуры: гостиница “Ленинградская”» Н.О. Шашковой, «Семиходы над Припятью: история села, разрушенного при строительстве Чернобыльской АЭС (по материалам архива быв. Чернобыльского района) доктора по-

1 Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика. СПб.: РХГИ, 2000.

2 См.: Докторович А.Б. Социальные взаимодействия и отношения как фактор развития социального потенциала // Труд и социальные отношения. 2008. № 9 (5). С. 4-13.

литических наук О.Н. Барабанова). С этих - и только с этих позиций - неожиданно понятным и применимым становится определение Ж. Делёза: «Смысл - это и выражаемое, то есть выраженное предложением, и атрибут положения вещей... Так что мы не будем теперь спрашивать, в чем смысл события: событие и есть смысл как таковой»1.

Итак, движение в социальном пространстве как социальном времени есть движение в поле смыслов и движение самих смыслов. Такое движение может происходить, как и в случае физического времени, вперед вдоль его оси - таково движение к обретению новых смыслов в познании объективной физической реальности («Единые уравнения электромагнитного и гравитационного поля» доктора технических наук А.В. Кочеткова и П.В Федотова, указанные работы Ф.И. Высикайло и А.В. Викулина). Да и сам трансдисциплинарный переход становится формой когнитивного - и социального - движения вперед по оси социального времени, для нового и заново осмысливаемого пространства которого используются концепты, перенесенные из других отраслей знания. Результатом такого трансдисциплинарного перехода стал современный гуманитарный дискурс, в значительной мере сформированный терминологией геологической (разломы, сейсмические / сейсмоопасные зоны), медикобиологической (ризома, толерантность) и, в еще большей степени, физико-математической (поле, силовые поля, вектор, энтропия, энергонасыщенность) (указанные работы Н.А. Комлевой и М.Я. Сарафа).

Однако тот же трансдисциплинарный переход может оказаться и возвратным движением - к прежним концептам, в терминах которых происходит переосмысление социального и когнитивного пространств. Таковы, в частности, восходящие к античности трактовка Э. Мореном термина «энциклопедия» (от пайдейи Платона и Аристотеля) и организменный подход, отказавшийся от попыток П. Лилиенфельда, Г. Спенсера и А.И. Стронина провести прямые аналогии между биологическим и социальным организмом2, но сохранивший главное - понимание органической - системной - целостности3 как самого социума, так и его единства с природной средой.

Вслед за трансдисциплинарным (когнитивным) переходом в социальном пространстве как виде социального времени возможно и возвратное движение самого когнитивного процесса - возвращение к культурным (историческим) смыслам исследуемого феномена, возвращение к здравому смыслу, не позволяющему отбрасывать классические модели в угоду «современным научным теориям» (упомянутые статьи Г.А. Беленицкой и В.Л. Сывороткина), возвращение к общим историческим корням и общему социально-политическому опыту, опыту природной и социальной целостности (упомянутая статья О.Н. Барабанова).

Тем самым возвратное движение когнитивного процесса есть одновременно и постоянное возвращение к вечным смыслам, без которых была бы невозможна не только адаптация, но и само выживание человека и Человечества как в социальной, так и в биологической среде, ибо именно эти смыслы и их интерпретации формируют все типы социальных действий, взаимодействий и отношений во всех полях социального пространства («Кризис морали как кризис идеологий?» доктора политических наук Л.Г. Фишмана, «Современный капитализм: свобода против нравственности» доктора исторических наук В.И. Дашичева, «Учение о "совестливом компромиссе " Ивана Ильина и доктрина Никколо Макиавелли» доктора философских наук С.А. Нижникова).

Такое возвращение болезненно, но жизненно необходимо, ибо позволяет обнаружить проигнорированные в ходе «прямого» («прогрессивного») движения социального времени «каверны» и «трещины» в системе социальных взаимодействий и отношений. Так, еще Н.М. Карамзин - великий Карамзин, заставивший русского человека (по словам В.О. Ключевского) не только знать, но и любить свою историю, тот самый Карамзин, несомненной заслугой которого являются наши сегодняшние споры об отечественной политической истории и о русской/российской идентичности, - некогда писал (о царствовании Елизаветы Петровны): «У нас были Академии, высшие училища, народные школы, умные Министры, приятные светские люди, герои, прекрасное войско, знаменитый флот и Великая Монархиня; не было хорошего воспитания, твердых правил и нравственности в гражданской жизни»4.

