Научная статья на тему 'Содержание концепта дом в русском языковом сознании (по данным вербазьно-ассоциативного эксперимента)'

Содержание концепта дом в русском языковом сознании (по данным вербазьно-ассоциативного эксперимента) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
445
45
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Слепцова Екатерина Вячеславовна

В статье приводятся данные и анализ двух экспериментов, направленных на выявление ассоциативных понятий реакций на слово дом среди носителей русского языка. Автор анализирует концепт с когнитивной точки зрения и рассматривает особенности его содержания в русской языковой картине мира.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Contents of concept dom in Russian language consciousness (as of verbalassociative experiment)

The article represents the data and analysis of the two experiments investigating associative reactions to the word dom {house and home) among native Russian speakers. The author analyzes the concept from the cognitive aspect and reveals the peculiarity of its perceptions in the Russian mapping of the word.

Текст научной работы на тему «Содержание концепта дом в русском языковом сознании (по данным вербазьно-ассоциативного эксперимента)»

8. Гридина Т.А. Языковая игра: стереотип и творчество. /Т.А. Гридина. Екатеринбург: Изд-во Урал. гос. пед. унта, 1996.

9. Нухов С.Ж. ЯИ в английском словообразовании: имя существительное. /С.Ж. Нухов. Уфа: Изд-во Башкирск. пед. ин-та, 1997.

10. Санников В.З. Русский язык в зеркале языковой игры. /В.З. Санников. М.: Языки славянской культуры, 2002.

11. Левин А. В реальности иного мира. Лингвосемантический текст (Попытка анализа и систематизации) /А. Левин, В. Строчков // Лабиринт-эксцентр. 1991. № 3.

12. Скворцов А.Э. Языковая игра как форма мировосприятия в современной российской поэзии 1980-1990-х годов /А.Э. Скворцов // Языковая семантика и образ мира: материалы междунар. конф. Казань, 1997. Режим доступа: www.kcn.ru/tat ru/science/news/lingv 97/index.htm.

Literature

1. Aristotle. Poetics // Aristotle. Works. V. 4. Мoscow: Мysl, 1983.

2. Huisinga J. Homo ludens. In the shadow of tomorrow. Мoscow: Progress, 1992.

3. Wittgenstein L. Philosophical researches // Wittgenstein L. Philosophical works. P. 1. Мoscow: Gnosis. 1994.

4. Ко7^а М^. Logics and reality (On criticism of the conception of logical reflection of reality in L.Wittgenstein's «Logic-philosophical treatise») // Problems of phylosophy. 1969. № 9.

5. Karaulov Y.N. The Russian language and the language personality. Мoscow: Nauka, 1987.

6. Zemskaya Е.А., Кitаigorodskaya М.А., Rozanovа N.N. Verbal play // Russian conversational discourse: Phonetics. Мorphology. Vocabulary. Gesture. Мoscow: Naura, 1983.

7. Bulygina ^V., Shmelyov А.Б. Anomaly in the text: problems of interpretation // Logical analysis of the language: inconsistency and anomaly of the text. Мoscow, 1991.

8. Grid^ Т.А. Verbal play: stereotype and creativity. Еkaterinburg: Publishing house of UGPU, 1996.

9. Nukhov S.Zh. Verbal play in English derivation: noun. Ufa: Publishing house of BGU, 1997.

10. Sannikov V.Z. The Russian language in the mirror of the verbal play. Мoscow: Languages of the Slavic culture, 2002.

11. Levin А., Strochkov V. In the reality of the other world. Lingua-semantic text (An attempt of analysis and systemati-zation) // Labyrinth-excentr. 1991.

12. Skvortsov А.Е. Verbal play as the form of perception in modern Russian poetry of 1980-90-ies. Materials of the International conference «Language semantics and the image of the world». ^zan, 1997. Access mode: www.kcn.ru/tat_ru/science/news/lingv_97/index.htm.

