Научная статья на тему 'Социально-экономическое развитие России в середине XVII века'

Социально-экономическое развитие России в середине XVII века Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
5932
518
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Дайджест-финансы
ВАК
Область наук
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Социально-экономическое развитие России в середине XVII века»

М- с кота- 2005

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ В СЕРЕДИНЕ XVII ВЕКА*

Л.А. МУРАВЬЕВА,

кандидат исторических наук, доцент кафедры социально-политических наук Финансовой академии при Правительстве Российской Федерации

«БУНТАШНЫЙ» ВЕК

Представлявшийся славянофилам временем идиллической жизни Московского государства XVII в. современники назвали «бунташным». Такое название появилось не случайно. Современники очень ясно чувствовали беспокойный характер переживаемого периода. Начавшийся страшным голодом и московским разорением, именуемым Смутным временем, XVII в. и при новой династии Романовых лишь на время ослабил накал борьбы. Восстания во многих городах Руси, Чумной бунт, Медный бунт, церковный Раскол, восстание Васьки Уса, Соловецкое сидение, связанное с непокорностью патриарху Никону знаменитого северного монастыря, Крестьянская война и стрелецкие бунты — вот далеко не полный перечень остро конфликтных событий этого беспокойного века. Непросто давалось Московскому государству расставание с традиционными формами жизни и вступление в Новое время.

Во второй половине XVII в. произошли серьезные изменения в социально-экономической и внутриполитической жизни страны. Появление новых черт в жизни общества активизировали законодательную жизнь государства. Уже с конца 30-х гг. дворяне и дети боярские просили дать им «суд и сыск». Основным юридическим руководством Русского государства к этому времени оставались Судебники 1497 и 1550 гг., базирующиеся на постановлениях преимущественного процедурного права, атакже «Указные книги приказов». Раздробленность и запутанность законодательства создавала благо-

Впервые статья опубликована в журнале «Финансы и кредит». - 2005. - № 34 (202).

приятные условия для злоупотреблений со стороны судей и администраторов, канцелярских ухищрений затягивания решения дела. Медленная и нарочито неповоротливая «московская волокита» вызывала многочисленные жалобы и нарекания со стороны дворян и посадских людей. Вопрос об упорядочении законодательства рассматривался уже на Земском соборе 1642 г. в тревожное время решения судьбы взятого казаками Азова. На заседании Собора посадские люди выступили с жалобой на свое оскудение и обнищание. Открыто заявила о себе легальная оппозиция торговых людей и дворян. Ускорителем проведения реформы судебно-правовой системы явились выступления народных масс.

Социальная структура российского общества в XVII в. имела довольно простое и подвижное строение. Все население делилось на две большие группы — служилых людей и податных. В свою очередь сословие служилых людей делилось на подгруппы: служилые по «отечеству», т. е. «по происхождению» (землевладельцы), и «по прибору», т. е. по набору. Служилые «по отечеству» делились на чины думные, московские, придворные, городовые. В служилые люди «по прибору» входили мелкие чины. К ним относились пушкари, стрельцы, казаки, солдаты, казенные кузнецы, плотники и т.д. Податное или тяглое население состояло из посадских людей и различных категорий крестьян — черносошных и владельческих. Границы между сословными группами были весьма нечеткими. Служилые люди «по прибору», реже — «по отечеству» формировались из податных сословий [1].

Показателем общественного кризиса в начале правления царя Алексея Михайловича явилась волна народных восстаний, прокатившаяся по всей России. Интересно отметить, что в этот период

ДА1Д1ЕСТ-1ИЩЫ

49

народные восстания охватили значительную часть европейских стран. Мощные народные движения отмечались в Англии, Франции и Турции, освободительная война против панского гнета началась на Украине и в Белоруссии. Московские дипломаты внимательно следили за событиями за рубежом. Царский двор переживал за судьбу английских Стюартов. Казнь Английского короля «Карлуса» побудила торговых людей добиваться у царя запрещения для английских купцов торговли в русских городах в целях ослабления конкуренции.

Наиболее крупным и опасным на территории России было московское восстание 1648 г., направленное против главы правительства Б.И. Морозова и его окружения. Главной причиной восстания явилось постоянное ухудшение материального положения податных слоев населения - крестьян и посадских людей, страдавших от произвола дворянской и городской верхушки. Этаже причина вызвала недовольство служилых «по прибору» (стрельцов, казаков^и других ратных людей), которые по своему положению были тесно связаны с ремеслом и рынком. Правительство действовало в интересах ^гостей и верхушки горожан, пренебрегая нуждами посада и стрельцов. Ратные люди были особенно горючим материалом, так как их возмущало проведение военной реформы и создание полков нового строя с иноземными командирами и порядками. Содержание иноземных полков стоило больших денег, поэтому правительство постоянно увеличивало податное бремя, а жалование стрельцам сокращало. Если в начале XVII в. расходы на армию составляли 250тыс. руб., то при царе Алексее Михайловиче они увеличились в 3 раза и составили 750 тыс. руб. [2].

