Научная статья на тему 'Состояние и детерминанты проявлений экстремизма в учреждениях уголовно-исполнительной системы'

Состояние и детерминанты проявлений экстремизма в учреждениях уголовно-исполнительной системы Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
370
61
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЭКСТРЕМИЗМ / УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА / СПЕЦКОНТИНГЕНТ / ИДЕОЛОГИЯ / EXTREMISM / CRIMINAL-EXECUTIVE SYSTEM / SPECIAL CONTINGENT / IDEOLOGY

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Миронов Андрей Николаевич, Устинов Андрей Анатольевич

На основе статистических данных исследуются случаи экстремизма в учреждениях уголовно-исполнительной системы. Анализируются причины и условия его проявления среди спецконтингента. Приводятся примеры мероприятий в области противодействия экстремизму в учреждениях уголовно-исполнительной системы (далее УИС).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Миронов Андрей Николаевич, Устинов Андрей Анатольевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

STATUS AND DETERMINANTS OF EXTREMISM EXHIBITIONS IN THE INSTITUTIONS OF THE CRIMINAL EXECUTIVE SYSTEM

In the article the authors study the cases of extremism in the institutions of the penal system on the basis of statistical data. The reasons and conditions for its manifestation among the special contingent are analyzed. Examples of measures in the field of counteraction to extremism in the institutions of MIS are given.

Текст научной работы на тему «Состояние и детерминанты проявлений экстремизма в учреждениях уголовно-исполнительной системы»

УДК 343.8

Андрей Николаевич Миронов

преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин

ФКОУ ВО «Пермский институт ФСИН России», Пермь, Россия 614012, Пермь, ул. Карпинского, 125

Андрей Анатольевич Устинов

кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовного

и уголовно-исполнительного права

ФКОУ ВО «Пермский институт ФСИН России», Пермь, Россия 614012, Пермь, ул. Карпинского, 125

СОСТОЯНИЕ И ДЕТЕРМИНАНТЫ ПРОЯВЛЕНИЙ ЭКСТРЕМИЗМА В УЧРЕЖДЕНИЯХ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

Andrey N. Mironov

teacher of the Department of Civil Law Disciplines

Perm Institute of the Federal Penitentiary Service of Russia, Perm, Russia

614012, Perm, Karpinsky str., 125

Andrei A. Ustinov сandidate of Legal Sciences, senior Lecturer of the Department of Criminal and Penal Executive Law

Perm Institute of the Federal Penitentiary Service of Russia, Perm, Russia

614012, Perm, Karpinsky str., 125

STATUS AND DETERMINANTS OF EXTREMISM EXHIBITIONS IN THE INSTITUTIONS OF THE CRIMINAL EXECUTIVE SYSTEM

Аннотация. На основе статистических данных исследуются случаи экстремизма в учреждениях уголовно-исполнительной системы. Анализируются причины и условия его проявления среди спецконтингента. Приводятся примеры мероприятий в области противодействия экстремизму в учреждениях уголовно-исполнительной системы (далее - УИС).

Ключевые слова: экстремизм, уголовно-исполнительная система, спецконтингент, идеология.

Abstract. In the article the authors study the cases of extremism in the institutions of the penal system on the basis of statistical data. The reasons and conditions for its manifestation among the special contingent are analyzed. Examples of measures in the field of counteraction to extremism in the institutions of MIS are given.

© Миронов А.Н., Устинов А.А., 2018

Key words: extremism, criminal-executive system, special contingent, ideology.

По состоянию на 18 октября 2017 года на территории Пермского края функционируют 35 исправительных учреждений (18 исправительных колоний, восемь колоний-поселений, два лечебно-профилактических учреждения), шесть следственных изоляторов и одна воспитательная колония). В данных учреждениях содержится 19663 осужденных, подозреваемых и обвиняемых, по общему количеству спецконтингента ГУФСИН России по Пермскому краю является одним из наиболее крупных территориальных органов уголовно -исполнительной системы России.

Рост количества преступлений экстремистской и террористической направленности обусловил увеличение среди спецконтингента учреждений УИС количества носителей экстремистской идеологии. Хотя их количество остается незначительным (не более 0,5% от общей численности осужденных, подозреваемых, обвиняемых), однако, как показывает практика, большинство из них не только не отказывается от своих идей, но пытается распространять их среди других осужденных (особенно это касается радикальных направлений ислама). Как указывается, один осужденный-экстремист способен вовлечь 5-7 человек в ряды своих сторонников [1].