Коршунова Анжелика Владимировна, старший преподаватель кафедры английской филологии Красноярского государственного педагогического университета

Адрес: 660022, г. Красноярск, ул. Аэровокзальная, д.3, кв.22

Korshunova Anzhelika V., Senior lecturer of the English Philology Department of Krasnoyarsk Pedagogical University

Address: 660022, Krasnoyarsk, Aerovokzalnaya str., 3-22

Tel: (3912)201092, 8-9082085993; е-mail: ankorr@inbox.ru

УДК 410

Е.В. Слепцова

Содержание концепта дом в русском языковом сознании

(по данным вербально-ассоциативного эксперимента)

В статье приводятся данные и анализ двух экспериментов, направленных на выявление ассоциативных понятий реакций на слово дом среди носителей русского языка. Автор анализирует концепт с когнитивной точки зрения и рассматривает особенности его содержания в русской языковой картине мира.

Е. V. Sleptsova

Contents of concept dom in Russian language consciousness (as of verbal-associative experiment)

The article represents the data and analysis of the two experiments investigating associative reactions to the word dom (house and home) among native Russian speakers. The author analyzes the concept from the cognitive aspect and reveals the peculiarity of its perceptions in the Russian mapping of the word.

Понятийная сфера «дом» с древних времен известна русскому человеку и находится в кругу его «извечных» интересов. С домом связана большая часть человеческой жизни. Дом - это и основное место обитания человека, место его укрытия, защита от негативного проявления внешних сил природы, нападения врагов, а также место, связанное со многими жизненными этапами и циклами человеческой жизни: рождением, смертью, появлением семьи, работы, принятием трапезы, отдыхом (1, с.41-122). Поэтому, говоря о сформированном в сознании носите-

лей русского языка концепте дом, следует отметить, что он занимает одно из центральных мест в русской языковой картине мира и обладает лингвокультурологической значимостью в понимании характера и особенностей культуры русского народа в целом и отдельного россиянина.

Концепты той или иной культуры формируются в сознании людей, носителей данной культуры, они занимают важное место и положение в коллективном сознании, а потому их исследование становится чрезвычайно важным. Изучение концептов может происходить различными способами: изучение толкования значения слов-понятий, репрезентирующих концепт, изучение этимологической природы слова, анализ словарных статей в толковых и энциклопедических словарях, построение семантического поля лексемы, представляющей концепт, обращение к фольклорным текстам и их интерпретация, обращение к художественной литературе (2). Но одним из важных методов изучения концептов является метод выявления словесных ассоциативных сопоставлений слов-понятий в сознании носителей того или иного языка.

Ассоциации - это связь между некими объектами или явлениями, основанная на личном, субъективном опыте каждого отдельного человека. Как отмечает психолингвист Р.М. Фрумки-на, «опыт этот может совпадать с опытом той культуры, к которой мы принадлежим, но всегда является также и сугубо личным, укорененным в прошлом опыте отдельного человека» (3, с.189).

Ассоциативные процессы как феномен психики изучали с древности. До сих пор психологи и психотерапевты изучают ассоциации, предъявляя испытуемым в качестве стимулов различные слова, изображения, цветообразы, а в качестве ответов изучают свободную интерпретацию увиденного или рассказ об эмоциях, которые вызывает предъявленный стимул. Лингвокульту-рология тоже взяла на вооружение метод изучения ассоциативных реакций с целью исследования и описания культурных концептов (4). Однако, здесь изучаются только словесные ассоциации. Ведущее место при этом отводится вербально-ассоциативному эксперименту. Поэтому цель нашего исследования состоит в том, чтобы показать на конкретном примере возможности использования такого рода эксперимента в лингвокультурологических исследованиях.

Как отмечают исследователи З.Д. Попова и И.А. Стернин, «ассоциативные эксперименты выявляют особенности национального языкового сознания народа - связи слов в сознании, их смысловую и иерархическую подчиненность, яркость тех или иных компонентов значения слова-стимула, их ценностную нагрузку в социуме» (5, с.42).

