Научная статья на тему 'Словесная культура как базовый компонент культурно-образовательного пространства Белгородчины (из опыта работы Белгородского государственного института искусств и культуры)'

Словесная культура как базовый компонент культурно-образовательного пространства Белгородчины (из опыта работы Белгородского государственного института искусств и культуры) Текст научной статьи по специальности «Народное образование. Педагогика»

CC BY
174
17
Поделиться
Ключевые слова
СЛОВЕСНАЯ КУЛЬТУРА / ДУХОВНАЯ НАВИГАЦИЯ / НРАВСТВЕННОЕ ПРЕОБРАЖЕНИЕ / КУЛЬТУРНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО / VERBAL CULTURE / SPIRITUAL NAVIGATION / MORAL TRANSFORMATION / CULTURAL AND EDUCATIONAL FIELD

Аннотация научной статьи по народному образованию и педагогике, автор научной работы — Кулабухова Марина Анатольевна, Зенин Сергей Николаевич

В статье рассматриваются аксиологические основания словесной культуры Белгородчины, словесного фольклора и региональной литературы, аспекты их использования в деятельности Белгородского государственного института искусств и культуры, в процессе духовной навигации личности и общества, гуманизации современного образования, социокультурной модернизации современного российского консолидирующегося общества.

Похожие темы научных работ по народному образованию и педагогике , автор научной работы — Кулабухова Марина Анатольевна, Зенин Сергей Николаевич,

VERBAL CULTURE AS A BASIC COMPONENT OF CULTURAL AND EDUCATIONAL FIELD IN BELGOROD (BASED ON BELGOROD STATE UNIVERSITY OF ARTS AND CULTURE EXPERIENCE)

The article deals with axiological basics of verbal culture of Belgorod region, verbal folklore and regional literature, the aspects of their demand in Belgorod State University of Arts and Culture, in the course of spiritual navigation of the personality and society, a humanization of modern education, sociocultural modernization of modern Russian society.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Словесная культура как базовый компонент культурно-образовательного пространства Белгородчины (из опыта работы Белгородского государственного института искусств и культуры)»

4. Гаспаров Б. М. Язык. Память. Образ. Лингвистика языкового существования. — М. : Новое литературное обозрение, 1996. — 352 с.

5. Комиссаров В. Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). — М. : Высш. шк., 1990. — 253 с.

6. Латышев Л. К. Перевод: проблемы теории, практики и методики преподавания : кн. для учителя шк. с углубл. изуч. нем. яз. — М.: Просвещение, 1988. — 160 с.

7. Основная образовательная программа высшего профессионального образования по направлению подготовки (специальность) 035701.65 — Перевод и пере-водоведение [Электронный ресурс]. — URL: http:// www.lunn.nu/sites/default/files/media/sveden/ obrazovanie/osn_obr_progr/035701_-_perevod_i_ penevodovedenie_specialnost.pdf.

8. Поршнева Е. Р. Базовая лингвистическая подготовка переводчика : моногр. — Нижний Новгород : Изд-во ННГУ им. Н. И. Лобачевского, 2002. — 148 с.

9. Сдобников В. В., Петрова О. В. Теория перевода : учеб. для студентов лингвистических вузов и факультетов иностранных языков. — М. : АСТ: Восток — Запад, 2006. — 448 с.

10. Тарасов Е. Ф. Межкультурное общение — новая онтология анализа языкового сознания // Этнокультурная специфика языкового сознания. — М., 1996. — С. 7-22.

11. Федеральный государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования по направлению подготовки (специальности) 035701.65 — Перевод и переводоведение [Электронный ресурс)] : приказ Минобрнауки России от 24.12.2010 № 2048. — URL: http://www.edu.ru/db-mon/mo/Data/d_10/pnm2048-1.pdf.

12. Швейцер А. Д. Теория перевода: Статус, проблемы, аспекты. — М. : Наука, 1988. — 215 с.

13. Alves F., Gonjalves J., Rothe-Neves R. In search of a definition of tnanslation competence: the stnuctune and development of an ongoing research project // Quaderns. Revisa de traducció. — 2001. — № 6. — P. 46-49.

14. Bartminski J. Aspects of Cognitive Ethnolinguistics. — London : Equinox, 2009. — 250 p.

15. Blatner A. Foundations of psychodrama: History, theory, and practice. - 4th ed. - New York : Springer, 2000. - 320 p.

16. Cazden C. Play with language and metalinguistic awareness: One dimension of language experience // Plays: its role and development of evolution / Bruner J. S., Jolly A., Sylva K. (Eds.). - New York : Basic Books, 1976. -P. 603-618.

17. Coutu W. Role-playing vs. role-taking: an appeal for clarification // American Sociological Review. - 1951. -Vol. 16. - P. 180-187.

18. Katan D. Translation as intercultural communication // Munday J. The Routledge companion to translation studies. - Routledge, 2009. - P. 74-91.

19. Kohut H. How does analysis cure? Edited by A. Goldberg & P. Stepansky. - Chicago : University of Chicago Press, 1984. - 254 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

20. Moreno Z. T., Blomkvist L. D., Rützel T. Psychodrama, surplus reality and the art of healing. - London and Philadelphia : Routledge, 2000. - 130 p.

21. Neubert A. Translation as mediation // R. Kolmel, J. Payne (Eds.) The Cultural and Linguistic Barriers between Nations. - Aberdeen : Aberdeen University Press, 1989. - P. 5-12.

