Научная статья на тему '«СЛУЖБА АВИАЦИИ... МОЖЕТ БЫТЬ УПОТРЕБИМА И ДЛЯ АКТИВНЫХ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ». РОЛЬ КАПИТАНА 2 РАНГА Б.П. ДУДОРОВА В СОЗДАНИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ МОРСКОЙ АВИАЦИИ'

«СЛУЖБА АВИАЦИИ... МОЖЕТ БЫТЬ УПОТРЕБИМА И ДЛЯ АКТИВНЫХ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ». РОЛЬ КАПИТАНА 2 РАНГА Б.П. ДУДОРОВА В СОЗДАНИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ МОРСКОЙ АВИАЦИИ Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
52
11
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА / МОРСКОЕ МИНИСТЕРСТВО РОССИИ / МОРСКОЙ ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ШТАБ / МОРСКАЯ АВИАЦИЯ / БАЛТИЙСКИЙ ФЛОТ / СЛУЖБА СВЯЗИ / И.И. СИКОРСКИЙ / Б.П. ДУДОРОВ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Литинский Дмитрий Юрьевич, Слесарев Юрий Васильевич, Гаршин Максим Юрьевич

В статье предпринята попытка рассмотреть процесс создания в России морской авиации как составной части службы наблюдения и связи флотов и оценить ранее не конкретизированный вклад капитана 2 ранга Б.П. Дудорова в формирование нового рода сил флота к началу Первой мировой войны на основе изучения разработанных им в Морском генеральном штабе в 1912-1914 гг. организационных документов. Написанный именно Б.П. Дудоровым проект «Положения об авиации и воздухоплавания в Службе связи морей» был одобрен Адмиралтейств-советом 22 декабря 1912 года. Из-за возражений Министерства финансов и Государственного контроля, неповоротливости Государственной думы, император Николай II утвердил соответствующий законопроект лишь в июле 1914 года. По представлению Дудорова морской министр дал согласие на привлечение к службе 22-летнего авиаконструктора И.И. Сикорского, в т.ч. для решения задачи импортозамещения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

«AVIATION SERVICE... CAN ALSO BE USED FOR ACTIVE COMBAT OPERATIONS». THE ROLE OF CAPTAIN 2ND RANK B.P. DUDOROV IN THE CREATION OF DOMESTIC NAVAL AIR FORCE

The paper attempts to consider the process of creating naval air force in Russia as a part of the reconnaissance and communications industry of the fleets and to evaluate the previously unmarked contribution of Captain 2nd Rank B.P. Dudorov to the formation of a new type of fleet forces by the beginning of World War I, based on the study of organizational documents developed by him at the Naval General Staff in 1912-1914. The draft of Regulations on Aviation and Aeronautics in the Communications Branch of the Seas written by B.P. Dudorov was approved by the Admiralty Board on December 22, 1912. Due to the objections of the Ministry of Finance and State Control and the sluggishness of the State Duma, the Emperor Nicholas II did not approve the corresponding bill until July 1914. Upon Dudorov’s presentation, the naval minister agreed to engage the 22-year-old aircraft designer I.I. Sikorsky, to solve the problem of import substitution inter alia.

Текст научной работы на тему ««СЛУЖБА АВИАЦИИ... МОЖЕТ БЫТЬ УПОТРЕБИМА И ДЛЯ АКТИВНЫХ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ». РОЛЬ КАПИТАНА 2 РАНГА Б.П. ДУДОРОВА В СОЗДАНИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ МОРСКОЙ АВИАЦИИ»

ИМЕНА И СУДЬБЫ

Д.Ю. Литинский, Ю.В. Слесарев, М.Ю. Гаршин

«СЛУЖБА АВИАЦИИ... МОЖЕТ БЫТЬ УПОТРЕБИМА И ДЛЯ АКТИВНЫХ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ»

