Научная статья на тему 'Состояние и реальные перспективы гуманизации образования в современной России'

Состояние и реальные перспективы гуманизации образования в современной России Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»

98
30
Поделиться

Похожие темы научных работ по наукам об образовании , автор научной работы — Марченко Ю. Г.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Состояние и реальные перспективы гуманизации образования в современной России»

УДК 338 Ю.Г. Марченко СГГ А, Новосибирск

СОСТОЯНИЕ И РЕАЛЬНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ ГУМАНИЗАЦИИ ОБРАЗОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Истекло более десятилетия, с тех пор как министр образования России Г.А. Ягодин высказал витавшую в интеллектуальном пространстве идею гуманизации образования. В общем, и профессиональном образовании энергичной ревизии подверглась предметная структура общественных наук, поменялись названия кабинетов, кафедр. Некоторые дисциплины переименовывались не один раз. Смена имени предполагала и постепенное введение нового содержания. Гуманизация образования была воспринята как дело безусловно положительное и очень важное. Беспокоило одно: столь важный для будущего страны процесс начался без концептуально продуманных программных документов.

Гуманизация в вузах началась с гуманитаризации: вводились новые предметы, спецкурсы, студентам давалось право выбора спецкурса. Гуманизация должна была непременно распространиться и на естественные и «точные» науки, но здесь, за некоторыми частными исключениями, всё осталось без движения. Причиной, прежде всего, стало отсутствие общенациональной мировоззренческой основы.

Подвести новую идейность, духовность, скажем, под физику или биологию, если бы она и была, непросто. Концепция современного естествознания (КСЕ) существует как отдельный предмет или курс. Фундаментальные мировоззренческие проблемы в ней отсутствуют, и в целом курс не имеет корней в национальной духовной традиции.

У гуманитариев было немало работы ещё до того предела, когда всё будет зависеть от решения мировоззренческих проблем, без чего подлинное «очеловечивание» образования станет невозможным. Вместо «общественных наук» вводятся «социальные» и «гуманитарные». При этом были реализованы две тактические цели: мы подверстались под принятые в «цивилизованных странах» названия дисциплин и провели грань, отделили общественные науки от политики государства. А это «отделение» в свою очередь должно избавить в дальнейшем обществоведов и гуманитариев от упрёков за провалы в политике и деградацию народной жизни.

Президент Российской Академии Наук Ю.С. Осипов объявил: «На всех гуманитарных отделениях определены приоритетные направления исследований. Центральное место в этих направлениях занимает разработка концепции национального возрождения России» [1]. Концепции таковой ещё нет, российское общество движется в будущее с закрытыми глазами; а если и есть какое-то возрождение, то никак не национальное, а интернациональное, космополитическое, глобализирующее нас через унификацию и упрощение. Может ли существовать полноценное образование, к тому же гуманизирующееся, вне идеологии национального возрождения? Едва ли.

Притом, не абстрактного возрождения, а содержательного, с ясным указанием на то, что должно возрождать.

Начав гуманизацию образования, мы толком не разобрались, а какой собственно гуманизм - наше будущее и судьба. Известно же, что история знает много гуманистических теорий. Общепринятого определения понятия «гуманизм» нет. Самое обычное в гуманизме - это стремление к человечности, стремление к обустройству человеческой жизни таким образом, чтобы человек жил достойно званию своему, чтобы мог он как можно полнее развивать и применять свои способности.

Гуманизм зародился в эпоху Возрождения и содержательно являл собой смесь христианства, античной философии, восточной магии, оккультизма. Из этой самой «смеси» родилась потом западноевропейская культура. С самого начала в гуманизме культ Бога заменялся культом человека. Человека, которому всё в мире возможно, всё доступно. С миром он, надеялись, скоро управится лучше Бога. На вершине своего развития гуманизм преобразовался в атеизм. Марксизм стал высшей формой гуманизма.

