Научная статья на тему 'Социально-психологические особенности личности осужденных женщин как субъекта преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности'

Социально-психологические особенности личности осужденных женщин как субъекта преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
618
68
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
ЖЕНСКАЯ СЕКСУАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ / СУБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ И ПОЛОВОЙ СВОБОДЫ ЛИЧНОСТИ / АСОЦИАЛЬНАЯ ПОЛОВАЯ ДЕСТРУКТИВНОСТЬ / ВОЛЕВАЯ АКТИВНОСТЬ

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Филиппова Юлия Михайловна

В статье рассматриваются некоторые наиболее значимые социально-психологические особенности личности женщин, осужденных за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности. Приведена социально-демографическая, уголовно-правовая и криминологическая характеристика изучаемой категории.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Филиппова Юлия Михайловна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Социально-психологические особенности личности осужденных женщин как субъекта преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности»

2. Змановская Е.В. Девиантология: психология отклоняющегося поведения: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. — М.: Академия, 2003.

3. Менделевич В.Д. Психология девиантного поведения. — СПб.: Речь, 2005.

4. Селиванов В.В. Психология сознания. — Смоленск: Смолен. гос. ун-т, 1999.

5. Сидоров Н.Р. Проблемы социальной дезадаптации несовершеннолетних // Вестн. практ. психологии образования. — 2006. — № 1, 2.

6. Сидоров Н.Р. Психологические предпосылки девиантного поведения // Вестн. практ. психологии образования. — 2009. — № 2.

7. Сидоров Н.Р. Психология девиантного поведения: новый взгляд // Вестн. практ. психологии образования. — 2008. — № 2.

8. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Основы психологической антропологии. Психология развития человека: развитие субъективной реальности в онтогенезе: учеб. пособие для вузов. — М.: Школьная Пресса, 2000.

9.Типовое положение о специальном учебно-воспитательном учреждении для детей и подростков с девиантным поведением от 25 апреля 1995 г. № 420 (с изменениями от 10 марта 2009 г.).

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ ОСУЖДЕННЫХ ЖЕНЩИН КАК СУБЪЕКТА ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ И ПОЛОВОЙ СВОБОДЫ ЛИЧНОСТИ

Ю. М. Филиппова

Аннотация: в статье рассматриваются некоторые наиболее значимые социально-психологические особенности личности женщин, осужденных за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности. Приведена социально-демографическая, уголовно-правовая и криминологическая характеристика изучаемой категории.

Ключевые слова: женская сексуальная преступность, субъект преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности, асоциальная половая деструктивность, волевая активность.

The summary: this article deals with the most significant social and psychological features of women's personality who are sentenced for crimes against sexual inviolability and sexual personal freedom are considered. The social and demographic,

legal and criminological characteristic of the studied category is provided.

Keywords: female sexual crime, the subject of crime against sexual inviolability and sexual personal freedom, antisocial sexual disruptiveness, strong-willed activity.

Если причина совершения преступления кроется в личности, то следует устанавливать не просто все ее свойства и особенности, а те, которые непосредственно связаны с преступлением, то есть имеющие криминогенное значение [3, с. 65].

В данном случае объектом исследования является такое крайне неординарное с точки зрения типичности некоторых уголовных составов деяний для лиц мужского пола преступление, как совершение женщиной посягательства на половую неприкосновенность и половую свободуличности.

Следует отметить, что эта категория осужденных женщин не подвергалась ранее комплексному психологическому исследованию, хотя в истории криминальной психологии имеются случаи «точечного» исследования указанных лиц.

