Научная статья на тему 'Социально-культурная деятельность православных общин в России конца XIX века: историко-педагогический анализ'

Социально-культурная деятельность православных общин в России конца XIX века: историко-педагогический анализ Текст научной статьи по специальности «Социология»

Поделиться
Ключевые слова
ПРАВОСЛАВНАЯ ОБЩИНА / AN ORTHODOX COMMUNITY / ПРИХОД / СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ / CHARITY / МИЛОСЕРДИЕ / MERCY / ДОРЕВОЛЮЦИОННАЯ РОССИЯ / PRE-REVOLUTIONARY RUSSIA / ARRIVAL / WELFARE ACTIVITY

Аннотация научной статьи по социологии, автор научной работы — Бухаринова Ольга Николаевна

В статье выделены направления социально-культурной деятельности православных общин в дореволюционной России в конце XIX века, проанализированы формы взаимодействия государства и православных общин в развитии благотворительности и просветительства.In article directions of welfare activity of orthodox communities in pre-revolutionary Russia in the end of XIX centuries are allocated, forms of interaction of the state and orthodox communities in charity and enlightenment development are analyzed.

Похожие темы научных работ по социологии , автор научной работы — Бухаринова Ольга Николаевна,

Текст научной работы на тему «Социально-культурная деятельность православных общин в России конца XIX века: историко-педагогический анализ»

Социально-культурная деятельность 85

бытийствования в онтологической плоскости детерминируют безграничное разнообразие эмпирических видов социально-культурной деятельности, среди которых досуговое общение выступает в качестве системообразующего вида.

В пользу данного утверждения исследовательница приводит следующие доводы: досуго-вое общение выступает в качестве механизма, «запускающего» движение культурных смыслов в любых видах социально-культурной деятельности; процесс досугового общения приобретает свойство катализатора культурного развития субъектов данного процесса, образования культурно-смысловых связей, возникновения их солидарностей; досуговые солидарности креативных субъектов в свою очередь

образуют демократические культурно-смысловые основания консолидации субъектов в процессе формирования гражданского общества (4, с. 84).

При широком рассмотрении социально-культурной деятельности в качестве особой части общественного бытия ясно выделяется ее обращенность к личности, к тем условиям и формам ее существования, в которых претворяются в жизнь субъективные связи и отношения в мире. Это обстоятельство актуализирует необходимость дальнейшего осмысления ценностно-смыслового и организационно-дея-тельностного компонентов молодежной культуры, ориентированной на преодоление негативных моментов в системе социально-культурной деятельности молодёжи.

Примечания

1. Горшков, М. К. Молодежь России: социологический портрет / М.К. Горшков, Ф.Э. Шереги. - М.: ЦСПиМ, 2010.

2. Козловский, В. П. Культурный смысл: Генезис и функции / В.П. Козловский. - Киев.: Наук. думка, 1989.

3. Осипов, Г. В. Социология и общество / Г.В. Осипов. - М., 2007.

4. Степанова, Т. П. Диверсификация досугового общения: методология, теория, технологии: дис. ... доктора педагогических наук / Т.П. Степанова. - Челябинск, 2011.

СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРАВОСЛАВНЫХ ОБЩИН В РОССИИ КОНЦА XIX ВЕКА: ИСТОРИКО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

О. Н. Бухаринова

Рязанский государственный университет им. С. А. Есенина

В статье выделены направления социально-культурной деятельности православных общин в дореволюционной России в конце XIX века, проанализированы формы взаимодействия государства и православных общин в развитии благотворительности и просветительства.

Ключевые слова: православная община, приход, социально-культурная деятельность, благотворительность, милосердие, дореволюционная Россия.

In article directions of welfare activity of orthodox communities in pre-revolutionary Russia in the end of XIX centuries are allocated, forms of interaction of the state and orthodox communities in charity and enlightenment development are analyzed

Keywords: an orthodox community, arrival, welfare activity, charity, mercy, pre-revolutionary Russia.

