Научная статья на тему 'Сизоворонка Coracias garrulus на Ставрополье'

Сизоворонка Coracias garrulus на Ставрополье Текст научной статьи по специальности «Биологические науки»

CC BY
183
50
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Сизоворонка Coracias garrulus на Ставрополье»

ISSN 0869-4362

Русский орнитологический журнал 2014, Том 23, Экспресс-выпуск 1044: 2757-2766

Сизоворонка Coracias garrulus на Ставрополье

М.П.Ильюх

Михаил Павлович Ильюх. Северо-Кавказский федеральный университет, ул. Пушкина, д. 1, Ставрополь, 355009, Россия. E-mail: ilyukh@mail.ru

Поступила в редакцию 12 сентября 2014

В настоящее время сизоворонка Coracias garrulus Linnaeus, 1758 в пределах всего ареала по не совсем понятным причинам значительно сократила свою численность*. В европейской части России её гнездовая численность колеблется от 6 до 20 тыс. пар с умеренным сокращением (Мищенко и др. 2004). В северных и западных частях ареала население вида существенно сократилось, из некоторых районов сизоворонка исчезла. В южных (степных) районах численность относительно стабильна, местами эта птица даже многочисленна (Рустамов 2005).

Среди вероятных причин сокращения численности сизоворонки указываются затяжные дожди; резкие и продолжительные похолодания или, наоборот, периоды жары, когда сокращается количество доступных насекомых; интенсивное использование химических удобрений и ядохимикатов в сельском хозяйстве; столкновения птиц с автотранспортом; разрушение гнёзд при гнездовании в силосных ямах; вырубка старых дуплистых деревьев; прямое преследование человеком (Маловичко 1999). Однако эти факторы действовали ещё в то время, когда состояние населения вида было благополучным. Возможно, что мы сталкиваемся здесь с явлением популяционных флуктуаций («волн жизни» — Четвериков 1905), характерных для многих видов.

В Ставропольском крае вплоть до 1980-х годов популяция сизоворонки (около 30 тыс. особей) была весьма стабильной, её состояние не вызывало серьёзных опасений (Хохлов 1984). Сокращение численности здесь этого вида стало заметным с 1990-х годов (Маловичко 1999). Чтобы понять объективные причины этого процесса, необходимо максимально полно исследовать экологию данного вида.

В целом экология сизоворонки на Ставрополье изучена неплохо (Хохлов 1984; Афанасова, Бирюкова 1991; Афанасова и др. 1991; Маловичко, Афанасова 1995; Маловичко 1999; Маловичко, Константинов 2000). Наши наблюдения 1989-2014 годов в разных районах Ставропольского края дополняют эти сведения.

Как показали наши исследования, в настоящее время сизоворонка является вполне обычной (в характерных видовых биотопах) гнездя-

* Сизоворонка внесена Красный список МСОП со статусом — вид, «находящийся в состоянии, близком к угрожаемому» (Nearthreatened species, NT).

щейся птицей Ставропольского края. При этом её численность максимальна в восточных засушливых полупустынных районах, особенно в низовьях реки Кумы восточнее города Будённовска, где на каждый километр береговых обрывов гнездится 1-2 пары. Такая высокая плотность в настоящее время, видимо, нигде больше не отмечается. Именно здесь, в низовьях реки Кумы, в настоящее время сложились оптимальные условия для гнездования сизоворонки во всем Предкавказье. Её популяция здесь весьма стабильна, с выраженным ростом численности, что отмечается во многих работах о птицах низовий Кумы (Хохлов, Харченко 1991; Хохлов и др. 1997а, 1997б, 1998, 2007, 2011; Ильюх и др. 2003, 2006, 2008, 2009, 2012; Цапко и др. 2007).

Рис. 1. Обрывистые берега низовьев реки Кумы — характерные места обитания сизоворонки Согааазgarrulus. Нефтекумский район, Ставропольский край. 4 мая 2013. Фото автора.

На востоке Ставропольского края наибольшая плотность гнездования сизоворонки наблюдается в Нефтекумском и Левокумском районах, где птицы селятся в норах различных береговых обрывов — рек, каналов, дренажей, озёр, прудов и водохранилищ, а также песчаных останцов и обнажений материнской породы среди злаково-полынной ксерофитной полупустынной степи (рис. 1-3).