Роль капитана 2 ранга Б.П. Дудорова в создании отечественной морской авиации

Сведения об авторах. Литинский Дмитрий Юрьевич — научный сотрудник ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия» (Санкт-Петербург. E-mail: vunc-vmf-3fil@mil.ru);

Слесарев Юрий Васильевич — старший научный сотрудник ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия», кандидат исторических наук, доцент (Санкт-Петербург. E-mail: vunc-vmf-3fil@mil.ru); Гаршин Максим Юрьевич — главный научный сотрудник ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия», капитан

1 ранга, кандидат технических наук (Санкт-Петербург. E-mail: vunc-vmf-3fil@mil.ru). Аннотация. В статье предпринята попытка рассмотреть процесс создания в России морской авиации как

составной части службы наблюдения и связи флотов и оценить ранее не конкретизированный вклад капитана

2 ранга Б.П. Дудорова в формирование нового рода сил флота к началу Первой мировой войны на основе изучения разработанных им в Морском генеральном штабе в 1912—1914 гг. организационных документов. Написанный именно Б.П. Дудоровым проект «Положения об авиации и воздухоплавания в Службе связи морей» был одобрен Адмиралтейств-советом 22 декабря 1912 года. Из-за возражений Министерства финансов и Государственного контроля, неповоротливости Государственной думы император Николай II утвердил соответствующий законопроект лишь в июле 1914 года. По представлению Дудорова морской министр дал согласие на привлечение к службе 22-летнего авиаконструктора И.И. Сикорского, в т.ч. для решения задачи импортозамещения.

Ключевые слова: Первая мировая война; Морское министерство России; Морской генеральный штаб; морская авиация; Балтийский флот; Служба связи; И.И. Сикорский; Б.П. Дудоров.

Об истории отечественной морской авиации издано немало книг, как научно-популярных, так и претендовавших на фундаментальность1, а количество публикаций о конструкциях и боевом применении самолётов гидроавиации периода Первой мировой войны в периодической печати исчисляется многими десятками. Если благодаря опубликованным работам имена первых российских авиаторов, имевших отношение к полётам в интересах морского ведомства, известны не только специалистам, то поиск достоверной, подкреплённой ссылками на исторические документы информации о персоналиях организаторов морской авиации в 1912—1914 гг. не даёт результатов. Вот уже многие годы

— это восхваление деятельности Особого комитета по усилению военного флота на добровольные пожертвования и созданного при нём Отдела Воздушного флота. При этом наибольшие заслуги, естественно, признаются за великим князем Александром Михайловичем Романовым2.

Это неудивительно, поскольку признание отсутствия практических, системных организационных и материально-технических мероприятий морского ведомства Российской империи по подготовке к созданию морской авиации накануне мировой войны подменяется пространными рассуждениями об «энтузиастах авиации» и «гениальных предвидениях» отдельных личностей.

. /Тт^г

Удивляет живучесть легенды о «первом морском лётчике России», которым «назначен» лейтенант Черноморского флота С.Ф. До-рожинский, дважды, в 1909 и 1911 гг., совершавший за казённый счёт длительные поездки во Францию и труднообъяснимые приобретения заведомо не пригодных к морской службе аэропланов от имени морского ведомства3. До 2014 года не утихали споры между Санкт-Петербургом и Севастополем «о родине морской авиации». И если в этом контексте вспоминают начальника Службы связи Черноморского флота капитана 2 ранга В.Н. Кедрина (в основном в связи с двумя «французскими вояжами» С.Ф. Дорожинского), то имя офицера корпуса инженер-механиков флота И.И. Стахов-ского — руководителя авиации Службы связи Чёрного моря (Черноморского флота) в течение всей войны — упоминается крайне редко.