Представляется, что степень изученности сексуальной преступности за рубежом, в частности на Западе, гораздо выше, хотя сексуальное насилие в этих странах распространено не чаще, чем в европейских государствах. В отношении анализа таких явлений, как насилие над мужчинами и сексуальная преступность лиц женского пола, можно отметить, что 60 % жертв сексуальных преступлений мужского пола в Лондоне не достигли возраста 16 лет, а 44 % — неоднократно подвергались сексуальному насилию. Ввиду того, что для большинства этих лиц это был первый сексуальный опыт, они в меньшей степени были готовы сообщать об этом в полицию. В Англии изнасилования мужчин, как правило, были групповыми и сопровождались анально-генитальными контактами в 89 % случаев; при этом из 60 % случаев изнасилований женщинами детей в 14,5 % случаев половые акты с ребенком совершала его собственная мать, а 40 % сексуальных преступниц привлекались к ответственности за соучастие в мужском преступлении [9, с. 189].

Достаточно важными являются также данные, полученные Араджи об агрессивности [А^, 1997), который утверждал, что сексуальную агрессию по отношению к другим детям проявляют на удивление многие девочки предпу-бертатного возраста, и что действия этих девочек часто не менее агрессивны, чем действия мальчиков. Следует отметить, что данное исследование имело целью

комплексное изучение агрессивности.

Дополнением к ранее проведенным исследованиям упомянутого автора являются эмпирические данные, полученные Райтландом и Уэлшем (Rightland and Welch, 2001), согласно которым жертвами таких девочек обычно становятся очень маленькие дети (в среднем от четырех до семи лет), чаще всего девочки и, как правило, близкие родственники, друзья или знакомые [5, с. 289].

В отношении взрослых женщин одной из первых соответствующее эмпирическое исследование провела L.E. Ledray. Она утверждала, что несмотря на то что большинство насильников мужчины, все же существуют случаи насилия и женщин над мужчинами (менее 0,5 %) [2, с. 29]. Наличие столь малого количества подобного рода преступлений было и остается основной причиной отсутствия целенаправленных исследований осужденных женщин, совершивших преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

Что касается отечественной науки и практики в области полового поведения, то у нас «к сожалению, условия послереволюционного исторического периода не благоприятствовали развитию отечественной сексологии... В течение многих лет в нашей стране бытовала дискредитация сексуальности, а сексология была объектом политического контроля и идеологической цензуры. Биологиза-ция медицины в целом, идеологизация сексологии, длительная изоляция от ведущих направлений этой науки в других странах явились причинами задержки ее развития» [6, с. 3].

Ввиду этого не могло быть эффективным и предупреждение преступле-

ний, совершаемых на сексуальной почве, вследствие чего отсутствуют научные данные о личности таких преступников.

В настоящее время этот пробел восполнен. Так, в отечественной психологии теоретико-прикладными исследованиями личности сексуальных преступников, преимущественно мужского пола, а также форм сексуального агрессивного поведения занимались Ю.М. Антонян, Г.Е. Введенский, С.В. Виноградов, В.П. Голубев, М.И. Еникеев, П.Н. Ермаков, О.Г. Ковалев, И.С. Кон, Ю.Н. Кудряков, О.Ю. Михайлова, А.И. Ушатиков, Б.В. Шостакович, В.Е. Эминов, А.В. Якубова.

В частности, Ю.М. Антонян в своих исследованиях отмечал тот факт, что за последние годы возросло количество случаев соучастия женщин в изнасилованиях. Автор утверждает, что они вполне могут выступать в роли организаторов, подстрекателей и пособников. Эти преступления в основном совершаются молодыми женщинами и несовершеннолетними женского пола в отношении знакомых с целью снижения социального статуса последних в малых группах. Обычно репутация таких преступниц снижена, или они считают, что она снижена, поэтому изнасилование их знакомой имеет для них смысл снижения социально-психологического статуса потерпевшей и тем самым повышение собственного. Не случайно, что такие преступления часто сопровождаются избиением жертвы и издевательством над нею [4, с. 189].

