Научная статья на тему 'Состояние криминогенной ситуации в Ленинграде и области в период «Оттепели»'

Состояние криминогенной ситуации в Ленинграде и области в период «Оттепели» Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

134
31
Поделиться
Ключевые слова
ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ / ВИДЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ / ОСОБО ОПАСНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ / RECORDED CRIME / TYPES OF CRIME / ESPECIALLY SERIOUS CRIME

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Ремнева Светлана Владимировна

В статье приводятся данные милицейской статистики, показывающие уровень уголовной и экономической преступности в Ленинграде и Ленинградской области в период 1953-1964 гг.

The state of the criminogenic situation in the Leningrad region in the period of «Thaw»

The article presents data from militian statistics showing the level of criminal and economic crime in the Leningrad region in the period 1953-1964.

Текст научной работы на тему «Состояние криминогенной ситуации в Ленинграде и области в период «Оттепели»»

шла речь выше. Несмотря на имевшиеся недостатки, специальные дружины проводили конкретную и плодотворную работу по предупреждению и предотвращению правонарушений. Руководствуясь «Положением» о ДНД, спецдружины вели деятельность в разных направлениях: работали по линии ГАИ, ОБХСС, уголовного розыска, проводили воспитательные мероприятия с ранее судимыми, семейными дебоширами, несовершеннолетними, боролись с пьянством.

Таким образом, специализированные народные дружины выполняли значительный объем профилактической работы. Они имели реальные возможности устанавливать те или иные обстоятельства, способствовавшие посягательству на закон и правопорядок. По нашему мнению, для того чтобы успешно осуществить эти задачи в настоящее время, понадобятся усилия не только силовых структур, но и помощь со стороны граждан страны. Для этого необходимо учитывать исторический опыт участия населения в охране общественного порядка, в т.ч. деятельность специализированных народных дружин.

Список литературы

1. Акимов, А. Дружинник на трассе // Кузбасс (Кемерово). - 1981. - 18 дек.

2. Белобородова, В. На охране общественного порядка // Кузнецкий рабочий (Новокузнецк). - 1983. - 18 февр.

3. Веремеенко, И. И. Оперативные отряды добровольных народных дружин. - М.: Юридическая литература, 1976. - 64 с.

4. Верина, О. Расхитителям и спекулянтам - нет! // Кузбасс. - 1977. - 4 февр.

5. Государственный архив Кемеровской области (ГАКО). - Ф. П-75. - Оп. 10. - Д. 16.

6. ГАКО. - Ф. П-75. - Оп. 10. - Д. 75.

7. ГАКО. - Ф. П-75. - Оп. 35. - Д. 185.

8. ГАКО. - Ф. П-75. - Оп. 38. - Д. 188.

9. ГАКО. - Ф. П-75. - Оп. 39. - Д. 222.

10. ГАКО. - Ф. П-75. - Оп. 39. - Д. 33.

11. ГАКО. - Ф. П-75. - Оп. 42. - Д. 2.

12. ГАКО. - Ф. П-75. - Оп. 45. - Д. 178.

13. ГАКО. - Ф. П-75. - Оп. 9. - Д. 127.

14. ГАКО. - Ф. П-75. - Оп. 9. - Д. 23.

15. ГАКО. - Ф. П-75. - Оп. 8. - Д. 334.

16. Дорофеев, П. Народная сила // Кузбасс. - 1980. - 29 марта.

17. Евсеев, Е. А. Организация деятельности добровольных народных дружин по месту жительства в г. Новокузнецке Кемеровской области (конец 1980-х гг.) // Вестник КемГУ. - 2014. - №№ 4 (60). - Т. 2. - 272 с.

18. Иванов, И. М. Организация взаимодействия органов внутренних дел на транспорте с добровольными народными дружинами // Участие трудящихся в охране общественного порядка : труды Академии МВД СССР. - М., 1986. - 148 с.

19. На вахте мужества // Кузбасс. - 1973. - 17 февр.

20. О дальнейшем совершенствовании деятельности добровольных народных дружин РСФСР по охране общественного порядка // Свод законов РСФСР. - М.: Известия, 1985. - Т. 1. - 904 с.

21. Осинцева, Е. Активная позиция // Кузнецкий рабочий. - 1981. - 20 авг.

22. Положение о добровольных народных дружинах РСФСР по охране общественного порядка // Свод законов РСФСР. - М.: Известия, 1985. - Т. 1. - 904 с.

23. Преступность и правонарушения. 1991 : статистический сборник. - М.: Финансы и статистика, 1992. - 192 с.

24. Ситько, В. Патруль с красной повязкой // Кузбасс. - 1979. - 22 марта.