Московское восстание началось 1 июня 1648 г. в кругах ремесленников и торговцев. Представители «простого народа» сделали попытку подать челобитную о своих нуждах и разорении самому царю, когда он возвращался в Москву из Троице -Сергиева монастыря. Стрельцы разогнали черный люд. Однако народное недовольство на следующий день вспыхнуло с новой силой и приняло форму открытого противостояния царской власти. Восставшие убили главу финансового ведомства дьяка Назария Чистого и начали разорять дворы многих бояр, приказных людей и богатых купцов. Восставший посадский люд получил поддержку со стороны стрельцов, которые примкнули к ним и дали возможность народу заполнить территорию Кремля. Посадские люди осадили дворец и соглашались лишь на переговоры непосредственно с царем. Казнью окольничего Траханиотова и отправкой боярина Б.И. Морозова в монастырь на Белое озеро были сняты самые острые моменты московского восстания.

Однако следующим этапом стало вовлечение в орбиту восстаний других крупных и мелких городов России. Волнения охватили Великий Устюг, Сольвычегодск и Новгород на севере, а также Курск, Воронеж, Козлов и некоторые мелкие города на юге. Главной действующей силой городских восстаний выступали посадские люди и поддержавшие их стрельцы и крестьяне. В южных городах к восставшим присоединилось и некоторое число провинциальных дворян. Наибольшую тревогу волнения в южных городах вызывали по причине их близости к восставшей Украине, о событиях в которой жители городов были хорошо осведомлены. Среди вожаков и активных участников восстания на юге нередко выступали значительные силы казаков, что представляло собой серьезную опасность для правительственных кругов. Но только ограничиться подавлением недовольства черни новое правительство не могло. Следовало предпринять решительные шаги по улучшению и изменению положения различных сословий, так как события 1648 г. отразили и не последнюю роль в них дворянства, гостей и купцов. С пожеланиями этих категорий населения правительство не считаться не могло [3].

Результатом всеобщих волнений 1648 г. стало ускорение деятельности комиссии Н.И. Одоевского по составлению нового свода законов. Процесс кодификации права в России был завершен в 1649 г. Новый кодекс законов получил название Соборное уложение и был принят Земским собором с собственноручными подписями его участников, что придало новому документу большой авторитет и значение. Принятие Соборного уложения знаменовало собой крупное достижение в развитии феодального права. В нем получили дельнейшее развитие не только процессуальное и уголовное право, но и главным образом, то, что не имело достаточного развития в предыдущих сводах законов — гражданское право. Новый кодекс законов постоянно дополнялся законодательными актами — «Новоуказными статьями».

Наибольшей разработке при принятии нового свода законов подверглась сфера гражданского права, так как именно она в значительной мере отражала правовое и собственническое положение различных социальных слоев общества. На защиту феодальной собственности и прав имущественного слоя были направлены главные статьи Соборного уложения. В соответствии с иерархией феодального общества верховным собственником земли являлся царь. Феодалы обладали правом подчиненной собственности. Это обстоятельство выражалось в обязательном несении военной службы с «земли», что регламентировалось соответствующими статьями и указами. Российские землевладельцы

* 50

ДАЙДЖЕСТ-ФИНАНСЫ

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

(«служилые по отечеству») владели землей начиная с XV в. на основе вотчинного и поместного права. Вотчиной была наследственная земля, а поместье давалось за службу и представляло собой условное владение. Две различные формы земельной собственности - вотчинная и поместная - отражали и разное правовое прложение их обладателей [4].

Однако вотчинная собственность также имела определенную градацию, так как вотчины могли быть родовыми, выслуженными и купленными. Наиболее ограниченными были права в отношении родовых и выслуженных вотчин. Ограничения касались, прежде всего, права наследования. Родовую вотчину могли наследовать только сыновья умершего владельца. Дочери получали вотчину в наследство при отсутствии братьев. Если в семье не было детей, то землю наследовали ближайшие родственники. Родовую вотчину нельзя было завещать посторонним лицам, монастырю и даже жене, так как в этом случае земельная собственность могла перейти к другому роду. Жена могла владеть родовой вотчиной только пожизненно или пока снова не выйдет замуж. Соборное уложение подтверждало право родового выкупа. Предыдущий владелец, внесший хозяйственные усовершенствования, при родовом выкупе имел право на вознаграждение [5]. Законодательство защищало земельную собственность от раздробления, сохраняло ее в руках господствующего класса, укрепляя его экономическую и политическую мощь, а вместе с этим и основы феодального строя.

Другой разновидностью вотчинного владения была выслуженная вотчина, которая давалась царем за особые заслуги. Ее правовое положение определялось жалованной грамотой. Объем прав владельцев таких вотчин был также строго ограничен. Более полный объем прав существовал в отношении купленных вотчин. На них не распространялось право родового выкупа, их можно было завещать жене и детям, но не передавать в собственность монастырям. Кроме феодалов вотчины могли покупать лишь гости — небольшая по численности верхушка купечества.

