Научная статья на тему 'Социально-экономическое неравенство в России'

Социально-экономическое неравенство в России Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
665
101
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Народонаселение
ВАК
Область наук
Ключевые слова
ДЕНЕЖНЫЕ И СОВОКУПНЫЕ ДОХОДЫ ДОМОХОЗЯЙСТВ / MONETARY AND TOTAL INCOME OF HOUSEHOLDS / ЗАРАБОТНАЯ ПЛАТА / WAGE / СОЦИАЛЬНЫЕ ТРАНСФЕРТЫ / SOCIAL TRANSFERS / СОСТАВ ДОМОХОЗЯЙСТВ / HOUSEHOLD COMPOSITION / ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ДОХОДОВ / INCOME DIFFERENTIATION

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Римашевская Наталья Михайловна, Мигранова Людмила Алексеевна

Проблема дифференциации населения по уровню душевого денежного дохода стала особо актуальной с переходом экономики России на рыночные условия. В статье представлена динамика дифференциации доходов домохозяйств почти за 50 лет, начиная с 1967 г., анализируются основные факторы формирования социально-экономического неравенства российских домохозяйств: уровень и дифференциация оплаты труда, социальные трансферты, состав и размер семей. Источником информации служили данные государственной статистики. Исследование показало, что официально публикуемые Росстатом за последние 25 лет показатели дифференциации денежных доходов домохозяйств РФ не соответствуют фактически сложившемуся неравенству. Аналогичные выводы делали специалисты ряда научных организаций в 1990-е годы и в начале 2000-х. В 2015 г. по данным Росстата дифференциация номинальных денежных доходов семей в РФ по коэффициенту фондов составляла 15,5 раза, что для такой страны как Россия, с её разными природно-климатическими условиями, не является высоким показателем. Авторы считают, что фактически сложившееся неравенство значительно больше оно как минимум в 1,5 раза выше официально опубликованных данных.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Римашевская Наталья Михайловна, Мигранова Людмила Алексеевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Socio-economic differentiation in Russia

The problem of population differentiation by levels of per capita monetary income has become particularly urgent with the transition of Russia to a market economy. The article presents the dynamics of income differentiation of households for about 50 years, beginning from 1967. The source of information was the state statistics. The article also analyses the main factors of formation of the socio-economic inequality of Russian households: levels and differentiation in wages, social transfers, composition and size of families. The authors show that the official statistical data on differentiation of monetary income of the RF households for the past 25 years published by Rosstat do not correspond to the actually existing inequality. Similar conclusions were made by a number of research institutions in the 1990s and early 2000s. According to Rosstat data, in 2015 the funds coefficient of the monetary income differentiation of families in the Russian Federation was 15.5, that is not high for such a country as Russia with its variety of the natural and climatic conditions. The authors believe that the actual inequality is much higher it is at least 1,5 times more than the officially published data.

Текст научной работы на тему «Социально-экономическое неравенство в России»

СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Римашевская Н.М., Мигранова Л.А.

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ НЕРАВЕНСТВО В

РОССИИ

Отличительной чертой современного этапа социально-экономического развития страны является целенаправленное, максимально возможное при ограниченных ресурсах решение социальных задач.

Поступательное движение в области народного благосостояния требует более глубокого рассмотрения человеческой компоненты общественного развития.

Жизненно важно превратить наш общественный строй в режим социальной справедливости, обеспечивающий на основе плюрализма собственности и господства рыночных отношений равную возможность и доступность для всех к вновь создаваемым благам, социальные гарантии удовлетворения жизненно важных потребностей человека в труде, в охране здоровья, образовании, жилье, социальном обеспечении. Формировать и оценивать мероприятия, связанные с реализацией принципа социальной справедливости, следует с позиции их ориентации на решение назревших проблем благосостояния на базе совершенствования распределительных механизмов. От их спо-

собности решать социально-экономические проблемы, от масштабов и степени их разрешения зависит оценка эффективности социальной политики [1].

Распределительные отношения выступают не только в качестве важнейшего элемента системы хозяйствования, но становятся главным каналом «обратного» воздействия условий жизни и уровня материальной обеспеченности населения на эффективность и интенсивность развития общественного производства.

Особая роль распределения связана с его функцией по реализации экономических интересов и стимулов, определяющих мотивы поведения и трудовую активность работников. Познание механизмов, регулирующих распределительные процессы, позволяет создать инструменты целенаправленного воздействия на развитие производственных отношений и складывающийся образ жизни. Коренное улучшение потребительских благ, условий их распределения, активизации системы материальных и моральных стимулов к труду, уровня и структуры социальных транс-

фертов — это первейшее условие воплощения в жизнь интегральных целей социального развития, реализации главного принципа любого цивилизованного общества — свободное развитие каждого как условие свободного развития всех.

Основой модернизации экономики должно стать коренное улучшение и совершенствование всех сторон общественных отношений, в центре которых находится состояние распределения. Именно оно прямо и непосредственно обеспечивает реализацию жизненных интересов и мотивацию конкретной деятельности. Усиление роли личностных факторов экономического роста повышает значимость сферы распределения, что объясняет особую ответственность выбора решений и адекватного определения пропорций, влияющих на их эффективность. При помощи распределительного механизма определяются возможности и объемы удовлетворения потребностей как всего общества в целом, так и отдельных его членов.

Проведение эффективной социальной политики, в первую очередь, зависит от того, насколько верна информация о происходящих в обществе процессах, на основе которой принимаются решения. Уровень и дифференциация заработной платы и доходов населения — важнейшие индикаторы благосостояния, определяющие факторы экономического развития и социальной напряженности. Для этого используются различные показатели, в том числе коэффициенты дифференциации — дециль-ный, фондов и Джини.

В России с переходом экономики на рыночные рельсы основой для оценки неравенства населения служат, как правило, данные выборочно-

го бюджетного обследования Росста-та. Изначально это обследование предназначалось лишь для изучения динамики потребления домохо-зяйств. Однако рынок внес свои коррективы в программу наблюдений — доходы домохозяйств перестали фиксироваться и рассчитываются на основе их расходов.

Несмотря на то, что Росстат неоднократно совершенствовал выборку, в это обследование не попадают существенные слои населения. С одной стороны, это богатые домохозяйства, а с другой — лица, живущие преимущественно вне дома и представляющие беднейших.