Гуманизм - это вера, религиозно-философское учение, религия человекобожия, призванная от начала заменить христианство - религию богочеловечества. Гуманизм прошёл путь развития от бурного оптимизма до мрачного пессимизма наших дней. Современный гуманизм породил теории «золотого миллиарда», «постиндустриального общества», «информационного общества», «мировой цивилизации». Суть всех этих теорий - борьба против сложности, разнообразия. В них предложены «масскульт» вместо национальной культуры, «массовая либеральная экономика» вместо национальных экономических укладов. Это путь к «ничто», к «небытию» -самым простым системам, ибо в них ничего не существует [2].

По аналогии с принятой в «цивилизованных странах» и у нас терминологии необходимо обратиться к существу христианского гуманизма, проблемам адаптации православного человеколюбия к современным условиям. Для этого достаточно уважения к отечественным традициям, к родной культуре, чувства Родины. Разработка этой чрезвычайно важной проблемы активно ведётся, есть серьёзные результаты, но беда в том, что пока процессы гуманизации образования и национального духовного возрождения развиваются мало соприкасаясь.

Образование не может развиваться автономно, на основе скоропреходящих капризов общественной моды, вне связи с идеалами и стратегией развития страны. Но наши главные затруднения в том и состоят, что руководство страны до сих пор молчит не только об идеалах, но даже и о национальных интересах. А без этих оснований никакую стратегию выстроить невозможно, и в первую очередь образовательную.

Очень много вопросов к реформе образования. Мы вовсе не отрицаем необходимости глубокой реформы вуза и всей системы образования. Правда, реформа нужна обстоятельно продуманная, неторопливая, «отшлифованная» с помощью широкого обсуждения в среде учительской, профессорской, в народе в целом. Что мешает? Чего боимся? Необходимо ли заимствовать

западный образовательный опыт? Совершенно необходимо. Однако прямая «трансплантация» даже и самых лучших достижений других народов, да ещё с одновременным игнорированием отечественной образовательной культуры, сулит одно лишь скорое или нескорое отторжение, потерю времени и народных сил. История даёт нам убедительные свидетельства. Чужой опыт замечателен для усовершенствования своего, а не вместо него. «Для», а не «вместо».

Платное или бесплатное профессиональное образование? И обозначает ли плата резкое ограничение демократизации, а значит и гуманизации образования? В нынешних условиях и на той траектории, по которой реформируется российское образование - обозначает, если не сказать более жёстко. Надо подчеркнуть, что демократизация образования не сводится к его материальной доступности. С этого демократизация лишь начинается.

Государственный подход к проблеме материальной доступности образования большей части юношества страны должен быть дифференцированным и учитывать взаимосвязанно многие факторы. Простого фирменного хозрасчёта здесь мало. Особо способные юноши и девушки непременно должны получать образование за государственный счёт. Их необходимо ставить «на казённый кошт», - как говорили до переворота 1917 года. Для этого необходимо утвердить законом оптимальный процент отчислений из бюджета на образование и не изменять его в сторону уменьшения в течение длительного периода. Кстати, о процентах и расходах на образование. Разруганное в тысячах специальных книгах царское правительство иначе относилось к просвещению народа, чем мы, уже в поколениях, привыкли думать. Царское правительство, «чтобы держать народ в темноте», на образование выделяло «лишь» 6,3% бюджета. И только советская власть сделала образование доступным для всех. Но при этом умалчивалось, что в лучшие советские времена на образование выделялось 4% бюджета [3]. «К концу XX века в России финансирование образования сократилось по сравнению с 1990 годом в восемь раз» [4]. Свёртывая демократизацию образования, государство самым показательным образом отходит от идеалов подлинного гуманизма, а все рассуждения об «очеловечивании» образования и общества приобретают цинический оттенок. Так, сокращение бесплатных мест в высшей школе - это фактически форма её приватизации ничтожным процентом населения страны, уголовным путём захватившим богатство всех. Дети криминальных и полукриминальных слоёв общества («новых русских») в недалёкой перспективе могут оказаться преобладающими, а то и единственными воспреемниками культуры нации. И какие бы гуманизирующие преобразования потом не совершались в кастовой, закрытой системе воспроизводства культуры, система эта будет антигуманной, а значит, будет склонна к саморазрушению.