Постепенно расширяются имущественные права владельцев поместий. Особенно наглядно это проявилось в сфере наследования. Все чаще разрешается условное земельное владение передавать сыновьям, жене и дочерям «на прожиток» и даже родственникам по боковой линии. Размер «прожитка» был разнообразным и колебался от 10 до 20% вдовам и от 5 до 10% дочерям в зависимости оттого, как умер владелец, - естественной смертью или погиб в бою. Со временем в практику входил обмен поместьями. Сначала требовались равные условия, но с 1670-х гг. разрешается обмен нерав-

ными участками при выплате денежной компенсации. Эта уступка позволила владельцам поместья передавать его не только родственникам, но и чужим людям на разных условиях - проживания или за деньги. Фактически это была завуалированная форма продажи [6]. Такое правило позволяло служилым людям консолидировать свои имения в одном месте, а не быть владельцем множества мелких земельных клочков. Так, к концу века права владельцев в отношении вотчины и поместья практически сравнялись, что немедленно отразилось на структуре землевладения. Во второй половине века возросло количество вотчин по сравнению с поместьями. Правительство стало больше жаловать земли в вотчины. Постоянно нуждающаяся в средствах казна разрешала поместья выкупать в вотчины. Окончательное сближение двух форм собственности произошло в XVIII в.при Петре I и Анне Иоанновне. На основе общих имущественных и правовых норм консолидировалось господствующее и правящее дворянское сословие.

Укрепление дворянского сословия и его собственнических прав на землю шло параллельно с наступлением на права податных категорий населения. Соборное уложение юридически оформило систему крепостного права, отменив срок сыска беглых крестьян и вводя уплату крупного штрафа за укрывательство беглых. Крестьяне на основе писцовых и переписных книг объявлялись «крепкими» к их владельцам, которые получали почти неограниченные права по распоряжению трудом, личностью и имуществом крестьян. Крепостное состояние провозглашалось наследственным. Все имущественные споры крестьянской семьи происходили по воле владельца, а иначе они законом не гарантировались. Долговая несостоятельность феодала также переносилась на его крестьян и холопов. Законодательно дворяне получили право вотчинного суда и полицейского надзора над крестьянами. Вопросы несения крестьянами тягла также регулировались феодалами. Крестьян разрешалось переводить из вотчины в вотчину, не останавливаясь перед разлучением семей.

Законодательное оформление крепостного права усилило власть феодала над личностью крестьянина. Крепостные крестьяне превратились в объект сделок между владельцами. Их можно было покупать, закладывать, менять, продавать, использовать как средство погашения сделки. При этом практиковалось отчуждение крестьян от земли. Юридическая практика легко обходила закон о запрете на безземельную продажу поместных крестьян. Проведение переписи 1678 г. и переход от посошного обложения к подворному привели к исчезновению юридических различий в положении

ДЯ|Д1ЕСТМВА1СЫ

51

холопов и крестьян и появлению в отношении них единого законодательства. С 1688 г. санкционировались все виды сделок на крестьян без земли [7].

Усиление крепостнических тенденций затронуло и население городов. Соборное уложение укрепило за посадскими людьми монопольное право на занятие ремеслом и торговлей, но в то же время прикрепило их к посадам и посадскому тяглу. За переход из посада в состояние крестьян посадский человек подвергался наказанию кнутом и ссылке в Сибирь. Также запрещался самовольный переход из посада в посад [8]. Запрет на прием в посад посторонних людей, например крестьян, сдерживал развитие торговли, возводил искусственные перегородки между городом и деревней. Все эти меры консервировали феодальные порядки и сдерживали развитие капиталистического уклада в недрах традиционного общества.

Состояние торговли и товарно-денежных отношений также нашло свое отражение в новом кодексе законов. Заключение договоров и фиксация сделок купли-продажи, мены, дарения, залога, займа, имущественного найма также подверглись переменам в формальном и сущностном отношении. Резко упало значение устных договоров. Их разрешалось заключать, когда речь шла о сделке на сумму до одного рубля. Все сделки предписывалось совершать в письменном виде. Иски о займе, поклаже и ссуде запрещалось принимать без наличия заемных крепостей или других долговых обязательств. Законом вводилась регламентированная форма составления договоров с обязательными подписями участников сделки и двух свидетелей. Расширялось число договоров, требующих регистрации в соответствующем приказе [9].

Резкое увеличение числа сделок, оформленных письменно, повысило роль писцов-профессионалов — «площадных подьячих». В их функции входило составление разного рода бумаг, которые подавались в приказы. По Соборному уложению только эти писцы имели право составлять договоры на сумму, превышающую 10 руб. Они же выступали и в качестве свидетелей [10]. Оформление необходимых документов требовало увеличения числа профессиональных писцов. Для удобства организации дела писцы стали объединяться в профессиональные корпорации, которые существовали самостоятельно или при государственных и патриарших приказах. Их значение, права и полномочия были различны. Самой древней и влиятельной корпорацией в Москве была «Ивановская площадь». Входившие в ее состав площадные подьячие имели право оформлять самые значительные и дорогостоящие сделки, например на вотчины и поместья, составлять «заемные кабалы». Следующими по статусу были организации

^12(132) > 2005

площадных подьячих Дворцовой и Троицкой площадей. Приказные площадные подьячие составляли в основном челобитные и все другие бумаги, необходимые для обращения в приказ.

