Научная статья на тему 'Some considerations on Hurrian-North Caucasian lexical matches'

Some considerations on Hurrian-North Caucasian lexical matches Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
22
2
Поделиться
Ключевые слова
ХУРРИТСКИЙ ЯЗЫК / СЕВЕРОКАВКАЗСКИЕ ЯЗЫКИ / НАХСКИЕ ЯЗЫКИ / ЯЗЫКОВЫЕ КОНТАКТЫ / ЛЕКСИКОСТАТИСТИКА

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Kassian A. S.

The article briefly discusses the North Caucasian attribution of the Hurro-Urartian languages. The analysis of the Hurrian basic vocabulary allows us to suppose some Hurro-Urartian-Proto-Nakh contacts that were intense enough to cause borrowing of items on the Swadesh wordlist of the Nakh proto-language.

Текст научной работы на тему «Some considerations on Hurrian-North Caucasian lexical matches»

Некоторые соображения

О ЛЕКСИЧЕСКИХ СХОЖДЕНИЯХ МЕЖДУ ХУРРИТСКИМ И СЕВЕРОКАВКАЗСКИМИ ЯЗЫКАМИ

Резюме. В статье кратко обсуждается гипотеза о включении хуррито-урартских языков в северокавказскую языковую семью. На основе анализа базисной лексики делается предположение об интенсивных контактах между носителями праязыка нахской группы и хуррито-урартцами.

Ключевые слова. Хурритский язык, северокавказские языки, нахские языки, языковые контакты, лексикостатистика; Human, North Caucasian languages, Nakh languages, language contacts, lexicostatistics

0. Подготовка в рамках проекта «The Global Lexicostatistical Database» (Москва / Санта-Фе) 110-словных списков базисной лексики нового образца для различных языков мира позволяет по-новому взглянуть на некоторые ранее выдвинутые теории и предположения.

Доклад посвящен хуррито-урартской (ХУ) группе языков, точнее говоря, хурритскому языку, т. к. собственно урартский язык (известный в более скудных и однообразных фиксациях) мало что дает для лексикографии.

Хурритский язык известен по клинописным источникам примерно с XXIII по XIII вв. до н. э. (Salvini 1998, Wegner 2007: 21 ff.). Для дописьменного периода хурритский (хуррито-урартский) этнос можно ассоциировать с куро-аракской археологической культурой (Kassian 2010a: 423 ff.). Урартский язык известен из клинописных памятников 1-го тыс. до н. э. (см. сводные корпусы урартских текстов в Арутюнян 2001 и Salvini 2008).

110-словный список хурритского языка, недавно подготовленный мной для проекта GLD, заполняется чуть более чем наполовину: хурритские эквиваленты неизвестны примерно для 50 сводешевских позиций (аннотированный хурритский 50словный список, включающий в себя наиболее устойчивую половину сводешевского 100-словника, см. в Kassian 2010b). Тем не менее, имеющийся материал позволяет сделать некоторые принципиальные выводы.

к СЕВЕРО-

\

Анатолия в конце 3 - начале 2 тыс. до н. э.

(цит. по: Касьян 2010; Кашап 2010а)

1. Родство с северокавказской семьей.

Идея включения ХУ языков в восточнокавказскую (нахско-дагестанскую) ветвь северокавказской лингвистической семьи весьма логична с точки зрения географической и временной дистрибуции, а также грамматической типологии. Эта теория имеет давнюю традицию. Предположение о родстве ХУ языков с нахско-дагестанскими высказывалось еще во 2-й пол. XIX в., впоследствии эту теория разрабатывали некоторые отечественные авторы: Г. А. Климов, Ю. Н. Дешериев, И. М. Дьяконов, а также поляк Ян Браун (см., напр., Diakonoff 1971: 161 ff.; Дьяконов 1978). Последней значимой публикацией пропонентов гипотезы является монография Diakonoff & 81агоБ1;т 1986 (на рус. яз.: Дьяконов & Старостин 1988). Однако, после находок новых текстов и соответствующего увеличения объема наших знаний о хурритском языке, с одной стороны, и с развитием северокавказского сравнительно-исторического языкознания1 -с другой, данная гипотеза начала выглядеть менее привле-

1 В 1990-х годах была завершена принципиальная реконструкция фонетики и лексики северокавказского праязыка, см. этимологический словарь С. Л. Николаева и С. А. Старостина, вышедший в 1994 (КСЕБ).

кательно (см., напр., ее критику в РаМ 2003) и сейчас не имеет явных сторонников2.