УДК 343.232 С.В. Ремнева*

Состояние криминогенной ситуации в Ленинграде и области в период «оттепели»

В статье приводятся данные милицейской статистики, показывающие уровень уголовной и экономической преступности в Ленинграде и Ленинградской области в период 1953-1964 гг.

Ключевые слова: зарегистрированные преступления, виды преступлений, особо опасные преступления.

* Ремнева, Светлана Владимировна, старший преподаватель кафедры истории государства и права. Санкт-Петербургский университет МВД России. Адрес: Россия, 198206. Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д. 1. Тел.: (812) 730-22-23, моб. тел. 8-921921-49-45. E-mail: sremneva@yandex.ru.

* Remnyova, Svetlana Vladimirovna, Senior Lecturer, Department of History of State and Law of the Saint-Petersburg University of the Ministry of Internal Affairs of Russia. Address: Russia, 198261, Saint-Petersburg, Pilyutov-street, 1. Ph.: (812) 730-22-23, 8-921-921-49-45. E-mail: sremneva@yandex.ru.

© Ремнёва С.В., 2015

S.VRemnyova*. The state of the criminogenic situation in the Leningrad region in the period of «Thaw». The article presents data from militian statistics showing the level of criminal and economic crime in the Leningrad region in the period 1953-1964.

Keywords: recorded crime, types of crime, especially serious crime.

Распад Советского Союза и переход экономики Российской Федерации к рыночным отношениям привели к осложнению криминогенной ситуации в стране, изменили структуру преступности, породив новые схемы и способы нарушения законодательства, особенно в экономической сфере. Уголовная преступность возросла в разы по сравнению с советским временем. Кроме того, она стала активно проникать во власть, бизнес, правоохранительные структуры, оплачивая не только услуги юристов, адвокатов, нотариусов, но и тех должностных лиц, которые по долгу службы должны были с этой преступностью бороться.

К сожалению, такой порядок вещей, укоренившийся в начале 1990-х гг., продолжает существовать и сейчас. Это объясняется недостаточным вниманием к данной проблеме со стороны органов государственной власти, которые не имели средств для ликвидации социальных и общественно-правовых проблем.

Несмотря на то, что в последние годы этому направлению стало уделяться большее внимание, до сих пор не сформулирована четкая концепция борьбы с преступностью, которая отвечала бы требованиям времени и смогла повысить эффективность работы правоохранительных органов. Чтобы добиться ощутимого успеха в этой области, надо обратиться к опыту прошлого, который уже был накоплен в советский период, причем учесть как его положительные, так и отрицательные стороны.

В связи с принятием в 2011 г. Закона о полиции и начавшейся реформой Министерства внутренних дел повышенный интерес вызывает опыт деятельности милиции в борьбе с преступностью в период «оттепели», когда государством в течение десяти лет был разработан и внедрен целый комплекс мер, направленных на борьбу с преступностью.

Изучение динамики преступности в СССР в исследуемый период позволяет вычленить некоторые тенденции.

С началом либеральных преобразований в обществе уголовная преступность стала расти, о чем свидетельствует повышение числа осужденных с 1953 г. по 1958 г. (с 818,7 тыс. человек до 1079 тыс. человек). Темпы роста преступности в эти годы превышали рост численности населения. Если с 1953 г. по 1960 г. численность населения в СССР выросла в 1,1 раза, то преступность только с 1953 по 1958 гг. выросла в 1,3 раза [6, с. 57].

Наибольший прирост преступлений произошел в 1953 г., когда было совершено более 347 тыс. преступлений против 153 тыс. в 1952 г., т.е. в два раза больше. [1. с. 257.]

Этот рост объясняется рядом факторов. Во-первых, последствиями амнистий 1953 и 1955 гг. Так, только в Ленинграде в результате амнистии 1953 г. количество наиболее опасных преступлений (бандитизма, разбоя, убийств, изнасилований, краж и хулиганства) выросло более чем в 1,5 раза (с 5945 случаев в 1952 г. до 8065 в 1953 г.), причем если в I квартале (т.е. до амнистии) было зарегистрировано 1392 преступления, то во II квартале - на 40 % больше (1906), в III квартале - на 67 % больше (2328), в IV - на 75 % (2443) по сравнению с I кварталом [11, л. 16].

Из числа привлеченных за особо опасные преступления в октябре-декабре 1953 г. на долю амнистированных приходился каждый третий [2, с. 137].

Вторым фактором, повлиявшим на рост преступности, являлась, на наш взгляд, либерализация политической жизни в стране. Общая гуманизация законодательства, ослабление контроля государства над обществом, ограничение прав силовых структур способствовали росту криминальной активности населения.

Эта тенденция носила, судя по исследованным материалам, временный характер. В конце 1950-х - начале 1960-х гг. наблюдаются резкие колебания динамики преступности то в сторону сокращения, то в сторону роста. Так, если в 1959 г. за общеуголовные преступления были осуждены 869 тыс. человек (что более чем на 200 тыс. меньше, чем в 1958 г.), то в 1960 г. осуждены 516 тыс. человек [6, с. 57].