Вербально-ассоциативный эксперимент проводится следующим образом: респондентам предлагается слово-стимул с инструкцией отвечать «первым словом, которое придет на ум» (6). Экспериментатора будут интересовать, какие слова появляются в качестве ответов-ассоциаций на данные слова-стимулы. Далее выданные респондентами слова-ассоциации анализируются экспериментатором. «Анализ ассоциаций на тот или иной стимул позволяет также выявить компоненты концепта, стоящего за стимулом, - оценочное отношение к нему национального сознания, определенные концептуальные слои и компоненты. Для того чтобы получить из ассоциативного эксперимента все указанные выше когнитивные данные, необходимо провести когнитивную интерпретацию результатов эксперимента, обобщив полученные ассоциаты в когнитивные признаки. Слова-ассоциаты при этом выступают как языковые средства вербализации, овнешнения тех или иных когнитивных слоев и отдельных когнитивных признаков» (5, с.42).

Для исследования и выявления когнитивных признаков концепта дом нами были проведены и проанализированы два эксперимента.

Первый эксперимент был проведен среди жителей города Южно-Сахалинска в июне 2004 г., где в качестве слова-стимула выступало слово дом. При этом надо дать справку, что Южно-Сахалинск - это областной центр единственной в России островной области с населением примерно 187,8 тыс. человек (30,9% всего населения Сахалина), расположенный в долине южной части острова Сахалин и не имеющий выхода к морю. Местонахождение Южно-Сахалинска характеризуется достаточно большой отдаленностью от центральной части России (где собственно формировалась и развивалась культура русского народа). К тому же город населяют люди разных национальностей: русские, украинцы, татары, белорусы, мордва и др., в том числе корейцы, старшее поколение которых было перевезено на остров японскими милитаристами в качестве «черной» рабочей силы. Сейчас люди корейской национальности являются полноправными гражданами Российской Федерации и свободно владеют русским языком, знают традиции и обычаи русского народа и многих народностей, проживающих на территории страны. В соответствии с этим при анализе ответов испытуемых следует иметь в виду эти особенности

и особую «островную» психологию жителей Южно-Сахалинска. Но при этом хочется подчеркнуть, что, на наш взгляд, те ассоциации, которые возникли у жителей Южно-Сахалинска на слово-стимул дом, вполне отражают общую русскую языковую картину, в которую вписывается сам культурный концепт дом.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Итак, информантами первого эксперимента явились люди разных профессий и разных возрастных групп (группа А). Всего было опрошено 142 человека, среди которых 49 мужчин и 93 женщины. Респондентам разрешалось давать максимум до трех ответов на слово-стимул дом. По результатам опроса была составлена таблица (табл. 1).

Таблица 1

Данные вербалъно-ассоциативного эксперимента (группа А) (время и место проведения - г. Южно-Сахалинск, июнь 2004 г.)

Слово-реакция Мужчины Женщины Всего

Здание, жилье (сооружение, где живут люди). 14 19 33

Семья (дети, близкие) 5 21 26

Моя крепость (укрытие, защита) 7 7 14

Уют, тепло 2 6 8

Отдых, покой 3 4 7

Родители 1 5 6

Место, где я живу (родился и вырос) 5 1 6

Коттедж, особняк 3 1 4

Квартира 1 2 3

Очаг 1 2 3

Место, куда хочу вернуться 1 2 3

Благополучие, полная чаша - 3 3

Муж, любимый человек -для женщины - 3 3

Место, где меня любят и ждут - 2 2

Домашнее хозяйство - 2 2

Порядок, чистота - 2 2

Счастье, любовь - 2 2

Родина (Страна, территория, где живет человек и которую считает для себя дорогой) - 2 2

Сахалин - 1 1

Что-то большое, родное и всегда притягивает - 1 1

Свобода 1 - 1

Гармония - 1 1

Цветы - 1 1

Реальное шоу 1 - 1

Резиденция президента США 1 - 1

Коробки, которыми застроен весь город 1 - 1

Самое уязвимое место в моей жизни - 1 1

Все, что меня окружает - 1 1

Второй эксперимент был проведен позже, но уже в конкретной возрастной группе (группа Б), а именно среди студентов Сахалинского государственного университета, в начале марта 2006 г. В исследовании принимали участие 35 человек, из них 23 девушки и 12 юношей. Были опрошены студенты, обучающиеся на разных специальностях университета в возрасте от 17 до 25 лет. Характерно то, что все участники эксперимента - это студенты, проживающие в общежитии университета. Условия эксперимента были те же, что и в первом случае (табл. 2).