Корпоративная организация профессиональных писцов предусматривала и определенную самостоятельность. Они сами выбирали старост, ходатайствовали о приеме новых членов или об исключении неугодных из рядов корпорации. Численность каждой корпорации («указное число») определялась властями. Стать ее членом можно было только после выбытия кого-либо из писцов. За этим строго следили члены организации. Для работы площадным подьячим выделялось помещение в приказах или отдельно стоящее здание — «писчая изба». Долгое время поступить в площадные подьячие могли только дети подьячих или представители церковного причта. К концу века в их число разрешалось включать служилых и тяглых людей при условии несения ими государевой службы или государева тягла. Это называлось «кормиться пером». Этим правом воспользовались посадские люди и стрельцы. Из 14 площадных подьячих Посольского приказа 9 были стрельцами разных полков. Немало стрельцов подрабатывали на Ивановской площади. Выгодность работы заключалась в возможности самим назначать размер оплаты своего труда, пользуясь монопольным правом на профессию. Многие подьячие «кормились пером» десятилетиями и превращали это занятие в свое семейное наследственное дело [11].

Неравноправие сословий в Соборном уложении особенно наглядно проявилось в системе наказаний за проступок или преступление. Особенно явно сословную дифференциацию отразила система наказаний за «бесчестье». При этом учитывалась сословная принадлежность оскорбленного и оскорбителя. Чем ниже был социальный статус оскорбителя, тем суровее применялось наказание. Самым распространенным наказанием было битье батогами или кнутом и тюремное заключение на определенный срок. За «бесчестье» нередко взимался денежный штраф. Существовала сложная и детально разработанная шкала штрафов. Штраф за оскорбление феодала или человека, находящегося на государственной службе, взимался в размере их годового оклада и составлял иногда несколько сот рублей. Штраф за оскорбление крестьянина не превышал одного рубля [12].

Таким образом, принятое под давлением активного выступления народных масс и недовольства представителей всех социальных слоев общества Соборное уложение защищало интересы московского и провинциального дворянства, максимально сблизив две формы земельной собственности. Уже в

52

ДАЙДЖЕСТФШ1СЫ

меньшей степени в новом кодексе учтены интересы посадской общины. Они коснулись уничтожения особых прав «белых слобод» и возможности посадских людей становиться «закладчиками» землевладельцев. Но от этих статей в основном выиграла посадская верхушка, закрепившая свою экономическую и финансовую монополию. Проблемы и нужды самого многочисленного слоя населения России — крестьян — не были приняты во внимание. Более того, их положение даже ухудшилось окончательным оформлением крепостного строя.

ПСКОВСКОЕ И НОВГОРОДСКОЕ ВОССТАНИЯ

Вслед за московскими событиями наибольшей силы народные выступления достигли в Пскове. На протяжении 6 месяцев 1650 г. Псков фактически не подчинялся правительству Москвы. Псков в XVII в. принадлежал к крупнейшим торговым городам Московского государства. Географическое положение — удаленность от центра и близость литовской и шведской границ - придавали этому городу особые значение и статус. Через Псков шли дороги из северной Литвы и наиболее удобный торговый путь в Ливонию, которым активно пользовались не только псковские, но и новгородские купцы. Оживленные торговые связи существовали между Псковом, Ригой, Ревелем и Стокгольмом. Псков был не только торговым, но и важным военным и административным пунктом. Среди других городов он выделялся своими укреплениями, архитектурным оформлением и обилием каменных храмов. «Любуемся Псковом. Господи, какой большой город! Точно Париж», — восклицал один из спутников Стефана Батория [13].

Население Пскова делилось на ряд социальных групп, с присущей каждой сложной внутренней дифференциацией. Основную массу горожан составляли представители низших социальных слоев. На другом конце социальной лестницы располагались «лучшие» люди. Между «молодшими» и «лучшими» людьми всегда ощущались непримиримые противоречия. Разжиганию социального антагонизма во многом способствовала откупная система, широко практиковавшаяся в Московском государстве. На откупе находились рыбные ряды, многие пошлины, в том числе соляная, бани, кабаки. Система откупов открывала возможность быстрого обогащения на основе злоупотреблений и резкого повышения цен на товары потребительского спроса. Как заметный торговый центр Псков был славен громкими купеческими фамилиями знаменитых Поганкиных, Трубиных и Ямских. Концентрация первоначального капитала в руках немногих семей происходила всеми доступными, а

ДАЙДХЕСТЫШСЫ

подчас и неприглядными мерами. Сохранившиеся купчие и записные книги С.И. Поганкина характеризуют его как типичного хищника, наживавшего свой капитал ростовщическими операциями и всевозможными махинациями. «Поганкины палаты», сохранившиеся в Пскове до наших дней, служат своеобразным памятником купцу-кулаку. Не отставали от него «большой гость», бывший приказчик псковского денежного двора М. Дедков, набиравшее силу торговое семейство Хозиных. Крупную заграничную торговлю пушниной и хлебом вел Ф. Емельянов, вызывавший особую ненависть населения. Он стоял у сбора соляной пошлины и был замечен в злоупотреблениях. Пошлины собирались им в двойном и тройном размерах, покупатели нещадно обвешивались. Ведя таможенные дела, он сумел вызвать большое недовольство шведских купцов. Все правительственные поручения Ф. Емельянов выполнял с большой выгодой для себя, получая дополнительный доход.

