Научная статья на тему 'Соотношение контроля и надзора как организационно-правовых способов обеспечения законности в сфере жилищно-коммунального хозяйства'

Соотношение контроля и надзора как организационно-правовых способов обеспечения законности в сфере жилищно-коммунального хозяйства Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
827
77
Поделиться
Ключевые слова
ОРГАНЫ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ / МУНИЦИПАЛЬНЫЙ ЖИЛИЩНЫЙ КОНТРОЛЬ / ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЖИЛИЩНЫЙ НАДЗОР / ЖИЛИЩНО-КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО / КОНТРОЛЬНО-НАДЗОРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / EXECUTIVE AUTHORITIES / MUNICIPAL HOUSING CONTROL / STATE HOUSING SUPERVISION / HOUSING AND COMMUNAL SERVICES / CONTROL AND SUPERVISION ACTIVITIES

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Колязина Александра Владимировна

В статье рассматриваются общие вопросы соотношения понятий «контроль» и «надзор», формулируются выводы, затрагивающие законодательное разграничение контрольной и надзорной деятельности в сфере жилищно-коммунального хозяйства, предлагается принять в субъектах Российской Федерации законы, регламентирующие порядок взаимодействия органов муниципального жилищного контроля с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющими региональный государственный жилищный надзор. Обращается внимание на то, что государственные органы и органы местного самоуправления оказались наделенными смежными полномочиями в области обеспечения законности в жилищной сфере, а структура муниципального контроля пока находится в стадии формирования. Подчеркивается необходимость в разработке единой системы контроля и надзора в жилищной сфере для координации деятельности в этой сфере всех органов публичной власти.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Колязина Александра Владимировна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

THE CORRELATION OF CONTROL AND SUPERVISION AS ORGANIZATIONAL-LEGAL WAYS OF ENSURING LEGITIMACY IN THE SPHERE OF HOUSING AND COMMUNAL SERVICES

The article studies general questions of correlation between the concepts of "control" and "supervision", the conclusion concerning the effective distribution of control and supervisory activities in the sphere of housing and communal services is made. It is proposed to adopt the laws regulating the order of interaction of bodies of municipal housing control with executive authorities of constituent entities of the Russian Federation exercising regional state housing supervision in the constituent entities of the Russian Federation. It is emphasized that state bodies and local self-government bodies were delegated with powers related to law enforcement in housing, and the structure of municipal control is still in its formative stages. The need for the development and creation of a unified system of control and supervision in the housing sector to coordinate activities in this sphere of all public authorities is highlighted.

Текст научной работы на тему «Соотношение контроля и надзора как организационно-правовых способов обеспечения законности в сфере жилищно-коммунального хозяйства»

УДК 342.95

А. В. Колязина

СООТНОШЕНИЕ КОНТРОЛЯ И НАДЗОРА КАК ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫХ СПОСОБОВ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЗАКОННОСТИ В СФЕРЕ ЖИЛИЩНО-КОММУНАЛЬНОГО ХОЗЯЙСТВА

В статье рассматриваются общие вопросы соотношения понятий «контроль» и «надзор», формулируются выводы, затрагивающие законодательное разграничение контрольной и надзорной деятельности в сфере жилищно-коммунального хозяйства, предлагается принять в субъектах Российской Федерации законы, регламентирующие порядок взаимодействия органов муниципального жилищного контроля с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющими региональный государственный жилищный надзор. Обращается внимание на то, что государственные органы и органы местного

самоуправления оказались наделенными смежными полномочиями в области обеспечения законности в жилищной сфере, а структура муниципального контроля пока находится в стадии формирования. Подчеркивается необходимость в разработке единой системы контроля и надзора в жилищной сфере для координации деятельности в этой сфере всех органов публичной власти.

Ключевые слова: органы исполнительной власти, муниципальный жилищный контроль, государственный жилищный надзор, жилищно-коммунальное хозяйство, контрольно-надзорная деятельность.