Отдавая должное результатам архивных поисков энтузиастов-исследователей истории авиационной техники, нельзя не отметить, что в статьях, достаточно подробно освещающих процесс заказа и эксплуатации морской авиационной техники в 1912—1914 гг., отсутствуют упоминания об организационной деятельности авиационного отдела Морского генерального штаба, не говоря уже о конкретных должностях и именах офицеров. Активно работавший по тематике становления и боевой деятельности морской авиации военный историк полковник В.Л. Герасимов, исследовавший и впервые опубликовавший немало интересных документов и являющийся автором единственной статьи о Б.П. Дудорове4, к сожалению, не успел в полной мере проследить причинно-следственную

Контр-адмирал Б.П. Дудоров

Сентябрь 1917 г.

связь событий и определить главную фигуру в историческом процессе, изучению которого посвятил свою творческую деятельность. Наиболее глубоко предпосылки, причины и обстоятельства появления отечественной морской авиации исследованы в работе А.А. Глущенко5.

Немногочисленные исследователи, уделившие наибольшее внимание деятельности морских лётчиков Черноморского и Балтийского флотов во время боевых действий, не ставили своей целью оценку эффективности функционирования сложившейся к началу войны организации морской авиации. Многими цитируется введённое в действие приказом по флоту и морскому ведомству № 269 от 14 августа 1914 года «Положение о службе авиации в Службе связи», но никем не предпринималось попыток определить авторов этого и последующих организационных документов, заложивших юридическую основу дальнейшего строительства морской авиации.

Оценивая состояние авиационного дела в России за два года до начала мировой войны в сравнении с ведущими морскими державами6, следует признать, что руководство Морского министерства недооценивало возможности и перспективы применения аэропланов для разведки на море, хотя неотложная необходимость повышения эффективности Службы наблюдения и связи флота на Балтийском и Черноморском театрах была вполне очевидна.

В Российском Императорском флоте, к концу 1913 года имевшем полтора десятка подготовленных из морских офицеров лётчиков и 17 аэропланов, так называемых авиационных станций (пунктов базирования и обеспечения боевого применения гидроаэропланов) создано не было, отсутствовали официально утверждённые документы, которые определяли бы назначение и организацию авиационных подразделений и регламентировали прохождение в них службы. Инициативы немногочисленных офицеров на Чёрном море и на Балтике не были скоординированы между собой, отсутствовало централизованное руководство их деятельностью. Приобретение авиационной техники для морского ведомства за границей производилось бессистемно и первоначально носило почти авантюрный характер. Предпринятая в начале 1910 года попытка вызвать интерес командования к авиации успехом не увенчалась.

Ознакомившись с поданными ему докладами и предложениями Морского генерального штаба7, в апреле 1911 года морской министр адмирал И.К. Григорович разрешил создание в Службе наблюдения и связи Чёрного моря двух «авиационных отделений с тре-

мя аэропланами в каждом», дав указание выделить кредит на их заказ и приобретение необходимого имущества8. В сформированную при Севастопольском воздухоплавательном парке команду военно-морских лётчиков вошли шестеро офицеров, которые под руководством американского лётчика-инструктора Ч. Уитмера прошли обучение пилотированию закупленных в том же году в Североамериканских Соединённых Штатах гидроаэропланов конструкции Гленна Кёртисса. По инициативе черноморских авиаторов начались практические работы по оценке возможности базирования самолётов на кораблях9.

Как известно, в стратегических планах вооружённых сил России на случай войны с Германией ключевая роль в обороне столицы Россий-

ской империи с моря отводилась действиям армии во взаимодействии с Балтийским флотом. Из-за крайней ограниченности возможностей тактической разведки на Балтийском морском театре с использованием быстроходных боевых кораблей требовалось прежде всего своевременное развёртывание эскадры надводных кораблей для боя на Центральной минно-артиллерий-ской позиции. Назначенный начальником Службы связи в штаб начальника действующего флота Балтийского моря приказом по морскому ведомству № 1 от 3 января 1911 года капитан 2 ранга А.И. Непенин предпринимал большие усилия для создания эффективной сети наблюдательных постов, максимально приближенных к объектам наблюдения.

Летом 1911 года слушатель дополнительного курса военно-морского отдела Николаевской Морской академии старший лейтенант Борис Петрович Дудоров10 получил задание Морского генерального штаба обследовать состояние Службы связи Балтийского моря и высказать свои соображения о проекте её реорганизации.