Особым видом экстремизма является религиозный экстремизм, связанный с разжиганием ненависти или вражды, пропагандой исключительности либо неполноценности по признаку отношения к религии. Практически любой религии (как и любому сформировавшемуся мировоззрению) свойственна претензия на обладание истиной, однако при этом граница между убежденностью и экстремизмом проводится в зависимости от средств, которые применяют носители тех или иных взглядов, - экстремизму свойственны не просто уверенность в истинности своей позиции и ложности иных, а явно враждебная настроенность к лицам, придерживающимся иного мировоззрения, призывы к вражде и насилию в их отношении, непризнание за ними элементарных прав человека. На настоящий момент судами Российской Федерации приняты решения о ликвидации или запрете деятельности 27 религиозных организаций, из них восемь относятся к исламским, девять - к славянским неоязыческим (так называемое родноверие), десять - к «Свидетелям Иеговы» (возникшее в XIX веке в США синкретическое вероисповедание, сочетающее черты протестантизма и иудаизма), одна - к сатанистским.

Согласно данным, полученным в результате исследований, 19,6% осужденных за совершение преступлений экстремистской направленности исповедуют ислам, 10,7% - являются представителями славянского неоязычества («родноверия»), в отношении 3,5% осужденных в приговорах

была подчеркнута принадлежность к православному вероисповеданию. У 66% осужденных за преступления указанной группы конфессиональная принадлежность и отношение к религии в материалах приговоров отражения не нашли. Среди экстремистов обращает на себя внимание повышенное количество лиц, исповедующих ислам (19,6%) и славянское неоязычество (10,7%), в то время как доля представителей данных вероисповеданий в России составляет, соответственно, 4,7% [3] и, по самым высоким оценкам, 1,2% [3]. Этот факт свидетельствует о необходимости более глубокой профилактической работы с осужденными, относящимися именно к данным вероисповеданиям.

Как свидетельствует статистика, преступления экстремистской направленности - один из немногих видов преступности, сохраняющий, на фоне общего снижения объема зарегистрированной преступности, устойчивую тенденцию к возрастанию. Если в 2007 году в России было зарегистрировано 356 преступлений экстремистской направленности, то в 2014 году их количество составило уже 1034, а в 2016 году - 1450 (+ 9,1% по отношению к 2015 году). За 9 месяцев 2017 года зарегистрировано 1189 преступлений экстремистской направленности (+ 2,4 к аналогичному периоду прошлого года). Прогнозирование методом экстраполяции дает основание предполагать продолжение роста преступности данного вида в пределах 2-4% в течение ближайших лет (при отсутствии серьезных изменений социально -экономической и политической ситуации в стране).

По данным на 1 января 2017 года, в исправительных учреждениях ГУФСИН России по Пермскому краю содержалось 45 осужденных за преступления террористического и экстремистского характера, захват заложников (по ст. 205 УК РФ - 17, в том числе шесть осужденных к пожизненному лишению свободы; по ст. 206 УК РФ - два осужденных; по ст. 208 УК РФ - 23 осужденных; по ст. 282.1 УК РФ - два осужденных; по ст. 282.2 УК РФ - один осужденный). В колонии-поселении отбывает наказание один осужденный, в исправительных колониях - 44 осужденных, в том числе осужденный, являющийся участником структурного подразделения международной террористической организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами».

По данным на 20 октября 2017 года, в учреждениях ГУФСИН России по Пермскому краю содержалось уже 60 осужденных за преступления террористической и экстремистской направленности. Учитывая рост количества совершаемых преступлений экстремистской и террористической направленности, следует прогнозировать дальнейший рост количества осужденных за преступления данного вида.