А. V. Ко1уаг1па

THE CORRELATION OF CONTROL AND SUPERVISION AS ORGANIZATIONAL-LEGAL WAYS OF ENSURING LEGITIMACY IN THE SPHERE OF HOUSING AND COMMUNAL SERVICES

The article studies general questions of correlation between the concepts of "control" and "supervision", the conclusion concerning the effective distribution of control and supervisory activities in the sphere of housing and communal services is made. It is proposed to adopt the laws regulating the order of interaction of bodies of municipal housing control with executive authorities of constituent entities of the Russian Federation exercising regional state housing supervision in the constituent entities of the Russian Federation. It is emphasized that state bodies and lo-

cal self-government bodies were delegated with powers related to law enforcement in housing, and the structure of municipal control is still in its formative stages. The need for the development and creation of a unified system of control and supervision in the housing sector to coordinate activities in this sphere of all public authorities is highlighted.

Key words: executive authorities, municipal housing control, state housing supervision, housing and communal services, control and supervision activities.

Представляя собой одну из значимых сфер современной социально-экономической системы, жилищно-коммунальное хозяйство существенно влияет на формирование основных параметров качества жизни населения. В настоящее время указанная сфера требует особого внимания, а проводимая перманентная реформа этой отрасли должна заключаться в поступательном, осмысленном принятии решений, которые будут осуществляться под действенным публичным контролем (надзором) во всех областях без исключения.

В связи с этим мы вынуждены констатировать, что на фоне отсутствия единого правово-

го акта, в котором бы закреплялись основы деятельности государства по контролю и надзору, современное отечественное законодательство, регулирующее вопросы государственного контроля (надзора) развивается противоречиво. Одним из факторов такого диссонанса служит отсутствие единства во взглядах на понятия «надзор» и «контроль». Этимологически данные понятия представляются близкими. Так, в статьях толкового словаря современного русского языка контроль определяется как проверка, «а также наблюдение с целью проверки» [4, с. 278], а надзор - наблюдение с целью контроля, охраны и присмотра [4, с. 358]. Ана-

логичное толкование контроля представлено и в других словарях [12, с. 241]. Несмотря на обилие теоретических разработок и неугаса-ющее внимание к данной теме, изученность и теоретическая обоснованность научных взглядов относительно содержания государственного контроля представляются недостаточными. Такому положению способствуют объективные предпосылки, обусловливающие трудность изучения контроля: 1) наличие многообразия в формах, методах и способах, а также сферах общественной жизни; 2) специфика деятельности контрольных органов; 3) индикация данным понятием разнообразных, не похожих друг на друга видов деятельности, различных контрольных действий, а также правовых последствий.

Анализ действующего законодательства также не приводит к ответу на вопрос о разграничении понятий контроля и надзора, хотя нормативные правовые акты изобилуют терминами «контроль и надзор», «контроль (надзор)», «контрольно-надзорная деятельность», «государственный надзор», разграничение которых по содержанию весьма затруднительно. В то же время для юридической науки инструментарием служат прежде всего понятия, категории и термины, которые нужно использовать осторожно, так как их, по образному выражению И. И. Веремеенко, вполне возможно приравнивать к математическим выкладкам [3, с. 16].

Представляется, что основу отграничения государственного контроля от административного надзора должен составлять характер социальных связей между субъектом и объектом. Если контрольным отношениям присуща подчиненность, то осуществление надзора происходит по отношению к неподчиненным гражданам и организациям. В вопросах определения контроля и надзора до сего времени не существует однозначного подхода. Например, А. П. Алехиным понятия «контроль» и «надзор» в их функциональном назначении не разделяются, а назначение контроля, по его мнению, состоит в обеспечении дисциплины, законности и государственного управления в целом. Автором подчеркивается корреляция между организацией и осуществлением контроля и особенностями правового статуса государственных и негосударственных предприятий, учреждений и организаций различного профиля деятельности. Раскрытие содержания надзора им проводится с использованием термина «контроль» [1, с. 482-483], что позволяет утверждать об использовании данных терминов А. П. Алехиным как тождественных.