Беззастенчивый грабеж со стороны больших торговых людей и злоупотребления откупщиков вызывали ненависть посадского населения. Много недовольства накопилось в стрелецкой среде, близкой по своим интересам к посаду. Среди ратных людей можно выделить ряд категорий, заметно различающихся по своему материальному положению. Наиболее необеспеченными и близкими по своим интересам к посаду были стрельцы нового прибора и десятники, получавшие хлебное и денежное жалование в размере 3 и 3,5 руб. в год. В среде рядовых стрельцов была своя аристократия - старые стрельцы и пятидесятники, получавшие по 4 руб. в год. К ним примыкали казаки и пушкари, получавшие от 4 до 5 руб. в год. Многие из них имели свои торговые лавки и промыслы, а иногда и мелкие имения. Государева служба была для них л ишь дополнением к основному занятию. Тем не менее среди них было немало недовольных московским правительством. Целиком преданным царскому правительству оставался высший командный состав стрельцов — сотники, с окладом 10 руб. в год и стрелецкие головы, получавший 30 руб. в год. Их именами назывались стрелецкие приказы и сотни.

Немногочисленную, но очень важную по своему удельному весу и социальной роли в обществе группу составляли канцелярские служащие — приказные люди. В псковской воеводской канцелярии служил 21 подьячий. Они делились на 4 стола: разрядный, денежный, поместный и судный. Поражает пестрота их окладов — от 1 до 30 руб. в год. Самые недовольные в этой среде были низкооплачиваемые государственные служащие и некоторые площадные подьячие, которых насчитывалось 25 человек.

53

Большой и заметной группой псковского населения выступало духовенство. Даже современный Псков поражает обилием церквей, не говоря уже о средневековом периоде. Поданным завоевателей, Псков насчитывал в XVII в. 300 только каменных церквей. Духовная аристократия, состоящая из попов и дьяконов, была объединена в собор, имела ряд существенных привилегий и крупные земельные владения. Самую многочисленную прослойку составляло низшее духовенство — дьячки, пономари и сторожа. Имея нередко высокий по меркам того времени образовательный уровень, они оставались зависимыми людьми с непрочным положением. Таким же неоднородным слоем было черное духовенство — монахи и монастырские служки. В отличие от игуменов и старцев, монастырским служкам были близки и понятны проблемы посадского населения, из среды которых они чаще всего выходили.

К середине века немало «горючего материала» накопилось в низах посадских и ратных людей, а также младшего духовенства и низкооплачиваемых канцелярских служащих. Вечная нехватка денег в казне заставляла правительство прибегать к откупам и монополиям, что приводило к постоянному росту податей, бремя которых городская верхушка умело перекладывала на простой народ. Особенно донимали псковичей льняная монополия и откупы на различные промыслы — от квасного до винного. Цены на ткани и вино росли постоянно. К тому же многие псковские кабаки находились в руках московских владельцев, диктовавших высокие цены. Многочисленные иностранные купцы, появившиеся в городе, куда им раньше запрещалось даже входить, успешно конкурировали с местными торговцами на рынке. Появление полков иноземного строя, очень дорого обходившихся казне, приводило к забвению стрелецких войск. Все эти причины, а также постоянный грабеж населения со стороны воевод и приказных переполнили чашу народного гнева. Непосредственным поводом для активного выступления народных масс явилась спекуляция хлебом. Как никогда неурожайным выдался 1649 г., и цена четверти ржи поднялась до 30 алтын. В это же время обострились русско-шведские отношения. Шведское правительство требовало выдачи людей, бежавших с территории Швеции в Москву от религиозного преследования. Московские послы предложили решить вопрос уплатой Швеции 190 тыс. руб. В зачет этой суммы шведам было разрешено получить 20 тыс. четвертей ржи по рыночной цене псковского торга. Принимать хлеб в Псков приехал шведский купец Л. Нум-менс [14]. Московское правительство приказало скупить в Пскове хлеб, чтобы поднять на него

цену. Проведение операции было поручено торговому человеку Ф. Емельянову, ставшему особенно одиозной фигурой после сбора соляной пошлины. Он в короткое время скупил 1 200 четвертей ржи. Сначала поднялись цены, а затем хлеб вообще исчез с рынка. Вслед за этим из Москвы пришла грамота на имя воеводы Н.С. Собакина о вывозе еще 10 тыс. четвертей ржи для отдачи шведам. Представители населения через архиепископа Макария обратились к воеводе с просьбой повременить с отдачей и о посылке челобитья к царю. Но стороны не поняли друг друга, и начиная с 27 февраля 1650 г. в городе периодически возникали волнения.

Среди восставших не было единства. «Лучших» людей возглавил псковский дворянин А.Л. Ордин-Нащокин, вскоре уехавший в Москву. Псковские события стали началом его незаурядной карьеры. Мятежники, составив три челобитные к царю о хлебе, о Емельянове и Нумменсе, отправили своих представителей в Москву, снабдив их суммой в 100 руб. мирских денег.

В Москве о восстании стало известно только в середине марта. Сообщение застало правительство врасплох. Но вскоре решили отправить в Псков двух бояр для дознания и наказания мятежников. Но неясность обстановки, недоверие к московскому гонцу и привезенной им грамоте, бесконечные слухи о нападении шведов привели к обострению событий и расправе над воеводой. Московские посланники, прибывшие в Псков, были взяты под караул. Мятежники, получив ответ из Москвы на свою первую челобитную, решили, что она боярская, а не царская и приступили к составлению нового челобитья с перечислением жалоб и требований.