В целом по СССР, судя по милицейской статистике, в 1959 г. было совершено уголовных преступлений на одну треть меньше, чем в 1958 г., но уже в 1960 г. уголовная статистика фиксирует рост уголовной преступности на 5,9 %, а в 1961 г. - на 34,7 % [6, с. 63; 8, с. 399]. Уже через год наблюдается новый спад преступности, который продолжался вплоть до 1965 г.

Однако, несмотря на эти колебания, можно говорить об общем снижении уровня преступности. Так, если в 1956 г. коэффициент преступлений составил на 100 тыс. населения 292,6 преступления, то в 1965 г. - 249 [6, с. 63; 7, с. 10].

Вышеописанные колебания связаны, на наш взгляд, с рядом объективных социально-экономических причин (новый виток урбанизации, отставание в обеспечении материальных потребностей населения, перебои с продовольствием в период конца 1950-х - начала 1960-х гг.), нестабильностью законодательства, реформой правоохранительной системы и заменой уголовных наказаний по нетяжким преступлениям мерами общественного воздействия.

Исследования показывают, что в наиболее индустриально развитых регионах с активными миграционными процессами уровень преступности был выше. Доказательством этому может служить криминальная ситуация в РСФСР, где преступность неуклонно росла до 1962 г. и лишь затем пошла

на спад. Так, за семь лет (с 1955 г. по 1962 г.) преступность выросла более чем в два раза (с 215,5 тыс. до 582,7 тыс. преступлений в год) [9, с. 335].

Судить о состоянии преступности в Ленинграде и области в исследуемый период мы можем на основании анализа данных милицейской статистики. Так, в 1953 г. в городе было возбуждено 6659 уголовных дел [10, д. 51, л. 53].

В 1955 г. по городу было зарегистрировано 9750 уголовных преступлений, в 1956 г. - 10772, в 1958 г. - более 11,5 тыс., 1960 г. - более 13 тыс., в 1961 - примерно 15,5 тыс., в 1962 г. - около 14,5 тыс., в 1964 г. - около 11 тыс. (подсчитано автором на основании данных статистики: 10, д. 51, л. 53; д. 63. л. 37; д. 65, л. 43; д. 69, л. 9, 19, 32, 38; д. 73, л. 17, 40, 77, 95; д. 76, л. 5, 20, 32, 50; д. 78, л. 9, 30, 51, 58; д. 82, л. 5, 15, 23, 31).

Эти данные свидетельствуют, что до начала 1960-х гг. уголовная преступность в городе ежегодно росла, к 1964 г. она немного снизилась, но по сравнению с серединой 1950-х гг., все равно оставалась высокой.

Несмотря на большую площадь и количество территориальных единиц Ленинградской области (город состоял из 20 районов, область - из 34), преступность в городе была примерно в 2,5-3,3 раза выше, чем в области. Это объясняется большей численностью городского населения, более высоким уровнем жизни и, следовательно, большим количеством объектов для преступных посягательств. Так, например, в области в 1953 г. по линии уголовного розыска было зарегистрировано 2655 преступлений, в 1957 г. - 4112, в 1959 г. - 3687, в 1960 г. - 4097, в 1964 г. - 4379 преступлений (подсчитано автором на основании данных статистики: 10, д. 45, л. 254, 255; д. 67, л. 28; д. 72, л. 4, 10, 14, 17; д. 74, л. 1,

4, 18, 27; д. 83, л. 5, 6, 20, 28, 29, 40).

Доля тяжких преступлений была высокой и составляла по Ленинграду в 1956 г. 58,7 % (6321 преступление из 10772), в 1957 г. - 58,9 % (6517 из 11055), в 1958 г. - 50,8 % (5893 преступления из 11598), в 1959 г. - 45,5% (5085 из 11171) [10, д. 69, л. 1; д. 73, л. 19].

Число убийств в городе оставалось в основном стабильным и составляло около 100 зарегистрированных фактов в год, за исключением спада в 1956-1957 гг. и роста в 1960-1961 гг. Так, в городе в 1955 г. было зарегистрировано 103 умышленных убийства, в 1956 г. - 79, в 1957 г. - 92, в 1958 г. - 107, 1959 г. - 117, в 1960 г. - 149, в 1961 - 197, в 1964 г. - 129 (подсчитано по материалам отчетности: 10, д. 63, л. 37; д. 65, л. 43; д. 68, л. 6, 28, 38, 51; д. 69, л. 9, 19, 32, 38; д. 71, л. 5, 19, 29, 49; д. 73, л. 17, 40, 77, 95; д. 76, л. 5, 20, 32, 50; д. 82, л. 5, 15, 23, 31).