22. PACTE Building a translation competence model // Alves F. (ed.) Triangulating translation: Perspectives in process oriented research. - Amsterdam : John Benjamins, 2003. - P. 43-69.

23. Risager K. Language and Culture Pedagogy. From a National to a transnational Paradigm. - Clevedon : Multilingual Matters Ltd., 2007. - 288 p.

24. Rothenberg A. Creativity - The healthy muse // Medicine and Creativity. - 2006. - Vol. 368. - P. 58-59.

25. Stam G. Second language acquisition from a McNeillian perspective // E. Levy, S. Duncan and J. Cassell (Eds.) Gesture and the Dynamic Dimension of Language: Essays in honor of David McNeill. - Amsterdam : John Benjamins, 2007. - P. 117-124.

26. Taft R. The Role and Personality of the Mediator // S. Bochner (ed.) The Mediating Person: Bridges between Cultures. - Cambridge : Schenkman, 1981. - P. 53-88.

УДК/UDC 80 М. А. Кулабухова, С. Н. Зенин

М. Kulabukhova, S. Zenin

СЛОВЕСНАЯ КУЛЬТУРА КАК БАЗОВЫЙ КОМПОНЕНТ КУЛЬТУРНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА БЕЛГОРОДЧИНЫ (ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ БЕЛГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ИНСТИТУТА ИСКУССТВ И КУЛЬТУРЫ)

VERBAL CULTURE AS A BASIC COMPONENT OF CULTURAL AND EDUCATIONAL FIELD IN BELGOROD (BASED ON BELGOROD STATE UNIVERSITY OF ARTS AND CULTURE ExPERIENCE)

В статье рассматриваются аксиологические основания словесной культуры Белгород-чины, словесного фольклора и региональной литературы, аспекты их использования в де-

ятельности Белгородского государственного института искусств и культуры, в процессе духовной навигации личности и общества, гуманизации современного образования, со-

циокультурной модернизации современного российского консолидирующегося общества.

The article deals with axiological basics of verbal culture of Belgorod region, verbal folklore and regional literature, the aspects of their demand in Belgorod State University of Arts and Culture, in the course of spiritual navigation of the personality and society, a humanization of modern education, sociocultural modernization of modern Russian society.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ключевые слова: словесная культура, духовная навигация, нравственное преображение, культурно-образовательное пространство.

Keywords: verbal culture, spiritual navigation, moral transformation, cultural and educational field.

В условиях вступления России в новый этап развития, в ситуации преодоления многочисленных вызовов современности, в первую очередь ценностного нигилизма, в условиях кризиса национальной идентичности, нескончаемых поисков смыслов бытия и национальной идеи одним из наиболее действенных средств целостного воспитания и образования человека, способного к личностной, региональной и национальной самоидентификации, к освоению, сохранению и трансляции памяти семьи и народа, к наследованию традиций предков и одновременно к созиданию нового сообразно с устойчивой системой норм, ценностей и идеалов становится извечная духовно-нравственная ценностная парадигма с ее смысловым «ядром» (духовность, соборность, державность) как основа укрепления единства общества и суверенитета страны, базис повседневной жизни, фундамент экономических и политических отношений, как фактор обеспечения социокультурной модернизации современного российского общества, духовной безопасности России.

Ведущую роль в духовно-нравственном воспитании и преображении человека и нации в условиях современного техногенного мира призвана сыграть словесная культура, в частности региональная словесная культура, как вневременный фактор сохранения традиционных ценностей, духовно-нравственных приоритетов, человека, общества и народа, как ведущее условие укрепления чувства любви к родному Отечеству, большой и малой Родине, как знаковый компонент процесса формирования потребности служения высшим интересам общества и государства, обеспечения социальной солидарности, повышения уровня дове-

рия человека к жизни в России, к согражданам, обществу, государству, настоящему и будущему своей страны.

Словесная культура региона (провинции), несмотря на тенденции разрушить извне культурную целостность, духовно-нравственное единство российских территорий (в том числе и под предлогом якобы «гуманитарных грантов» и пр.), менее подвержена различным асоциальным вызовам современности, нежели словесная культура столицы, в первую очередь благодаря своей укорененности в традиции, выполняющей функцию «урока и поучения» (Н. Н. Страхов), ввиду сохранения в слове, в словесно созданных образах и том, что создается на их основе, ценностных приоритетов, духовно-нравственных идеалов человека, общества и народа.

Словесный фольклор, ведущий аспект словесной культуры того или иного региона, в течение столетий обеспечивавший процесс духовно-нравственного развития и воспитания личности в крестьянской России, в русской (аграрной) провинции, традиционно являлся и остается энциклопедией нравственности и человечности, способствовавшей формированию таких базовых ценностей, как нация, государство, Родина, патриотизм, человек, семья, природа, общество, труд, культура, мир и др. В системе современного разноуровневого образования словесный фольклор не только не утрачивает своего вневременного значения, но и выступает уникальным средством обеспечения межпоколенного и межнационального диалога, выявления мировоззренческого и культуро-творческого потенциала личности. Так, трудно представить целостный образовательный процесс, осуществляемый в вузах искусств и культуры России вне фольклорного поля, знакомящего обучающихся с духовными и материальными сокровищами национальной культуры, обусловливающего бережное отношение к достижениям и своего народа, и других народов и культур.