Теперь зададимся закономерным во-просом—что же делает женщину субъектом сексуального преступления, причем не только пассивным, но и достаточно активным участником, а иногда даже ор-

ганизатором? Традиционно, для выявления определенных закономерностей той или иной популяции преступников исследователи прибегают к статистическому и психологическому анализу различного рода данных, позволяющих сформировать социально-психологическую характеристику изучаемой категории лиц. Структурно она представляет собой массив информационных показателей социально-демографического, уголовно-правового и криминалистического характера.

Опираясь на существование исторически возникшей взаимосвязи таких научных отраслей, как уголовное право, криминология и психология, считаем целесообразным в контексте проведенного исследования личности женщин, осужденных за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности, объединить в едином интерпретационном поле соответствующие данные.

В соответствии с поставленными в исследовании задачами, наряду с психодиагностическим обследованием, было организовано анкетирование осужденных женского пола, совершивших сексуальные преступления. Совокупность предложенных вопросов группируется в тематические блоки, интерпретация которых позволяет дать криминологическую, уголовно-правовую, а также социальную характеристику.

По официальным статистическим данным [1], по состоянию на конец 2011 г. численность таких женщин в исправительных колониях составила 191. При этом более 70 из них совершили преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних. По сравнению с 2010 г., прирост спецконтинген-

та данной категории в местах лишения свободы в 2011 г. составил 35 человек при ежегодно фиксируемом Министерством внутренних дел Российской Федерации показателе 19-28 чел. [8, с. 77]. Тенденция к увеличению в местах лишения свободы числа женщин, осужденных за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности, не может не привлечь к себе внимания исследователей различных отраслей наук.

Информация о состоянии сексуальной преступности женщин в отношении несовершеннолетних в Российской Федерации несколько схожа с данными, полученными в зарубежных исследованиях. Как уже отмечалось, при анализе сексуальной преступности со стороны женщин в Англии установлено, что в 63 % случаев их жертвами стали дети, а 40 % сексуальных преступниц привлекались к ответственности как соучастники мужских преступлений [9, с. 189].

Психодиагностическое обследование указанных лиц осуществлялось в период с 2007 по 2011 год, в результате этого были обеспечены необходимые надежность, валидность и достоверность получаемых данных. Нами были обследованы 120 женщин, отбывающих лишение свободы за сексуальные преступления, что составляло на тот момент (сентябрь 2011 г.) 81,6 % от общей численности всех женщин, отбывающих наказание за данное преступление. Региональный аспект в этом случае не имел принципиального значения для спланированного эмпирического обследования, так как необходимое для формирования достоверных выводов количество обследованных, применительно к нашему исследованию, обеспечивается

показателем в 4/5 всей совокупности женщин, осужденных за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

На наш взгляд, существуют определенные гендерные различия между мужчинами, совершившими сексуальные преступления, и женщинами, осужденными за аналогичные деяния, несмотря на одинаковую уголовно-правовую квалификацию их действий. Тем не менее есть и определенные схожие черты.

Объект сексуального преступника-мужчины в большинстве случаев это женщина, тогда как у преступницы-женщины в основном это лица того же пола, а нередко и несовершеннолетние.

Значимость криминологических данных имеет непреходящее значение для определения влияния окружающей среды и условий жизнедеятельности, наряду с психологическими качествами человека на совершение конкретного преступления.

Результаты социально-психологического анализа статистического материала, полученного при обследовании сексуальных преступников, представляются следующим образом.

Согласно полученным нами эмпирическим данным, затрагивая уголовно-правовую характеристику, осужденные женщины, совершившие в том числе сексуальные преступления, имеют в совокупности квалификацию и по другим статьям, а именно:

1) из общей совокупности обследованных осужденных женского пола отбывают лишение свободы исключительно за совершение сексуального преступления 35 % (42 женщины). Это означает, что при совершении этого правонаруше-

ния у преступницы сформировался прямой умысел на покушение на половую неприкосновенность и половую свободу личности потерпевшей (его);

2) остальные 65 % (78 женщин) обследованных совершили преступление в результате внезапно возникшего умысла на совершение изнасилования либо насильственных действий сексуального характера при планируемом убийстве либо причинении вреда различной степени тяжести здоровью.