По мнению М. С. Студеникиной, от того, как организована контрольно-надзорная деятельность, зависит состояние законности, дисциплины и правопорядка [11, с. 41-44]. При исследовании понятий «контроль» и «надзор» названным автором сделан вывод, что их различие проявляется в ширине обследуемой сферы деятельности и специфике используемых правовых форм и методов воздействия. Если контроль характеризуется отсутствием установленных ограничений для рассмотрения вопросов, которые связаны с соблюдением обязательных предписаний нормативных правовых актов, так как на органы контроля возложена проверка не только нарушений субъектом управления действующего законодательства, но и правильности, целесообразности и эффективности использования представленных ему полномочий, то, например, при осуществлении административного надзора проявление специфики заключается в ограничении пределов компетенции контролирующего органа только проверкой законности действий конкретного объекта. М. С. Студеникина при этом абсолютно верно отметила отсутствие органов «чистого» административного надзора, так как в практической деятельности сочетание элементов внешнего контроля и административного надзора всегда присутствует, поэтому в каждом конкретном случае представляется затруднительным определить, когда именно заканчивается надзор и начинается контроль. Надзор, согласно мнению М. С. Студеникиной, - это суженный контроль, но суженный в отношении только своего приложения. Данное утверждение позволяет прийти к выводу, что названным автором в качестве критерия разграничения понятий «административный надзор» и «административный контроль» рассматривается проверка целесообразности и эффективности деятельности. Такой подход выглядит достаточно привлекательным, однако в нем не полностью отражаются цели контроля и надзора, что затрудняет разграничение данных понятий. А. В. Мартынов отмечает, что сегодня данный подход недостаточно доказательно представлен в правовой действительности, к тому же не всегда гармонизирован с действующим законодательством [7, с. 101].

Солидарную с мнением М. С. Студеникиной точку зрения высказал О. В. Токарев, который указал на тесную связь надзора, осуществляемым органами исполнительной власти, с контролем, поскольку тот является его составным элементом [8, с. 787]. Предмет надзора ограничивается проверкой соответствия функциони-

рования управляемого объекта содержащимся в Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных и федеральных законах, а также в иных нормативных правовых актах и правилам поведения, имеющим общеобязательную силу, т. е. оценкой законности в широком понимании.

Это положение подтверждается и М. С. Сту-деникиной, которая, говоря о сущности контроля, утверждает, что он представляет собой наблюдение за деятельностью подконтрольного объекта на предмет его соответствия предписаниям, полученным им от властвующего субъекта, в роли которого может выступать орган или должностное лицо [10, с. 7].

Ряд ученых, к числу которых следует отнести В. М. Манохина, отличие контроля от надзора прослеживают как в составных элементах, посредством которых определяется собственно содержание данных понятий (при надзоре, по мнению авторов, проверка может производиться только на соответствие закону, но не целесообразности), так и в принятых мерах по итогам контроля и надзора, которые при надзоре, по сути, являются специальными, а их перечень строго ограничивается законодательно, в то время как при контроле могут приниматься разнообразные по характеру меры, в том числе и материально-технические, финансовые, организационные [5, с. 242-243]. Высказанная точка зрения не имеет широкой поддержки в научном сообществе, однако заслуживает внимания. Большинством исследователей отмечается видимая родственность данных видов деятельности, которая и делает их сложными для разграничения. К сходным сущностным признакам контроля и надзора можно отнести: цели, характер деятельности, предполагающий управленческое воздействие на объект управления, общие методы деятельности.