Таким образом, бюджетное обследование не дает достоверной информации о сложившемся неравенстве и распространение этих данных на генеральную совокупность с помощью экономико-математических моделей сохраняет этот недостаток. В 1990-е гг. проблема широко обсуждалась ученым сообществом, предлагались различные методы дооценки численности и доходов домохозяйств, не попадающих в бюджетную выборку [2-5].

Задача решалась и специалистами Росстата, но судя по регулярно публикуемым данным о распределении денежных доходов населения, проблема остается.

В советский период, начиная с 1970-х гг., РСФСР — одна из немногих союзных республик, где дифференциация доходов семей рабочих и служащих была ниже различий в заработной плате (табл. 1). Информацией о неравенстве доходов служили данные выборочного сентябрьского обследования состава, доходов и жилищных условий семей рабочих, служащих и колхозников. Эти обследования включали и распределение ра-

ботников по оплате труда. Кроме то- ботной платы, который охватывал го, органы госстатистики периодиче- все предприятия и организации ски проводили сплошной учет зара- страны.

Таблица 1

Динамика дифференциации заработной платы и совокупных доходов рабочих и служащих и колхозников в РСФСР в 1966 -1989 гг.

Год Децильный коэффициент дифференциации (Кб), раз

Рабочие и служащие Колхозники

заработная плата доходы оплата труда доходы

1966 3,28 - -

1967 3,15 3,15* -

1968 2,87 - -

1972 3,07 - -

1972 3,18 2,82 (3,03*) 3,43 3,66

1975 3,25 2,79 3,47 3,4

1976 3,35 -

1978 3,0 2,83 3,55 3,55

1981 3,08 2,90 3,40 3,40

1981 3,26 -

1984 3,40 2,83 н.д. 3,3

1986 3,53 -

1989 3,54 2,99 н.д. 3,42

Источник: расчеты авторов по данным ЦСУ СССР.

Условные обозначения: * — денежные доходы. Жирным шрифтом выделены годы проведения сентябрьских обследований.

Объем сентябрьской выборки в несколько раз превосходил выборку бюджетного наблюдения; она была достаточно репрезентативна не только в отношении страны в целом, но и союзных республик. С переходом на рыночную экономику эти обследования были прекращены ввиду их немалой стоимости и ликвидации колхозов. Кроме того, и сплошной учет заработной платы был заменен выборкой, который с 2007 г. проводится раз в два года.

В табл. 1 приведены коэффициенты дифференциации заработной платы рабочих и служащих по данным сплошных учетов, и коэффициенты дифференциации оплаты труда и доходов, рассчитанные по данным выборочных сентябрьских обследований.

Анализируя данные таблицы, надо учитывать специфические особенности государственной статистики доходов населения того времени. Во-первых — ряды распределения заработной платы и доходов семей не публиковались в открытой печати, коэффициенты дифференциации не рассчитывались. Впервые ряды распределения рабочих и служащих СССР по заработной плате за 19561986 гг. были опубликованы в 1988 году1 [6].

Юднако, несмотря на это и государственную идеологию всеобщего равенства, изучение дифференциации заработной платы и доходов населения в СССР учеными страны проводилось. И самая первая работа с теоретическим обоснованием факторов и механизма распределения заработной платы и доходов вышла в 1972 году [7].

Во-вторых, сентябрьское обследование 1967 г. учитывало только денежные доходы семей рабочих и служащих, а с 1972 г. — денежные и совокупные доходы. С этого года программа обследования стала включать и семьи колхозников.

Начиная с 1975 г., учитывались только совокупные доходы семей, которые помимо денежных включают и натуральные поступления из личного подсобного хозяйства. Последнее особую роль играло при определении уровня и дифференциации доходов семей колхозников, но и в семьях рабочих и служащих оно несколько нивелировало неравенство (см. 1972 г.).

В-третьих, различия доходов в целом по населению не оценивалось, но ясно, что оно было несколько выше, чем в семьях рабочих и служащих ввиду существенной разницы с доходами колхозников. В 1989 г. общая численность населения РСФСР составляла 147021,9 тыс. человек, из них на долю колхозников и членов их семей приходилось около 9%. Наш расчет распределения совокупных доходов населения в целом на базе двух рядов распределения совокупных доходов (рабочих, служащих и колхозников), позволил рассчитать коэффициенты дифференциации совокупных доходов населения РСФСР в 1989 г.: децильный — 3,04 раза, фондов — 5 раз.

Основным источником доходов населения в советский период была оплата труда. В составе совокупных доходов семей рабочих и служащих она составляла около 80% (81,2% в 1970 г. и 79,1% в 1987 г.), а колхозников — 40-55% (44,1% в 1970 г. и 51,8% в 1987 г.) [6. С. 230-231].

Именно дифференциация заработков лежит в основе неравенства

семей по доходу [1; 7]. Но на неравенство домохозяйств в материальном обеспечении влияют и другие социально-демографические факторы — размер и состав семей, ситуация на рынке труда, место жительства, социальные трансферты, другие денежные и натуральные поступления. При этом в разных случаях они воздействуют по-разному, увеличивая или нивелируя неравенство.

Различия в заработной плате поданным сплошного учета до 1972 г. постоянно снижались. Основными факторами такой динамики был рост минимальной зарплаты и сокращение различий в труде.

В 1946 г. ЦСУ СССР впервые провел сплошной учет заработной платы; следующее было в 1956 г., де-цильные коэффициенты дифференциации (Кйг) составляли соответственно 7,48 и 4,40 раза (по СССР в целом — 7,24 и 4,44 раза). Начиная с 1959 г., такой учет проводился раз в три года. В 1959 г. Кйг в РСФСР был равен 4,23 и 4,22 — по стране в целом. Большое снижение неравенства произошло в 1968 г., когда минимум заработной платы (МРОТ) был поднят в полтора раза (с 40 руб. до 60 руб.) (см. табл. 1). По оценкам специалистов, минимальный потребительский бюджет (МПБ) семей рабочих и служащих, обеспечивающий воспроизводство рабочей силы, составлял в тот период около 40 руб. в среднем на душу в месяц, и МРОТ 60 руб. учитывали иждивенческую нагрузку на работника. В то же время такое резкое снижение дифференциации (с 3,28 раз до 2,87 раз) не могло не привести к «уравниловке» и как следствие — к снижению мотивации и производительности труда.