В Белгородском государственном институте искусств и культуры (далее — БГИИК), ведущем научно-образовательном и творческом центре отечественной культуры с более чем полувековой историей (в 2015 г БГИИК исполнилось 55 лет!), где успешно реализуется многоуровневая система подготовки специалиста сферы искусств и культуры, словесный фольклор — неотъемлемая составляющая образовательного и собственно творческого процесса. Так, базовые представления об устном

народном творчестве получают как учащиеся Школы искусств БГИИК, так и студенты, обучающиеся по программам среднего профессионального образования. Углубленное изучение словесного фольклора, всестороннее исследование его разножанровых произведений находит отражение в программах высшего образования. Например, учебный план различных профилей направления подготовки бакалавров 51.03.02 Народная художественная культура предусматривает изучение словесного фольклора, овладение такими учебными дисциплинами, как теория и история народной художественной культуры, устное народное творчество, литература, педагогика народного художественного творчества, этнопедагогика, фольклористика и др.

Став смысловой основой этнокультурного компонента образования в БГИИК, словесный фольклор рассматривается в нескольких ипостасях: 1) как источник познания бытия человека, народа, этноса со всеми вехами жизни, ступенями мышления, уровнями эмоциональных ощущений; 2) как художественно-эстетический феномен, органично соединивший несколько видов народного искусства, социокультурный универсализм которого поистине неограничен; 3) как многофункциональный инструмент, способный в рамках творческого сотрудничества и актуализации культурных контекстов обеспечить взаимопонимание мирового сообщества в общих чувствах добра, справедливости, красоты, уважения человеческого достоинства в решении глобальных проблем человечества. Издревле предопределявший систему представлений человека о микро- и макромире, векторы и нормы его поведения в социуме, моделировавший взаимоотношения разных поколений, способствовавший формированию ценностей и идеалов, являющийся многовековым источником информации о мире и человеке, особой формой выражения общечеловеческих и глубоко личностных начал, словесный фольклор, способствующий и реализации социальных и воспитательных задач, в пространстве БГИИК оказывается уникальным способом формирования национального самосознания, русской ментальности и культуры мира, базовых общечеловеческих и национальных ценностей и идеалов, их трансляции в современный социум, в частности в пределах региона.

Культурный мегатекст, словесный фольклор, отраженный в творческих проектах и концертных программах, и сегодня остается разворачивающимся на вербально-мелодиче-

ском (исполнение), поведенческом (ритуальная ситуация) и ментальном (этническая рефлексия) уровнях глубинным народным знанием, реализованным в трех семиотических аспектах: 1) бытие человечества (что оказывается возможным благодаря изображению онтологических и антропологических (вечных) универсалий (света и тьмы, земли и неба, жизни и смерти, любви и ненависти и т. д.); 2) бытие народа и государства (во всей совокупности многоаспектных национальных культурно-исторических явлений: особенностей веры, менталитета, бытового уклада, обычаев, обрядов, праздников, фольклора в целом и его жанров в частности); 3) бытие человека (как история его частной жизни, как отражение антиномичных черт его характера, собственно личностных моментов (имя, любовь, зрелость, старость) [3, с. 73]. Этим смысловым началам словесного фольклора традиционно посвящаются творческие проекты кафедр искусства народного пения, хореографического творчества, режиссуры театрализованных представлений и праздников, гуманитарных наук, Центра духовно-нравственного и патриотического воспитания во имя Святителя Иоасафа БГИИК; постановочные работы творческих коллективов БГИИК, в частности ансамбля песни и танца «Везелица», ансамбля песни и танца «Везелинка», фольклорных ансамблей «Млада», «Раздолье» и др.

Благодаря постепенно расширяющейся — при переходе с одного уровня обучения на другой — жанровой палитре фольклора происходит освоение многовековых традиций, ценностей, различных форм культурно-исторической, социальной и духовной жизни малой родины, особенностей места жительства (этому, в частности, посвящена паремия: «Что ни город, то норов; что ни деревня, то обычай»), которые находят самое широкое воплощение в образовательно-просветительской и концертно-творческой деятельности БГИИК. Исторические песни, предания, легенды, волшебные и бытовые сказки, баллады и другие жанры фольклора, моделировавшие отношение человека к роду, семье, общине, малому кругу, выступают и сегодня (в том числе и в открытой среде, на всероссийском и международном уровнях (в рамках гастрольных поездок и конкурсной деятельности) концептами социализации, способствуют укоренению в сознании таких базовых (терминальных) понятий, как семья, дом, родная земля, малая и большая родина, народ, род-

ной язык, Отечество. Вспомним, в частности, плачи полонянок, изобилующие восклицаниями-пожеланиями полететь на родную землю, припасть к ней и пр. Формируя устойчивые представления о человеке как носителе традиций, об обществе, народе, нации, государстве, современные создатели и хранители словесного фольклора транслируют идеалы предков, обнаруживают собственные нравственные предпочтения и провоцируют в современниках потребность в национальной и личностной самоидентификации, в сохранении, трансляции и развитии культуры. Результатом такого вхождения в русский мир, в пространство устного народного творчества региона и государства является, в частности, успешно реализуемый в БГИИК проект «Сказки о Бело-горочке» — иллюстрированная книга сказок, созданных авторским коллективом студентов под руководством профессора М. А. Кулабу-ховой, посвященных Белогорочке, которая является ключевым образом современной региональной (белгородской) культуры. Трудолюбие и гостеприимство, верность традициям предков и ответственность за мир и гармонию на Земле Белогорья, приверженность песенным традициям края и ориентация на созидание, соборную деятельность — ключевые качества, обеспечивающие связь Белогорочки с положительными героями регионального и национального словесного фольклора.