Прохладно встреченный капитаном 2 ранга А.И. Непени-ным, посчитавшим присланного ему «академика» неким ревизором, Б.П. Дудоров начал практическое знакомство со Службой связи, рассматривая возможность увеличения эффективности решения её задач с использованием средств авиации.

В апреле 1912 года Б.П. Дудоров, с серебряной медалью окончивший дополнительный курс Морской академии, ста-

Учебное авиационное судно «Орлица» после переоборудования. Петроградский военный порт. Командовал «Орлицей» с июля 1915 по май 1916 г. начальник Воздушного района Службы связи Балтийского моря капитан 2 ранга Б.П. Дудоров

Опытная авиационная станция в Гребном порту Санкт-Петербурга

Зима 1912/13 г.

новится исполнителем особого поручения Морского генерального штаба. Летом того же года, уже в чине капитана 2 ранга, для ознакомления с состоянием авиационного дела его командируют в Европу. По возвращении из Франции и Англии Б.П. Дудоров назначается председателем комиссии «для обсуждения и разрешения всех технических вопросов по авиации Балтийского моря».

Ранее по приказанию командующего Морскими силами Балтийского моря Б.П. Дудоров составил «Докладную записку о стратегическом значении авиации на Балтийском театре в связи с оперативными задачами Балтийского флота, о задачах, кои могут быть возложены на авиацию в зависимости от состояния современной авиационной техники, о вытекающем отсюда плане развития авиации на ближайшее время и о внутреннем ее сложении»11.

Исходным положением этого документа было свойство нового оружия — только что появившегося гидроаэроплана, настолько мало изученного с тактической и с технической стороны, что ему ещё нигде не отводилось подобающее такому виду оружия место. Исходя

из того, что для развития новой техники следует ставить конкретные и достижимые цели, они формулировались как «расширение горизонта видимости береговых наблюдательных постов в наиболее важных стратегических зонах». Отсюда следовало создание для гидроавиации береговых опорных пунктов.

Особого внимания заслуживает предложенный Б.П. Ду-доровым коллегиальный орган — авиационный комитет, ответственный за проведение технической политики, выработку технических требований к авиационной технике, определение необходимых объёмов и закупок летательных аппаратов, вооружения, приборов и специальных материалов. Борис Петрович определял авиационный комитет как «компетентный и наиболее заинтересованный в правильном решении всех технических вопросов авиации орган, обладающий при том большим моральным весом в глазах летчиков и наиболее полно отражающий их мнение как лиц, своею жизнью расплачивающихся за технические

ошибки»12.

Б.П. Дудоров предлагал создать авиационные станции трёх разрядов, которые

по географическим условиям объединялись в «воздушные районы».

Станция 1-го разряда, на которую базируются один или несколько отрядов, состоящих каждый из шести-семи летательных аппаратов, должна иметь стационарные ангары, склады, метео- и радиостанции, помещения для личного состава. Для временного базирования отряда или нескольких гидроаэропланов служит авиационная станция 2-го разряда. Станция 3-го разряда — запасной пункт базирования с минимально необходимым оборудованием. Авиационным станциям придавались посыльные суда и моторные катера.

Станцией 1-го разряда на Балтике должна была стать расположенная на побережье Курляндии Либава, на Чёрном море — Севастополь. Ещё одну станцию 1-го разряда запланировали на западном берегу острова Эзель, на полуострове Папенгольм близ местечка Кильконд. Станции 2-го разряда предполагалось построить в Люзерорте и на острове Оденсхольм, однако из-за недостатка времени и отсутствия гидроаэропланов от их строительства впоследствии отказались. Станцией 3-го разряда определили Ревель13.

Сформулированные в виде доклада предложения по созданию морской авиации, автором которых являлся капитан 2 ранга Б.П. Дудоров, начальник Морского генерального штаба вице-адмирал А. А. Ли-вен представил на рассмотрение морского министра 4 мая 1912 года.