В последующие 6 лет дифференциация зарплаты росла: Кйг в 1972 г

был равен 3,07, в 1976 г. — 3, 35 раза. При этом в 1976 г. МРОТ был повышен до 70 руб. только в отраслях материального производства, и неравенство увеличилось в основном за счет роста межотраслевых различий и, как следствие, — региональных.

В 1981 г. вновь произошло некоторое снижение дифференциации (Кйг был равен 3,26) благодаря распространению минимума на все отрасли экономики.

Во второй половине 1980-х гг. при замораживании МРОТ на уровне 70 руб. в народном хозяйстве страны он впервые за 20 лет стал ниже МПБ (77 руб. — оценка НИИ труда при Госкомтруда СССР).

Но именно в это время на промышленных предприятиях был введен хозяйственный расчет и руководителям предприятий предоставлена свобода в расходовании средств на оплату труда, которые старались повышать ее высококвалифицированным работникам. В 1986 г. Кйг вырос до 3,53, а в 1991 г. — до 4,4 раз.

Что касается динамики неравенства совокупных доходов семей рабочих и служащих, то она, по данным сентябрьских обследований не всегда имела те же тенденции, что и заработная плата, что объясняется влиянием социально-демографичес-ких факторов (см. табл. 1). В динамике различий в оплате труда и совокупных доходов колхозников РСФСР складывалась несколько иная картина. Если в начале 1970-х гг. неравенство в оплате труда колхозников было выше, чем в совокупных доходах, то уже в средине наблюдалась обратная динамика, а в конце 1970-х и в начале 1980-х гг. эти показатели стали равными с тенденцией к понижению. Неравенство в доходах колхоз-

ников всегда было выше, чем у рабочих и служащих.

С 1991 г. для оценки дифференциации доходов Росстат использует бюджетную статистику. Коэффициенты неравенства, рассчитанные нами по совокупному душевому доходу в 1991 г., были равны: дециль-ный (Kdd) — 3,42 раза, фондов (Kfd)-5,42 раза.

Таким образом, бюджетная статистика 1991 г. отразила рост дифференциации доходов в сравнении с 1989 г. На это были объективные причины и, в первую очередь, увеличение неравенства в заработной плате. Однако позже, по опубликованным Росстатом данным, Kfd денежных доходов населения РФ в 1991 г. был равен всего 4,5.

Это был первый опыт распространения выборочных данных бюджетного обследования на генеральную совокупность. Во-первых, этот показатель никак не мог снизиться по сравнению с 1989 г., во-вторых, дифференциация совокупных доходов всегда была ниже денежных, а по данным бюджетной статистики Kfd был равен в 1991 г. 5,42 раза. Следовательно, дифференциация денежных доходов была еще выше. Однако уже в 1991 г. официальная статистика существенно занизила неравенство денежных доходов и зафиксировала высокую разницу (1,77 раза) с показателями дифференциации оплаты труда, сохранив эту тенденцию на все 1990-е годы2.

2Начиная с 1991 г. для оценки сложившегося в стране неравенства Госкомстат РФ стал использовать коэффициенты фондов и Джини. С начала 2000-х гг. к этим показателям был добавлен децильный коэффициент дифференциации, который примерно в 1,5-2 раза ниже коэффициента фондов. Следует отметить, что далеко не всегда оба эти индикатора менялись

Либерализация потребительских цен в 1992 г. привела к росту неравенства в доходах и оплате труда. Коэффициент фондов денежных доходов населения России в 1992 г. вырос до 8 раз, а через год — до 11,2 и в 1994 г. составил 15,1. Это самый высокий показатель за все 1990-е годы (табл. 2).

В последующий период, вплоть до 2002 г. коэффициент фондов доходов по официальным данным варьировал в интервале 13-14 раз, в зависимости от ситуации в экономике. Различие в доходах (коэффициент фондов), равное 12-15 раз для такой страны, как наша, с ее высокой региональной дифференциацией, говорит только о возросшем неравенстве, что естественно для рыночной экономики и не отражает распада общества на касты. Но, к сожалению, такой распад в России произошел, а официальная статистика его никак не фиксировала и не фиксирует. Как отмечалось выше, специалисты разных научных учреждений, в том числе и ИСЭПН РАН, делали свои оценки неравенства доходов населения, которые в 1990-е гг. варьировали от 35 до 50 раз по коэффициенту фондов, что явно демонстрировало «распад» общества по уровню благосостояния.

Заработная плата и в условиях рыночной экономики остается основным источником доходов большинства населения страны. В структуре денежных доходов населения она составляет более 60% (с учетом теневых заработков), и неравенство в зарплате продолжает влиять на диф-

в одном направлении, что объясняется динамикой неравенства на концах распределения. Коэффициент фондов более чувствителен к происходящим изменениям и далее в анализе используется только он.

ференциацию денежных доходов, хотя эта связь и стала менее тесной, но для прямо противоположной их динамики нужны очень веские причины. В 1990-е гг. таких факторов не было, однако динамика различий в заработной плате и денежных доходах населения по данным Росстата имела разную направленность (табл. 2). В 1994 г. различия в оплате труда по сравнению с 1991 г. увеличились в 3 раза (с 7,8 до 23,4 раза) и в последующие годы продолжали интенсивно расти.

Самое высокое неравенство было зафиксировано в 2001 г., Kfz достиг 39,6 раза. Основными факторами такого тренда являлись отсутствие реального минимума заработной платы (МРОТ), высокая межотраслевая, внутриотраслевая и региональная дифференциация. В 1992 г. МРОТ составлял 33% от прожиточного минимума трудоспособного, а в 1999-2000 гг. — всего 8%.

Повышение МРОТ в 2001 г. почти в 2 раза (со 107,8 до 200 руб.) на изменение динамики общего неравенства не повлияло. Рост межотраслевой дифференциации происходил, с одной стороны, за счет интенсивного увеличения оплаты труда в отраслях с большим экспортным потенциалом (топливно-энерге-тический комплекс) и в финансово-кредитной сфере. В 1991 г. самая высокая средняя зарплата была в строительстве, в 1992 г. — на транспорте. В 1994 г. в лидеры вышла финансово-кредитная сфера, а в 2000 г. — топливно-энергетический комплекс3.