Относительно состояния преступности и дисциплинарной практики по рассматриваемым нами преступлениям и правонарушениям следует отметить, что правонарушений экстремистской и террористической направленности со стороны осужденных и содержащихся под стражей

в 2015-2017 годах, по которым были бы вынесены решения судов, не зафиксировано. Фактов правонарушений на межнациональной и межрелигиозной почве в 2015-2017 годах также не зафиксировано. В целом, как подчеркивают сотрудники ГУФСИН России по Пермскому краю, обстановка среди лиц, осужденных за преступления экстремистской и террористической направленности, в подразделениях ГУФСИН в целом контролируется. 88,4% опрошенных сотрудников учреждений ГУФСИН России по Пермскому краю оценили угрозу проявлений экстремизма в их учреждении как низкую.

На наш взгляд, это говорит о достаточно высоком уровне предупредительной работы в отношении причин и условий данных правонарушений, а также индивидуально-профилактической работы с лицами, склонными к их совершению. Тем не менее, по нашему мнению, в учреждениях ГУФСИН России по Пермскому краю сохраняется угроза совершения указанных правонарушений.

Среди существующих проявлений экстремизма для учреждений УИС актуальными, по мнению сотрудников, являются проявления радикального ислама (65% опрошенных), «белого» расизма (18%) и нетрадиционных религиозных течений (15,6%). Количество осужденных за экстремистские преступления, хотя и проявляет тенденцию к возрастанию, относительно невелико. Тем не менее проблему экстремизма для учреждений УИС следует считать актуальной в связи с особой восприимчивостью среды осужденных к данной идеологии в силу следующих причин и условий [4; 5; 6; 7; 8; 9]:

- пребывание осужденных за преступления террористического и экстремистского характера в общей массе осужденных, возможность их общения друг с другом и распространения своих идей на других осужденных;

- скрытый характер экстремистской деятельности: лица, принимающие участие в экстремистских группах, умело используют методы конспирации и не распространяются о своих намерениях среди осужденных и иных лиц, не посвященных в их деятельность, довольно осторожно подходят к подбору участников данных групп, что обусловливает высокую латентность правонарушений экстремистской направленности;

- склонность представителей различных национальностей и вероисповеданий к образованию «землячеств», «общин», необходимость сплочения для взаимоподдержки вдали от родины, среди чуждого либо враждебного окружения;

- слабое владение значительной части осужденных неславянских национальностей русским языком, низкая степень усвоения ими российской культуры, что заставляет изолироваться от основной массы осужденных, объединяясь преимущественно с лицами своей национальности;

- низкий образовательный и культурный уровень основной массы осужденных, повышенная агрессивность, представление о допустимости и, в некоторых случаях, необходимости насильственного разрешения конфликтов, у значительного количества осужденных - опыт совершения насильственных преступлений или участия в боевых действиях, что делает их более склонными к восприятию и практической реализации экстремистских идей;

- наличие у значительной части осужденных пренебрежительного отношения, а порой и озлобленности по отношению к осудившему их государству, правоохранительным органам, чувство «социальной отвергнутости», протеста, оппозиционности, соответственно, нигилистическое отношение к праву, многим нравственным нормам и, наоборот, сочувственное, доверительное отношение к идеологическим позициям, преследуемым официальной властью, и к их носителям;

- псевдоположительный характер многих экстремистских идеологий, спекуляция экстремистских идеологов понятиями «родина», «нация», «вера», «братство», «свобода», «справедливость» и т. п., что поднимает самооценку осужденного, вселяет надежду на поддержку и понимание со стороны единомышленников, в определенной мере оправдывает его преступное поведение, дает простую для усвоения систему мировоззренческих координат; это, в отсутствие положительных нравственных ценностей, особенно привлекает людей, оказавшихся в состоянии духовного кризиса, связанного с лишением свободы;

- повышение у определенной части осужденных, под влиянием нравственного перелома и существенного изменения условий жизни, интереса к религии, что, при отсутствии устойчивой религиозной традиции, духовного окормления и слабом знании положений того или иного вероучения, может привести к восприятию экстремистской идеологии под видом религиозных догматов;

- зачастую формальный характер воспитательной работы с осужденными, случаи несоответствия нравственного облика сотрудников УИС пропагандируемым ими ценностям, что формирует отрицательное отношение осужденных как к самим сотрудникам, так и к тем взглядам, которые они пытаются донести до осужденных;