Вполне закономерно, что на Белгородчине, которая считается заповедником южнорусского фольклора, где жанровая палитра словесного фольклора не уступает ни многоцветности народной одежды, ни самобытности орнамен-талистики, ни причудливости карагодов и танков, ни разнообразию празднично-обрядовой культуры, ведущим народным средством духовной навигации человека и общества является песня — доминанта словесного и музыкального фольклора, средство воплощения онтологических и антропологических универсалий, культурно-исторических аспектов, личностного начала, сопровождающая человека (главную ценность словесной культуры) повсеместно и ежечасно, заполняющая собой и будни («Весело поется, весело и прядется»), и праздники («Где пьется, там и поется. Бедный песни поет, а богатый только слушает» [2, с. 586]). Смысловой универсализм песни, ее востребованность в любую из эпох обеспечивают транслируемые в ней антиномии (смыслы) русской культуры: сакральное — земное, вечное — временное, праздничное — буднич-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ное, общинное — частное, коллективное — индивидуальное, обрядовое — внеобрядовое, высшее — низшее, эпическое — лирическое, монументальное — исповедальное, прошлое — будущее, дух — душа, что и представлено в русской народной пословице «Песня вся, больше петь нельзя» [2, с. 386]. Полярные начала бытия человека и народа, нашедшие отражение в песнях, их художественно-эстетическое своеобразие, отразившие специфические основы загадочной души русского человека и всего славянства, по-прежнему привлекают и специалистов сферы культуры и искусств, и многочисленных носителей народной культуры, и представителей различных зарубежных государств. Песенная культура Белгородчины предстает и как важнейший образовательный конструкт в пространстве БГИИК, и как объединяющее его представителей (носителей языка) и их гостей социокультурное явление, становящееся источником проведения крупнейших научных форумов. Например, традиционных «Маничкиных чтений», посвященных памяти знаменитой песенницы Белгородчи-ны О. И. Маничкиной, конкурсов и фестивалей, проводимых в БГИИК или с его непосредственным участием («Хотмыжская осень», «Лето красное» и др.).

Представляющий целостную картину жизни, обусловливающий развитие свободной индивидуальности в поликультурном мире словесный фольклор как научно-образовательный и культуротворческий ресурс сообщает обучающимся и зрительской аудитории неоспоримые возможности, создавая целостное пространство традиционной, многовековой культуры вокруг человека, входящего в активно солидаризующееся на Белгородчине общество, приобретающего свою роль в космосе созидательного бытия, разумной жизни. Полифункциональный словесный фольклор (смысловое ядро культуры народа) идеально вписывается в систему современного воспитания и образования как феномен формирования человека и как индивидуальности, и как части гармоничного множества, народа, государства.

По мере своего развития словесная культура, отражающая региональные (в частности, топонимические) и общенациональные (например, ономастические) социокультурные явления, константы национальной и региональной культуры, «вершины нравственной оседлости» человека (Д. С. Лихачев), среди которых всегда доминируют человек, семья, природа, язык, народ, земля, память поколений, труд, любовь,

надежда, вера, милосердие, патриотизм, гостеприимство (которые, в частности, выступают и как знаки провинции), умножается образцами индивидуального авторского творчества, не утрачивающими смысловую актуальность и сегодня.

Наряду с устным народным творчеством, региональная литература, в частности литература Белгородчины, приобретает особое значение, выступая многофункциональным ресурсом системы современного обучения, воспитания и творческого развития, успешно реализуемым БГИИК.

В достаточно непростых условиях модернизации образовательной системы, внедрения новых образовательных технологий альтернативным фактором системы комплексного (в первую очередь гуманитарного) образования и гармоничного воспитания личности может стать возвращающая в лоно нашей культуры — книжной по своей сути — литература, в т. ч. литература региона, края, которая является основой вербально-практического родиноведения, обеспечивающего идеи существования православного, славянского мира, всегда открытого для конструктивного диалога и созидательной деятельности. Более того, новые волны вестерни-зации, направленные против регионов России, бессильны перед всемерно поддерживающим стратегические векторы развития региональной культуры литературным краеведением, способным уверенно противостоять псевдообразчикам культуры, псевдоценностям и асоциальным явлениям современности.

На Белгородчине, являющейся абсолютным лидером среди других регионов России, ведущим социально-экономическим, культурно-образовательным и научно-инновационным центром России, уникальной площадкой международного сотрудничества, литературное краеведение благодаря прогрессивной политике руководства Белгородской области во главе с губернатором Е. С. Савченко, совместной деятельности государственных и общественных институтов из «родиноведческо-го» (регионального) компонента в системе образования превращается в широкое культурное движение с собственной научной базой и общественной поддержкой, ориентированное на сохранение, как писал И. А. Ильин, «духовного сокровища, именуемого Родиною»; способствующее превращению культурно-исторического регионального пространства в космос, а каждого его представителя — в личность, укорененную в семейной, родовой и национальной

памяти и культуре региона и Отечества, ответственную за происходящее в стране и мире.

Активно осваиваемая современной наукой специфическая область знания и социально-духовной практики, литературное краеведение, базирующееся на соотнесении художественного текста и истории края, выявлении контекстов и подтекста, включает:

— изучение истории малой (региональной) литературы в контексте актуализации истории отечественной литературы и национального и регионального культурного кода, нравственного идеала в контексте его эволюции;

— исследование творчества писателей, связанных с региональной культурой; выявление сопричастности автора к наследию края;

— изучение литературной жизни и различных форм ее бытования в регионе в контексте актуализации слово-, литературоцентричной культурной среды;

— изучение влияния литературы края на творчество современников, на культурно-образовательное пространство.