Таблица 2

Данные вербалъно-ассоциативного эксперимента (группа Б) (место и время проведения - март 2006 г.)

Слово-реакция Юноши Девушки Всего

Тепло 1 10 11

Семья 6 5 11

Родители 2 9 11

Уют 3 6 9

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Любовь 2 3 5

Составляющие части дома (крыша, дверь, стены, окна) 4 1 5

Очаг 2 2 4

Радость - 3 3

Хорошо покушать - 2 2

Реалити-шоу 1 1 2

Покой - 2 2

Достаток 2 - 2

Тоска - 1 1

Дорога - 1 1

Место, где всегда хочется быть - 1 1

Забота - 1 1

Ребенок, муж (для женщин) - 1 1

Тишина - 1 1

Телевизор - 1 1

Опираясь на методику когнитивной интерпретации результатов эксперимента, предложенную в работе «Язык и национальное сознание» З.Д. Поповой и И.А. Стерниным (5, с.43), мы выделили следующие когнитивные признаки концепта дом в русской концептосфере:

• здание, сооружение;

• составные части дома;

• виды домов: коттедж, особняк, квартира;

• название конкретного учреждения (резиденция президента США);

• внутреннее убранство дома, его атрибуты;

• домашнее хозяйство;

• защита, укрытие;

• материальное благополучие;

• местоположение (номинации со словом место); направление (дорога);

• форма (коробки);

• семья (конкретные члены семьи);

• соответствие определенному физическому или психологическому состоянию человека;

• Родина, большая и малая;

• составная часть окружающего мира;

• название телевизионного шоу.

Выделенные когнитивные признаки показывают, что часть из них совпадает с толковым значением лексемы дом, которые мы можем выявить по различным толковым словарям. Толковые словари в первом основном значении определяют лексему дом как материальный объект действительности. Так, в «Словаре...» В.И. Даля дом номинируется как «строение для житья; в городе, жилое строение; хоромы; в деревне, изба со всеми ухожами и хозяйством» (7, с.465). В «Словаре русского языка» под редакцией А.П. Евгеньевой дается такое толкование слова дом: «1. Здание, строение, предназначенное для жилья, для размещения различных учреждений и предприятий. 2. Жилое помещение, квартира; жилье» (8, с.698). В «Толковом словаре русского языка» С.И. Ожегова, Н.Ю. Шведовой лексема дом имеет первое значение: «Жилое (или для учреждения) здание» (9, с.174).

Как видим, когнитивные признаки концепта дом, полученные из данных вербально-ассоциативного эксперимента, подтверждают, в том числе и по частоте реакций, восприятие носителями русского языка понятия дом как материального объекта действительности со всеми его атрибутивными признаками: здание, место, предназначенное для жилья, место, предназначенное для размещения учреждения; составные части (крыша, дверь, окна, стены); хозяйство,

внутренняя обстановка (очаг, телевизор, цветы; порядок, чистота), защита, укрытие; форма (коробки, которыми застроен весь город). Как следствие, обладание домом как собственностью свидетельствует о достатке владельцев (реакция - достаток), внутреннее его наполнение - также о достатке и благополучии (реакции - благополучие, «полная чаша») членов семьи, проживающих в доме. Этому признаку соответствует пословица: Дом - полная чаша (10).

При сопоставлении языков выявляется тот факт, что и по данным толковых словарей, и по реагированию языкового сознания русское слово дом шире по значению, чем, например, в английском языке. Так, в английском языке используются два слова (house и home): в значении «здание, строение» - house; в значении «место жительства» - home. А для названия конкретных учреждений в английском языке используются совсем другие лексемы: например, commercial firm; reformatory, в русском языке это всё словосочетания, построенные по типу согласования с лексемой дом - торговый дом, исправительный дом (11, с.56).