Итак, особо одарённые молодые люди должны учиться на «казённый кошт», а как все остальные? В.М. Филиппов будучи министром образования РФ, в одной попавшейся мне работе с большим одобрением отзывался о китайском опыте. Опыт действительно интересен. Что-то подобное

начиналось и у нас, но нисколько не развилось, заглохло. Министр пожаловался, что мы «даже не обсуждаем!» похвального опыта. Патетически выраженная жалоба министра непонятна. Обсуждайте! Организуйте обсуждение! По этой логике следующим жалобщиком может быть президент страны.

«В Китае практически все студенты должны платить за своё обучение в вузах, - пишет министр. - Но фактически это выглядит так: студент берёт кредит у государства, от 300 до 500 долларов в год платит ежегодно в тот вуз, куда идёт учиться... Но если по окончании вуза студент идёт работать по государственному распределению, то кредит не возвращается: человек получает высшее образование бесплатно. Если же выпускник по окончании вуза не хочет идти работать по распределению, а идёт в коммерцию или уезжает за рубеж - обязан вернуть кредит государству! И нет никаких стенаний об «утечке умов» - что выпускники уезжают за границу. Есть просто эффективные, стимулирующие работу вузов организационноэкономические механизмы, в результате внедрения которых китайские университеты оснащены теперь намного лучше российских, хотя ещё двадцать лет назад всё было наоборот» [6]. Убедительные и злободневные для нас высказывания можно расценить и как стихийную самооценку деятельности руководителя российского образования.

Мы убеждены, что без решения затронутых, на первый взгляд как бы внешних проблем, гуманизация образования будет процессом поверхностным, безопорным и скоро прекратится. Спад внимания к гуманизации сегодня очевиден.

Рецидив американизации всей системы российского образования никак не мог способствовать процессу гуманизации. Если в самом начале 1990-х годов оппозиция эйфорическому западолюбию в обществе была довольно сильной, то под ударами видимого и невидимого информационного оружия, под воздействием оккультных административных и «культурнопросветительных» технологий оппозиция ослабела, корпус же западолюбов вырос, окреп, его представители заняли все высоты государственного управления.

Инфильтрированный в общественное сознание русских людей западный культ естественнонаучного знания, рационализм, упования на технократическое «светлое будущее» сильно заузили восприятие мира природы и мира культуры образованным человеком, сконцентрировали его внимание на утилитарно-прагматических сторонах обоих миров. И в самом содержании понятия «гуманизм» материально-вещественные условия в представлениях о благополучном человеческом бытии доминируют. Человек по-прежнему остаётся «зауженным», по структуре своей - биосоциумом, если использовать марксистский термин. Гуманитарная литература для вузов, за редким исключением, не признаёт в человеке высшего, вечного начала. И происхождение человека эта литература всё ещё ведёт от неживого и неразумного начала. Отсюда и гуманизм-то биосоциальный, весь в природе временного и смертного. Для такого, прижатого к земле гуманизма нет силы

выше человеческой. И ответственности, ибо отвечает человек за всё содеянное перед самим собой. Как будто бы после эвдемонической и гедонистической античности не было тысячелетий христианского культуротворения и на Западе, и на Востоке.

Остающаяся в вузе до сих пор незыблемой марксистская бинарность человека с его высшей способностью - способностью к социальной организации довольно быстро нейтрализует все импульсы гуманизации и ведёт её в тупик. В условиях высокой культурной динамичности современного общества следствия мировоззренческих установок наступают значительно быстрее. Тем более, когда эти установки - наше недалёкое пережитое. И мы, как школьники, ещё раз в тот же класс. Незадачливые «второгодники».