И вот теперь именно по причине отсутствия тех самых «хорошего воспитания, твердых правил и нравственности в гражданской жизни» государство Российское испытывает дефицит умных министров, светские люди (а также часть тех, кто, как и ранее, на основании занятий интеллектуальным трудом относит себя к представителям русской интеллигенции5) все чаще оказываются весьма малоприятными, административно-бюрократический аппарат, руководствовавшийся прописями Зб. Бжезинского образца 1997 года, более двадцати лет разорял и уничтожал Академии, высшие училища, народные школы, армию и флот - и готов, коль скоро не удается продолжить эти действия в отношении последних, сосредоточить свои усилия на сфере образования и науки. (В свете принятых «во многом зеркальных» ответных мер на расширение санкционных списков со стороны США, ЕС и Канады6 более чем целесообразными и своевременными представляются отказ от приоритетного для Минобрнауки РФ унижающего национальные образование и науку курса на вхождение российских научных журналов в иностранные базы данных и незамедлительная переориентация на базы национальные).

1 Делёз Ж. Логика смысла. М.: Раритет, Екатеринбург: Деловая книга, 1998. С. 45.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2 Лилиенфельд-Тоаль П.Ф. Мысли о социальной науке будущего. М.: Книжный дом «Либроком», 2012;.Спенсер Г. Система синтетической философии. М.: Ника-Центр, 1997; Стронин А.И. История общественности. СПб.: Тип. Министерства путей сообщения (А. Бенке), 1885. См. также: Кукушкина Е.И. Русская социология XIX - начала XX века. М.: МГУ, 1993

3 По Л. Берталанфи, новая системная философия природы «заключается в организмическом взгляде на мир как на большую организацию и резко отличается от механистического взгляда на мир как на царство слепых законов природы» (Берталанфи Л. История и статус общей теории систем // Системные исследования: Ежегодник. 1973. С. 33). См. также: Бех В.П. Философия социального мира: гносеологический анализ. Запорожье: Тандем-У, 1999; Семенов Ю.И. Философия истории. (Общая теория, основные проблемы, идеи и концепции от древности до наших дней). М.: Современные тетради, 2003; Гомеостатика живых, природных, технических и социальных систем / Сост. Ю.М. Горский. М.: СГИ, 2000; Человек и природа в пространстве и времени // Социоестественная история. Генезис кризисов природы и общества в России / Под ред. Э.С. Кульпина-Губайдуллина, Е.А. Борисовой. Вып. XXXVI. М.: ИАЦ-Энергия, 2012. и др.

4 Карамзин Н.М. Записка о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях. М.: Наука, 1991. С. 45.

5 Подробнее см.: Нижников С.Н. Мораль и политика в контексте духовных и интеллектуальных традиций. М.: ИнФрА-М, 2014.

6 Россия приняла зеркальные меры на расширение санкционных списков [Электронный ресурс] // РИА НОВОСТИ. 2014. 28 марта. Режим доступа: http://ria.ru/politics/20140328/1001487402.html

Отсутствие «хорошего воспитания, твердых правил и нравственности в гражданской жизни» в недавней отечественной истории дважды ставили под угрозу самую организацию Вооруженных сил страны, что обернулось неслыханными человеческими жертвами в двух мировых войнах (упомянутая статья В.И. Харламова). Отсутствие тех же «хорошего воспитания, твердых правил и нравственности в гражданской жизни» уже поставило нынешнюю Россию на грань выживания и по-прежнему угрожает здоровью россиян («Социальный стресс и психологическое состояние населения России. Часть 1. Общественно-политические процессы, формирующие социальный стресс» доктора биологических наук А.С. Штемберга, «Регулирование оборота лекарственных препаратов как объектов интеллектуальной собственности» кандидата экономических наук И.И. Марущака и М. О. Ольховской)

Анаконда гражданской безнравственности по-прежнему сжимает кольцо в символическом пространстве России, уничтожая не только социальные статусы и капиталы - реальный и символический, но вместе с ним и знание о мире, в том числе и будущее знание, а значит, и самое будущее. Ибо лишенное ментального - символического - ресурса, настоящее, избравшее для себя символы античеловеческие, не порождает будущего из разрушенных и уничтоженных (обессмысленных) культурных образцов прошлого («.думал, не зарастет народная тропа, дак только если не пропалывать, так и зарастет»1), зато весьма эффективно превращает какое бы то ни было пространство в территорию, - что сегодня наглядно демонстрируют события как по ту сторону российской границы на западе, так и реакция отдельных отечественных апологетов «западнизма».