В области до 1959 г. число убийств было значительно ниже, но с 1960 г. показатели стали достигать городского уровня - 122 убийства в 1960, 103 в 1963, к 1964 г. они снизились до 90 (подсчитано по материалам отчетности: 10, д. 74, л. 1, 4, 18, 27; д. 80, л. 6, 15, 24, 34; д. 83, л. 5, 6, 20, 28, 29, 40).

Умышленные убийства подразделяются на убийства при разбойном нападении, с целью хищения государственного и общественного имущества, из хулиганских побуждений, по бытовым причинам, при изнасиловании, убийство матерями новорожденных. Самыми распространенными были убийства во время ссор, при выяснении отношений, по причине неприязни, т.е. на бытовой почве. Например, в городе в 1959 г. было совершено 83 таких убийства из 117 (70,9 %) [10, д. 71, л.

5, 19, 29, 49], в 1960 г. - 107 из 149 (71,7 %) [10, д. 73, л. 17, 40, 77, 95]. В Ленинградской области в 1953 г. на бытовой почве зарегистрировано 29 фактов убийств из 69 (42 %) [10, д. 48, л. 23], в 1954 г. - 20 фактов из 33 (60,6 %) [10, д. 58, л. 15, 26], в 1959 г. - 40 из 73 (около 54,7 %) [10, д. 72, л. 4, 10, 14, 17], в 1964 г. - 55 из 90 (61 %) [10, д. 83, л. 6, 20, 28, 29, 40].

Что касается фактов бандитизма, то этот вид преступности к началу 1950-х гг. был почти ликвидирован, отмечались единичные случаи. Так, в Ленинграде в 1953 г. было зарегистрировано 5 случаев, в 1958, 1959, 1964 гг. - по 1. В области в 1953 г. - 3 случая, в 1954, 1957 - по 1. Исключение составляет 1956 г., когда в городе было зарегистрировано 15 фактов бандитизма.

В результате проведения оперативно-розыскных мероприятий была задержана банда А.И. Орлова и С.А. Щербакова, которая на протяжении 1953-1956 гг. совершила ряд нападений на граждан и торговые предприятия, в результате которых были убиты 10 человек, в т.ч. четырехлетняя девочка, и причинен материальный ущерб в размере около 50 тыс. рублей. 18 февраля 1956 г. судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского городского суда рассмотрела дело по их обвинению в бандитизме по ст. 59-3, 136 ч. 1, ст. 1 ч. 2 Указа от 4 июня 1947 г. [2. с. 140].

Количество изнасилований, совершенных в Ленинграде, хотя и незначительно колебалось, но до 1961 г. росло: с 77 преступлений в 1953 г. до 291 в 1961 г. С 1962 г. пошел спад - с 288 до 137 случаев в 1964 г. В Ленинградской области также до начала 1960-х гг. прослеживается тенденция к росту данного вида преступности, с 1963 г. их число сокращается до уровня середины 1950-х гг. (подсчитано по материалам отчетности: 10, д. 51, л. 53; д. 76, л. 5, 20, 32, 50; д. 78, л. 9, 30, 51, 58; д. 82, л. 5, 15, 23, 31).

Значительно возросло число групповых изнасилований, участниками которых являлись подростки. Например, ночью на 22 февраля 1954 г. в Саду трудящихся Октябрьского района 15 подростков затащили в летнюю эстраду двух девушек и на протяжении 6,5 часов насиловали их. Подобные преступления произошли и в Кировском, Василеостровском, Свердловском районах [2, с. 138].

Кроме насильственных преступлений, широко распространены были и имущественные преступления: кражи, разбои, грабежи.

Примечательно, что в 1954-1960 гг. не было зарегистрировано ни одного факта грабежа, хотя в 1953 г. в Ленинградской области их насчитывалось 153. Это не означает, что нападения на

граждан с целью завладения имуществом прекратились. Можно предположить, что такие нападения сотрудниками милиции стали регистрироваться как разбой, а не грабеж, т.к., как правило, подобные преступления были сопряжены с опасностью для жизни и здоровья потерпевшего.

Разбойные нападения классифицировались как разбои с целью хищения государственной и общественной собственности и разбои с целью хищения личной собственности граждан, причем вторые совершались намного чаще.

Так, случаи разбоев с целью хищения государственной и общественной собственности в области были единичны и колебались от 1 зарегистрированного факта (1960 г.) до 6 (1964 г.). В городе подобные преступления совершались гораздо чаще, но их максимальный показатель равнялся 16 фактам в год, (в 1955, 1958, 1960 гг.) (подсчитано по материалам отчетности: 10, д. 74, л. 1, 4, 18, 27; д. 83, л. 5, 6, 20, 28, 29, 40; д. 63, л. 37; д. 69, л. 9, 19, 32, 38; д. 73, л. 17, 40, 77, 95].

