Научная статья на тему 'СМИ как «четвертая власть» и институт социализации'

СМИ как «четвертая власть» и институт социализации Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
13555
990
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Власть
ВАК

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Сафарян Арег Вартанович

Рассмотрение СМИ как «четвертой власти» стало общим местом как в науке, так и в журналистике. В последнее время создается иллюзия, что «четвертая власть» и есть высшая власть в условиях становления информационной цивилизации, особенно эта иллюзия характерна для самих работников СМИ, но и в массовом сознании, в общественном мнении эта возможность СМИ мифологизируется, ей придается абсолютизированное значение.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «СМИ как «четвертая власть» и институт социализации»

ф

62

ВЛАСТЬ

05’2008

Арег САФАРЯН

СМИ КАК «ЧЕТВЕРТАЯ ВЛАСТЬ» И ИНСТИТУТ СОЦИАЛИЗАЦИИ

Рассмотрение СМИ как «четвертой власти» стало общим местом как в науке, так и в журналистике. В последнее время создается иллюзия, что «четвертая власть» и есть высшая власть в условиях становления информационной цивилизации, особенно эта иллюзия характерна для самих работников СМИ, но и в массовом сознании, в общественном мнении эта возможность СМИ мифологизируется, ей придается абсолютизированное значение.

Остановимся на самом влиятельном средстве массовой информации — телевидении. В социологических исследованиях фиксируется, что уже в начале этого века 91% горожан России ни дня не проводили без телевизора1. В исследованиях среди студентов московских вузов установлено, что 85% опрошенных называют телевидение в качестве значимого источника информации о политике, в то время как, например, только 1,5% ответили, что узнали что-то существенное из сферы политики от преподавателей или из учебников2. Однако из этого еще не следует, что суггестивный эффект передаваемой телевидением информации (в том числе и политической, и коммерческой, и культурной) очень высок. Этот эффект как ведущий к полномасштабному социальному контролю масс можно считать значительным при сочетании трех обстоятельств: 1) достаточный охват телесмотрением населения, 2) доверие источнику информации, 3) включение субъектом информации в свой тезаурус (ориентационный комплекс).

Первое обстоятельство в основном соблюдается, хотя остаются проблемы неравномерного охвата телевещанием территории страны и быстрого роста числа доступных каналов, что ведет к изменениям во фрагментации российской телеаудитории (среднее количество телеканалов, принимаемых домохозяйством, выросло с 6,6 в 2000 г. до 14,5 в 2006 г.3). Тем не менее со второй половины 1950-х гг. начинается этап, когда можно говорить о телевидении как флагмане «четвертой власти»4. С того времени постепенно формируется поколение «телевизионных детей», для которых телевидение становится институтом социализации. Именно способность телевидения выступать в качестве института социализации новых поколений создало представление о нем как об особой власти.

Второе обстоятельство (доверие к информации) составляет определенную проблему для СМИ в качестве «четвертой власти».

1 Зоркая Н. Чтение в контексте массовых коммуникаций. Мониторинг общественного мнения. 2003. № 2, стр. 68

2 Исследование проведено Лабораторией социологических исследований МЭИ (N=1459). Андреев А.Л. Общество глазами студента: гражданская позиция российской учащейся молодежи. Мониторинг общественного мнения. 2005. № 1, стр. 40

3 Ковалев П.А. Российская телевизионная аудитория. М., Изд-во Нац. ин-та бизнеса, 2007, стр. 11

4 Это более упрощенная схема хронологии, чем та, которой пользуются специалисты в области истории телевидения. Они обычно на временном отрезке, начиная с 1950-х гг., выделяют три этапа: 1) 1950—1960-е гг., 2) 1960—1970-е гг., 3) современный этап (с 1980-х гг.). Полуэхтова И.А. Телевидение и общество: введение в социологию телевидения. М., Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2007, стр. 48—49. В нашем случае существенно, что до 1950-х гг. количество телевизоров в СССР, да и где-либо еще, было недостаточным, чтобы телевидение могло претендовать на роль «четвертой власти»

САФАРЯН

Арег

Вартанович — кафедра социологии Московского гуманитарного университета

#

05'2008__________________ВЛАСТЬ_________________________63

В общероссийском мониторинге ИСПИ РАН (этап 2004 г.) было зафиксировано, что лишь 17% респондентов достаточно высоко оценивают достоверность передач российских радио и телевидения (причем выше этот показатель не поднимался с 1995 г., а в декабре 2002 г. составлял 10%); лишь 42% опрошенных считали, что центральное телевидение наиболее точно и достоверно отражало обстановку (другие СМИ оценивались еще ниже — от 6 до 24 положительных ответов). В исследованиях по молодежи показатели доверия несколько выше. Опрос по репрезентативной выборке среди 15—34-летних россиян (2003 г.) показал, в частности, что СМИ доверяют (в полной мере или с оговорками) 67% опрошенных, что выше, чем другим социальным и политическим институтам, исключая учебные заведения (88%), друзей (91%) и родственников (94%). Следует заметить, что доля положительных оценок в аспекте доверия СМИ и в молодежной среде не так уж велика. Но более всего важно, что есть другие магниты, попритягательнее СМИ, с точки зрения доверия информации, получаемой через эти каналы, и они показывают, что третье из выделенных выше обстоятельств утверждения «четвертой власти» имеет огромное, если не преимущественное, значение.