Через две недели, 18 мая, адмирал И.К. Григорович подписал приказ № 127 «Об организации воздухоплавания на Балтийском море». На основании этого приказа во второй половине июля в Санкт-Петербурге началось формиро-

вание Опытной авиационной станции морского ведомства14. Финансовые средства были отпущены по смете Морско -го министерства на 1913 год.

Усилиями нескольких офицеров флота на Гутуевском острове и в Гребном порту Санкт-Петербурга предпринимались попытки решения задачи заблаговременного предупреждения о приближении к Финскому заливу сил вторжения противника. Для этого требовались летательные аппараты тяжелее воздуха с такими качествами и техническими характеристиками, которые ещё не были достигнуты передовыми зарубежными авиационными фирмами.

Понимая ничтожную вероятность скорого приобретения нужных гидроаэропланов даже в случае их создания в Европе или в Северной Америке в ближайшее время, не имея в своём распоряжении финансовых средств и других инструментов влияния на отечественных авиаконструкторов, для проверки осуществимости замысла приходилось идти на риск. Основанием для уверенности Б.П. Дудорова в возможности импортозаме-щения послужило его знакомство с молодым, но уже известным авиаконструктором 22-летним Игорем Сикорским. Дудорову же для составления заданий на проектирование морских самолётов и наблюдения за их постройкой был необходим опытный авиационный инженер, хорошо знакомый со спецификой военно-морского дела. Таких специалистов в России в то время практически не было. По представлению Дудорова морской министр дал согласие на привлечение И.И. Сикор-ского к службе с приведением его к присяге15.

К концу 1912 года написанный Б.П. Дудоровым проект

«Положения об авиации и воздухоплавании в Службе связи морей» был представлен в Адмиралтейств-совет и одобрен 22 декабря16. Морской министр утвердил «Положе -ние...» 19 февраля 1913 года, обратившись в Государственную думу за разрешением отпуска средств на сооружение авиационных станций17.

Приказ о формировании авиационных частей при Службе связи Балтийского моря вышел 18 мая 1913 года18.

Поскольку уже созданные на флотах авиационные отряды включили в состав Службы связи, это потребовало дополнительных средств на содержание. Из-за возражений Министерства финансов и Государственного контроля по поводу предлагавшегося увеличения ассигнований на содержание Службы связи морей законодательное утверждение проекта затянулось на два года.

В 1914 году Морское министерство вышло в законодательные учреждения с новыми законопроектами «Об отпуске средств на устройство авиационных станций», «Об отпуске средств на расходы по устрой-

ству и содержанию Службы связи и авиации Морского ведомства», а взамен проекта «Положения о Службе связи» от 12 августа 1912 года на утверждение вносились новые документы — «Положение о Службе связи» и «Положение о службе авиации в Службе связи».

В направленном Морским министерством в Государственную думу 8 марта 1914 года секретном «представлении № 84» пояснялось:

«Служба авиации имеет целью наблюдение за морем и несение разведочной и сторожевой службы за пределами круга действия береговых постов, а также борьбу с воздушной разведкой противника. Значение авиации для чисто боевых целей, т.е. прямого нападения на противника посредством метания взрывчатых снарядов или стрельбы, в настоящее время не настолько еще выяснено на опыте, чтобы ставить эти действия в прямую обязанность авиационных частей, и потому в проект Положения введено лишь общее указание, что Служба авиации, помимо исполнения вышеперечисленных обязанностей, может быть

Начальник Воздушного района Службы связи Балтийского моря капитан 2 ранга Б.П. Дудоров (слева), морские лётчики старшие лейтенанты Б.А. Щербачёв и С.А. Лишин

Июль 1915 г.

употребима и для активных боевых действий.