В целом, объем предполагаемых восточнокавказско-хуррит-ских лексических изоглосс оказывается достаточно низким. Что касается непосредственно базисной лексики, то в имеющемся 100-словном списке сводешевской лексики для хурритского языка почти отсутствуют какие-либо совпадения между северокавказским праязыком и засвидетельствованным хурритским. Такая ситуация (при включении ХУ языков в данную семью или уже: в восточнокавказскую ветвь этой семьи) типологически невозможна3.

2. Лингвистические контакты с языками северокавказской семьи.

Т. к. имеются основания считать, что в 4-2 тыс. до н. э. хуррито-урартские и северокавказские языки сосуществовали в одном ареале (Кавказ и Восточная Анатолия, см. подробнее в Kassian 2010а: 416 ff. с лит.), было бы естественным предположить о контактах указанных этносов и попытаться обнаружить лингвистические следы таковых интерференций.

Подобное исследование - дело будущего, однако даже анализ базисной лексики хурритского языка позволяет сделать некоторые любопытные предположения.

Если брать не реконструкцию северокавказского языка как такового, а словарные реконструкции праязыков, представляющих собой отдельные группы внутри северокавказской семьи, то в хурритском 100-словнике обнаруживаются несколько основ, обладающих определенным фонетическим сходством с соответствующими элементами 100-словного списка нахского праязыка.

Нахская языковая группа засвидетельствована тремя языками: чеченским, ингушским и бацбийским. Группа входит в восточнокавказскую ветвь северокавказской языковой семьи, отделяясь от основного ствола около XXVIII в. до н.э. (предварительные глоттохронологические данные автора по 50-словным подсчетам). Распадается нахская группа на чечено-ингушскую и бацбийскую ветви ок. II в. до н.э. (глоттохронологичес-

2

Отметим, что в начале 2000-х и сам С. А. Старостин в беседе с коллегами признавал спорность восточнокавказской атрибуции ХУ группы.

3 Я исхожу из того, что северокавказская семья имеет глубину, сравнимую с индоевропейской, распад обеих приходится где-то на рубеж 5-4 тыс. до н. э. Для примера: количество этимологических схождений между 100-словными списками древнегреческого и древнеиндийского языков составляет несколько десятков слов.

кие данные по 100-словным подсчетам). Таким образом, хуррит-ский язык существовал синхронно пранахскому языку в течение всего периода своей фиксации.

Важный факт состоит в том, что данные нахские корни не только не представляют собой этимоны соответствующих элементов сводешевского списка для северокавказского праязыка, но и вообще не имеют убедительной северокавказской этимо-

4

логии .

Хуррито-нахские схождения таковы.

1. ‘to hear’ / ‘слышать’

Хур. has-. См. Wegner 2007; GLH: 95; Catsanicos 1996: 267, 272; Dietrich & Mayer 2010: 242; Wilhelm 1991: 166, Campbell 2008: 283. Фиксации: Tisatal, Bo.Bil., Bogh., Mit., Tell Brak. Второй претендент на данное значение - глагол salh- (фиксации: Mari, Bo.Bil., Bogh.), - видимо, значит ‘прислушиваться, внимать’, а не ‘слышать’ как таковое (см. Wegner 2007, Catsanicos 1996: 267).

Нах. */ас- (сохраняет свой базовый статус во всех трех языках). Сев.-кавк. этимологии не имеет.

2. ‘smoke’ / ‘дым’

Хур. hiuri. См. Andre-Salvini & Salvini 1998: 12. Фиксации: Ugar. C. Возможно, более широко засвидетельствованное слово huwr-ushi ‘incense burner’ (GLH: 109) восходит к данному корню, хотя развитие вокализма не ясно.

Нах. *kur, косв. *kurV (сохраняет свой базовый статус во всех трех языках). Сев.-кавк. этимологии не имеет.

3. ‘two’ / ‘два’

Хур. sin(i). См. GLH: 234; Wegner 2007: 81; Wilhelm 2008: 101; Giorgieri 2000: 222; Catsanicos 1996: 249; Dietrich & Mayer 2010: 191. Фиксации: Nuzi, Mari, Bo.Bil., Bogh., Mit., Ugar.A., Msk.

T T Ф V • vt> • / V* v>

Нах. *si, косв. *sina- (сохраняет свой базовый статус во всех трех языках). В NCED при предположении консонантной метатезы пранахские формы сравниваются с лак. nuws:a ‘ram (more than 2 years old)’, лезг. *nusaj (~ -iw-) ‘sheep (about 2 years old)’ (отмечено только в рутульско-цахурском), зап.-кавк. *пэсэ ‘a ram slaughtered in honor of the guest’ (отмечено в адыгско-кабардинском и убыхском). Бесспорный общесеверокавказский корень для ‘2’ - это *qHwa. Авторы NCED предполагают исходную супплетивную парадигму числительного ‘2’: прям. основа *qHwa / косв. *nawsi, при этом косвенная основа повсеместно

4 Ниже северокавказский материал приводится по NCED, если не указано иное.