Впрочем, едва ли можно считать удивительным то, что отсутствие «хорошего воспитания, твердых правил и нравственности в гражданской жизни» обнаруживается сегодня среди представителей, нет, не интеллигенции - не будем оскорблять память сотен земских учителей и врачей, самоотверженно служивших народу и государству Российскому, - среди представителей, как уже отмечалось, «интеллектуальных» профессий. Еще Г. Зиммель, классифицируя формы социальной жизни по степени их дистанцированности - удаленности - от «потока жизни» как такового, к числу «наиболее удаленных» от него относил «науку для науки» как знания, оторванные от потребностей человечества и переставшие быть «орудием в борьбе за его существование»2. Именно такие «удаленные от потока жизни» представители «игровых форм социации» давно являются объектом успешного применения различных технологий установления «внешнего геополитического контроля» (упомянутые статьи И.И Антоновича и Н.А. Комлевой).

На протяжении новых «десяти дней, которые потрясли мир», именно они, эти заботливо выпестованные в различных странах подвижники «академического», «идеального» либерализма продемонстрировали всю свою истовую веру в то, что движут прогресс, не осознавая, что демократия и гражданское общество, даже будучи (их) символами прогресса, есть не что иное, как всего лишь формы господства капиталов (по П. Бурдьё), и, в конечном счете, все того же капитала (по К. Марксу) - последнее становится особенно заметно, если задаться вопросом, откуда формируется современное российское «гражданское общество»3.

Не замечая и не желая замечать, что усилиями (и на деньги) их «идеологических тьюторов» (Н.А. Комлева) создается не новая европейская Украина, а выкармливается новый рейхскомиссариат СС Украина во главе с достойными преемниками и воспитанниками ветеранов дивизии СС «Г аличина»4 и всех тех, кто не только воевал против «Советов», но и столь успешно «зачищал» евреев на Львовщине и поляков на Волыни.

Не замечая и не желая замечать, что сладкий запах свободы сегодняшнего Майдана - это сладкий запах тлена, запах будущего Майданека, будущего Освенцима, будущего Бухенвальда.

Не замечая и не желая замечать, что насаждаемая ими вместо взаимного уважения толерантность является - что бы там ни утверждали специалисты по продвижению этого «бренда», - опасной для самой жизни человека и человеческого сообщества формой снижения иммунитета - снижения инстинкта самомохранения, и неизбежно заканчивается - если уровень гражданственности и совести как единственно возможного «иммун-

1 Толстая Т. Кысь. М.: Подкова, Иностранка, 2000. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://royallib.ru/read/tolstaya_ tatyana/kis.html#409600

2 См.: Simmel G. "The Stranger." The Sociology of Georg Simmel. New York: Free Press, 1950, pp. 402-408; Simmel G. Georg Simmel on Individuality and Social Forms. Chicago: Chicago University Press, 2011.