Некоторые исследователи связывают надзорную деятельность в основном с надзором, осуществляемым органами прокуратуры Российской Федерации, считая, что в качестве надзора следует рассматривать форму правовой деятельности, в которой управомочен-ные субъекты согласно своей компетенции совершают юридически значимые действия, направленные на разрешение в отношении подвластных объектов юридических дел, основанием возникновения которых послужило неисполнение или ненадлежащее исполнение законодательства со стороны государственных органов и должностных лиц, с целью предупреждения и пресечения деликтов, обеспечения правопорядка и законности [2, с. 225]. При

этом надзор представляет собой автономный и самостоятельный институт государственного механизма, характеризующийся признаками, позволяющими дать ему оценку как форме публично-властной деятельности специально уполномоченных органов и должностных лиц [2, с. 219].

Данное мнение не разделяется А. В. Мартыновым, утверждающим, что теоретико-правовое понимание административного надзора предполагает существование принципиальных различий между ним и контролем (государственным, судебным, парламентским и общественным), поскольку его основу не составляет проверка управляющим субъектом исполнительской деятельности управляемого объекта. Проверке подлежит другая управленческая деятельность, направленная на надсмотр за правильностью (правомерностью) поведения объекта. Указанным автором отмечается преимущество такого надсмотра перед контрольной деятельностью в связи с сосредоточением (узкой направленностью) регулятивного воздействия, которое получает управленческая деятельность. Данное воздействие подлежит ограничению правовыми рамками. Таким образом, административный надзор предполагает фактическое отсутствие дискреционных функций управляющего субъекта, в то время как осуществление контроля предполагает возможность действовать по усмотрению, в частности, в случае оценки функционирования объекта контроля с позиции целесообразности [6, с. 62-69]. Контроль характеризуется свободой оценки результатов контрольных проверок по усмотрению, что предполагает возможность оценки контрольных фактов как негативного, так и позитивного характера. В то же время административному надзору не присущи свобода усмотрения и возможность корректирования итогов его осуществления с точки зрения параметров оценки. Задачей субъекта, осуществляющего административный надзор, является определение соответствия или несоответствия деятельности объекта надзора изложенным в законе параметрам [6, с. 62-69].

Вряд ли стоит отвергать предложенные в научной литературе идеи полностью, однако если исходить из единства сущности данных явлений, представляющих собой монолитную контрольную функцию государства, то различные виды надзора должны рассматриваться в качестве хотя и специфических, но все-таки организационно-правовых форм контроля.

Большинство ученых-административистов разделяют ту точку зрения, согласно которой

административный надзор рассматривается как часть, разновидность государственного контроля, который осуществляется органами исполнительной власти и иными органами публичного управления. В результате сформировалась устойчивая характеристика административного надзора как проверки не всей деятельности подконтрольных органов и организаций, а ограничивающейся лишь итогами выполнения последними определенных норм и правил. В таких случаях не наблюдается обусловленности специальных административных полномочий подчиненностью контролируемых объектов, и имеет значение отношение исключительно к обеспечению таких условий, отсутствие которых не позволит им нормально функционировать.

Настоятельная необходимость по упорядочению жилищного контроля и надзора и модификации процедур его реализации послужила основанием для внесения целого ряда поправок в Жилищный кодекс Российской Федерации [13; 14; 16], согласно которым предусмотрена организация трехуровневой системы надзора и контроля в сфере жилищно-коммунального хозяйства, состоящей из государственного жилищного надзора, муниципального жилищного контроля и общественного контроля.

Основными средствами осуществления государственного жилищного надзора являются проверки юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и граждан, организуемые и проводимые органами государственной власти и местного самоуправления. В результате таких проверок к нарушителям применяются предусмотренные законодательством Российской Федерации меры, устраняются и пресекаются выявленные нарушения. В системе государственного жилищного надзора осуществляется систематическое наблюдение за исполнением установленных требований, а также анализ и прогнозирование выполнения обязательных требований, адресованных юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям и гражданам. Эти обязанности по контролю возложены на органы государственной власти и местного самоуправления.