Разбои с целью хищения личной собственности граждан были одним из самых распространенных уголовных преступлений. И без того высокий показатель по Ленинграду в 1953 г. - 341 разбой, возрос к 1955 г. до 676, продолжал держаться на достаточно высоком уровне в 1956 и 1957 гг. - 518 и 509 фактов соответственно; затем стал резко снижаться: в 1958 г. - 327, в 1959 г. - 247, в 1960 - 354, в 1964 г. - 143 (подсчитано по материалам отчетности: 10, д. 51, л. 53; д. 63, л. 37; д. 65, л. 43; д. 68, л. 6, 28, 38, 51; д. 69, л. 9, 19, 32, 38; д. 71, л. 5, 19 29, 49; д. 73, л. 17, 40, 77, 95; д. 82, л. 5, 15, 23, 31).

В области показатели были в несколько раз ниже, но тоже существенны. Наиболее высокие из них зафиксированы в 1953 и 1954 гг. - 147 и 140 фактов соответственно, в 1957 г. - 111 (подсчитано по материалам отчетности: 10, д. 45, л. 254, 255; д. 48, л. 23; д. 58, л. 15, 26; д. 67, л. 28).

Однако самым распространенным как имущественным, так и вообще уголовным преступлением, были кражи. Причем краж государственного и общественного имущества было значительно меньше, чем личного.

В городе совершалось больше краж государственного имущества, чем в области, однако и там, и здесь прослеживалась тенденция к их постепенному росту. Так, в городе, в период 1953-1961 гг. показатели краж госимущества возросли с 521 факта до 1763 соответственно (т.е. почти в 3,4 раза), к 1964 г. снизились до 972. В области за период 1953-1961 гг. количество краж возросло с 300 до 763 (т.е. почти в 2,5 раза), затем наметилось снижение к 1964 г. до 690 (подсчитано по материалам отчетности: 10, д. 51, л. 53; д. 76, л. 5, 20, 32, 50; д. 82, л. 5, 15, 23, 31; д. 45, л. 254, 255; д. 48, л. 23; д. 77, л. 4, 9, 14, 19; д. 83, л. 5, 6, 20, 28, 29, 40).

Кражи личного имущества граждан в городе также ежегодно росли, причем довольно значительными темпами. За период 1953-1961 гг. показатели возросли с 1533 до 2221 факта соответственно (в 1,4 раза); в области же, наоборот, прослеживалась тенденция сначала к снижению данного вида преступлений с 826 в 1953 г. до 479 в 1959, затем к росту до 789 в 1964 г. (подсчитано по материалам отчетности: 1, д. 51, л. 53; д. 76, л. 5, 20, 32, 50; д. 45, л. 254, 255; д. 48, л. 23; д. 72, л. 4, 10, 14, 17; д. 83, л. 5, 6, 20, 28, 29, 40).

Кражи личного имущества квалифицировались по месту совершения на квартирные, чердачные, дворовые, карманные, открытые уличные (рывки), раздевания и т.д. Из них самыми распространенными были карманные кражи, особенно в середине 1950-х гг. В дальнейшем наблюдалась снижение численности карманных и, наоборот, рост квартирных краж, особенно в городе. Так, например, если в 1953 и 1955 гг. в городе было совершено 1233 и 1211 карманных краж соответственно, то в 1959 г. - 569. В 1960 г. снова подъем до 1159, затем наметилась тенденция к стабильности - более 600 краж в год. Число же квартирных краж возросло с 988 в 1956 г. до 1427 в 1961 г. (подсчитано по материалам отчетности: 10, д. 51, л. 53; д. 63, л. 37; д. 71, л. 5, 19, 29, 49; д. 73, л. 17, 40, 77, 95; д. 65, л. 43; д. 76, л. 5, 20, 32, 50).

В Ленинградской области карманных краж совершалось значительно меньше. Максимальный показатель был зафиксирован в 1953 г. - 54 эпизода, минимальный в 1963 г. - всего 16. Показатели квартирных краж в области в период 1957-1964 гг. были стабильными, от 300, за исключением 1960-1961 гг., когда было зарегистрировано 486 и 476 краж соответственно (подсчитано по материалам отчетности 10, д. 45, л. 254, 255; д. 48, л. 23; д. 80, л. 6, 15, 24, 34; д. 72, л. 4, 10, 14, 17; д. 74, л. 1, 4, 18, 27).

Одним из факторов, способствовавших росту численности квартирных краж, была развернувшаяся в 1957 г. жилищная реформа, коснувшаяся в т.ч. и старого фонда, где домоуправления были укрупнены и преобразованы в 200 жилищно-эксплуатационных контор (ЖЭК). Число дворников резко сократилось, а парадные и дворы перестали закрываться на ночь, потому что тактика «открытых дверей» соответствовала идее «полного доверия» советским людям. Результатом этой реформы было развитие бесхозяйственности и отсутствие осуществлявшегося ранее контроля за территорией со стороны дворников [5, с. 190].