3 В 1990-гг. показатели средней зарплаты публиковались в целом по промышленности, поэтому, как росли заработки в топливно-энергетическом комплексе, проанализировать сейчас сложно.

Источник: Социальное положение и уровень жизни населения России. Статистические сборники Росстата, 1992 -2015 гг.

Таблица 2

Динамика дифференциация заработной платы и денежных душевых доходов населения РФ в 1991-2015 гг.

Год Коэффициент фондов, раз Год Коэффициент фондов, раз

заработной платы (Kfz) денежных доходов (Kfd) заработной платы(№) денежных доходов (Kfd)

1991 7,8 4,5 2004 26,4 15,2

1992 - 8,0 2005 24,9 15,2

1993 - 11,2 2006 26,0 16,0

1994 23,4 15,1 2007 22,1 16,7

1995 26,4 13,5 2008 - 16,6

1996 24,0 13,0 2009 14,7 16,6

1997 25,0 13,5 2010 - 16,6

1998 - 13,8 2011 16,1 16,2

1999 32,1 14,0 2012 - 16,4

2000 34,0 13,7 2013 15,8 16,3

2001 39,6 13,8 2014 - 16,0

2002 30,5 13,9 2015 14,5 15,6

2003 30,0 14,5

На протяжении всего первого десятилетия после перехода на рыночные отношения оплата труда оставалась самой низкой в социальных отраслях (образование, здравоохранение, культура, социальная защита) и в сельском хозяйстве. В 1991-1992 гг. самая низкая заработная плата была в культуре, в 1994 г. аутсайдером стало сельское хозяйство, которое занимало это место все последующие годы. В 1992 г. в эту группу входила и наука, которая до 1990 г. была в числе относительно высокооплачиваемых сфер деятельности — 116% к средней по экономике. В 2000 г. средняя оплата труда в отраслях социальной сферы составляла 54-59% от среднероссийского уровня, а в сельском хозяйстве — 38%.

Таким образом, максимальная разница в оплате труда между отраслями в 1991 г. составляла 1,97 раза, в 1994 г. — 4,12, 2001 г. — 7,6 раза.

Одновременно с межотраслевой росла внутриотраслевая дифферен-

циация, которая в значительной степени складывается за счет различий в заработках между секторами экономики — государственным и негосударственным. При этом до 1995 г., по данным Госкомстата РФ, средняя зарплата в негосударственном секторе была ниже, чем в государственном, что противоречило социологическим исследованиям.

В 1997 г. разница в средних заработках уже составляла 22%, в 1999 г. — 44% и в 2001 г. — 56% в пользу негосударственного сектора. Этот сектор отличался и более высокой дифференциацией заработков. Так, например, в 1999 г. и 2001 г. Kfz был равен 33 и 56,8 раза против 26,1 и 24,6 раза — в государственном.

Чтобы дифференциация доходов сокращалась при росте неравенства в заработках необходимы другие источники денежных доходов, которые могли ее нивелировать и, в первую очередь, эту роль призваны выполнять социальные трансферты. Кроме того, на снижение неравенства влия-

ет изменение демографического состава семей, прежде всего снижение иждивенческой нагрузки на работника.

За первое десятилетие рыночных реформ в структуре денежных доходов произошел значительный рост доли характерных для рыночной экономики доходов: предпринимательские доходы увеличились в 3 раза (12,6% против 4,1%), доходы от

собственности — в 2 раза (5,7% против 2,8%).

Эти доходы, сконцентрированные у сравнительно небольшой группы населения, не могут играть роль нивелирующего дифференциацию фактора. Доля социальных трансфертов в составе денежных доходов населения не опускалась ниже 13,1% (1999 г.) против 16,3% в 1991 г., а в 2001 г. составляла 15,2% (табл. 3).

Таблица 3

Структура денежных доходов населения РФ в 1991-2001 гг., %

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Показатель 1991 г. 1994 г. 1996 г. 1998 г. 1999 г. 2000 г. 2001 г.

Денежные доходы, всего 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

Заработная плата, включая скрытую 69,7 64,5 65,9 64,9 66,5 62,8 64,6

Предпринимательские доходы 4,1 16,0 13,6 14,4 12,4 15,4 12,6

Социальные трансферты 16,3 13,5 14,0 13,4 13,1 13,8 15,2

Доходы от собственности 2,8 4,5 5,4 5,5 7,1 6,8 5,7

Прочие доходы 7,1 1,5 1,1 1,8 0,9 1,2 1,9

Источник: Социальное положение и уровень жизни населения России, 1999, 2003.

Но в условиях высоких различий в оплате труда, которые поддерживались и рыночными источниками доходов, социальные трансферты не могли снизить неравенство в доходах ниже дифференциации заработной платы, как это было в советский период. С переходом на рыночные рельсы существенно увеличилась иждивенческая нагрузка на работника4 (табл. 4).

При этом в составе иждивенцев снизилась доля детей, выросла доля лиц пенсионного возраста и незанятых трудоспособных. Среди последних, безработные и лица, потерявшие надежду найти работу, составляли подавляющее большинство.

4 Иждивенческая нагрузка на работника — отношение численности незанятого населения к численности занятого.

Таким образом, сложившееся в 1990-е гг. соотношение неравенства доходов и заработной платы, которое представляет официальная статистика, не соответствует действительности. Дифференциация доходов была официально существенно занижена, так как она не могла быть ниже неравенства в оплате труда.

Подводя итог 1990-м, следует отметить, что в эти годы появился беспрецедентный в мировой практике феномен — невыплаты и задержки заработной платы, нарушающие право работника на своевременную оплату труда. В конце кризисного для экономики страны 1998 г. объем невыплаченных заработков достиг максимальной величины — 77 млрд. руб., причем эта проблема была актуальна и для негосударственного, и бюджетного секторов.

Таблица 4

Иждивенческая нагрузка на занятого в экономике РФ в 1992- 2001 гг.