- недостаточный профессиональный и общекультурный уровень части сотрудников УИС, недостаток знаний в области современных политических, идеологических и религиозных направлений, навыков ведения убежденной и хорошо аргументированной, но в то же время тактичной полемики и, как следствие, неумение определять проявления экстремизма среди осужденных и вести адекватную контрпропаганду в отношении экстремистских идей;

- недостаточное использование воспитательного потенциала традиционных религиозных конфессий, прежде всего - православия и традиционного ислама, сведение, во многих случаях, работы их представителей с осужденными только к отправлению религиозных обрядов;

- целенаправленное воздействие представителей экстремистских и террористических организаций, в том числе международных, с учетом вышеперечисленных факторов, на среду осужденных с целью как дестабилизации деятельности учреждений УИС, так и вербовки осужденных в данные организации после освобождения;

- информационная, идеологическая и материальная поддержка значительной части осужденных за преступления экстремистской направленности со стороны единомышленников (в том числе с использованием Интернета), создание образа «мучеников за идею», что позволяет в условиях исправительных учреждений сохранять экстремистские убеждения и пользоваться влиянием на определенную часть осужденных.

Кроме перечисленных выше причин и условий экстремистской преступности в местах лишения свободы можно выделить и специфические факторы, связанные с определенным недостатками в деятельности учреждений УИС.

Сотрудники ГУФСИН России по Пермскому краю отмечают в качестве одной из проблем то, что отсутствует единый банк данных в отношении лиц, виновных в совершении экстремистских правонарушений

и придерживающихся идей экстремизма, что не дает возможности составить объективную картину о количественном и качественном составе экстремистских организаций, действующих на территории края и за его пределами. Налицо также низкие уровень и качество межведомственного взаимодействия по вопросу противодействия экстремизму, которые заключаются в том, что правоохранительный орган, получивший информацию о правонарушениях экстремистской направленности, не всегда информирует оперативные подразделения органов и учреждений УИС о наличии подобных фактов в местах лишения свободы.

Основным средством распространения экстремистских материалов, а также коммуникации между носителями экстремистской идеологии в настоящее время являются телекоммуникационные сети, в первую очередь -Интернет. По данным автора, в 55% случаев преступления экстремистского характера совершаются с использованием Сети, в том числе в 50% -с использованием социальных сетей «ВКонтакте», «Одноклассники», <^асеЬоок» и др. Несмотря на то что осужденным, содержащимся в исправительных учреждениях, и лицам, содержащимся под стражей, запрещается пользоваться мобильными телефонами и другими средствами

связи, практика показывает, что данный запрет часто не соблюдается. За 12 месяцев 2016 года за хранение и использование средств мобильной связи в исправительных учреждениях ГУФСИН России по Пермскому краю задержаны 171 осужденный и 16 подозреваемых (обвиняемых). Из 171 осужденного 108 привлечены к дисциплинарной ответственности в виде водворения в ШИЗО (ПКТ) и признаны злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, 63 осужденных привлечены к дисциплинарной ответственности в виде штрафа в размере 200 рублей, 37 осужденных поставлены на профилактический учет.

Как показывает практика, лица, ранее посещавшие интернет-ресурсы и являвшиеся участниками экстремистских организаций, получив доступ к средствам сотовой связи, продолжают заниматься пропагандой и распространением экстремистской идеологии в Интернете.

Существует вероятность поступления в учреждения УИС экстремистских материалов и в печатном виде, в особенности это касается литературы, распространяемой представителями ряда религиозных организаций. Следует отметить, что оценка характера данной литературы существенно осложняется отсутствием у большинства сотрудников УИС знаний о признаках экстремизма, основах мировых религий (в особенности это актуально для оценки исламской религиозной литературы, пользующейся специфической терминологией и нередко издаваемой на иностранных языках).

Одной из проблем в области противодействия экстремизму является то, что не во всех случаях сотрудники исправительных учреждений проводят постоянный мониторинг федерального списка экстремистских материалов Минюста России, который весьма динамично пополняется за счет постоянного включения в него новых материалов. Так, только за 10 месяцев 2017 года в него было включено 216 новых материалов текстового, графического и аудиовизуального характера. Отслеживание указанных материалов требует определенных затрат рабочего времени сотрудников.