Постижение истории и культуры Отечества как духовной крепости России традиционно происходит посредством художественной литературы Белгородчины через «вершины нравственной оседлости» (Д. С. Лихачев), словесно воплощенные базовые доминанты традиционной культуры.

Каноны православной веры, православные традиции

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

На Белгородчине, некогда раскинувшейся на границе Дикого поля и впоследствии прославленной ратными подвигами и трудовыми доблестями многих поколений соотечественников, среди ценностных приоритетов: трудолюбия и гостеприимства, целомудрия и справедливости, милосердия и самоотверженности, скромности и героизма — всегда доминирует вера, по которой даны и земля, колыбель крестьянского мира, и верность ей, проявляющаяся в ее многовековом возделывании, благоукрашении и защите, в наследовании традиций предков и следовании нравственным ценностям.

Порожденное непростыми коллизиями истории края и ментальными основаниями характера соборное стремление к миру и гармонии объясняет многовековую преемственность в сохранении духовных культурных традиций, отразившихся в литературе края, среди создателей которой святитель Иоасаф, епископ Белгородский, чудотворец, уникальное по своему содержанию и художественным

особенностям литературно-художественное, собственно духовное наследие, аккумулирующее ценностные основания бытия верующего человека и православного мира, утверждающее идеалы подвижничества и жертвенности, милосердия и любви. В «Слове святителя Иоасафа Белгородского о любви к Богу» Святитель Иоасаф задает норму благопристойной человеческой жизни, в словах и поступках утверждая: «Бог — средоточие нашего сердца. Как Сам Он чист, так по образу своему и подобию соделал в нас сердце чистое и смыслящее разуметь доброе и злое. Когда по сердечному влечению <...> убегаем от зла и творим благое, от сердца тогда исполняем божественные заповеди, а исполняя их, проявляем любовь к Богу, любя от всего сердца как Бога своего создателя» [4; 9]; в поэме «Брань честных семи добродетелей с семью грехами смертными. » представляет извечную борьбу светлых и темных сил за человека и его путь к исполнению заповедей Господних, напоминая: «Знай всегда, что мерзкий грех / Душу окаляет, / Чистота же моет всех, / Ярко убеляет. / Побеждай врагов-грехи, / Брань сверши удачно — / Станешь другом дорогим / На трапезе брачной» [4]. Глубоко символично, что новая веха в истории современной Белгород-чины, где традиционны такие ценностные приоритеты, как сильная личность, сплоченная и многодетная семья, солидарное общество, непобедимое духом государство, началась с возвращения на Святое Белогорье на исходе ХХ века святых мощей святителя Иоасафа, с прославления его духовных подвигов.

Богатство русского языка, словесной культуры, обращение к ее ключевым фигурам.

Формировавшаяся веками миссия писателя-пророка, писателя-проповедника, требовавшего воплощения в русской литературе особого идеала, актуализации духовно-нравственных поисков, обретения векторов духовной эволюции православной России, наиболее прочно укоренилась в провинции, где до сих пор срабатывает культурный канон, отмеченный еще русским философом XIX в., уроженцем Белгорода Н. Н. Страховым: «Поэты ведь — пророки, провидцы; они проникают в самую глубину вещей и открывают в них то, что оставалось скрытым для обыкновенных глаз»; «Искусство всегда было и всегда будет областью вечного: отсюда понятно, что жрецы искусства, как жрецы вечного, легко начинают презрительно смотреть на все временное» [6]. В каждую из эпох на Белгородчине сохраняется сакральное от-

ношение к поэту-учителю, писателю-пророку как к знаковым фигурам истории и культуры, портрет которых во второй половине XX в. создала Лира Абдуллина: «В редакции столицы / Везут свои стихи / Провидцы из провинций, / Пророки от сохи... / Но вновь бледнеют лица, / Глаза огнем горят: / Провидцы из провинций/Поэзию творят» [1, с. 137].

Образ малой родины (Белгородчины), обеспечивающий актуализацию сакральных начал культуры, выявление онтологической природы повседневности, приобретающей регионально-историческую, национальную (многонациональную) окраску, становится основой мира провинции, сотканного автором из различных ее заповедных уголков, как, например, в стихотворениях В. Чурсина: «Названья будто мастер все выстругивал, / Именовал, вздохнувши от сохи: / Деревня под яругой — Подъяруги, / Деревня под ольхою — Подольхи. / Слова рождались все — живые и разумные, / Ядреные, хоть пробуй их на зуб: / Ольшанка, Правороть, Шипы и Думное, / Гремучий, Вязовое, Редкодуб...» [9, с. 192].

Родовая и коллективная (национально-историческая) память

Для всех, кто связан с легендарной, порубежной землей Белогорья, никогда не утратит своей значимости поэма Игоря Чернухина «Третье поле», в которой воссозданы образы Прохоровского поля:

Куликовское, Бородинское, Поле Прохоровское — родня: Все по духу, по кровному близкие, Разве только из разного дня. Веет дух Пересвета над вами, Дух Кутузова, дух Горовца... Память Родины не убывает, И, как прежде, волнует сердца. Славу русскую трижды умножив, Третье Поле, — ты давний урок: Меч поднявший — мечом уничтожен, Сам в поля эти черные лег [8, 43]. Образ малой Родины, ее природный и культурно-исторический ландшафт

Обращаясь к широкой палитре духовных смыслов, нравственных ценностей (вера, любовь, надежда, целомудрие, соборность, щедрость, созидание, служение), ставших неким ориентиром для многих поколений земляков и обеспечивающих движение личности от мира телесного к миру духовному, писатели Белого-рья воссоздают неповторимый образ малой родины, земли порубежной, которая соединила традиции разных народов. Так, в частности,