Псковичи не посягали на государственные устои, а просили искоренить вопиющую несправедливость. Однако в Москве расценили по-другому. В обращении жителей Пскова там увидели только «заговор», а не требующие быстрого разрешения насущные вопросы. К тому же подавление новгородского восстания породило иллюзию, что и жителей Пскова можно будет также легко утихомирить. Ответ царя Алексея Михайловича на вторую челобитную псковских жителей не содержал благоприятных и вразумительных положений, способных успокоить восставших. Мятежники, пришедшие к власти, стали готовить город к осаде. Они продолжали сохранять лояльность по отношению к царю и правительству. С устранением воеводы в городе активизировалась работа органов местного самоуправления по образцу древних времен. Все важнейшие вопросы обсуждали и решали на мирском сходе. Исполнительным органом мятежного города стала земская изба, где заседало

ДА1ДЖЕСТ-9Ш1СЫ

псковское правительство, состоящее из земских старост и выборных людей. Избрание собственного правительства сделало Псков фактически самостоятельным центром, в котором перестали подчиняться приказам из Москвы.

Восстание не ограничилось только Псковом, а вышло далеко за е^го пределы, охватив прилегавшие к городу местности. К Пскову присоединились пригороды: Изборск, Остров, Гдов и Печерский монастырь. Только южный пригород Пскова Опочка остался верным правительству. Не удалось псковским мятежникам поднять восстание среди крестьян. Деревня не пошла за городом, так как городские земские старосты в своих наказах не отражали сугубо крестьянских интересов. Самый большой резонанс псковское восстание получило в Новгороде.

Причины, поднявшие Псков на мятеж, были хорошо понятны новгородцам. По своему характеру Псковское и Новгородское восстания весьма сходны. Оба они были направлены не столько против московского правительства, сколько против всей верхушки общества XVII в. В описываемый период Великий Новгород переживал не лучшие свои времена. Основную массу его населения составляли посадские люди, стрельцы и слуги митрополита. При этом количество стрельцов в несколько раз превысило численность посадского населения. Общность положения и интересов сделали эти группы естественными союзниками в предстоящем восстании. Стрельцы родственными и деловыми узами были тесно связаны с посадом, имея повседневными занятиями ремесло и торговлю. Статьи Соборного уложения еще больше сблизили ратных людей с посадом, так как вменяли в обязанность стрельцам платить таможенные пошлины с промыслов и оброк с лавок, а пушкарям и плотникам нести тягло в один ряд с посадом. Основная тяжесть многочисленных податей и поборов падала на плечи ремесленников и мелких торговых людей. Отсутствие реакции на жалобы посада приводило к массовому бегству или стремлению освободиться от тягла путем «закладничества» и потери своей личной самостоятельности.

Обеднение новгородского посада еще более оттеняло богатство крупных торговых собственников. Монополистами новгородской торговли выступали братья Стояновы. Единство их капиталов привело к созданию настоящего торгового дома, имеющего тесные связи с заграницей и другими городами России, в частности с псковским гостем Ф. Емельяновым. Подобно ему Стояновы разбогатели на бесчестном сборе соляной пошлины. Влиятельное семейство перестало считаться даже с новгородским воеводой. Жалобы на действия Стояновых заставили правительство начать расследование их

нечистоплотной деятельности. Однако следствие, хотя и подтвердило вину Стояновых, постепенно зашло в тупик. Деньги и привилегированное положение гостей как приказчиков московского правительства помогли Стояновым уйти от законного наказания. Давно копившееся недовольство жителей Новгорода нашло выход 15 марта 1650 г. не без влияния информации о псковских событиях. Историк С.М. Соловьев связывал начало восстания с приездом в Новгород датского посланника И. Краббе. Восставшие пришли на шведский двор и арестовали шведского агента по закупке зерна, приехавшего из Москвы. Но острие восстания было направлено не против иноземцев, а против притеснений со стороны местной и московской властей. Успех восстания на начальном этапе обеспечивался союзом посадских людей со стрельцами, пушкарями и казаками. Восставшие захватили Каменный город и изгнали воеводу. Власть перешла в руки мирского схода и земской избы. Но с самого начала в действиях восставших не было последовательности. Оставленные на свободе воевода и митрополит могли свободно поддерживать связи с Москвой. Власть во временном правительстве захватили представители зажиточной части посада. Новгородская челобитная, отправленная царю, написана не такой умелой и твердой рукой, как псковская. Для усмирения Новгорода из Москвы был послан отряд во главе с князем Иваном Никитичем Хованским. Новгородцы готовились к обороне. Преобладанием стрельцов среди восставших воспользовался князь Хованский, пообещав им полное прощение, если они прекратят восстание и впустят его в город. Дело завершили агитационные речи новгородского митрополита Никона за прекращение восстания, разжигание розни между стрельцами и «меньшими» людьми посада и предательство городской аристократии. Восстание длилось не больше месяца. Войдя в город, небольшой московский отряд быстро успокоил Новгород. Применять жестокие карательные меры к восставшим князь Хованский не спешил. Его миролюбивое поведение объяснялось тонким политическим расчетом: малочисленностью его отряда и необходимостью подавления псковского восстания. Именно твердая и последовательная позиция защитников Пскова спасла новгородцев от широкомасштабного сыска и казней. Наказанию подверглись самые активные участники восстания [15].