Показатель 1992 г. 1995 г. 1998 г. 1999 г. 2000 г. 2001 г.

Иждивенческая нагрузка на 1 занятого в экономике, человек 1,06 1,23 1,30 1,29 1,26 1,24

Источник: расчеты авторов.

В 1998 г. обследование по зарплате не проводилось, а в 1999 г. дифференциация заработков существенно выросла (с 25 раз в 1987 г. до 32,1). При этом различия в денежных доходах увеличились, но очень незначительно (с 13,5 раз до 14). Такая динамика не соответствовала реальной ситуации.

В тот период государство не предприняло соответствующих мер по социальной поддержке населения, более того регулярно не выплачивались уже назначенные социальные пособия (например, детские).

Но самое главное — в другом. Обследование заработной платы проводится по начисленной, а не по фактически выплаченной, т.е. невыплаты и задержки с выплатой не учитываются. Бюджетное обследование фиксирует фактические расходы населения, но при распространении этих данных на генеральную совокупность используется среднедушевой денежный доход, рассчитанный по Балансу денежных доходов населения страны, куда входят начисленные, а не фактически выплаченные заработки. Это занижает численность бедного населения.

Все сказанное не позволяет оценить истинные размеры неравенства на базе существующей статистики.

В 2002 г. экономика России вышла из кризиса, и ее рост продолжался до 2007 г. Регулярно повышался МРОТ: в 2002 г. он был увеличен вдвое до 400 руб., а 2007 г. составлял

1500 руб., или 36% от ПМ трудоспособного. С 2005 г. некоторые субъекты РФ стали устанавливать региональный МРОТ, который был выше федерального стандарта. В результате, доля низкооплачиваемых работников с зарплатой ниже ПМ трудоспособного в 2007 г. сократилась до 16,5% против 32,8% в 2002 г. Объемы невыплат заработков сократились к концу года до 2,7 млрд. руб. В структуре денежных доходов в этот период увеличилась доля заработной платы с 65,8% до 67,5%. В апреле 2007 г. Kfz снизился до 22,1 раза.

Одновременно в этот период выросла занятость и сократилась безработица, снизился коэффициент иждивения на работника (1,01 в 2007г.), принимались и реализовыва-лись различные социальные программы. Наиболее известна из них Программа по монетизации натуральных льгот (2005 г.). Несмотря на то, что ее реализация имела ряд существенных недостатков, малообеспеченные слои населения (инвалиды, пенсионеры, многодетные семьи и т.д.) стали получать дополнительные денежные выплаты, что позволило сохранить долю социальных трансфертов в структуре доходов на уровне 11,6%. При этом снизилась доля предпринимательских доходов до 10%.

Другими словами, все располагало к снижению неравенства населения по доходам.

Однако по данным Росстата, дифференциация доходов постоянно увеличивалась и в 2007 г. Kfd составила 16,7 раза. Это самый высокий за последние 25 лет показатель.

В конце 2008 г. мировой финансовый кризис серьезно затронул экономику России. Уже в декабре осложнилась ситуация на рынке труда, общая безработица достигла 5,8 млн. человек, что в 1,26 раза больше, чем в конце предыдущего года. Вновь стали расти задержки по зарплате и численность работников, перед которыми была задолженность. С наибольшей силой кризис проявился в 2009 г. Однако с 1 января этого года был увеличен федеральный МРОТ в 1,76 раза до 4330 руб., а при снижении заработков в финансово-кредитной сфере и других сферах деятельности с относительно высокой оплатой труда. Все это привело к снижению межотраслевых и, как следствие, региональных различий, а также и общей

Структура денежных доходов

дифференциации заработной платы до 14,7 раз [8]. Именно в этом году впервые с начала рыночных реформ в России, по данным Росстата, дифференциация доходов превысила дифференциацию заработков.

В период этого кризиса Правительство РФ активно поддерживало социально слабо защищенные слои населения — повышались пенсии и ряд пособий, в том числе пособие по безработице. В условиях падения трудовых доходов и доходов от собственности, государственные меры позволили повысить долю трансфертов в структуре денежных доходов до 14,9 % (табл. 5).

Еще больше она выросла в следующем году (18,3%). Однако на официальных показателях дифференциации доходов этот кризис и антикризисные меры влияния не оказали. На протяжении трех лет (20082010 гг.) Kfd оставался на уровне 16,6 раз.

Таблица 5

селения РФ в 2002-2015гг., %

Год Денежные доходы, всего Зарплата, включая скрытую оплату труда Предпринимательские доходы Социальные трансферты Доходы от собственности Прочие доходы

2002 100,0 65,8 11,9 15,2 5,2 1,9

2007 100,0 67,5 10,0 11,6 8,9 2,0

2008 100,0 65,5 10,3 13,2 9,0 2,0

2009 100,0 65,2 9,7 14,9 8,2 2,0

2010 100,0 65,2 8,9 17,7 6,2 2,0

2011 100,0 65,6 8,9 18,3 5,2 2,0

2012 100,0 65,1 9,4 18,4 5,1 2,0

2013 100,0 65,3 8,6 18,6 5,5 2,0

2014 100,0 65,8 8,4 18,0 5,8 2,0

2015 100,0 65,9 7,3 18,2 6,6 2,0

Источник: официальный сайт Росстата: — Режим доступа: www.gks.ru

В 2011 г. различия в заработках увеличились (до 16,1 раз): МРОТ оставался на уровне 2009 г., а сферы деятельности, которые пострадали от

кризиса, выходили из него более высокими темпами. Несколько увеличились межотраслевые, внутриотраслевые и региональные различия. В этот

год по официальным данным неравенство в доходах несколько сократилось и незначительно превысило дифференциацию заработков (16,2 против 16,1 раз).

В последующие годы различия в оплате труда вновь снизились. В 2013 году — до 15,8 раз в результате повышения МРОТ до 5205 руб. (на 20,2% по сравнению с 2009 г.), а в дифференциации денежных доходов наметился незначительный рост (до 16,4-16,3 раз).

В структуре денежных доходов доля социальных трансфертов после кризиса 2009 г. постоянно увеличивалась, а предпринимательских доходов и доходов от собственности — снижалась (см. табл. 5). При этом роль заработной платы в формировании доходов практически не менялась.