Служба авиации состоит из летательных аппаратов, соединенных в отряды, и береговых учреждений, обслуживающих эти отряды. Учреждениями Службы авиации являются станции I разряда, на коих постоянно помещаются авиационные отряды, и станции II разряда, служащие лишь для временного пребывания этих отрядов. <...>

Общее руководство авиацией сосредотачивается в Морском Генеральном штабе, в каждом же море — возлагается на командующего Морскими силами. Управление Службой авиации в каждом море вменяется в обязанность начальника Службы связи этого моря»19.

Поскольку Государственная дума не спешила с одобрением направленного ей представления, 18 апреля морской

министр обратился к председателю Думы М.Б. Родзян-ко с просьбой о рассмотрении законопроекта в срочном порядке20. Обращение возымело действие — на заседание комиссии Государственной думы по военным и морским делам 23 апреля пригласили временно исполнявшего должность начальника Морского генерального штаба капитана

1 ранга Д.В. Ненюкова и разработчика всех организационных документов будущей морской авиации — начальника Воздушного района Службы связи Балтийского моря капитана

2 ранга Б.П. Дудорова.

Император Николай II утвердил законопроект 23 июля 1914 года, и лишь после этого на Балтийском и Черноморском флотах приступили к строительству авиационных станций. «Положение о службе авиации в Службе связи» было

объявлено приказом по флоту и морскому ведомству № 269 от 16 августа 1914 года.

Дальнейшая служба Б.П. Дудорова на Балтийском флоте, связанная с непосредственным руководством созданием, техническим оснащением, повседневной деятельностью, боевой подготовкой и командованием авиационными подразделениями в течение всего периода боевых действий, заслуживает отдельного исследования21.

Бориса Петровича Дудорова, деятельность которого накануне и во время Первой мировой войны долгие годы оставалась в России неизвестной, единственного среди дореволюционных морских авиаторов контр-адмирала, человека чрезвычайно скромного в оценке его собственной роли, следует признать организатором отечественной морской авиации как рода сил флота.

||\

П

РИМЕЧАНИЯ

1 Григорьев А.Б. Альбатросы: из истории гидроавиации. М.: Машиностроение, 1989; Артемьев А.М. Морская авиация России. М.: Военное издательство, 1996.

2 Вабищевич Г.Э. Отдел Воздушного флота:у истоков морской авиации и всей военной авиации России. 1910—1917 годы // Легенды и мифы авиации. Вып. 8. М., 2017. С. 3—46.

3 Герасимов В.Л. Отечественная морская авиация начиналась с аэроплана «Антуанетт» // Военно-исторический журнал. 2007. № 10. С. 46—49; Летопись Российского флота от зарождения мореходства в древнерусском государстве до начала XXI века. Т. 2. 1901—1945. СПб.: Наука, 2012. С. 94.

4 Герасимов В.Л. «Наш противник как в воздухе, так и на море ещё более активен...»: у истоков отечественной морской авиации стоял контр-адмирал Б.П. Дудоров // Во-енно-историческийжурнал. 2002. № 7. С. 7—13.

5 ГлущенкоА.А. Роль и место радиосвязи в модернизации России (1900—1917). СПб.: ВМИРЭ, 2002. С. 542—626.

6 По докладу российского Морского генерального штаба, состояние морской авиации и воздухоплавания ведущих морских держав на начало 1913 г. характеризовалось следующим. Французский флот располагал 24 лётчиками,таким же количеством аэропланов и двумя авиационными станциями. При морском генеральном штабе Франции функционировал воздухоплавательный отдел во главе с капитаном 1 ранга, а технической частью заведовал командир «воздухоплавательного корабля» «Foudre». Военный флот Германии к 1913 г. располагал двумя дирижаблями с эллингами для каждого, 50 аэропланами, 60 лётчиками и тремя авиационными станциями. Организационное и оперативное руководство авиацией и воздухоплаванием было сосредоточено в имперском морском генеральном штабе,техническими и хозяйственными вопросами занимался департамент военно-морских верфей. Бюджет на воздухоплавание с 1912 г. был увеличен втрое (с 10 до 31 млн марок), разрабатывалась пятилетняя программа развития

авиации. Общие расходы оценивались в 44 млн марок, в том числе 35 млн — на дирижабли и 9 млн — на гидроавиацию. Королевский флот Англии имел три дирижабля с одним эллингом, 45 аэропланов, 298 лётчиков и 11 авиационных станций. Бюджет на 1913 г. составлял 500 тыс. фунтов стерлингов, общее руководство осуществлял Воздухоплавательный департамент Адмиралтейства (Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. 418. Оп. 1. Д. 1401. Л. 6—9 об.).