Имеющиеся исключения обозначены в ч. 7 ст. 20 ЖК РФ, согласно которой не предполагается осуществление государственного жилищного надзора в отношении управляющих организаций, выполняющих предусмотренной в лицензии обязанности по управлению многоквартирным домом. Однако управляющие организации находятся под наблюдением контрольно-надзорных органов, так как непремен-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ным условием деятельности по управлению многоквартирными домами является выдача лицензии на управление многоквартирными домами субъектами государственного жилищного надзора, а также осуществление предварительного и последующего лицензионного контроля. Отношения, которые связаны с лицензированием деятельности по управлению многоквартирными домами, регулируются положениями Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 4 мая 2011 г. № 99-ФЗ (в ред. от 30 декабря 2015 г.) [17] с учетом особенностей, которые установлены ЖК РФ (ч.ч. 3, 5 ст. 192 ЖК РФ).

Федеральным законом от 25 июня 2012 г. № ЭЗ-ФЗ (в ред. от 21 июля 2014 г.) «О внесении изменений в отдельные акты Российской Федерации по вопросам государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» [15] в ЖК РФ были внесены изменения, которые кардинально повлияли на структуру жилищного контроля и надзора в Российской Федерации. Правомочиями по осуществлению жилищного надзора ранее были наделены только лишь органы государственной власти субъектов Российской Федерации. Названным законом установлено понятие муниципального жилищного контроля. В соответствии с ч. 1.1 ст. 20 ЖК РФ «под муниципальным жилищным контролем понимается деятельность органов местного самоуправления, уполномоченных на организацию и проведение на территории муниципального образования проверок соблюдения юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями и гражданами обязательных требований, установленных в отношении муниципального жилищного фонда федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации в области жилищных отношений, а также муниципальными правовыми актами. Органы государственной власти субъектов Российской Федерации вправе наделять законами субъектов Российской Федерации уполномоченные органы местного самоуправления отдельными полномочиями по проведению проверок при осуществлении лицензионного контроля в отношении юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, осуществляющих деятельность по управлению многоквартирными домами на основании лицензии».

Порядок, в котором будет осуществляться муниципальный жилищный контроль, должны устанавливать либо муниципальные органы, либо законодатели субъектов Российской Федерации при выполнении условия, что приня-

тые нормативно-правовые акты органов местного самоуправления по указанным вопросам не будут противоречить законам субъектов Российской Федерации.

Пояснительная записка к проекту Федерального закона «О внесении изменения в статью 20 Жилищного кодекса Российской Федерации» содержала мнение о том, муниципальный жилищный контроль может в ближайшее время потерять смысл [9]. Такой вывод был сделан на основании того, что доля муниципального жилищного фонда в большинстве субъектов Российской Федерации не является существенной в связи с приватизацией жилищного фонда и сохраняет тенденцию по сокращению в связи с продлением срока приватизации. Данный посыл не является верным по существу, а учитывая, что на сегодняшний момент четкого разграничения полномочий между органами государственного жилищного надзора и муниципального контроля не просматривается, то никакой отмены муниципального контроля не

предвидится. Сейчас государственные органы и органы местного самоуправления оказались наделенными, по сути, смежными полномочиями, а структура муниципального контроля пока находится в стадии формирования.

Указанные обстоятельства, по нашему мнению, актуализируют необходимость принятия в субъектах Российской Федерации законов, регламентирующих процедуру взаимодействия органов муниципального жилищного контроля с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющими региональный государственный жилищный надзор, для унификации законодательства.

Проведенный анализ контроля и надзора в сфере жилищно-коммунального хозяйства, который осуществляют органы государственной власти и муниципальные органы, подтвердил необходимость в разработке и создании единой системы контроля и надзора в жилищной сфере для координации деятельности в этой сфере всех органов публичной власти.

Литература

1. Алехин А.П., Кармолицкий А. А. Административное право России: учебник. 4 1. М.: Зерцало-М, 2010. 320 с.