С психологической точки зрения, такое разделение осужденных изучаемой категории дает основание для выделения определенного психологического признака с целью классификации сексуальных преступниц, а в последующем для организации психокоррекционной работы с этими лицами.

Прямой умысел на совершение сексуального преступления у женщины может объясняться рядом объективно-субъективных причин, но чаще всего наличием непреодолимого желания доминировать в референтной группе.

Хотелось бы обратить внимание и на то, что подавляющее большинство преступлений изучаемой категории имеет групповой характер. На это обстоятельство указывают ряд авторов [7, с. 449]. В частности, они приводят статистические данные по состоянию на 1 января 2008 г., согласно которым около 15-20 % женщин осуждены за насильственные преступления, а именно за убийство, причинение тяжкого вреда здоровью и соучастие в изнасиловании. Для экспериментальной выборки этот показатель составляет 92,5 %. В своей основе данная тенденция имеет достаточно очевидное, однако совершенно неоднозначное толкование. С одной

стороны, исключительное доминирование в нише сексуальных преступлений лиц мужского пола (в местах лишения свободы по состоянию на 2011 г. за эти преступления отбывают наказание 24 949 осужденных мужчин «против» 191 осужденной женщины) обусловлено характером биологического строения последних, что ведет к постоянному поиску добровольного либо «принужденного» сексуального партнера посредством имеющейся возможности физического подавления и, как следствие, единоличного совершения указанных преступлений. С другой стороны, многие женщины обладают врожденной мужеподобной внешностью и силой, которая вполне может быть применена для подавления жертвы сексуального насилия единого с преступницей пола. Тем не менее группа играет определяющее значение именно с точки зрения приобретения личностью определенного внутреннего комфорта через унижение жертвы насилия. Закономерным будет вопрос, почему обязательно через сексуальное принуждение? Механизм такого поведения совершающей преступление женщины реализуется через осознание последней в роли, как это ни странно, жертвы и компенсации таким образом психологических и физических травм, полученных в детском возрасте от ближайших родственников. Это достаточно ярко выраженный социально-психологический признак, положенный в обоснование понятия об асоциальной половой деструктивности женщин, осужденных за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

Показателем, заслуживающим определенного внимания, является наличие криминального опыта, а именно предше-

ствующие судимости. Как показало исследование, ранее привлекались к уголовной ответственности 47,5 % женщин, а для 52,5 % — это первая судимость. При этом следует отметить, что из числа раннее привлекавшихся к уголовной ответственности доля лиц, совершивших аналогичные преступления, сравнительно невелика: из 57 преступниц 8 человек ранее были осуждены за сексуальные преступления. Невольно напрашивается обнадеживающий вывод о небольшом уровне рецидива подобных преступлений со стороны лиц женского пола. При этом с учетом выявленных психологических особенностей личностной структуры сексуальных преступниц представляется достижимым результат психокор-рекционного воздействия, при котором будет максимально минимизирован процент вновь совершаемых преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

Обозначим и еще одну тенденцию в контексте уголовно-правовой характеристики осужденных женщин изучаемой категории. Совокупность составов преступлений, по которым отбывают лишение свободы женщины и в числе которых преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности, классифицируется по объекту посягательства: в 95 % случаев—это насильственные и корыстно-насильственные преступления. Таким образом, в любом случае, реализуя прямой умысел на совершение того или иного насильственного посягательства при определенных личностных особенностях преступницы, высокой остается вероятность совершения действий, объектом которых будет половая неприкосновенность личности [например, когда кража сопряжена

с сексуальным насилием жертвы). Это говорит о том, что любое преступление против личности [по уголовному законодательству), с психологической точки зрения, может иметь скрытый компенсаторный характер.