в книгах писателя-фронтовика Владимира Федорова «Белгородчина — это Земля Слобожан-ская», где ведут диалог русская и украинская культуры: («Село наше непростое. Другого такого нет на всем свете. На одном конце его называют Чистый Колодезь, а на другом — Чиста Криница. На одном растут ветлы, а на другом — вербы. На одном мои односельчане поют «Ревела буря», а на другом — «Реве та стогне». А впрочем, иногда те поют «Реве та стогне», а эти — «Ревела буря». А вот хаты и там и тут белые-белые. Весной мне кажется, что расторопные хозяйки, стараясь одна перед другой, побелили не только свои хаты, но и вишневые сады и даже бугры вокруг села» («Сумка, полная сердец») [7, с. 34].

Историческая значимость литературного краеведения характеристично отмечена в книгах уроженца срединной, исконной России первого из русских писателей нобелиата И. А. Бунина, русского провинциала и по тематике творчества, и по адресности произведений: так, в автобиографическом романе «Жизнь Арсеньева» читаем: «Мы <...> подлинно русские <...> живем той особой, простой, с виду скромной жизнью, которая и есть настоящая русская жизнь и лучше которой нет и не может быть, ибо скромна-то она только с виду, а на деле обильна, как нигде, есть законное порождение исконного духа России, а Россия богаче, сильней, праведнее и славней всех стран в мире» («Жизнь Арсеньева»). В оценке И. А. Бунина, рожденного в лоне русской провинциальной (черноземной) культуры, где мирно сосуществовали дворянская культура и народная культура, в сознании писателя, не отрицавшего полярных качеств русской души (отмечавшего, ссылаясь на народную мудрость: «Из нас, как из древа, — и дубина, и икона.»), на себе испытавшего силу непросвещенной, лишенной Бога в душе массы, воистину страшны Иваны Непомнящие, творящие «в степи, где нет культуры, нет сложного и прочного быта, а есть только бродячая кибитка, время и бытие точно проваливаются куда-то, и памяти, и воспоминаний почти нет». И потому вполне естественно, что основой творчества рожденного в «глубинной исконной России», в русской провинции писателя становится подобная Розе Иерихона, снова зеленеющей при погружении в «живую воду сердца», память как основа нашей общей духовности, истории, культуры: «Воспоминание <...> живущее в крови, тайно связующее нас с десятками и сотнями поколений наших отцов, живших,

а не только существовавших, воспоминание это, религиозно звучащее во всем нашем существе, и есть поэзия, священнейшее наследие наше, и оно-то и делает поэтов, сновидцев, священнослужителей слова, приобщающих нас к великой церкви живших и умерших» (И. А. Бунин, «Инония и Китеж»).

В БГИИК в рамках многочисленных проектов и программ — благодаря всеобщему вниманию, шаговой доступности текстов, их популяризации в медиапространстве (то есть при условии заполнения виртуального, аудиального пространства вербальным текстом, продуктом, связанным с художественным словом Белого-рья) — идеи воспитания элиты, гармоничного развития природного ландшафта, поддержки семьи и творчески одаренного человека, доминирующие на Белгородчине, нашедшие отражение в литературе Белгородчины трех с лишним веков, доступны каждому человеку, независимо от возраста и профессии, в том числе и благодаря деятельности в открытой среде, сотрудничеству с различными организациями и творческими сообществами, конструктивному диалогу органов власти, Русской православной церкви и государственных учреждений.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

При использовании всех потенциальных возможностей литературы Белгородчины (в том числе и посредством использования технических достижений современности) последняя из инструмента «образования и обучения» превращается в доступный каждому институт культуры, выступая не изолированным аспектом региональной культуры, а ее собирающим, консолидирующим началом, в котором мировое и региональное, общечеловеческое и индивидуальное благодаря взаимопроникновению составляют гармоническое целое, ведут к одной цели — не только к воплощению духовных ценностей и культурных идеалов в живых и конкретных образах, но и к их наследованию и трансляции, к созданию единого культурно-образовательного пространства как основы существования солидарного общества, в котором человек живет «со всеми и для всех» (Н. Ф. Федоров). Становящееся базисом краеведческой деятельности литературное творчество является одновременно и производным, и культуроформирующим основанием бытия человека и региона, человека и народа, человека и государства.

В системе многоуровневого гуманитарного образования в БГИИК литература Белгород-чины и собственно литературное краеведение становятся ведущими компонентами процесса

формирования и развития мировоззрения носителя и творца культуры, Художника, призванного сохранить историко-культурный ландшафт малой и большой Родины, стремиться к ее духовно-нравственному преображению (примерами чего явились многочисленные удостоенные престижных наград оригинальные аудиовизуальные произведения литературно-краеведческой, культурно-исторической тематики («Мой Белый город», «Заповедный край», «Философ, просветитель, человек!..», «Сохранить, чтобы помнить», «Сердце, опаленное войной», «Душа России» и др., созданные под руководством заслуженного работника культуры РФ, доцента В. А. Кулабуховой), хореографические спектакли (например, «Мой Белый город», «Мозаика века» (по мотивам поэм белгородского поэта И. А. Чернухина в постановке молодых выпускников БГИИК), поэтические вечера (например, представление по мотивам духовной поэзии доктора философских наук И. М. Невлевой «Давайте Россией гордиться!..»), спектакли («Над Тихой Сосной.» (о жизни и наследии Н. В. Станкевича (по пьесе М. А. Кулабуховой, в постановке народного артиста России, профессора Н. К. Черныша).