оказалась вытеснена прямой, сохранившись в своем исходном значении только в пранахском (где наоборот была элиминирована прямая основа). Вся конструкция представляется крайне гипотетичной, материал слишком скуден, да и наличие супплетивной парадигмы для такого числительного типологически нехарактерно. Пранахскую основу следует считать изолятом.

Разумеется, мы не можем говорить о регулярности фонетических соответствий между данными хурритскими и нахскими формами по причине скудости данных, но материальное сходство налицо.

В такой ситуации возможны три сценария:

1) ХУ обладает специфически близким родством с пранах-ским языком, и три приведенные изоглоссы представляют собой совместные инновации после отделения ХУ-нахской ветви от вост.-кавк. ствола. Это гипотеза противоречит всем имеющимся данным (как формальным лексикостатистическим, так и менее формальным традиционным компаративистским).

2) Эти три изоглоссы представляют собой независимые параллельные заимствования в хурритский и пранахский из какого-то неизвестного языка. Такой сценарий требует слишком сильных допущений: существование в III-II-м тыс. до н. э. культурно доминирующего этноса, чей язык, с одной стороны, оказал столь сильное влияние на соседей (заимствования в 100-словник), а с другой стороны - не оставил никаких других следов. Кроме того, вероятность сепаратного заимствования одного и того же набора слов представляется слишком низкой.

3) Три указанные изоглоссы являются заимствованиями в пранахский из хурритского или его ближайшего лингвистического родственника.

Последний сценарий наиболее вероятен, хотя, принимая его, мы должны предположить очень сильное культурное и языковое влияние хурритов (или хуррито-урартцев) на пранахов. Впрочем, последнему предположению пока нет никаких прямых противоречий.

Комментарий к обозначению числительного ‘2’.

Хур. sin(i) и нах. *si / *sina-, конечно, напоминают прасемитское числительное *tVny ‘2’ (аккад. sina, угар. tn, финик. sn и т. д.), т. е. формы звукотипа sin- ~ tin-, которые имели широкое распространение среди древних семитских языков Переднего Востока.

Фонетическое совпадение между хурритской и семитскими формами может быть случайным созвучием. Но допустимо считать, и что хурритская форма в качестве торгового термина была заимствована из аккадского или какого-либо западносемитского диалекта. Ср. хур. sese ‘6’, которое, видимо, аналогично было заимствовано из аккадского или западносемитского: аккад. sessu ‘6’, угар. tt ‘6’ (< сем. *sdt ‘6’).

Конечно, заимствование слова для двойки5 - типологическая редкость. Обычно такое замещение исконного термина имеет место при комплексном заимствовании счетного ряда, ср. примеры в языках Восточной и Юго-Восточной Азии. Однако бродячий характер именно числительного ‘2’ отмечен в некоторых африканских регионах у кушитских, омотских и сурмийских языков (Г. С. Старостин, уст. сообщ.).

Что касается пранахского, то он не показывает никаких свидетельств прямых контактов с семитскими языками, так что для объяснения нах. *si / *sina- ‘2’ из семитского слова мы должны постулировать язык-посредник, - по бритве Оккама, это хурритский. Ср. также пра-нахское числительное ‘3’ - прям. основа *qo? / косв. *qa?a- ‘3’ (Blazek 2010: 118), - которое также не имеет северокавказских этимонов, однако напоминает хур. kag- ‘3’.

Литература

Арутюнян 2001 - Арутюнян Н. В. Корпус урартских клинообразных надписей. Ереван, 2003.

Дьяконов 1978 - Дьяконов И. М. Хуррито-урартский и восточнокавказские языки // Древний Восток 3. Ереван, 1978. С. 25-38. Дьяконов & Старостин 1988 - Дьяконов И. М., Старостин С. А. Хурри -то-урартские и восточнокавказские языки // Древний Восток: этнокультурные связи. Москва, 1988. С. 164-207.

Касьян 2010 - Касьян А. Лексические контакты хаттского языка // Индоевропейское языкознание и классическая филология. XIV / Ред. Н. Н. Казанский и др. СПб., 2010. С. 445-475.