Кроме преступлений по линии уголовного розыска, фиксировались и преступления по линии других служб. В частности, высокого уровня для региона достигло в рассматриваемый период хулиганство, борьба с которым находилась в компетенции патрульно-постовой службы и участковых уполномоченных. Так, если в 1953 г. было зафиксировано в городе 2386 фактов, то в 1956 г. - уже 4077. Это был максимальный показатель за рассматриваемый период. Благодаря борьбе с данным видом преступности она стала убывать, но все равно оставалась достаточно высокой. В 1960 г. в городе было зарегистрировано 2774 случая хулиганства. На 1961 г. приходится новый всплеск - 5542 случая, к 1964 г. спад до 2632 (подсчитано по материалам отчетности: 10, д. 51, л. 53; д. 63, л. 37; д. 73, л. 17, 40, 77, 95; д. 76, л. 5, 20, 32, 50; д. 82, л. 5, 15, 23, 31).

Уровень хулиганства в области также был высок. Например, в 1953 г. было зафиксировано 1095 фактов, в 1957 г. - 1532, в 1958 г. - 1986, затем наметился резкий спад, и в 1960 г. было зафиксировано

только 906 случаев, в 1964 г. - 1002 (подсчитано по материалам отчетности: 10, д. 45, л. 254, 255; д. 48, л. 23; д. 67, л. 28; д. 70, л. 4, 10, 14, 16, 22; д. 74, л. 1, 4, 18, 27; д. 83, л. 5, 6, 20, 28, 40).

Если сравнивать уровень хулиганства с другими видами преступности, то получится, что в 1950-е гг. оно составляло примерно треть зарегистрированных преступлений. Так, например, в 1955 г. из 9750 зарегистрированных в городе преступлений было 3760 фактов хулиганства (38,5 %); в 1956 г. из 10772 преступлений - 4077 (37,8 %); в 1957 г. из 11055 - 3509 (31,7 %); в 1960 г. из 13221 - 2774 (почти 21 %); в 1961 г. - из 15564 - 5542 (35,6%) (подсчитано по материалам отчетности: 10, д. 63, л. 37; д. 65, л. 43; д. 68, л. 6, 28, 38, 51; д. 73, л. 17, 40, 77, 95; д. 76, л. 5, 20, 32, 50].

Борьба с экономической преступностью была возложена на подразделения ОБХСС. К экономическим преступлениям относились хищения государственной собственности, растраты и приписки, другие должностные преступления, нарушения правил торговли, обман покупателей, спекуляция, занятие запрещенным промыслом, самогоноварение, получение и дача взятки и др. В связи с тем, что при совершении данных преступлений, как правило, не было потерпевших, речь можно вести не о реальном уровне экономической преступности, а только об уровне зарегистрированных преступлений.

Так, в 1953 г. в городе по линии ОБХСС было возбуждено 969, в Ленинградской области - только 612 уголовных дел (подсчитано по материалам отчетности: 10, д. 51, л. 53; д. 45, л. 253; д. 50, л. 39).

В последующие годы показатели экономической преступности были очень низкими. Так, в 1954 г. в городе было зарегистрировано только 664 преступления, в 1955 г. - 674, что говорит о высокой латентности данного вида преступлений (подсчитано по материалам отчетности: 10, д. 54, л. 46, 47об, 71об, 91об, 94; д. 63, л. 9, 18, 27, 36].

В дальнейшем, в начале 1960-х гг., количество зарегистрированных экономических преступлений росло. В Ленинграде в 1960 г. было зафиксировано 1193 преступления, в 1962 г. - 2353, в 1964 г. - 2218. В Ленинградской области в 1961 г. зафиксировано 988 преступлений, в 1962 уже 1483, в 1964 г. - 1383 (подсчитано по материалам отчетности: 10, д. 73, л. 18, 42, 79, 95, 97; д. 78, л.

9, 30, 51, 58, 11, 32, 50, 62; д. 82, л. 5, 15, 23, 31; д. 77, л. 4, 9, 14, 19, 5, 10, 15, 20; д. 79, л. 8, 15, 22, 29, 6, 13, 20, 27; д. 83, л. 5, 6, 20, 28, 29, 40, 8, 21, 31, 38).