За XX столетие произошла полная десакрализация человека и его истории в системе российского образования и науки. Поистине, никакой тайны у нас дальше настоящего. Колебания человеческих умов между антропоцентричностью и теоцентричностью мира преодолены русской религиозной философией. Она созерцает в мире двоецентрие -антропоцентричность и Христоцентричность. Человек в мире не одинок, никакая он не песчинка в холодном и бескрайнем космосе. Он ищет счастья, скорбит и радуется, знает об оправдании своей жизни. Во всём просит помощи у Творца своего. Человека мирового двоецентрия укрепляет великое обетование: «Воззовет ко Мне, и услышу его: с ним есмь в скорби, изму его, и прославлю его, долготою дней исполню его, и явлю ему спасение Мое». Это иные гуманизм и гуманизация. Они придают не просто смысл, но высший смысл человеческому существованию. Человеку открывается небесное, как духовное, вечное. Он вновь тринитарен, обнаруживая в себе тело, душу и дух. Духовностью побеждается время.

Русская культура, русская государственность сформировались под мощным воздействием православной духовности, и продолжить отречение своё от истоков в XXI век всё равно, что обречь русский народ и его культуру на окончательное вырождение и гибель.

Государственный атеизм стал заметно слабеть, теряет почву, но ещё и в основах своих не преодолён. Должно нам преодолеть содержательную и языковую маргинальность гуманитарной литературы, в первую очередь, учебной. Гуманитарные науки преподаются бессистемно, иерархически неорганизованно. До 1917 года на уровне общего образования интегрировал все гуманитарные знания Закон Божий, в высшей школе эта роль принадлежала русской религиозной философии. В советское время в роли системообразующего элемента в гуманитарном цикле были Политграмота, Азбука коммунизма, История ВКП(б). Краткий курс, в последние советские десятилетия - Научный коммунизм. Здесь нас занимает одно: проблема интегрирующего курса всегда существовала, а в постсоветское время обострилась. Сегодня единственная наука, способная интегрировать все другие социально-гуманитарные науки, - это культурология. Она проясняет смысл культуры, её значение для рода человеческого. Культура даёт человеку

осмысленную свободу, приводит к обнаружению границ свободы. Культура даёт человеку второе, духовное рождение, а, следовательно, и звание дваждырождённого, выражаясь в традиции восточной мудрости. Первое рождение в естестве своём, второе - в духе. Именно культурология может объяснить человеку смысл его существования.

Культурология имеет в себе силы для различения по существу беспрецедентно напряжённо борющихся сегодня двух мировых цивилизаций -западной фаустовской, агрессивной к народам и природе, и восточной православной. Фаустовская цивилизация разошлась с подлинным гуманизмом, живое человеческое время измеряет деньгами («время - деньги»). Она создала традицию признания «присваивающего хозяйствования», нетрудового наживания богатства. По указанным и другим причинам культурология преподаваться должна не в начале или середине гуманитарного цикла, но в конце его. Без решения фундаментальных социокультурных и духовных проблем гуманизация образования, а с ним и общества, станет ещё одной, и может быть, последней иллюзией.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Осипов Ю.С. Российская академическая наука: состояние и перспективы // Поиск. - 1993. - № 1. - С. 4.

2. Перевезенцев С. Гуманизм // Большая энциклопедия русского народа. Русское мировоззрение. - М., 2003. - С. 196.

3. Фролова Галина. Педагогика вечного и человечного. История развития школ в Сибири// Народное образование в России. Исторический альманах. - М., 2000. - С. 348.

4. Копытов А.Д., Турченко В.Н., Ануфриев С.И. Методологические основы стратегии развития образования для районов Сибири, Дальнего Востока и Севера. -Томск, 2002. - С.34.

5. Реформирование образования в документах и комментариях. Мероприятия первого этапа (общее среднее образования). - М., 2001. - С. 24.

© Ю.Г. Марченко, 2005