На рост дифференциации доходов не мог повлиять и демографический фактор — коэффициент иждивения даже несколько снизился (с 1,02 до 1,01), несмотря на увеличение доли детей в общей численности населения (с 16,2% в 2009-2010 гг. до 16,8% в 2013 г.) и доли лиц старше трудоспособного возраста (с 21,8% в 2009 г. до 23,1% в 2013 г.).

В конце 2014 г. экономика России вновь попала в сложную ситуацию из-за падения цен на энергоносители и санкций Западных стран. К концу года задолженность по зарплате достигла 2006 млн. руб., а через год — 3900 млн. руб.; численность работников, перед которыми была задолженность по заработкам, соответственно составляла 49 тыс. человек и 90 тыс. человек. В 4-м квартале 2014 г. по сравнению с третьим уровень занятости снизился с 66,1 до 65,2%, а общая безработица увеличилась с 4,9 до 5,2%. В 2015 г. эта тенденция про-

должилась — безработица выросла до 5,8%. Доля детей, как и лиц пенсионного возраста, тоже увеличилась (до 17,6 и 24%, соответственно). Однако иждивенческая нагрузка на одного занятого практически не изменилась (1,02 против 1,01 в 2013 г.). В структуре доходов несколько сократилась доля социальных трансфертов (на 0,4 п.п.) и в значительно большей степени снизилась доля предпринимательских доходов (с 8,6 до 7,3%).

Одновременно удельный вес заработной платы в структуре денежных доходов продолжал расти, а неравенство в заработках сократилось (Kfz с 15,8 до 14,5 раза). Резко упали темпы роста номинальных денежных доходов, а реальные — снизились в 2014 г. до 99,3% и в 2015 г. до 95 % к уровню 2013 года.

Несмотря на столь разнонаправленное влияние указанных факторов, происходило дальнейшее сокращение общего неравенства денежных доходов населения — по данным Рос-стата, Kfd снизился с 16,3 до 15,6 раз.

В подтверждение этой тенденции говорят и данные о сокращении региональных различий в денежных душевых доходах населения (табл. 6).

Следует отметить, что с начала 2000-х гг. межрегиональные различия постоянно сокращаются. Так, например, в 2002 г. максимальные различия в номинальных среднедушевых денежных доходах составляли 10,6 раз, в 2006 г — 8,17 и в 2015 г. — 4,73.

С учетом разной стоимости жизни в регионах эти различия значительно ниже и составляли в эти годы соответственно 7,9; 4,9 и 3,1 раза.

Самые большие сокращения межрегионального неравенства наблюдались в годы кризисов (2009 г. и 2014-2015 гг.) (табл. 6) и динамика

внутрирегиональной дифференциа- правило, не отличалась от среднерос-ции в субъектах РФ в эти годы, как сийской.

Таблица 6

Межрегиональная дифференциация заработной платы и денежных доходов населения в 2006-2015 гг., раз

' ' "—-—Год Показатель ------__ 2006 2007 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015

Соотношение максимального и минимального уровня: номинальных среднедушевых денежных доходов 8,17 7,61 5,78 5,67 5,36 5,16 5,13 4,94 4,73

среднедушевых денежных доходов с учетом индекса стоимости жизни 4,86 4,50 3,61 3,56 3,32 3,40 3,43 3,42 3,10

Источник: расчеты авторов.

В 2014 г. при почти пятикратных максимальных различиях между регионами в номинальных среднедушевых денежных доходах населения в 14 субъектах РФ внутри региональное неравенство было выше среднероссийского уровня (16 раз). Самая низкая дифференциация доходов населения наблюдалась в Тверской области — 9,8 раз5.

Сложившуюся в 2014 г. ситуацию с дифференциацией номинальных денежных доходов населения в субъектах РФ демонстрирует табл. 7, в которой все регионы разбиты на 4 группы по величине коэффициента фондов доходов.

Кроме того, здесь представлен экономический статус региона6 и денежные душевые доходы в двух вариантах — номинальные (руб.) и в

5Данные о дифференциации доходов населения в регионах РФ в 2015 г. пока не опубликованы.

6 Экономический статус региона определен по показателю ВРП на душу. Статус 1 — ВРП на душу больше среднего по стране уровня; статус 2 — ниже среднероссийского уровня, но выше медианы; статус 3 — ниже медианы, но выше 50% от среднего по стране уровня; статус 4 — менее 50% от среднего по стране уровня.

соотношении со среднероссийским уровнем (%). Каждый из этих показателей имеет положительную корреляционную связь с коэффициентом фондов (соответственно, 0,49 и 0,66), но она не настолько тесная, чтобы определять уровень неравенства доходов населения в субъекте РФ.

Однако общую тенденцию проследить можно: чем выше экономическое развитие региона, тем выше уровень и дифференциация доходов населения.

1. Регионы с высокой дифференциацией доходов — более 14,5 раз. В эту группу вошли 24 субъекта РФ. Как правило, это регионы с высоким (статус 1) и выше среднего (статус 2) уровнем экономического развития. Исключение составляют Астраханская область и республики Чеченская и Бурятия. Именно эти три региона отличаются низкими доходами населения. Кроме того, денежный душевой доход ниже среднероссийского показателя в Республике Башкортостан, Красноярском крае, Самарской, Омской, Воронежской и Тюменской (без ЯНАО И ХМАО) областях.

Все остальные регионы отличались относительно высокими дохо-

дами населения. Основным фактором высокой дифференциации доходов населения этих регионов являются межотраслевые различия в оплате труда.

2. Регионы с дифференциацией доходов населения выше медианного уровня (от 13,3 до 14,5 раз). В этой группе только Магаданская область является регионом с высоким экономическим развитием и высокими доходами населения. Во всех остальных 15-ти субъектах РФ доходы населения ниже среднероссийского уровня. И в 5-ти из них экономическое развитие ниже медианы (статус 3) и 4 — с низким уровнем развития (статус 4).

3. Регионы с дифференциацией доходов населения ниже медианного уровня (от 13,1 до 11,2 раз) образуют самую многочисленную группу — 30 субъектов РФ. Среди них выделяются Хабаровский и Камчатский края, Мурманская и Ленинградская области с относительно высоким экономическим развитием, но только в Ленинградской доходы жителей, ниже, чем в среднем по стране.