Однако за материальным значением слова дом в русском языке скрываются и многочисленные идеальные смыслы, которые вкладывает в это понятие человек. Так, в «Словаре...» А.П. Евгеньевой мы можем найти такие переносные значения, как: «3. Семья, люди, живущие вместе; 4. Династия, царствующий род (8, с.698). По данным нашего вербально-ассоциативного эксперимента реакция семья была одной из наиболее частотных. Причем практически вся тематическая группа «Близкие родственники», входящая в семантическое поле «Семья», представлена словами-реакциями людей, участвовавших в экспериментах.

Соотношение прямого и переносного значения лексемы дом порождает в сознании русского человека еще один когнитивный признак «выражение физического и психологического состояния человека», связанный с ощущением себя в собственном доме. При этом реакции, связанные с этим когнитивным признаком, имеют как положительную, так и отрицательную коннотации. Наиболее частотными из них являлись слова с положительным значением: что-то большое, родное и всегда притягивает; тепло, уют, любовь, счастье, свобода, покой, забота, отдых, тишина - связь с ощущением защищенности (физической и психологической), материальным достатком, семейственностью. И менее частотные, но все-таки встречающиеся, противоположные по значению реакции: тоска, самое уязвимое место в моей жизни. Выявление этого дополнительного признака позволяет говорить о расширении границ словарной дефиниции при лингвокогнитивном анализе. И тем самым позволяет расширить поле исследуемого концепта.

Поле концепта дом расширяется и за счет появления когнитивного признака «место», а также «Родина большая и малая». Как мы выяснили, дом - это основная, наиболее естественная и комфортная сфера существования человека и его семьи. Человек по собственной воле или вынуждаемый обстоятельствами уезжает в чужие края, но мечтает вернуться домой. Он уходит на работу или в гости, но возвращается домой. И нет ничего предосудительного в том, что родной город и даже родная страна могут восприниматься как пространство родного дома. Это ответы: Место, куда хочу вернуться; Место, где меня любят и ждут; Что-то большое, родное и всегда притягивает; Родина; Страна, территория, где живет человек и которую считает себя дорогой; Сахалин. А отсюда переход на еще более абстрактный уровень ассоциаций, связанный с когнитивным признаком «составная часть окружающего мира» (реакция - Все, что меня окружает).

Что касается сравнительного анализа групп А и Б, то существенных различий в мировосприятии информантов не наблюдается, что свидетельствует о всепроникающей силе понятия дом, его формировании в сознании носителей русского языка с того самого возраста, как только человек появляется на свет. Единственное, что можно отметить, это реакции группы Б как более говорящие в плане восприятия конкретных номинаций, связанных с внутренней жизнью в доме: телевизор, хочется покушать, тишина. Это объясняется тем, что многие респонденты группы Б в связи с временными жизненными обстоятельствами (обучение в вузе) живут в общежитии и хотят вернуться в свой собственный дом, где осталась семья, где можно хорошо покушать, побыть в тишине и покое. Недаром это желание выразилось и в таких реакциях, как тоска (по дому имеется в виду) и дорога (в направлении к дому).

Ответ реалити-шоу, встретившийся как в группе Б, так и в группе А, связан с возникшим в русском языке устойчивым выражением, отражающим реалии современной жизни, в данном случае в сфере зрелищных мероприятий.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таким образом, на основе словесно-ассоциативного эксперимента можно сделать вывод, что

А.С. Цой. Служебные слова как поверхностные субзнаки глубинных структур

понятийная сфера дом в целом связана с позитивными прагматическими смыслами в сознании современного россиянина: дом - это укрытие от жизненных невзгод, семейный очаг, символ фундаментальных нравственных ценностей людей, говорящих на русском языке; соответственно стабильность и стремление сделать жизнь лучше. Ядро концепта составляют прямые значения, зафиксированные толковыми словарями и подтвержденные данными ассоциативных экспериментов. На периферии находятся дополнительные переносные значения, которые уже сформировались в сознании носителей русского языка за счет переосмысления изучаемого концепта, что способствует выведению его на более высокий абстрактный уровень отражения его в языке и мышлении.