Подавив восстание в Новгороде, И.Н. Хованский с отрядом в 2 тыс. человек прибыл к стенам Пскова 29 мая. С этого времени началась блокада мятежного города. Жители Пскова не сидели спокойно, а предприняли несколько удачных вылазок, но к 12 июля перевес уже ощущался на стороне

ДАЙДХЕСТ-МШСЫ

55

правительственных сил. Больше всего Москву волновали слухи о том, что в Пскове имеется сильная партия, стремящаяся к присоединению к Польше. Нападение на южные рубежи крымских татар не позволило Москве значительно усилить отряд Хованского. Попытка взять город штурмом закончилась неудачей. Через три месяца осады правительство созвало Земский собор для решения псковского вопроса. Было решено направить в Псков мирную делегацию во главе с епископом коломенским Рафаилом. Начались переговоры.

Длительная осада Пскова вызвала голод среди простых людей. К тому же отсутствие поддержки извне и слухи о присылке новых солдатских отрядов заставили земских старост и выборных принести в соборе присягу. Новая волна мятежа уже не имела опоры. Количество присягнувших жителей все увеличивалось, и 24 августа стало ясно, что мятеж закончился. Водворив в Пскове порядок, мирное посольство отправилось в Москву, имея в своем составе псковских посланников с повинной челобитной.

Умиротворение Пскова было достигнуто взаимными уступками. Однако правительство выжидало подходящей минуты для начала расправы над восставшими. Сначала расправились с вождями мятежа. Большая их часть закончила жизнь на плахе, остальные были сосланы в Сибирь. Жестокие наказания постигли многих жителей Пскова, а половина стрельцов была отослана в Москву на царскую службу. Полугодовое псковское восстание не принесло никаких плодов простому люду. Притеснение и грабеж со стороны приказных продолжались с новой силой.

МЕДНЫЙ БУНТ И ВОССТАНИЕ СТЕПАНА РАЗИНА

Последующая реформаторская деятельность правительства также сопровождалась выступлениями и борьбой населения. Проведение церковной реформы привело к религиозному расколу общества на сторонников реформаторской линии царя и патриарха Никона и приверженцев старой веры, за которую некоторые предпочитали стоять насмерть. Но и в основе раскольнического движения также лежали социальные причины и предпосылки.

Для проведения реформ в любом государстве нужны дополнительные средства. Казна как всегда была пуста. Выход из сложного положения подсказал боярин Ф.М. Ртищев. Он предложил перейти на выпуск медных денег той же величины и цены. Три года реформе сопутствовал успех. Но появление в обращении 20 млн руб. медных денег, тогда как оптимальная цифра составляла 5 млн руб., привело

к стремительному падению курса медных денег. В начале 1662 г. за 1 серебряный руб. давали 3, в конце года - 9, а в 1663 г. - 12-15 медных руб. К такому положению привели два фактора. Первый состоял в неумеренном выпуске казной медных денег, так как эта операция, по данным австрийского дипломата А. Мейерберга, приносила большую прибыль. При затрате 320 тыс. руб. чистая прибыль составила 19 млн руб. Вторым фактором явилось широкое распространение изготовления фальшивых денег. В злоупотреблениях были замечены люди из окружения царя (тесть И.Д. Милославский) и немало частных лиц. По сведениям подьячего Посольского приказа Г. К. Котошихина, за подделку денег в тюрьмах сидели 400 человек, а были казнены 7 ООО человек [16].

Недоверие к медным деньгам раньше всего проявилось в только что присоединенной Малороссии, где московские войска ничего не могли купить за медные деньги у местного населения. Обесценение медных денег привело не только к расстройству финансовой системы, но к страшному подорожанию товаров и продуктов. Финансовый кризис совпал с периодом нескольких самых неурожайных лет. Дороговизна продуктов привела к массовому голоду. Дороговизна, голод, объявление о сборе с населения «пятой деньги» и стрелецкого налога хлебом вызвали второе крупное московское восстание 1662 г., вошедшее в историю как «медный бунт». 25 июля 1662 г. в Москве вспыхнуло восстание, в котором приняли участие «черный» посадский люд, часть солдат, рейтар и стрельцов московского гарнизона. Восстание началось с чтения посадскими людьми на Лубянке «воровского письма», в котором перечислялись тяготы москвичей и виновные в них. Зазвучал призыв идти к царю с требованием прекращения злоупотреблений. Толпа людей направилась в Коломенское, где в то время находился царь, искать защиты от произвола бояр. Царь мирно побеседовал с ними, обещав «учинить сыск и указ». Одновременно в самой Москве начались погромы боярских и купеческих дворов. Новая толпа восставших прибыла к царю челом бить. По приказу царя стрельцы жестоко расправились с восставшими, учинив в селе Коломенском кровавую бойню и массовые казни. Но восстание имело результат. В 1663 г. правительство вернулось к прежней финансовой системе и серебряному обращению.