Кроме того, в этой группе 4 региона с экономическим развитием вы-

ше медианного уровня — Калининградская, Иркутская, Томская области и Удмуртская Республика (статус 2), но доходы их жителей, не выше, чем в большинстве регионом с более низким экономическим развитием.

Около четверти регионов (8) этой группы имеют низкое экономическое развитие (статус 4), и больше половины из них, кроме того, низкие доходы населения (менее 70% от среднего по РФ уровня) — Курганская область, Алтайский край и республики Тыва, Кабардино-Балкария, Калмыкия. Не выше доходы населения и в территориях с более высоким развитием (статус 3) — республики Марий-Эл, Мордовия, Карачаево-Черкесская, Саратовская и Волгоградская области.

4. Группа регионов с относительно низким неравенством доходов (менее 11,5 раз) насчитывает 11 субъектов РФ. Среди них выделяются по экономическому развитию республики Карелия и Хакассия (статус 2) и по доходам населения Архангельская область. В этой группе 5 регионов с низким уровнем экономики и 4 — с низкими доходами населения.

Таблица 7

Ранг Регионы РФ Коэффициент Денежный доход Экономический

региона фондов руб. на душу то же в % к РФ статус

Российская Федерация 16 27766 100

Регионы с высокой дифференциацией доходов населения

1 г. Москва 20,9 54504 196 1

2 г. Санкт-Петербург 18,7 34724 125 1

3 Ненецкий АО 17,6 66491 239 1

4 Ямало-Ненецкий АО 17,6 61252 221 1

5 Пермский край 17,3 28315 102 2

6 Республика Башкортостан 17,1 25971 94 2

7 Краснодарский край 17 28788 104 2

8 Ханты-Мансийский АО 16,9 41503 149 1

Распределение регионов по уровню неравенства доходов населения в 2014 г.

Продолжение табл. 7

Ранг региона Регионы РФ Коэффициент фондов Денежный доход Экономический статус

руб. на душу то же в % к РФ

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9 Свердловская область 16,9 32157 116 2

10 Республика Татарстан 16,8 29830 107 1

11 Самарская область 16,7 26062 94 2

12 Омская область 16,2 24060 87 2

13 Чукотский АО 16,1 57310 206 1

14 Сахалинская область 16,1 44690 161 1

15 Нижегородская область 15,5 27930 101 2

16 Воронежская область 15,5 25505 92 2

17 Республика Бурятия 15,5 22326 80 4

18 Красноярский край 15,1 24806 89 1

19 Чеченская Республика 15,1 19788 71 4

20 Республика Коми 14,9 30844 111 1

21 Астраханская область 14,8 22169 80 3

22 Тюменская область (без ХМАО и ЯНАО) 14,7 26509 95 1

23 Московская область 14,5 34948 126 2

24 Республика Саха (Якутия) 14,5 34205 123 1

Регионы с дифференциацией доходов населения выше медианного уровня

25 Белгородская область 14,2 25372 91 2

26 Липецкая область 14,1 25263 91 2

27 Магаданская область 14 45846 165 1

28 Ростовская область 14 23355 84 3

29 Республика Адыгея 13,8 22054 79 4

30 Новгородская область 13,7 23703 85 3

31 Тамбовская область 13,7 22377 81 2

32 Ставропольский край 13,7 21590 78 4

33 Ярославская область 13,6 23876 86 2

34 Курская область 13,6 23188 84 3

35 Оренбургская область 13,6 20724 75 2

36 Амурская область 13,5 26765 96 2

37 Брянская область 13,5 22039 79 4

38 Пензенская область 13,5 19601 71 3

39 Республика Дагестан 13,3 23423 84 4

40 Ульяновская область 13,3 21541 78 3

41 Приморский край 13,2 28340 102 2

42 Калужская область 13,2 24984 90 2

Регионы с дифференциацией доходов населения ниже медианного уровня

43 Рязанская область 13,1 21988 79 3

44 Хабаровский край 12,9 31703 114 1

45 Калининградская область 12,9 22994 83 2

46 Забайкальский край 12,9 20520 74 3

47 Иркутская область 12,9 20224 73 2

48 Новосибирская область 12,8 23110 83 3

49 Челябинская область 12,7 23157 83 3

50 Курганская область 12,7 18850 68 4

Окончание табл. 7

Ранг региона Регионы РФ Коэффициент фондов Денежный доход Экономический статус

руб. на душу то же в % к РФ

51 Республика Марий Эл 12,6 16374 59 3

52 Ленинградская область 12,5 20932 75 1

53 Саратовская область 12,5 17941 65 3

54 Кемеровская область 12,4 20193 73 3

55 Алтайский край 12,3 18434 66 4

56 Тульская область 12,2 23040 83 3

57 Томская область 12,2 21549 78 2

58 Удмуртская Республика 12,2 21197 76 2

59 Мурманская область 12,1 34149 123 1

60 Смоленская область 12,1 21788 78 3

61 Республика Тыва 12,1 14083 51 4

62 Орловская область 12 19981 72 3

63 Кабардино-Балкарская Республика 12 16619 60 4

64 Республика Калмыкия 12 12398 45 4

65 Республика Северная Осетия 11,8 19820 71 4

66 Вологодская область 11,7 22801 82 3

67 Волгоградская область 11,7 19056 69 3

68 Кировская область 11,6 20329 73 4

69 Республика Мордовия 11,6 16134 58 3

70 Карачаево-Черкесская Республика 11,6 16081 58 3

71 Камчатский край 11,5 37030 133 1

72 Еврейская автономная область 11,5 21935 79 4

Регионы с относительно низкой дифференциацией доходов населения

73 Владимирская область 11,4 20569 74 3

74 Чувашская Республика 11,4 16681 60 4

75 Архангельская область (без НАО) 11,3 28033 101 3

76 Ивановская область 11,3 20409 74 4

77 Республика Алтай 11,3 17134 62 4

78 Республика Ингушетия 11,3 14346 52 4

79 Республика Хакасия 11 18385 66 2

80 Псковская область 10,7 19500 70 4

81 Костромская область 10,7 19320 70 3

82 Республика Карелия 10,3 22939 83 2

83 Тверская область 9,8 20602 74 3

* * *

Анализ динамики дифференциации денежных доходов показал, что, начиная с 1991 г., официальная статистика не отражает сложившиеся различия в доходах населения России. По данным Росстата, коэффициент фондов доходов в 1995-2002 г. составлял 13-14 раз, тогда как нера-

венство по заработной плате постоянно увеличивалось и в 2001 г. достигло 39,6 раза. Социальные трансферты и социально-демографические факторы нивелирующего влияния на различия в доходах населения не оказывали. По оценкам российских специалистов, с середины и до конца 1990-х гг. коэффициент фондов дохо-

дов не был ниже аналогичного показателя по оплате труда и варьировал от 35 до 50 раз.