3 РИА «Новый Регион» (http://www.nr2.ru/about/403845.html), адрес редакции «NR2.Ru»: 84 Park Road, Rosyth, KY11 2JL, Scotland, United Kingdom, UK; адрес владельца проекта «NR2.Ru»: 84 Park Road, Rosyth, KY11 2JL, Scotland, United Kingdom, UK; Change.org (http://www.change.org/about/team) - «глобальная платформа, на которой любой человек может начать свою гражданскую кампанию в интересах социальных или других перемен», - по данным английской версии Википедии, управляется корпорацией Change.org, Inc, бенефит компанией, зарегистрированной в штате Дэлавер; Facebook, сервер и управляющая компания в Пало-Альто, Калифорния, США.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10 декабря 2013 г. украинское информагентство ELISE.COM.UA. сообщило: «На Майдан вчера прилетели 300 канадских украинцев. Сегодня ожидается приезд еще 150 человек из Канады» (http://elise.com.ua/?p=4734). Напомним в этой связи, что штаб-квартира созданной в 1949 г. в американской оккупационной зоне Германии Ассоциации бывших членов дивизии «Галиция» (без упоминания принадлежности к войскам СС) и преобразованной в «Братство бывших военнослужащих первой украинской дивизии Украинской национальной армии» (Brotherhood of Veterans of the 1 st Division of the Ukrainian National Army) первоначально (как и штаб-квартира ОУН(б)) располагалась в Мюнхене, откуда в 1950-х гг. переместилась в Нью-Йорк (США) и, впоследствии, в 1960-х гг., обрела окончательный адрес в Торонто (Канада), откуда осуществляла руководство представительствами «Братства» в местах компактного расселения личного состава ветеранов дивизии СС в Германии, Канаде, США, Аргентине и Австралии. В Великобритании бывшие ветеранами дивизии СС «Галичина» была основана отдельная организация -«Бывшие украинские комбатанты в Великобритании» (Ukrainian Former Combatants in Great Britain). См.: " Brotherhood of Former Soldiers of the First Ukrainian Division of the Ukrainian National Army." Encyclopedia of Ukraine. N.p., n.d. Web. <http://www.encyclopediaofukraine.com/pages/B/R/BrotherhoodofFormerSoldiersoftheFirstUkrainianDivisionoftheUkrainianNationalAr my.htm>; Rudling P.A. "‘They Defended Ukraine’: The 14. Waffen-Grenadier-Division der SS (Galizische Nr. 1) Revisited." The Journal of Slavic Military Studies 25.3 (2012): 329-368). См. также: Dmytryshyn B. "The SS Division ‘Galicia’: Its Genesis, Training, Deployment." Nationalities Papers 21.2 (1993): 53-73; Matas D. "The Struggle for Justice: Nazi War Criminals in Canada." From Immigration to Integration: The Canadian Jewish Experience, Eds. R. Klein, and F. Diamant. Toronto: Institute for International Affairs and B’nai-Brit Canada, 2001, рр. 92-105; Rudling P.A. "‘The Honor They So Clearly Deserve:’Legitimizing the Waffen-SS Galizien." The Journal of Slavic Military Studies 26.1 (2013): 114-137.

ного ответа» не восстанавливается - либо погромами, либо печами вышеозначенных лагерей смерти.

Несколько более удивительно, что и сами «западные тьюторы» в очередной раз «ничто не забыли и ничему не научились», правда, удивительно здесь отнюдь не то, что «пепел Клааса» не стучит больше в европейские сердца, надежно защищенные от чьего бы то ни была пепла сначала планом Маршалла, а затем и прочими планами евроинтеграции и евроассоциации. Удивительно, скорее, то, что архитекторы проекта «прекрасного нового мира» так и не осознали, что в выстраиваемом и в значительной мере уже выстроенном ими глобальном сетевом пространстве невозможно пользоваться плодами «расконсервации ресурсной базы СССР»1, не попав в глобальную зависимость от тех самых «расконсервированных» ресурсов. О том, что магистральный путь постмодерна -путь ризомизации (упомянутая статья М.Я. Сарафа), деспатиализации и, тем самым, уничтожения социального времени как такового, иными словами, путь безвременья, - ведет в пре-модерн, мы уже писали2, однако не конструируемый, а исторический пре-модерн с его господством центрации и «человекосоразмерным» пространством (С.Н. Гринченко, Ю.Л. Щапова) все же порой (возможно, именно за счет такой соразмерности пространства человеку) оказывался способным на принятие гораздо более рационального управленческого решения:

«В 1421 году Большим Советом обсуждался вопрос о том, следует ли Венеции войти в союз с Флоренцией, ведшей войну против герцога Миланского. Венецианский дож Маченга, возражая юному прокурору Фоскари, внесшему предложение в пользу войны,.. выявил, что война между Миланом и Венецией, между производителем и потребителем, то есть между страной продающей и страной покупающей, была бы просто безумием»3.

Снижение качества государственного управления, по-видимому, процесс глобальный - неизбежная плата за ризомизацию культуры, за утрату и подмену смыслов. То, что в России рубежа XX-XXI вв. такое государственное управление едва не привело к национальной катастрофе, то, что высокие риски сползания к такой катастрофе по-прежнему сохраняются4, - столь же неизбежная плата за пренебрежение тем национальным же культурно-историческим типом (Н.Я. Данилевский), который, как показал самый свежий геополитический опыт, генетически определяет подлинное социальное время и социальное пространство политической нации.