2. Беляев В. П. Контроль и надзор как формы юридической деятельности: вопросы теории и практики: дис. ... д-ра юрид. наук. Саратов: СГАП, 2006. 436 с.

3. Веремеенко И. И. Существующие трактовки финансово-правовых отношений и вопросы, которые они вызывают// Актуальные проблемы административного и административно-процессуального права. Сборник тезисов статей. М.: Московский университет МВД России. 2003. С. 16-18.

4. Лопатин В. В., Лопатина Л. Е. Толковый словарь современного русского языка. М.: Эксмо, 2009. 928 с.

5. Манохин В. М., Адушкин Ю. С. Российское административное право: учебник, 2-е изд. Саратов: СГАП, 2003. 496 с.

6. Мартынов А. В. К вопросу об административном надзоре как функции публичного управления: понятие, обоснования и главные черты // Административное и муниципальное право. 2009. № 9. С. 62-69.

7. Мартынов А. В. Проблемы правового регулирования административного надзора в России. Административно-процессуальное исследование: монография. M.: NOTA BENE, 2010. 548 с.

8. Общее административное право: учебник / под ред. Ю. Н. Старилова. Воронеж: ВГУ, 2007. 848 с.

9. Официальный сайт Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. URL: http://asozd2. duma.gov.ru/addwork/scans.nsf/ID/6C5E8BADCB2FE94743257FE100396846/$File/1112685-6.PDF?OperiElement (Дата обращения: 02.03.2017).

10. Студеникина М. С. Государственный контроль в сфере управления. М.: Юридическая литература, 1974. 160 с.

11. Студеникина М. С. Государственный контроль и применение административной ответственности как формы государственного регулирования экономическими процессами // Административно-правовое регулирование в сфере экономических отношений. Сборник статей. М.: Изд-во Академического правового ун-та, 2001. С. 41-44.

12. Ушаков Д. Н. Толковый словарь современного русского языка. М.: Аделант, 2013. 800 с.

13. Федеральный закон № 123-ФЭ «О внесении изменений в Жилищный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 04.06.2011 года // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 23. Ст. 3263.

14. Федеральный закон № 200-ФЗ «О внесении изменений в Жилищный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 28.06.2014 года // Собрание законодательства Российской Федерации. 2014. № 26 (Часть I). Ст. 3406.

15. Федеральный закон № 93-Ф3 «О внесении изменений в отдельные акты Российской Федерации по вопросам государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» от 25.06.2012 года /У Собрание законодательства Российской Федерации. 2012. № 26. Ст. 3446.

16. Федеральный закон № 242-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» от 18.07.2011 года // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 30 (Часть I). Ст. 4590.

17. Федеральный закон № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 04.05.2011 года // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 19. Ст. 2716.

References

1. Alekhin А. Р.. Karmolitskii A. A. Administrativnoe pravo Rossii: uchebnik. Pervaya chast' (Administrative law of Russia). Moscow: Zertsalo-M. 2010. 320 p.

2. Belyaev V. P. Kontrol' i riadzor kak formy yuridicheskoi deyatel'nosti: voprosy teorii i praktiki (Control and supervision as forms of legal action: issues of theory and practice). Saratov: SSAL publ., 2006. 436 p.

3. Vererneeriko I. I. Sushchestvuyushchie traktovki finansovo-pravovykh otrioshenii i voprosy, kotorye oni vyzyvayut (Existing interpretations of financial and legal relationships and the arising challenges) // Aktual'nye problemy administrativriogo i admiriistrativno-protsessuarnogo prava. Sbornik tezisov statei (Topical problems of administrative and administrative procedural law. Proceedings). Moscow: Moscow University of the Ministry of Internal Affairs of Russia, 2003. P. 16-18.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Lopatin V. V., Lopatina L. E. Tolkovyi slovar' sovremennogo russkogo yazyka (Explanatory dictionary of modern Russian language). Moscow: Eksrno, 2009. 928 p.