1997-0803 ВЕСТНИК МГУКИ 6 (44) ноябрь-декабрь 2011 85-89

86 ISSN 1997-0803 ♦ ВЕСТНИК МГУКИ ♦ 2011 ♦ 6 (44) ноябрь-декабрь

Богатый опыт социально-культурной жизни православной общины открывает нам отечественная история. Отмечая особую роль Русской православной церкви в деле единения народа, В.О. Ключевский подчеркивал, что «церковь на Руси соединяла в одно общество людей разных состояний или во имя цели, или для тайного назначения, или во имя чувства сострадания и милосердия» (3). С православием на русскую почву была перенесена идея соборности, под которой понимается коллективное жизнетворчество и согласие, единодушное участие верующих в жизни мира и церкви (5). Общинное устройство жизни древних христиан явилось нравственным основанием для развития и утверждения в Российском государстве самобытной универсальной формы жизни русского народа -крестьянской приходской общины. Сохранение соборности как механизма духовной саморегуляции общества определило своеобразие духовной культуры Руси (цит. по: 7).

Народная религиозность была очень цельной, соединенной с образом жизни крестьянства. Главная и большая часть духовной жизни русского народа протекала в рамках православной общины - прихода, являющегося территориально-административной единицей, то есть церковным округом, имеющим свой храм с причтом (см.: 8). Система ценностей религиозного сознания обусловливала повседневную жизнь общины, ее социокультурную среду, в которой формировались конкретные поведенческие схемы, нравы, обычаи, бытовая культура и требования «обыденной морали». Активно взаимодействуя с другими формами социальной жизни города и деревни, приход как социально-культурный феномен был связан со всеми областями жизнедеятельности русского народа (4, с. 156).

О.А. Платонов рассматривает приходскую общину в качестве основного типа русской социальности. Понятия «община» -«мир» были центральными в сознании русских крестьян. Крестьянин осознавал себя членом русского общества лишь в качестве

части конкретной общины - «мира». Понятие «мир» отражало всю глубину крестьянского духовно-нравственного сознания (олицетворяя собою соборное соединение крестьян) и понималось как автономная самодостаточная целостность, имеющая характер высшего закона (см.: 7).

Несколько сельских общин образовывали волость, которая обеспечивала удовлетворение духовных потребностей населения: строила церкви, подыскивала для них священника, определяла их содержание, открывала церковно-приходские школы и библиотеки.

Учеба в церковной школе была доступна всем крестьянским детям, если родители хотели дать им начальное образование. Соединение обучения с традиционным крестьянским воспитанием делало ее школой благочестия и добрых нравов. Важно, что такая школа удовлетворяла крестьянство: была доступна, соединяла обучение с традиционным крестьянским воспитанием, вызывала доверие тем, что там преподавал священник, которого обычно хорошо знали. Просветительская деятельность приходских библиотек способствовала приобщению членов общины к книжной культуре и, как следствие, повышению их культурного и духовно-нравственного уровня.

В 80-90-е годы XIX века большинство церковных школ составляли школы грамоты, но уже с середины 90-х годов одноклассные церковно-приходские школы (по типу - приближенные к земской школе) начали опережать по численности школы грамоты, которые уступали земским школам и церковноприходским школам как по материальному обеспечению, так и по уровню преподавания, численности учащихся и прочему. В частности, на повышение образовательного и культурного уровня жителей Рязанской губернии оказала влияние работа по развитию библиотечной сети, беседы духовенства просветительного и духовно-нравственного характера. Открытие церковных библиотек позволило приобщить большое количество представителей различных сословий, особенно крестьян,

Социально-культурная деятельность 87

к книжной культуре, способствовало поднятию их нравственного и интеллектуального уровня посредством распространения полезной книги, предотвращающей духовную неразвитость и необразованность народа. Такая просветительская деятельность представителей духовного сословия способствовала тому, указанные формы прижились и оказались в полной мере востребованными.

Дела поземельной общины (волости, земства) и прихода никак не разграничивались. Приход в данном случае понимался не только как церковная община, в деле веры руководимая епископом и составляющая часть епархии, но и как самостоятельная низшая земская, административная, финансовая, судебная, школьная организация - очаг местной самодеятельности и самоуправления. Согласно мнению историка русского «мира» С.В. Юшкова, такой «приходской строй мирской церкви, с его автономией, был для мирских людей идеален» (10, с. 380), так как был «обществом, где люди собирались у одной церкви, чтобы слушать Слово Божие, вместе учиться, спасаться, чтобы не погибла душа брата» (цит. по: 6, с. 105-106). Приходы состояли в прочном и постоянном взаимодействии с монастырями, которые тогда были центрами просветительной и благотворительной деятельности.