Литература

1. Лаврентьев Л.С. Культура русского народа. Обычаи, обряды, занятия, фольклор. /Л.С. Лаврентьева, Ю.И. Смирнов, СПб., 2004.

2. Маслова В.А. Когнитивная лингвистика /В.А. Маслова. Минск, 2004.

3. Фрумкина Р.М. Психолингвистика /Р.М. Фрумкина. М., 2001.

4. Маслова В.А Лингвокультурология /В.А. Маслова. М., 2001.

5. Попова З.Д. Язык и национальное сознание /З.Д. Попова, И.А. Стернин. Воронеж, 2007.

6. Белянин В.П. Психолингвистика /В.П. Белянин. М., 2003.

7. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. /В.И. Даль. Т.1. М.: Наука, 1989.

8. Словарь русского языка: в 4 т. Т.1: А-Й / гл. ред. А.П. Евгеньева. 2-е изд. М.: Русский язык, 1981.

9. Ожегов С.И. Словарь русского языка / под ред. Н.Ю. Шведовой. 13-е изд. М.: Русский язык, 1981.

10. Даль В.И. Пословицы русского народа: в 2 т. Т.2 / послесл. В. Аникина. М.: Художественная литература, 1984.

11. Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация: учеб. пособие /С.Г. Тер-Минасова. М. : Слово, 2000.

Literature

1. Lavrentiev L.S., Smirnov Yu.I. Russian Culture. Customs, Traditions, Folklore. St.Petersburg, 2004.

2. Maslova V.A. Cognitive Linguistics). Minsk.: TetraSistems, 2004.

3. Frumkina P.M. Psycholinguistics). Moscow, 2001.

4. Maslova V.A. Linguistic Cultures Studies). Moscow: Nauka, 2001.

5. Popova Z.D., Sternin I.A. Language and National Mentality. 3d ed. Voronezh: Istoki, 2007.

6. Belyanin V.P. Psyholingvistika (Psycholinguistics). Moscow: Flinta: Moscow Psychological Social Institute, 2003.

7. Dal V.I. Explanatory Dictionary of the Great Russian Language. Vol. 1. Moscow: Nauka, 1989.

8. Dictionary of the Russian Language) / Ed. by A.P.Yevgenyev. Moscow: Russkiy Yazyk, 1981.

9. Ozhegov S.I. Dictionary of the Russian Language / Ed. by N.Y. Shvedova. 13th edition. Moscow: Russkiy Yazyk, 1981.

10. Dal V.I. Proverbs of the Russian People) / V. Anikin. Vol. 1-2. Moscow: Khudozhestvenaya Literatura, 1984.

11. Ter-Minasova S.G. Language and Interlinguistic Communication). Moscow: Slovo, 2000.

Слепцова Екатерина Вячеславовна, старший преподаватель кафедры русского языка Сахалинского госуниверситета

Адрес: 693001, г. Южно-Сахалинск, ул. Детская, д. 20А, кв. 1

Sleptsova Ekaterina Vyacheslavovna, Senior lecturer of the Russian Language of Sakhalinsk State University

Address: 693001, Yuzhno-Sakhalinsk, Detskaya str., 20А-1

Tel: (4242)505598, 8-9625808007; е-mail: ka-mur@mail.ru

УДК 811.161.1'23

А.С. Цой

Служебные слова как поверхностные субзнаки глубинных структур

Статья описывает соотношение семантики служебных слов и разнообразных отношений, обозначаемых данным разрядом лексем в дискурсе. В рамках фрейма служебные слова указывают на относительность значения, в контексте они уточняют отношения объектов. Данный антропоцентрический подход - описание выражения отношений -позволяет выявить механизм функционирования служебных слов русского языка.

A.S. Tsoy

Connection Words as Surface Subsigns of Deep Strudtures

The article discusses the correlation of the semantics of conjunctives and of the diverse relations they can express in discourse. While indicating the presence of relativity meaning in the frame conjunctives as subsignes specify relations in context. In the study of conjunctives in terms of relations they express, the anthropocentric approach makes it possible to define the mechanism of functioning of conjunctives in the Russian language more precisely.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.