Производство нового геополитического, а, возможно, и социально-экономического пространства и времени только начинается. После того, как сверхсильные социальные действия и взаимодействия сменятся на более адекватные конструктивному международному сотрудничеству, после того, как улягутся страсти и снизится градус истерии с одной стороны и эйфории с другой, - равно слабых советчиков в принятии государственных управленческих решений, - станет понятнее, какие из политических и социальных институтов выдержали проверку возрождением культурно-исторического типа России. Станет понятно и то, способен ли восстановиться и в какой мере прежний парадоксальный национальный консенсус (указанная статья Л.Г. Фишмана) - или же, как это всегда происходит при трансформации социального пространства, снова окажется актуальным знаменитое «прежде, чем объединяться, и для того, чтобы объединиться, мы должны сначала решительно и определенно раз-межеваться»5. Однако во всех пространственно-временных переходах - и в необходимых для их познания переходах когнитивных - остается черта, переход которой невозможен, - черта «твердых правил и нравственности в гражданской жизни», та последняя черта, у которой сегодня с особой пронзительностью звучит, увы, по-прежнему одинокий голос: «Я любил вас, люди. Будьте бдительны!»6.

О.Н. Тынянова, главный редактор

Цитирование по ГОСТ: Р 7.0.11—2011:

Тынянова, О. Н. Социальное пространство как машина времени: опыт трансдисциплинарного перехода / О.Н. Тынянова // Пространство и Время. —2014. — № 1(15). — С. 10—14. Стационарный сетевой адрес: 2226-7271provr_st1-15.2014.01.__________________________________________________________________________________________

1 «Интерес представляет доклад ЮНИДО (организация ООН по промышленному развитию) № 339 от 1985 года “Перестройка мирового промышленного производства и перемещение промышленных мощностей в страны Восточной Европы”. Документов на этот счет много, но главные их идеи сводятся к следующему. Возросло загрязнение окружающей среды в развитых странах, вывоз сырья себя не оправдывает, малая окупаемость. Необходимость вывода за пределы стран с развитой рыночной экономикой не только добывающих, но и многих перерабатывающих предприятий. Научно-информационные общества, как США, Япония, Западная Европа, ввиду завершения своей структурной перестройки, начавшейся с 1973 года, отказываются от традиционной политики «консервирования» СССР и ряда других стран в качестве аграрно-сырьевой колонии. Они переводят их в разряд промышленных колоний, так называемый «нижний этаж» мировой цивилизации, вынося на территорию этих стран все материалоемкие, трудоемкие, экологически грязные производства. Намечается с 1995 года полностью вывозить к ним сырье и там перерабатывать. Ввиду нестабильности в странах Африки и Азии предпочтение отдать территории СССР». (Цикунов А.К. Что такое «золотой миллиард» людей на Земле и почему нищают советские люди. Россия и рынок в свете советского и международного права // Русская мысль. 2008. № 1(12). С. 88-89). Подробно в оригинале см.: Annual Report of UNIDO. 1985. IDB. 2/10. 6 Oct. 1985. Vienna: Industrial Development Board, 1986.

2 Тынянова О.Н. Концепция организованного геополитического пространства: инфраструктурная организация приграничных ТВД в постклассическую эпоху [Электронный ресурс] // Электронное научное издание Альманах «Пространство и время». 2013. Т. 3. Вып. 1: Пространство и время границ. Режим доступа http://e-almanac.space-time.ru/index/tom-3.-vyipusk-1/

3 Снесарев А.Е. Введение в военную географию. М.: Центриздат, 2006. С. 302-303:

4 См., напр.: Руткевич М.Н. Общество как система. Социологические очерки. СПб.: Алетейя, 2001; Кара-Мурза С.Г. Манипуляция продолжается. Стратегия разрухи. М.: Алгоритм, 2011.

5 Ленин В.И. Заявление редакции «Искры» (1900) // Полн. собр. соч.: в 55 т. Изд. 5-е. М.: Изд-во политической литературы, 1967. Т. 4: 1898 - апрель 1901. С. 358.

6 Фучик Ю. Репортаж с петлей на шее. М.: Государственное издательство художественной литературы, 1953. С. 103.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.