Начиная с 2002 г., дифференциация заработной платы постоянно сокращается, тогда, как по официальным данным различия в доходах увеличивались до 2007 г., и достигли максимальной величины (16,7 раза), и в последующие три года сохранялись на одном уровне (16,6) раза.

Неравенство денежных доходов населения РФ в 2010 г., по оценке Шевякова А.Ю., составляло 23-24 раз по коэффициенту фондов [9. С. 8].

По нашим расчетам, оно было еще выше — 30 раз, и только в 2015 г. снизилось до 25-26 раз.

На уменьшение дифференциации доходов влияло сокращение неравенства в оплате труда и рост социальных трансфертов.

Таким образом, если с общей тенденцией уменьшения социально-экономического неравенства в последние годы согласиться можно, то его официально публикуемый уро-

вень продолжает оставлять большие сомнения.

В специальной литературе часто можно встретить высказывание, что если в стране дифференциация доходов превышает 10 раз по коэффициенту фондов, то это является фактором социального напряжения. Для стран, вся территория которых находится в одних и тех же природно-климатических условиях, это высказывание вполне правомерно. Но это, по нашему мнению, никак не может относиться к России в целом. В 2014 году только в одном субъекте Федерации неравенство составляло менее 10 раз. В 14-ти регионах с численностью населения 45,5 млн. человек (31,2%) оно было выше официально публикуемого среднероссийского уровня (16 раз), т.е. этот показатель по стране в целом явно занижен и не соответствует действительности.

Россия до сих пор не преодолела тот социальный разлом в обществе, который начался с переходом на рыночную экономику.

Литература

1. Римашевская Н.М., Римашевский А.А. Равенство или справедливость. — М.: Финансы и статистика, 1991. — 89 с.

2. Иванов В., Суворов А. Либеральные реформы и доходы населения. Некорректно вычисленные базовые данные ставят под сомнение оптимизм правительства // Независимая газета (Экономика), от 17 июня1997 г.

3. Суворов А. Проблемы анализа дифференциации доходов и построения дифференцированного баланса доходов и расходов // Проблемы прогнозирования. — 2001 — № 1. — С. 58 73.

4. Великанова Т., Колмаков И., Фролова Е. Совершенствование методики и моделей распределения населения по среднедушевому доходу // Вопросы статистики. — 1996 — № 5.

5. Россия — 1995. Социально-демографическая ситуация. — М.: ИСЭПН РАН, 1996 — С. 109-122.

6. Труд в СССР. Статистический сборник. — М.: Финансы и статистика, 1988 — С. 146.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Рабкина Н.Е., Римашевская Н.М. Основы дифференциации заработной платы и доходов населения. — М.: Экономика, 1972. — 288 с.

8. Мигранова Л.А. Оплата труда в России в условиях кризиса // Научное обозрение. Серия 1. Экономика и право — 2016. — № 1. — С. 22- 37.

9. Шевяков А.Ю. Мифы и реалии социальной политики. — М.: ИСЭПН РАН, 2011. — 72 с.

Bibliography

1. Rimashevskaya N.M., Rimashevsky A.A. Ravenstvo ili spravedlivost' [Equality and Justice]. Moscow. Finansy i statistika [Finances and Statistics]. 1991. 89 p.

2. Ivanov V., Suvorov A. Liberal'nyye reformy i dokhody naseleniya. Nekorrektno vychislen-nyye bazovyye dannyye stavyat pod somneniye optimism pravitel'stva [Liberal reforms and population incomes. Incorrectly calculated basic data put in question Government's optimism]. Nezavisimaya gazeta (Ekonomika) [Independent Newspaper (Economics)]. 17 June 1997.

3. Suvorov A. Problemy analiza differentsiatsii dokhodov i postroyeniya differentsirovannogo balansa dokhodov i raskhodov [Issues of the analysis of income differentiation and the construction of differentiated balance of incomes and expenses]. Problemy prognoziro-vaniya [Forecasting Issues]. 2001. No 1. P. 58-73.

4. Velikanova T., Kolmakov I., Frolova E. Sovershenstvovaniye metodiki i modeley raspre-deleniya naseleniya po srednedushevomu dokhodu [Improving methods and models of the population distribution by per capita average income]. Voprosy statistiki [Statisticalssues]. 1996. No 5.

5. Rossiya — 1995. Sotsial'no-demograficheskaya situatsiya [Russia — 1995. Socio-Demographic Situation].Moscow. ISEPN RAN [Institute of Socio-Economic Studies of Population RAS]. 1996. P. 109-122

6. Trud v SSSR. Statisticheskiy sbornik [Labour in the USSR. Statistical handbook].Moscow. Finansy i statistika [Finances and Statistics]. 1988. P. 146.

7. Rabkina N.E., Rimashevskaya N.M. Osnovy differentsiatsii zarabotnoy platy i dokhodov naseleniya [Basis of the differentiation of wages and incomes of population]. Moscow. Ekonomika [Economics]. 1972. 288 p.

8. Migranova L. A. Oplata truda v Rossii v usloviyakh krizisa [Work payment in Russia under the crisis conditions]. Nauchnoye obozreniye. Seriya 1. Ekonomika i pravo [Scientific Review. Series 1. Economics and Law]. 2016 No 1. P. 22-37.

9. Shevyakov A.Yu. Mify i realii sotsial'noy politiki [Myths and Reality of Social Policy]. Moscow. ISEPN RAN [Institute of Socio-Economic Studies of Population RAS]. 2011. 72 p.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.