Этим обстоятельством мы назвали включение субъектом информации в свой тезаурус. Тезаурусная концепция гуманитарного знания, развиваемая Вал. А. и Вл. А. Луковыми и их последователями (к которым себя относит и автор статьи), выявляет особую роль «картины мира» и выстроенной на ценностных основаниях иерархии знаний в ориентации человека в окружающей среде. Разделение на «своих» и «чужих», «свое» и «чужое», лежащее в основе этой иерархии, предопределяет, какая информация будет воспринята и освоена, а какая останется информационным шумом.

В этом плане даже сам тип телесмотрения показывает границы воздействия идущей через телеканалы информации. По данным исследования, проведенного по заказу компании Video International, почти всегда смотрят телевизор «вполглаза», делая одновременно другие дела, 12% телезрителей, часто так смотрят телепередачи еще 35%, то есть в сумме почти

половина опрошенных1. В этом случае особенно активно действуют «мембраны», пропускающие информацию или ставящие барьер на ее пути.

Даже если информация звучит постоянно, ее восприятие, переработка, встраивание в тезаурус как элемент социального конструирования мира и поддержания того или иного стиля жизни оказываются процессами, где уже освоенное в ходе социализации знание оказывает сопротивление информационной экспансии СМИ, телевидению в том числе.

Чтобы убедиться в этом, мы провели эмпирическое исследование того, насколько на некоторые элементы стиля жизни молодежи влияет телереклама. Имеется ввиду прежде всего внешняя сторона стиля жизни, в том числе и усвоение слоганов, звучащих в рекламе и прямо адресованных молодежи, сориентированных на распространенные в молодежной среде потребительские установки. В рамках исследования, проведенного в 2007 г. в группе 15—19-летних москвичей — учащихся старших классов, обучающихся на подготовительных курсах вузов, а также студентов первых курсов (N=330, выборка целевая), удалось, в частности, установить, что в бытовое общение в дружеской компании (а это имеет прямую связь со стилем жизни) из рекламных слоганов попадают очень немногие. Лидером оказались слоган (скорее представленная в рекламе ситуация) «Айс? — Нет, не айс», отмеченный в 34,6% ответов как часто используемый при общении в кругу друзей, слоган «Не тормози — сникерсни!» (24,0%) и слоган «Бери от жизни все!» (22,1%). Другие слоганы отмечены как часто используемые в небольшом числе ответов. Если иметь ввиду, что в группе опрошенных от часа и более смотрят телевизор 76,0%, а реклама повторяется ежедневно и многократно, то можно сделать вывод о значительной устойчивости молодежи к навязываемым культурным символам, тем более что работа над рекламой осуществляется с четкой ориентацией на сегменты рынка.

В плане воздействия на людей, особенно молодежь, роль СМИ как «четвертой власти», по всей видимости, следует видеть не столько в возможности регулировать стили жизни и картину мира,

1 Зоркая Н. Указ. соч., стр. 69

ф

64_______________________ВЛАСТЬ___________________05'2008

сколько в придании значения тем или иным событиям и лицам, которые не находятся в непосредственном окружении «обыкновенного человека» и составляют для него фрагменты макросоци-альной ситуации, неподвластной ему и достаточно отдаленной от него. Только в конечном счете можно говорить о воздействии СМИ на глубинные пласты человеческого восприятия мира и на его поведение.

Это подтверждается и анализом литературы. Специфика эффектов «власти» СМИ была раскрыта еще в статье «Массовые коммуникации, популярные вкусы и организованное социальное действие» П. Лазарсфельда и Р. Мертона, показавших в основном на материале прессы и радио, что СМИ обладают способностью присваивать статус социальным явлениям и через это осуществлять воздействие на общество. Это воздействие проявляется в повышении репутации как человека (например, политика), так и какого-либо социального явления, если СМИ выступают с положительной характеристикой. Ученые объясняли это явление тем, что обыватель воспринимает мнение органа СМИ как мнение эксперта, профессионала, причем оценка в СМИ не обязательно должна быть положительной, достаточно попасть в сферу их внимания, в чем уже сказывается более престижное положение по сравнению с тем, кто или что не удостоены этого внимания. Таким образом, СМИ легитимизируют социальный статус человека или явления, тем самым наделяя его властью. Точно так же и даже еще существеннее оказывается для обывателя отсутствие в СМИ какой-либо информации, чем поддерживается статус-кво и существующий социальный порядок. Таким образом, действует правило, которое можно назвать «теоремой Лазарсфельда-Мертона»: «Любое упоминание человека или явления в СМИ повышают его статус, престиж и власть».