7 Начальник Службы связи Чёрного моря капитан 2 ранга В.Н. Кедрин 25 марта 1911 г. подал командующему Морскими силами Чёрного моря рапорт с предложением сформировать в Службе связи «для ведения морской разведки вне видимости береговых наблюдательных постов» авиационное отделение, подразумевая под этим воинское подразделение из трёх лётчиков, трёх гидроаэропланов и необходимого для их обслуживания количества нижних чинов, прикомандированное к определённому району наблюдения. К рапорту прилагались

проект положения о «команде военно-морских лётчиков» и смета на содержание двух авиационных отделений (РГА ВМФ. Ф. 418. Оп. 1. Д. 726). Подготовленные В.Н. Кедриным документы уже 6 апреля были доложены морскому министру, которым двумя неделями раньше стал произведённый в адмиралы И.К. Григорович.

8 РГА ВМФ. Ф. 610. Оп. 1. Д. 11.

9 Александров А.О. Гидроаэропланы Кертисса на Чёрном море // Цитадель. 1995. № 1. С. 78—99.

10 Борис Петрович Дудоров (29 июля 1882 — 11 октября 1965) окончил Морской корпус в 1902 г. Служил вахтенным начальником, младшим штурманским офицером крейсера «Диана». В Порт-Артуре плавал на миноносце «Боевой», затем — флаг-офицер начальника отряда миноносцев, начальника минной обороны Порт-Артура. Исполнял обязанности командира строившейся подводной лодки. За минную постановку в занятой японцами бухте Луиза, следствием которой стала гибель броненосца береговой обороны «Сай-Иен», произведён в лейтенанты и награждён орденом Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантами. После сдачи Порт-Артура находился в плену, вернулся в Россию весной 1906 г. До 1909 г. служил на линейном корабле «Слава». Старший лейтенант (апрель 1910). После окончания с отличием Морской академии в 1912 г. — начальник Восточного района наблюдательных постов и станций Балтийского моря. В 1914 г. — начальник Воздушного района Службы связи Балтийского моря, с началом Первой мировой войны руководил боевой работой морской

авиации и обороной о. Эзель, где находился его штаб.

11 РГА ВМФ. Ф. 418. Оп. 1. Д. 1451. Л. 21—34.

12 Там же. Л. 26.

13 Во время Первой мировой войны в Ревеле развернулось строительство комплекса сооружений для базирования гидроаэропланов дальнего действия, которое было завершено к моменту оставления города и военно-морской базы русскими войсками. Российскому флоту не удалось воспользоваться плодами своих трудов — такая возможность в ходе обеих мировых войн предоставилась противнику. Комплекс сооружений сохранился в Таллине до настоящего времени, используется в качестве морского музея.

14 Руководителем Опытной авиационной станции был назначен инженер-механик флота капитан Д.В. Александров, ранее прикомандированный к Офицерской авиационной школе и после обучения во Франции в 1911 г. получивший диплом авиатора. Авиационное подразделение, учреждённое приказом командующего Морскими силами Балтийского моря № 709 от 6 сентября 1912 г., первоначально использовалось для обучения окончивших Офицерскую школу лётчиков пилотированию гидроаэропланов.