Литература Белгородчины выступает основой видеопоэзии как феномена аудиовизуального искусства, традиционной формы деятельности специализации «Кино-, фото-, видеотворчество» (руководитель — заслуженный работник культуры РФ, доцент кафедры актерского искусства БГИИК В. А. Кулабухова). Благодаря слову Белгородчины человек в формате авторского фильма не только приобретает ценностные ориентиры, но становится выразителем традиций малой родины, история которой вписана в историю всего Отечества.

Инновационным опытом освоения литературного краеведения в БГИИК является и активная работа по созданию аудиовизуальных книг региональной тематики для детей, подростков, молодежи.

Всесторонней поддержке и популяризации литературного краеведения посвящена и раз-новекторная деятельность Духовно-просветительского центра БГИИК, связанная с реализацией перспективных духовно-нравственных программ и мероприятий, ориентированных на духовно-нравственное развитие детей, подростков, юношества, молодежи Белгородчины, духовное оздоровление российского общества; с осуществлением учебно-просветительской, научно-исследовательской, издательской, собственно творческой работы по духовно-нрав-

ственному воспитанию различных социальных групп, методическому сопровождению духовно-нравственных мероприятий, осуществляемых на Белгородчине. Обращение к словесной культуре (в том числе и в рамках научно-образовательных, творческих проектов (ежегодный региональный конкурс колыбельной песни, посвященный Дню матери, «Колыбельная песня Твоя!..», фестиваль творчества детей, подростков, молодежи «Сретенские встречи», региональные конкурсы выразительного чтения («Молитва в русской поэзии» и мн. др.), ежегодный фестиваль патриотических песен и стихотворений «Мы помним!.. » и др.), обеспечивает процессы актуализации духовно-нравственных ценностей как основы существования человека, народа, цивилизации; гуманизацию общества и человека посредством духовно-нравственного развития личности по законам добра и красоты, на основе принципов духовности и нравственности; консолидацию представителей разных поколений (в первую очередь молодежи) в процессе воспитания в духе патриотизма, сохранения и трансляции коллективной, национальной памяти, общего чувства истории малой и большой родины; формирование у представителей разных социальных и возрастных групп бережного отношения к духовным и материальным ценностям культуры.

Новые траектории развития Белгородской области в новом тысячелетии, связанные с повышением качества жизни каждого человека, укреплением промышленного комплекса, экологизацией среды обитания (точнее, целостного природного и культурно-образовательного пространства), актуализируют потребность в подготовке региональной научно-творческой элиты, воспитанной, в первую очередь, на основе наследования и трансляции духовных скреп (вера, любовь, уважение к старшим, семья, материнство, земля, целомудрие, милосердие, трудолюбие, справедливость, патриотизм), овладения достижениями культуры и искусства как фундамента русского мира. Литературное краеведение в данном контексте превращается в «cultural vitality» («культурную жизненную силу места»), действенное средство формирования ценностных смыслов региональной и национальной истории и культуры, важнейший фактор переосмысления значения труда, творчества, возвращения уважения к человеку любой профессии, решающее условие воспитания не потребителей, а созидателей, подлинной элиты, выполняющей роль принципалов, сохраняющих опыт провинциалов. Искусство

слова как отражение культурно-исторической памяти, «души народа», «священного сокровища», данное (как и земля, и природа, и хозяйство, и организация, и власть) для духа, созданного духом и существующего ради духа» (И. А. Ильин), как результат деятельности мастеров-проводников между земным и небесным, временным и вечным, обеспечивает прорыв в новое мировоззрение, традиционную систему ценностей, обусловливает паритетный диалог «провинция — столица», реализацию гуманистической человекоцентристской политики Белгородчины в ближайшие годы.

Литературное краеведение на Белгород-чине, активно продвигаемое в Белгородском государственном институте искусств и культуры, — стратегический ресурс, обеспечивающий активное преодоление асоциальных явлений, стандартов общества потребления, базис реги-онообразующего процесса утверждения в общественном сознании восприятия накопленного прошлыми поколениями исторического и культурного опыта как необходимого условия для индивидуального и общего развития, решающее условие духовного, культурного, национального самоопределения, объединения общества и формирования нравственной, самостоятельно мыслящей, творческой, ответственной личности на основе использования всего потенциала региональной и отечественной культуры.

Изучение и трансляция литературной истории малой родины, воспроизводимой в контексте литературного краеведения, обеспечивает введение широкой аудитории в уникальный историко-культурный контекст, формирующий систему знаний о духовном богатстве родного края. Литература провинции, являясь многофункциональным концептом стратегии культурного развития края и государства: и формой общественной деятельности, и методом познания (С. О. Шмидт), и средством творческого общения людей разных поколений и разного уровня образования, и путем воспитания уважения к традициям предков, родной земле, культурному наследию прошлого, — становится уникальным средством поддержания многовековых традиций гуманитарного образования, обеспечения эстетического и духовно-нравственного воспитания и преображения общества, феноменом поступательного погружения человека в пространство культуры.