Характер такой компенсации при сексуальных преступлениях может иметь глубокие корни в возрастном периоде, который охватывается понятием «семейное воспитание» [в частности, наличие в ближайшем родственном окружении достаточно агрессивно настроенных людей, реализующих диктаторский стиль поведения по отношению к ребенку). Непосредственным выражением этого являются частые конфликты, побои, психологические травмы, а также принуждение к вступлению в сексуальную связь.

Результаты исследования констатируют наличие данной взаимосвязи следующим образом: более половины опрошенных [76,7 %) подвергались определенному физическому насилию со стороны родителей и ближайших родственников, сцены насилия между родителями в их семьях нередкие явления. 17,5 % опрошенных принуждали к вступлению в сексуальную связь. Однако этот показатель следует считать условным ввиду его высокой латентно-сти [не каждая женщина может рассказать о факте сексуального домогательства). Достоверным является наличие взаимосвязи, при которой имеет место тенденция: чем в более раннем возрасте женщина испытала тот или иной вид насилия, тем выше вероятность совершения ею сексуального преступления по отношению к собственному ребенку.

Что касается семьи в настоящий момент времени, то 90 % осужденных жен-

щин являются не замужними (в числе которых те, кто в разводе, и не выходившие замуж), однако практически столько же имеют сохранившиеся и достаточно прочные социально полезные связи, которые активно поддерживаются путем свиданий, переписки и телефонных разговоров. Следует заметить, что для женщины (независимо от категории совершенного преступления), по сравнению с осужденными лицами мужского пола, сохранение социально полезных связей—характерный признак, который уже сам по себе способствует снижению постпенитенциарного рецидива, в том числе преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

Таким образом, нами определены социально-психологические признаки, лежащие в основе асоциальной половой деструктивности личности сексуальных преступниц. Тем не менее это лишь верхушка айсберга в целостном понимании феномена женского сексуального насилия. Огромнейший пласт информации кроется в психологических особенностях личности данных осужденных, которые

являются основой для планирования и организации психокоррекционного воздействия с целью профилактики как преступности против половой неприкосновенности и половой свободы в целом, так и подобного вида преступного поведения, реализуемого лицами женского пола.

Литература

1. http:/^™i-i^/stnjcture/inspector/iao/ statistika.

2. Linda E. Ledray. Recovering From Rape // Holt Paperbacks. 2 edition . August 15, 1994.

3. Антонян Ю.М. Преступность среди женщин. — М.: Рос. право, 1992.

4. Антонян Ю.М, Ткаченко АА, Шостакович Б.В. Криминальная сексология / под ред. Ю.М. Антоня-на. — М.: Спарк, 1999.

5. Бартол К. Психология криминального поведения. — СПб., 2004.

6. Кришталь В.В., Григорян С.Р. Сексология: учеб. пособие. — М., 2002.

7. Пенитенциарная криминология: учебник / под ред. Ю.М. Антоняна, А.Я. Гришко, А.П. Фильченко. — Рязань: Академия ФСИН России, 2009.

8. Преступность и правонарушения (20062010): статист. сб. МВД, Судебного департамента при Верховном Суде РФ, Департамента надзорной деятельности Министерства РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий. — М., 2011.

9. Сидоров П.И., Дерягин Г.Б. Сексуальное поведение и насилие. — М., 2007.

СКЛОННОСТЬ К РИСКУ В СТРУКТУРЕ ЛИЧНОСТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ

Аннотация: в данной статье рассматривается связь склонности к совершению рискованных поступков с психологическими особенностями личности. Описана групповая специфика характеристики «поиск ощущений», обосновано использование этой особенности

А. В. Яныхбаш

личности как предиктора поведения, связанного с риском.

Ключевые слова: склонность к риску, межгрупповые различия, опыт совершения рискованных поступков.

The summary: in this article we considered correlation between disposition

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.