Второе, что выявили П. Лазарсфельд и Р. Мертон, изучая СМИ, — это способность СМИ устанавливать социальные нормы. Если в частной жизни человек может достаточно размыто относиться к морали, то в СМИ за счет их публичности неизбежно нужно занять или нонконформистскую, или конформистскую позицию. Происходит публичное подтверждение моральных требований, и это

укрепляет мораль в обществе. По мнению авторов, в условиях современного общества эта функция привлечения общественного внимания институционализирована в деятельности СМИ. Назовем это открытие Лазарсфельда и Мертона «принципом публичности». Вместе с тем они отмечали и такую особенность: «...Доступность информационных потоков для рядового слушателя или читателя зачастую способствует их усыплению, наркотизации, нежели активности». Они также считали, что эффекты массовой коммуникации зависят от типа собственности и контроля над СМИ, поскольку «...если оставить в стороне все намерения, то именно тот, кто несет расходы, обычно определяет содержание».

Постепенно сложилось мнение о непреодолимости власти СМИ, не только потому, что они имеют средства для манипуляции общественным созданием, но, напротив, потому что в основе их деятельности лежат западные ценности свободы выбора. Авторитетный исследователь СМИ С. Хэд делил все существовавшие до начала 1990-х гг. системы телевещания на три типа: «попустительский» (или «дозволяющий»), «патерналистский» (или «попечительский») и «авторитарный», подвергая последний особо ожесточенной критике (на примере телевещания в СССР). Другой крупный теоретик СМИ Д. МакКуэйл выделил фундаментальные ценности, распространяемые СМИ и обеспечивающие им власть над обществом: 1) свобода (определяющая независимый статус СМИ, доступ граждан к каналам связи и разнообразие этих каналов); 2) равенство различных точек зрения и источников информации (подразумевающее открытость, объективность, нейтральность и правдивость); 3) порядок (рассматривается как в смысле солидарности, действуя снизу вверх, так и в смысле контроля, действуя сверху вниз).

Эти и другие концепции в скрытой форме содержат мысль о тотальности воздействия СМИ. Однако это не так. Среди прочего пищу для неоправданных надежд на суггестивность СМИ для управления обществом дает эффект, раскрытый Э. Ноэль-Нойман под названием «спираль молчания». Она заметила, что многие люди инстинктивно стараются избежать ситуации, когда только

#

05'2008__________________ВЛАСТЬ_________________________65

им одним приходится разделять определенные взгляды, установки и представления. Для этого они изучают свое окружение и другие источники информации, в том числе и СМИ, чтобы понять, какая точка зрения является господствующей, а какая осуждается. Человек избегает открыто выражать точку зрения, которую, как он выяснил, не разделяет большинство, чтобы не оказаться в изоляции. Возникает спиралеобразный процесс формирования доминирующей точки зрения: одни выражают свое мнение, в то время как другие его скрывают. Именно в создании этого спиралеобразного процесса решающую роль играют СМИ. Здесь-то и проявляется их власть: они определяют господствующую точку зрения, тем самым принуждая индивида скрывать свою, если она иная, то же происходит и с ближайшим окружением индивида, которое под влиянием давления СМИ также может скрывать иную точку зрения, в результате «спираль молчания» нарастает, а доминирование точки зрения, исходящей от СМИ, укрепляется.

И.А. Полуэхтова трактует эту ситуацию власти СМИ (телевидения) через представление об утверждении «повестки дня»: «Только та проблема становится достоянием общественного вни-

мания, которая освещена телевидением. Телевидение выступает своего рода «проблематизатором» общества... Другим механизмом влияния является формирование символического пространства (прежде всего в художественных программах — сериалах, фильмах), представляющего собой определенную репрезентацию и интерпретацию социальной реальности в соответствии с экономическими и идеологическими императивами конкретного общества».

Власть СМИ, таким образом, прежде всего проявляется во внешних признаках социализации, мало затрагивая содержание внутренней жизни человека. В своем выборе жизненного пути, стиля жизни определенная часть людей, конечно, реагирует на информацию и культурные коды, образцы поведения, навязываемые СМИ, но, во-первых, это не касается всех, во-вторых, выбор осуществляется на перекрестке различных влияний, и наибольшие из них по значимости в молодом возрасте составляют родные и круг друзей. Влияние СМИ заметно, если импульсы, идущие из них, оказываются в резонансе с тем, что доминирует в личности в данной ситуации. Иными словами, и здесь императивной является не власть СМИ, а дихотомия «своего-чужого».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.