5. Manokhin V. M., Adushkin Yu.S. Rossiiskoe administrativnoe pravo: uchebnik (Russian administrative law). Saratov: SSAL Publ., 2003. 496 p.

6. MartynovA. V. Kvoprosu ob administrativnom nadzore kakfunktsii publichnogo upravleniya: ponyatie, obosnovaniya i glavnye cherty (On administrative supervision as a function of public administration: concept, rationale and main features) II Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. 2009. No. 9. P. 62-69.

7. MartynovA. V. Problemy pravovogo regulirovaniya administrativnogo nadzora v Rossii. Administrativno-protsessual'noe issledovanie: monografiya (Problems of legal regulation of administrative supervision in Russia. Administrative and procedural research). Moscow: NOTA BENE, 2010. 548 p.

8. Obshchee administrativnoe pravo: uchebnik / pod red. Yu. N. Starilova (Common administrative law). Voronezh: VSU Publ., 2007. 848 p.

9. The official website of the State Duma of the Federal Assembly of the Russian Federation. URL: http://asozd2.duma. gov.ru/addwork/scans.nsf/ID/6C5E8BADCB2FE94743257FE100396846/$File/1112685-6. PDF?OpenElement (Accessed: 02.03.2017).

10. Studenikina M. S. Gosudarstvennyi kontrol' v sfere upravleniya (State control in the sphere of management). Moscow: Yuridicheskaya literatura, 1974. 160 p.

11. Studenikina M. S. Gosudarstvennyi kontrol' i primenenie administrativnoi otvetstvennosti kak formy gosudarstvenno-go regulirovaniya ekonomicheskimi protsessami (State control and application of administrative liability as a form of state regulation of economic processes) // Administrativno-pravovoe regulirovanie v sfere jekonomicheskih otnoshenij. Sbornik statej (Administrative-legal regulation in the sphere of economic relations. Proceedings). Moscow: Akademicheskii pravovoi universitet, 2001. P. 41-44.

12. Ushakov D. N. Tolkovyi slovar' sovremennogo russkogo yazyka (Explanatory dictionary of modern Russian language). Moscow: Adelant, 2013. 800 p.

13. The Federal Law No. 123 «0 vnesenii izmenenii v Zhilishchnyi kodeks Rossiiskoi Federatsii i otdel'nye zakonod-atel'nye akty Rossiiskoi Federatsii» («On amendments to the Housing code of the Russian Federation and certain legislative acts of the Russian Federation») (04.06.2011) // Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. 2011. No. 23. Art. 3263.

14. The Federal Law No. 200 «0 vnesenii izmenenii v Zhilishchnyi kodeks Rossiiskoi Federatsii i otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii» («On amendments to the Housing code of the Russian Federation and certain legislative acts of the Russian Federation») (28.06.2014) // Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. 2014. No. 26 (Part I). Art. 3406.

15. The Federal Law No. 93 «0 vnesenii izmenenii v otdel'nye akty Rossiiskoi Federatsii po voprosam gosudarstvennogo kontrolya (nadzora) i munitsipal'nogo kontrolya» («On modification of certain acts of the Russian Federation concerning the state control (supervision) and municipal control») (25.06.2012) // Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. 2012. No. 26. Art. 3446.

16. The Federal Law No. 242 «0 vnesenii izmenenii v otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii po voprosam osushchestvleniya gosudarstvennogo kontrolya (nadzora) i munitsipal'nogo kontrolya» («On amendments to certain legislative acts of the Russian Federation implementation of state control (supervision) and municipal control») (18.07.2011) // Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. 2011. No. 30 (Part I). Art. 4590.

17. The Federal Law No. 99 «0 litsenzirovanii otdel'nykh vidov deyatel'nosti» («On licensing of certain types of activities») (04.05.2011)//Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. 2011. No. 19. Art. 2716.