Кроме того, проблемой является отсутствие инструкции о порядке проведения проверок библиотечных фондов, аудиотек и видеотек в учреждениях ГУФСИН России по Пермскому краю, а также печатных изданий и аудиофайлов, находящихся в личном пользовании осужденных, подозреваемых и обвиняемых. Следует отметить, что в настоящее время данная инструкция разработана и находится на стадии согласования.

Для решения вопроса о наличии признаков экстремизма в тех или иных материалах необходима их экспертиза. Проведение экспертной оценки печатных изданий, видео- и аудиоматериалов возможно лишь посредством обращения в соответствующие учебные и научные учреждения. Стоимость проведения подобной экспертизы на настоящий момент, как указывают

сотрудники ГУФСИН России по Пермскому краю, составляет от 4000 до 20000 рублей, что обусловливает трудности в выделении денежных средств для проведения экспертной оценки в необходимом объеме.

Как отмечается исследователями, нельзя оставлять без внимания вероятность вовлечения в экстремистскую деятельность и сотрудников исправительных учреждений. Завербованные осужденными-экстремистами сотрудники могут осуществлять доставку запрещенных к использованию предметов, попустительствовать осужденным, а также быть соучастниками преступлений (доставка и сбыт наркотиков, оружия, содействие в совершении побегов и т. д.) [2]. Вполне ожидаемо, что в данных целях содержащиеся в исправительном учреждении осужденные-экстремисты из националистических или религиозно-экстремистских движений будут вести «обработку» сотрудников из числа лиц одной с ними национальности или одинакового вероисповедания, даже не разделяющих экстремистские убеждения, поэтому сотрудники данной категории должны быть объектом индивидуальной профилактики.

По данным опроса сотрудников учреждений ГУФСИН России по Пермскому краю, среди наиболее важных причин и условий проявлений экстремизма в исправительных учреждениях отмечаются: недостатки оперативной работы по выявлению лиц, придерживающихся экстремистской идеологии, распространяющих экстремистские идеи (в качестве первостепенной данную причину выделили 23% опрошенных), отсутствие предусмотренной нормативными актами возможности изолировать лиц, придерживающихся экстремистских идей, от остальных осужденных (23% опрошенных), агитационная работа представителей экстремистских организаций среди осужденных (19,2% опрошенных), провоцирующее поведение со стороны отдельных представителей национальных группировок, землячеств (19,2% опрошенных), недостаточно высокий уровень воспитательной работы с осужденными (15,3% опрошенных).

Таким образом, следует отметить, что риск совершения преступлений экстремистского характера в учреждениях ГУФСИН России по Пермскому краю в настоящее время следует оценивать как низкий. Тем не менее в деятельности учреждений УИС существует ряд факторов организационного и духовно-нравственного характера, способных, при отсутствии надлежащих профилактических мероприятий, обусловить совершение преступлений рассматриваемой нами группы.

Список литературы

1. Агапов П.В., Сотченко С.Д. Противодействие распространению экстремистской идеологии в учреждениях уголовно-исполнительной системы // Законность. - 2016. - № 8. - С. 22-24.

2. Алдашкин М.Ю. К вопросу о профилактике проявлений экстремизма оперативными аппаратами исправительных учреждений // Юридический мир. -2014. - № 5. - С. 41-44.

3. Атлас религий и национальностей России. Исследовательская служба «Среда», 2012 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http ://sreda. org/arena? mapcode=code 13355.

4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 года № 195-ФЗ (ред. от 29.07.2017) (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.08.2017) // Собрание законодательства РФ, 07.01.2002, № 1 (ч. 1), ст. 1.

5. О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности. Указание Генеральной прокуратуры РФ № 387-11, МВД России № 2 от 11 сентября 2013 года // СПС «КонсультантПлюс», документ опубликован не был.

6. Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений. Утверждены приказом Минюста России от 16 декабря 2016 года № 296 // СПС «КонсультантПлюс», документ опубликован не был.

7. Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов. Утверждены приказом Минюста России от 14 октября 2005 года № 196 // СПС «КонсультантПлюс», документ опубликован не был.

8. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-Ф3 (с изм. и доп., вступ. в силу с 26.08.2017) // Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, № 25, ст. 2954.

9. ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» от 25.07.2002 № 114-ФЗ (ред. от 23.11.2015) // Собрание законодательства РФ, 29.07.2002, № 30, ст. 3031.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.