За многие столетия существования самоуправляемых волостных общин навык к самоуправлению и взаимопомощи стал национальной чертой и общественной потребностью русских крестьян. С ростом централизации приходская община в глазах народа по-прежнему оставалась высшим авторитетом. «Мир» обладал атрибутами государственности: самоуправление по установленному порядку, суд по «обычному праву», карательные функции, сохранение норм общественного быта и морали, целый ряд административных и культурных функций. «Мир» просили о заступничестве, к «миру» обращались с челобитной. Государство, с этой точки зрения, понималось как система, объединяющая многочисленные общины - «миры» (2). В него

входили члены различных сословий, проживающие на данной территории. «Миром» был и город, и улица, и городской «конец» (район города).

Россия представала в восприятии народа большой общиной, и до начала XX века крестьяне считали себя членами большого государства-общины, искренне воспринимая все свои действия как службу Царю, Отечеству и Государству (7). Приходскую общину и русское государство связывала единая культурная тема. В отечественной истории православные общины выступали как проводники духовно-нравственной основы российской ментальности и как основополагающий институт социального воспитания в области попечительства, призрения, милосердия, культуры, образования, здоровьесбережения и т.п. Традиции благотворительности, поддерживаемые различными сословиями россиян, не только физически оберегали людей от голода, болезней и страданий во времена политических кризисов и катастроф, но также являлись мощным средством социального воспитания народа, смягчающим его нравы и тем самым снимающим остроту социальной напряженности.

Духовное единство церковно-приходс-кой общины было одной из главных стабилизирующих основ русской жизни. О необходимости ее сохранения для творческого использования навыка русского человека к общинному и артельному труду, придающему русской экономике нравственный характер, говорили крупнейшие ученые Д.И. Менделеев, А.Е. Ермолов, А. Фролов, Г.В. Бутми, исследователи русской общины А.В. Еропкин, А. Кауфман, Р. Качоровский, И.Н. Миклашевский, русские мыслители С.Ф. Шарапов, Л.А. Тихомиров (9) и др. Представленный в трудах историков-этнологов А.В. Буганова, М.М. Громыко, С.В. Кузнецова (4), В.В. Селиванова, Г.А. Романова и др. историографический обзор показывает степень влияния православной общины на развитие общественной мысли и нравственности всего русского народа.

88 ISSN 1997-0803 ♦ ВЕСТНИК МГУКИ ♦ 2011 ♦ 6 (44) ноябрь-декабрь

Таким образом, люди разных сословий были равны в своем понимании духовной цели жизни и, самое важное, в стремлении приблизиться к идеалу: святым и святости. Православная вера и сохранение традиций создавали внутри сословий насыщенную атмосферу общего духовного целеполагания -в профессиональной, общественной и личной жизни. Через веру сословия выходили на уровень общего сознательного служения высоким религиозным истинам на государственном, общественном поприще и т.д. и в рамках своего служения начинали проявлять усвоенное, соборно выраженное благочестие.

В 1864 году Александром II было принято законодательство о церковных братствах и церковно-приходских попечительствах, которое допускало и регламентировало церковную благотворительность. С 1866 года учреждение при монастырях благотворительных и воспитательных заведений сделалось обязательным для каждой вновь открываемой обители. Члены братства были вдохновлены идеей служения Отечеству посредством социального служения и развития образования, появилось больше возможностей выполнять следующие просветительские задачи: организация внебогослужебных чтений, содействие открытию приходских библиотек и распространение литературы, дешевых нательных крестиков, иконок из складов братства.

В 1882 году святым праведным Иоанном Кронштадтским был построен «Дом Трудолюбия», получивший известность как просветительно-благотворительное учреждение, которое давало каждому возможность получать помощь не как подаяние, а как награду за известный труд. Целью этого дома призрения стало стимулирование трудовой деятельности, что не достигалось, как правило, частной милостыней. В таком «Доме Трудолюбия» протоиерей Иоанн Кронштадтский разместил благотворительные учреждения, в которых неимущие не только работали, но и учились, лечились, могли отдыхать, получать пособия, ночлежный приют и т.д. Здесь была предпринята попытка заменить милостыню коллек-

тивным трудом самих нуждающихся, самообеспечением, чувство жалости - состраданием, что явилось важным шагом на пути ин-ституционализации социального служения Русской православной церкви. При таких городских больницах обычно строились церкви, а благотворительные общества как раз и создавались при больничных храмах. Так, в Обуховской больнице благотворительное общество существовало при церкви Божией Матери «Всех скорбящих Радость».