Andre-Salvini & Salvini 1998 -Andre-Salvini B., Salvini M. Un nouveau vocabulaire trilingue sumerien-akkadien-hourrite de Ras Shamra // Studies in the Culture and Civilization of Nuzi and the Hurrians 9 (1998). P. 3-31.

Blazek 2010 - Blazek V. Human numerals // Исследования по лингвистике и семиотике: Сборник статей к юбилею Вяч. Вс. Иванова. М.: Языки славянских культур, 2010. С. 117-123.

Campbell 2008 - Campbell D. Mood and modality in Hurrian. Ph.D., The University of Chicago, 2008.

Catsanicos 1996 -Catsanicos J. L’apport de la bilingue de Hattusa a la lexicologie hourrite // Amurru 1: Mari, Ebla et les hourrites. Paris, 1996. P. 197-296.

Diakonoff 1971 - Diakonoff I. M. Hurrisch und Urartaisch (Munchener Studien zur Sprachwissenschaft, Beiheft, N.F., 6). Munchen, 1971. Diakonoff & Starostin 1986 -Diakonoff I. M., Starostin S. A. Hurro-Urartian as an Eastern Caucasian Language (Munchener Studien zur Sprachwissenschaft, Beiheft, N.F., 12). Munchen, 1986.

Dietrich & Mayer 2010 - Dietrich M., Mayer W. Der hurritische Brief des Dusratta von MIttanni an Amenhotep III. Text - Grammatik - Kopie. Munster: Ugarit-Verlag, 2010.

5 Самый стабильный сводешевский элемент после местоимения ‘мы’ по индексу стабильности, см. Starostin в. 2010.

Giorgieri 2000 - Giorgieri M. Schizzo grammaticale della lingua hurrica // S. de Martino et al. La civilta dei Hurriti (= La parola del Passato 55). Napoli, Macchiaroli Editore, 2000. P. 171-277.

GLH - Laroche E. Glossaire de la langue hourrite. Paris, 1980.

Kassian 2010a - Kassian A. Hattic as a Sino-Caucasian language // Ugarit-Forschungen. Bd 41, 2009-2010. P. 309-447.

Kassian 2010b - A. Kassian. Review of: The Indo-European Elements in Hurrian, by Arnaud Fournet & Allan R. Bomhard (2010) // Journal of Language Relationship, No. 4 (2010). P. 199-206.

NCED - Nikolayev S. L., Starostin S. A. A North Caucasian Etymological Dictionary. Moscow, 1994 [reprinted: 3 vols., Ann Arbor: Caravan Books, 2007.]. Available online as Caucet.dbf at the Tower of Babel Project.

Patri 2003 - Patri S. Aspects de la position genetique du hourrite // G. Wilhlem (ed.). General Studies and Excavations at Nuzi, 11/2: Studies in Honor of David I. Owen (Studies on the Civilization and Culture of Nuzi and the Hurrians, 18). Bethesda: University Press of Maryland, CDL Press, 2009. P. 341-354.

Salvini 1998 - Salvini M. The earliest evidences of the Hurrians before the formation of the reign of Mittanni // G. Buccellati & M. Kelly-Buccellati (eds.). Urkesh and the Hurrians Studies in Honor of Lloyd Cotsen. Malibu, 1998. P. 99-115.

Salvini 2008 - Salvini M. Corpus dei testi urartei. Vol. 1—3. Roma, 2008. Starostin G. 2010 - Starostin G. S. Preliminary lexicostatistics as a basis for language classification: A new approach // Journal of Language Relationship, No. 3 (2010). P. 79-116.

Tower of Babel project - Etymological database project “The Tower of Babel”, headed by S. A. Starostin. In affiliation with the “Evolution of Human Languages” (EHL) Project at the Santa Fe Institute. Available online: http://starling.rinet.ru/.

Wegner 2007 - Wegner I. Hurritisch. Eine Einfuhrung. 2nd rev. ed. Wiesbaden, 2007.

Wilhelm 1991a - Wilhelm G. A Hurrian Letter from Tell Brak // Iraq 53 (1991). P. 159-168.

Wilhelm 2008a - Wilhelm G. Hurrian // R. D. Woodard (ed.). The Ancient Languages of Asia Minor. Cambridge, 2008. P. 81-104.

Summary

A. S. Kassian. Some considerations on Hurrian-North Caucasian lexical matches

The article briefly discusses the North Caucasian attribution of the Hurro-Urartian languages. The analysis of the Hurrian basic vocabulary allows us to suppose some Hurro-Urartian-Proto-Nakh contacts that were intense enough to cause borrowing of items on the Swadesh wordlist of the Nakh proto-language.