Одним из основных показателей статистики экономической преступности являлись хищения государственного имущества. По городу в 1953 г. они составляли около трети (326 из 969 преступлений), в 1955 г. - половину (331 из 674 преступлений), в 1959 г. - почти четверть (277 из 1207 преступлений), в 1960 г. - менее половины (260 из 650 преступлений), в 1962 г. - почти треть (723 из 1893 преступлений) от числа возбужденных уголовных дел. В области эти показатели были немного ниже. Самый низкий показатель был зафиксирован в 1957 г. - 135 преступлений, а в 1962 г. - самый высокий - 606 (подсчитано по материалам отчетности: 10, д. 51, л. 53; д. 63, л. 9, 18, 27, 36; д. 71, л. 7, 21, 31, 51; д. 73, л. 19, 18, 42, 79, 95,97; д. 78, л. 9, 30, 51, 58, 11, 32, 50, 62; д. 67, л. 4, 12, 21, 27; д. 79, л. 8, 15, 22, 29, 6, 13, 20, 27).

В условиях постоянного товарного дефицита обман, обвес покупателей был обыденным явлением системы советской торговли, с которым граждане сталкивались ежедневно. Однако официальная статистика этого не отражает. Так, в 1958 г. в городе было зафиксировано только 146 случаев обмана покупателей, а в области - 41, в 1959 г. - 63 и 25 случаев соответственно, в 1960 г. - 132 и 36 [10, д. 69, л. 11, 21, 33, 40; д. 70, л. 6, 12, 18, 24; д. 71, л. 7, 21, 31, 51; д. 72, л. 6, 12, 16, 19; д. 73, л. 97].

Эти цифры являются итогом периодически проводившихся рейдов в системе торговли, но никак не итогом планомерной борьбы с данным видом преступлений. На наш взгляд, причины столь низких показателей в том, что, во-первых, невозможно было к каждому магазину прикрепить для контроля по сотруднику ОБХСС, а во-вторых, если бы статистика отражала реальные масштабы обмана покупателей, она нанесла бы урон советской идеологии и показала бы несостоятельность и порочность всей системы советской торговли.

На протяжении всего рассматриваемого периода сотрудники милиции боролись со спекуляцией. В период 1953-1957 гг. число зарегистрированных преступлений в городе выросло со 138 до 210, затем снизилось до 67 в 1960 г, потом снова выросло к 1962 г. до 187 (подсчитано по материалам отчетности:

10, д. 51, л. 53; д. 68, л. 4, 26, 39, 50; д. 73, л. 18, 42, 79, 95, 97; д. 78, л. 9, 30, 51, 58, 11, 32, 50, 62).

Показатели в области были в разы ниже и колебались в пределах от 7 (в 1954 г.) до 40 (в 1958 г.) (подсчитано по материалам отчетности: 10, д. 55, л. 8, 14, 22, 30; д. 70, л. 6, 12, 18, 24).

Статистика таких преступлений, как дача и получение взятки, также, по нашему мнению, не отражала реальной картины. В 1954 г. в городе был зарегистрировано лишь 12 фактов, в 1962 - 118. В области показатели были еще менее значительны. Такие низкие показатели можно объяснить тем, что только в 1962 г. ужесточались правовые нормы и вступили в силу указы «Об усилении уголовной ответственности за взяточничество».

Боролись сотрудники ОБХСС и с самогоноварением. До 1958 г. число таких преступлений было незначительным. Например, в 1953 г. в городе был зарегистрирован 21 подобный факт, а в области -25 (подсчитано по материалам отчетности: 10, д. 51, л. 53; д. 45, л. 253; д. 50, л. 39).

Вышедшее 15 декабря 1958 г. постановление ЦК КПСС и СМ СССР «Об усилении борьбы с пьянством и о наведении порядка в торговле крепкими спиртными напитками», вводившее ограничения на продажу водки [4, с. 77-81], привело к увеличению производства и сбыта самогона. Так, в 1958 г. в городе и области было зафиксировано уже 203 и 179 фактов соответственно, в 1959 г. - 120 и 112 соответственно, в 1961 г. - 91 и 230, а в 1962 - 162 и 465 соответственно (подсчитано по материалам отчетности: 10, д. 69, л. 11, 22, 33, 40; д. 70, л. 6, 12, 18, 24; д. 71, л. 7, 21, 31, 51; д. 73,

л. 19; д. 72, л. 6, 12, 16, 19; д. 76, л. 5, 20, 32, 50; д. 77, л. 4, 9, 14, 19, 5, 10, 15, 20; д. 78, л. 9, 30, 51, 58, 11, 32, 50, 62; д. 79, л. 8, 15, 22, 29, 6, 13, 20, 27).

Но и эти показатели кажутся нам заниженными. На наш взгляд, из всех экономических преступлений самогоноварение в сознании большинства людей кажется самым незначительным, оправданным невозможностью купить в магазине дефицитный алкоголь. А государству, в свою очередь, невыгодно было показывать масштабы бедствия и бросать тень на образ советского человека, строящего коммунизм.