С середины XIX века развивается новая для России форма благотворительности - сестринское милосердие. Еще в 1844 году в Санкт-Петербурге была создана первая в Европе Свято-Троицкая женская община, готовившая сестер милосердия для попечения о раненых. Основанное великой княгиней Елизаветой Федоровной Марфо-Мариинское се-стричество понималось как возрожденная форма служения нерукоположенных диако-нисс, существовавших в Древней Церкви. По словам самой великой княгини Елизаветы, «главная обязанность сестер - ходить к бедным». Строя свою деятельность вокруг главного храма и ежедневной литургической жизни общины, обитель содержала больницу и лазарет для бедных и безработных. Отсюда же сестры уходили посещать больных в ближайших кварталах. При обители существовали также аптека, общественная столовая, сиротский дом, библиотека, воскресная школа, читались регулярные лекции для народа.

Пример сестринского милосердия в Крымской войне побудил к созданию Российского общества попечения о раненых и больных воинах в мае 1867 года, которое через 12 лет было преобразовано в Российское Общество Красного Креста. Подвиг сестер милосердия Никольской и Крестовоздвиженской общин вызвал волну объединения в подобные общины христианок-доброхоток во многих губерниях России. К началу Первой мировой войны было зарегистрировано более ста подобных общин, а к середине 1917 года примерно 30000 сестер милосердия, 20000 из которых вышли из епархиальных общин.

Социально-культурная деятельность 89

Таким образом, наибольшее влияние русская православная община оказывала в той сфере общественной практики, которая была ей ближе всего по своему назначению, -в области духовно-нравственного воспитания, осуществляя своё социальное служение, выражавшееся в религиозном и нравственно-этическом воспитании русского народа, просветительской и миссионерской деятельно-

сти. Ценности православия, такие как дер-жавность, народность, благочестие и патриотизм, которые поддерживала приходская община, прививала местному населению, выдержали многовековое испытание на прочность, стали частью национального менталитета русского народа и создали тот оригинальный сплав, который на Западе стали называть «загадкой русской души».

Примечания

1. Анисимов Августин (игумен). Благотворительность в российском обществе: история и современность / Анисимов Августин (игумен) // Государство и Церковь в России: История взаимодействия в сфере благотворительности: [мат-лы межрег. науч.-практич. конфер.]. - Иваново: Изд. «Иваново», 2002. - 200 с.

2. Богословский, М. Земское самоуправление на русском Севере в XVII веке / М. Богословский. - М.: Синодальная тип-фия, 1903. - 192 с.

3. Ключевский, В. О. Тетрадь с афоризмами : Афоризмы и мысли об истории / В.О. Ключевский. - М.: ЭКСМО-Пресс, 2001. - 429 с.

4. Кузнецов, С. В. Православный приход в России в XIX в. / С.В. Кузнецов // Православная вера и традиции благочестия у русских в XVIII-XX веках: Этногр. исслед. и материалы: [монография] / Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая; Рос. акад. наук. - М.: Наука, 2002. - С. 156-178.

5. Лизунов, И. К. Община - универсальная форма жизни [Электронный ресурс] / И.К. Лизунов. - Режим доступа: http://www.kongord.ru/Index/Screst/sk105-10.htm

6. Лурье, С. Община, империя, православие в русской этнической картине мира XV-XVII веков / С. Лурье // Отеч. зап. - М., 2001. - № 1. - С 105-115.

7. Платонов, О. А. Община, общественно-производственное объединение крестьян на началах самоуправления. К истории хозяйственного быта Московского государства: Заселение и сельское хозяйство южной окраины XVII века / О.А. Платонов. - М.: Тип. Д.И. Иноземцева, 1894. - Ч. 1. - 324 с.

8. Спасенкова, И. В. Православная традиция русского города в 1917-1930-е гг.: На материалах Вологды: дис. ... канд. ист. наук / И.В. Спасенкова. - Вологда, 1999. - 326 с.

9. Тихомиров, Л. А. Руководящие идеи русской жизни / Л.А. Тихомиров; отв. ред. О. Платонов. - М.: Институт русской цивилизации, 2008. - 640 с.

10. Юшков, С. В. История государства и права России (IX-XIX вв.) / С.В. Юшков. - Изд. доп. и перераб. - Ростов н/Д : Феникс, 2003. - 735 с.;

11. Юшков, С. В. Русская Правда: Происхождение, источники, её значение / С.В. Юшков; под ред. О.И. Чистякова. - М.: Зерцало-М, 2002. - 378 с.