Проведя замаскированное отобрание части народного капитала и экспроприацию имущества частных лиц в пользу казны, правительство продолжало увеличивать налоговый гнет. По мере усиления и увеличения податей росло платежное напряжение страны, а вместе с этим увеличивалось число малоимущих и бедных людей. Особенно

56

ДА1ДКЕСТ-1Ш1СЫ

тяжелым для посадского населения оказалось удвоение стрелецкого налога, который взимался хлебом. От непомерных податей население спасалось бегством на Дон. Самым крупным и продолжительным из всех социальных волнений был бунт Степана Разина, который в советской историографии называли «крестьянской войной». Восстанию Степана Разина удалось добиться того, чего не было у всех предыдущих выступлений - масштабности, возможности выйти за узко локальные рамки, сплоченности и организованности восставших. Длительному успеху восставших способствовала яркая личность самого вождя. Ядро восставших составило «голутвенное», т. е. бедное, но свободное казачество, мечтавшее поправить свое материальное положение «походом за зипунами» - ограблением и набегами. Но постепенно с Дона восстание перекинулось в Поволжье и там получило наибольший размах. Изменились и цели выступления. Теперь главная задача состояла в том, чтобы поднять бедное казачество, крестьян и холопов против господ. Восставшие захватили Царицын, Астрахань, Саратов, Самару. Везде горожане и стрельцы переходили на сторону атамана. Первая неудача постигла восставших под Симбирском. Разинцы ушли на Дон собирать силы и готовиться к дальнейшей борьбе. Но в Кагальнике Степан и его брат Фрол были захвачены в плен. Их ждала чудовищная казнь, которую они выдержали мужественно и достойно. Восстание было подавлено. Поражает широкое участие в нем не только казачества, но крестьянства и посадских людей. Восстание Степана Разина — лучшее подтверждение мысли, что, для того чтобы избежать ужасов гражданской войны, необходимо продуманно проводить своевременные реформы, всемерно заботиться о развитии ремесла, торговли, экономической специализации различных областей страны.

***

Таким образом, произвол сильных людей и недовольство народных низов тяжелым экономическим положением нашли выражение в многочисленных восстаниях. Главной их движущей силой выступали посадские люди в союзе со стрельцами. Гнев бунтарей был направлен против дворян, гостей и крупных торговых людей. Волна народного возмущения, мощно прокатившаяся по многим крупным и мелким городам России, заставила правительство приступить к выработке нового кодекса законов страны. Отсюда ясно, что общество XVII в. активно участвовало в делах государства и оказывало заметное влияние на направление внутренней политики правительства. Соборное уложение 1649 г. юридически оформило и закрепило феодально-крепостнический строй, сочетавший

самодержавную власть царя с господством дворянства. Изменения социально-экономической и внутриполитической жизни страны постоянно требовали совершенствования законодательной базы. Соборное уложение систематически изменялось и пополнялось новыми законодательными актами или «Новоуказными статьями». На протяжении второй половины XVII в. их было создано свыше 1 500. Среди наиболее важных законодательных документов этого периода можно отметить «Торговый устав» (1653 г.), «Новоторговый устав» (1667 г.), Новоуказные статьи «О поместьях и вотчинах» (1677 г.), «Писцовый наказ» (1684 г.). В этом причина столь долгой живучести и долговечности этого документа, остававшегося действующим законодательным источником Русского государства в течение почти двух столетий. Рост и развитие капиталистических отношений заставили самодержавие в первой половине XIX в. проделать новую большую кодификационную работу.

Литература

1. Леонтьев А.К Государственный строй // Очерки русской культуры XVII в. Ч. 1. С. 297-323; Аниси-мовЕ.В., Каменский A.B. Россия в XVIII - первой половине XIX в. - М., 1994. С. 31.

2. Любавский М.К. Русская история XVII-XVIII вв. -СПб., 2002. С. 134.

3. Тихомиров М.Н. Соборное уложение и городские восстания середины XVII в. // Тихомиров М.Н. Классовая борьба в России XVII в. - М., 1969. С.170-178.

4. Тихомиров М.Н., Епифанов П. П. Соборное уложение 1649 г. - М., 1961. Гл. VII. Ст. 8, 17, 19.

5. Памятники русского права. Вып. 5. С. 482; Вып. 7. С. 92-93.

6. Там же. Вып. 7. С.97-98,145-146.

7. Маньков А.Г. Развитие крепостного права в России во второй половине XVII в. - M.-J1., 1962. С. 25, 206-206, 243-245.

8. Мартысевич И.Д., Шульгин B.C. Право и суд // Очерки русской культуры XVII в. Ч. 1. С. 328.

9. Мартысевич И.Д., Шульгин B.C. Указ. соч. С. 329-330.

10. Соборное уложение. - Л., 1987. Гл. X. Ст. 246. И. Мартысевич И.Д., Шульгин B.C. Указ. соч.

С. 339.

12. Соборное уложение. Гл. X. Ст. 27-99.

13. Тихомиров М.Н. Псковское восстание 1650 г. // Указ. соч. С. 35.

14. Тихомиров М.Н. Указ. соч. С. 355.

15. Тихомиров М.Н. Новгородское восстание 1650 г. //Тихомиров М.Н. Указ. соч. С. 139- 169.

16. Любавский М.К. Указ. соч. С. 126-127; Заичкин H.A., Почкаев И.Н. Русская история. IX- середины XVIII в. М., 1992. С. 448-449.

даЯджестоннавсы

57

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.