Тем не менее 8 мая 1961 г. Президиум Верховного Совета РСФСР издал Указ «Об усилении ответственности за самогоноварение и изготовление других спиртных напитков домашней выработки», который значительно усилил санкцию за самогоноварение. В частности, за изготовление и хранение самогона и самогонных аппаратов было предусмотрено лишение свободы на срок от 1 до 3 лет с конфискацией имущества [3, с. 16.].

Таким образом, можно сделать вывод, что официальная статистика экономической преступности в регионе являлась лишь частью айсберга, скрытого от сотрудников ОБХСС, выявлявших лишь небольшую его часть. Показатели говорят о том, что основное внимание оперативников было направлено на борьбу с хищениями государственного имущества, растратами и приписками, т.к. в данных случаях были затронуты интересы государства, которые надо было защищать. Остальные виды экономических преступлений затрагивали, как правило, интересы потребителей, о которых государство заботилось в меньшей степени. Показывать реальные масштабы обмана покупателей, спекуляции, взяток, самогоноварения было невыгодно, на наш взгляд, это выявило бы необоснованность советской пропаганды в области экономики и подорвало бы состоятельность всей экономической системы.

Рассмотрев статистику уголовной преступности в Ленинграде и области во второй половине 1950-х - первой половине 1960-х гг., необходимо определить те социально-экономические факторы, которые влияли на ее рост. К ним, на наш взгляд, относятся последствия амнистий 1953, 1955 гг., нищенство и бродяжничество, детская беспризорность, пьянство населения, товарный дефицит, а также миграция в Ленинград из других регионов неквалифицированной рабочей силы, проживание большого количества «лимитчиков», нехватка и перенаселение общежитий, сосредоточение в мегаполисе крупных транспортных узлов, прежде всего железнодорожных, большой приток в город туристов и гостей.

Итак, данные уголовно-милицейской статистики Ленинграда и области показывают, что основная доля преступности в регионе приходилась на уголовную, т.е. на преступления по линии уголовного розыска. В целом структура преступности в городе и области была схожа с общесоюзной. В рассматриваемый период удалось ликвидировать только один вид преступности - бандитизм. По остальным видам с 1953 г. до начала 1960-х гг. преступность в регионе росла, затем к 1964 г. наметился небольшой спад, он касался как тяжких уголовных преступлений, так и хулиганства. Преступность в городе на протяжении всего рассматриваемого периода была выше, чем в области.

Доля тяжких преступлений была высокой и составляла более половины от числа уголовных преступлений. К ним относились как насильственные, так и имущественные преступления, которые тоже были сопряжены с опасностью для жизни и здоровья потерпевшего. Самым распространенным уголовным преступлением были кражи, особенно кражи личного имущества. В городе и области был высок уровень хулиганства. Этот вид преступлений во второй половине 1950-х гг. составлял примерно треть от всех зарегистрированных. Показатели экономической преступности были низкими, что говорит о ее латентности.

Список литературы

1. Беда, А. М. Органы внутренних дел в середине 1950-х - начале 1960-х годов // Полиция и милиция России: страницы истории. - М.: Наука, 1995. - 316 с.

2. Жаркой, М. Э. Милиция Ленинграда в механизме реализации карательной политики послевоенных лет (1945-1957). Исторические уроки деятельности. - СПб.: Изд-во Политехнического университета, 2004. - 250 с.

3. Заиграев, Г. Г., Мурашев, А. В. Актуальные вопросы борьбы с самогоноварением. - М.: Знание, 1990. - 63 с.

4. Из истории борьбы с пьянством, алкоголизмом, самогоноварением в Советском государстве (1917-1985). - М.: Академия МВД СССР, 1988. - 111 с.

5. Лебина, Н. Б., Чистиков, А. Н. Обыватель и реформы: картины повседневной жизни горожан в годы НЭПа и хрущевского десятилетия. - СПб.: Дмитрий Булавин, 2004. - 340 с.

6. Лунеев, В. В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. - М.: Норма, 1997. - 525 с.

7. Лунеев, В. В. Тенденции преступности: мировые, региональные, российские // Государство и право. - 1993. - № 5. - С. 10-15.

8. Материалы XXII съезда КПСС. Программа Коммунистической партии Советского Союза. - М.: Политиздат, 1962. - 464 с.

9. Некрасов, В. Ф. Тринадцать «железных наркомов». - М.: Версты; Полиграфресурсы, 1995. - 416 с.

10. Отдел архивной информации Информационного центра Главного управления МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области (ОАИ ИЦ ГУ МВД России по СПб и ЛО.) - Ф. 56. - Оп. 1.

11. Центральный государственный архив историко-партийных документов Санкт-Петербурга (ЦГАИПД СПб). - Ф. 25. - Оп. 69. - Д. 84. - Л. 16.