Интегрирующая в себе общечеловеческие и национальные ценности, неотделимая от истории и современности региона, словес-

ная культура Белгородчины как отражение вечных универсалий, национальной идеи и менталитета обеспечивает самую высокую степень включения личности в культурное, духовное пространство, оказывает очевидное воздействие на духовно-нравственное преображение личности и общества, на процессы духовной безопасности России. Отраженная в региональной словесной культуре единая система духовно-нравственных ориентиров и идеалов (ценностных скреп) обусловливает сохранение и трансляцию аксиологического кода славянской цивилизации, в основе которого многовековая незыблемая парадигма ценностей. В новейших обстоятельствах противостояния, агрессии псевдоценностей — идеологии общества потребления, западных образчиков культуры (глобализм, партнерство (вместо семьи), эгоцентризм) — словесная культура Белгород-чины (русской провинции, славянского мира вообще) является «зеркалом» нравственной цельности словесных произведений неизвестных и известных авторов, их творческой устремленности, уникальным фактором духовного преображения личности и общества, наконец, мерой истового служения региональной и отечественной культуре как святыне, занимающей особое, уникальное, никем не заменимое место, превращает словесный фольклор и литературу в ведущие средства воспитания и образования человека, успешность которого сообразно традиции состоит, в первую очередь, в реализации его природных дарований и нравственных ориентиров, в сохранении его индивидуальности и служении общему благу как соборной гармонии множества соотечественников. Гуманитарная миссия словесной культуры региона, на наш взгляд, состоит в создании и развитии единого культурно-образовательного пространства, в трансляции и актуализации отраженных в ней традиционных ценностных оснований (чадородие, семья (род), земля, вера, любовь, целомудрие, справедливость, свобода, равенство, память, традиция, труд, творчество, патриотизм, самоотверженность, героизм, милосердие, гостеприимство), в преодолении асоциальных явлений посредством вовлечения человека в космос словесной культуры как цель и результат «практического родиноведения» (И. М. Гревс). И успешная деятельность Белгородского государственного института искусств и культуры по сохранению, изучению, популяризации и наследованию традиций словесной культуры региона — яркое подтверждение возможностей словесной куль-

туры как важнейшего фактора духовно-нравственного преображения личности, средства ее профессионального становления и успешной творческой деятельности.

1. Абдуллина Л. В редакции столицы. // Антология современной литературы Белгородчины. — Белгород, 1993. — С. 137.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Даль В. И. Пословицы русского народа. — М. : Эксмо, Изд-во ННН, 2005. — 616 с.

3. Жиров М. С., Зенин С. Н., Кулабухова М. А. Традиционный словесный фольклор и масс-медиа : тенденции взаимодействия в современном медиапространстве : моногр. — Белгород : ИПК НИУ «БелГУ», 2011. — 120 с.

4. Горленко Иоасаф. Слово святителя Иоасафа Белгородского о любви к Богу // Литературные памятники Белгородчины : антология / сост. В. В. Романенко, Т. В. Васильева, Н. В. Буханцова и др. — Белгород, 2008. — 564 с.

5. Пословицы русского народа: сб. : в 3 т. — М. : Русская книга, 1994.

6. Страхов Н. Н. И. С. Тургенев. Отцы и дети // Русский вестник. — 1862. — № 2.

7. Федоров В. И. Сумка, полная сердец // Песни Чистого Колодезя : лирические повести. — М. : Моск. рабочий, 1986. — С. 34.

8. Чернухин И. А. Третье Поле // Белгород. — Белгород : Ве-зелица, 1992. — С. 43.

9. Чурсин В. Богата Русь Мариями, Иванами / В. Чурсин // Белгородский численник. — Белгород : Крестьянское дело, 1993. — С. 192.

УДК/UDC 378.147:330 В. А. Логачев

V. Logachev

О ВЗАИМОСВЯЗИ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО И ПРАКТИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ В ПРЕПОДАВАНИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ДИСцИПЛИН

ON THE RELATIONSHIP OF THEORETICAL AND PRACTICAL KNOwLEDGE IN TEACHING ECONOMIC DISCIPLINES

В статье обосновывается необходимость проводить различие предметов изучения экономических дисциплин двух классов — теоретического и практического. Правильное различение позволяет создать гармоничную систему экономических дисциплин с непересекающимися, а взаимодополняющими предметами. Знание студента должно превратиться из механического набора прагматических сведений в понимание непрерывной трансформации экономических структур.

The article explains the necessity to distinguish objects of study of economic disciplines of two classes — theoretical and practical. Proper distinction allows to create a harmonious system of economic subjects with non-intersecting and complementary items. Student's knowledge must be transformed from a mechanical set of pragmatic information to the understanding of the continuous transformation of economic structures.

Ключевые слова: экономическое мышление, структура экономического знания, экономическая теория, практическое и теоретическое знание, прагматизм в преподавании.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Keywords: economic thinking, the structure of economic knowledge, economic

theory, practical and theoretical knowledge, pragmatism in teaching.

По верному замечанию В. А. Николаева, «проблема преподавания экономической теории определяется не только жесткими рамками аудиторных часов, но и самим содержанием экономической теории.» [7, с. 137]. А оно сегодня таково, что односторонне ориентированный, сознательно примитизированный «человек экономический» « (homo economicus) при принятии важных решений руководствуется соображениями экономической выгоды, т. е. главными мотивами его деятельности и самовыражения выступает максимальное удовлетворение собственных потребностей» [7, с. 137], и только. Поэтому следует позитивно оценить и поддержать тенденцию, когда «обновление содержания преподаваемой дисциплины имеет ярко выраженную гуманистическую направленность» [7, с. 138]. Однако этому противоречат те, кто, как и сам В. А. Николаев, утверждает (находясь исключительно в рамках устоявшейся в последние два десятилетия и получившей официальный характер парадигмы преподавания экономической теории), что основной проблемой экономической теории