15 Контракт с И.И. Сикорским «по вольному найму» был заключён 19 июня 1912 г. сроком на полгода. Когда в июле 1913 г. истёк срок уже годового контракта, Сикорскому предложили увеличенное до 500 рублей в месяц жалованье, но авиаконструктор отказался. Впоследствии обязанности специалиста по авиа-

ции при Морском генеральном штабе исполнял корабельный инженер П.А. Шишков.

16 РГА ВМФ. Ф. 736. Оп. 1. Д. 145.

17 Там же. Ф. 418. Оп. 1. Д. 293. Л. 3.

18 К декабрю 1913 г. Служба наблюдения и связи Балтийского моря включала три района (пять отделений), 31 береговую радиостанцию, 25 наблюдательных постов, две ремонтные партии, четыре посыльных судна, ледокол и 18 моторных катеров. Личный состав — 30 офицеров, 40 кондукторов и 693 рядовых.

19 РГА ВМФ. Ф. 418. Оп. 1. Д. 328. Л. 71, 71об., 72. (Впервые опубликовано в работе А.А. Глущенко).

20 Там же. Л. 66.

21 С 17 декабря 1916 г. капитан 1 ранга Б.П. Дудоров — начальник воздушной дивизии Балтийского моря. После падения монархии в России согласился принять должность первого помощника морского министра, но из-за конфликта с командовавшим Балтийским флотом контр-адмиралом Д.Н. Вердерев-ским, обнародовавшим отданный Б.П. Дудоровым от имени министра секретный боевой приказ подводным лодкам топить любое судно, выходившее из Гельсингфорса в Петроград на помощь большевикам, подал рапорт об отчислении от должности. Произведён в контрадмиралы (3 сентября 1917 г.) и назначен военно-морским агентом в Японию. После октября 1917 г. пренебрёг приказом Ф.Ф. Раскольни-кова вернуться в Россию и активно помогал Белому движению. После закрытия русского посольства в Токио до 1923 г. оставался в Японии, затем переехал в США. Скончался в Пало-Алто (Калифорния) 11 октября 1965 г.

D.Ya. Litinsky, Yu.V. Slesarev, M.Yu. Garshin

«AVIATION SERVICE... CAN ALSO BE USED FOR ACTIVE COMBAT OPERATIONS»

The Role of Captain 2nd Rank B.P. Dudorov in the Creation of Domestic Naval Air Force

Information about authors. Dmitry Litinsky — research scientist at the Military Educational and Scientific Center of the Navy Naval Academy named after Admiral of the Fleet of the Soviet Union N. G. Kuznetsov (St. Petersburg. E-mail: vunc-vmf-3fil@mil.ru);

Yuriy Slesarev — senior researcher fellow at the Military Educational and Scientific Center of the Navy Naval Academy, Cand. Sc. (Hist.), associate professor (St. Petersburg. E-mail: vunc-vmf-3fil@mil.ru);

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Maksim Garshin — shief researcher fellow at the Military Educational and Scientific Center of the Navy Naval Academy, captain 1st rank, Cand. Sc. (Tech.) (St. Petersburg. E-mail: vunc-vmf-3fil@mil.ru).

Summary. The paper attempts to consider the process of creating naval air force in Russia as a part of the reconnaissance and communications industry of the fleets and to evaluate the previously unmarked contribution of Captain 2nd Rank B.P. Dudorov to the formation of a new type offleetforces by the beginning of World War I, based on the study of organizational documents developed by him at the Naval General Staff in 1912—1914. The draft of Regulations on Aviation and Aeronautics in the Communications Branch of the Seas written by B.P. Dudorov was approved by the Admiralty Board on December 22,1912. Due to the objections of the Ministry of Finance and State Control and the sluggishness of the State Duma, the Emperor Nicholas II did not approve the corresponding bill until July 1914. Upon Dudorov's presentation, the naval minister agreed to engage the 22-year-old aircraft designer I.I. Sikorsky, to solve the problem of import substitution inter alia.

Keywords: First World War; Russian Naval Ministry; Naval General Staff; naval air force; Baltic Fleet; Communications Branch; I.I. Sikorsky; B.P. Dudorov.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.