В выборе мест гнездования сизоворонка весьма неприхотлива, ей свойственны выраженная экологическая пластичность и склонность к синантропизации, что отмечается в пределах всего ареала (Рустамов 2005).

Рис. 3. Нора сизоворонки Coraciasgarrulus в колонии золотистой щурки Merops apiaster у хутора Русский Хутор. Нефтекумский район, Ставропольский край. 18 июня 2011. Фото автора.

На Ставрополье сизоворонки прилетают с середины апреля и сразу занимают гнездовые участки. Будучи характерным ярко выраженным норником-склерофилом, сизоворонка селится здесь преимущественно в норах глинистых и песчаных обрывов, а также стен силосных ям в колониях других птиц-норников. Лишь отдельные пары иногда гнездятся в дуплах, преимущественно зелёного дятла Picus viridis (рис. 4), в стогах сена и в металлических трубах (Хохлов 1984; Маловичко 1999;

Ильюх, Хохлов 2006). При этом в норах на обрывах сизоворонка селится как одиночно, так и совместно с другими птицами-норниками — золотистой щуркой Merops apiaster, береговой ласточкой Riparia riparia, скворцом Sturnus vulgaris, а также домовым сычом Athene noctua, полевым Passer montanus и домовым P. domesticus воробьями. У гнезда сизоворонки всегда осторожны. Если невдалеке (20-30 м) находится человек, они долго не подлетают к гнезду с кладкой или птенцами.

Рис. 4. Дупло, занятое сизоворонкой Coraaas garrulus. Лесопосадки из робинии у озера Зункарь, Нефтекумский район, Ставропольский край. 15 июня 2011. Фото А.С.Шевцова.

Одну и ту же нору, если она хорошо сохранилась, сизоворонки могут занимать несколько лет подряд. Часто птицы роют новые норы недалеко от прошлогодних. Норы сизоворонок имеют длину 30-50 см, так что яйца нередко хорошо видны снаружи (рис. 5, 6).

К откладке яиц сизоворонки приступают в мае, но нередко свеже-отложенные кладки отмечаются и во второй половине июня. В полной кладке (п = 43) 3-6 яиц: 3 яйца содержали 14 кладок, 4 яйца - 24, 5 яиц — 4, 6 яиц — 1. Характеристика размеров и формы яиц сизоворонки

представлена в таблице. Наиболее изменчивым ооморфологическим параметром, не считая величины кладки, является объём яиц, наименее изменчивым — их длина. Бросается в глаза относительно высокая изменчивость ширины яйца, которая более чем в 2 раза вариабельнее длины, что в целом для птиц не характерно, но у норников иногда отмечается. Все осмотренные нами яйца сизоворонки были эллипсоидной формы, скорлупа чисто-белая, блестящая.

Величина кладки и характеристика яиц сизоворонки Свтаааз garrulus в Ставропольском крае

Показатели

п

Ит

М + т

СУ, %

Величина кладки, шт. 43 3-6 3.81+0.10 0.69 18.11

Длина яиц, мм 12 33.8-36.2 35.07+0.23 0.78 2.24

Ширина яиц, мм 12 25.8-30.0 27.95+0.41 1.42 5.09

Объём яиц, см3 12 11.6-16.3 14.01+0.44 1.53 10.93

Индекс формы яиц, % 12 74.6-84.5 79.71+1.12 3.86 4.85

ст

Сравнивая размеры яиц сизоворонки в Ставропольском крае с таковыми в других частях ареала можно отметить, что в нашем регионе яйца несколько мельче, чем в Западной Европе (Makatsch 1974), Литве (Antanas 1987; Алексонис 1988), Белоруссии (Никифоров и др. 1989) и Черкасской области (Селиверстов 2007), но крупнее, чем в Сумской области (Кныш 2007) и Туркмении (Бельская 1964). В целом прослеживается такая закономерность: средние размеры яиц уменьшаются от северо-западных частей ареала к юго-восточным.

Рис. 5. Нора сизоворонки Coraciasgaтrulus с кладкой у хутора Русский Хутор, Нефтекумский район, Ставропольский край. 18 июня 2011. Фото автора.

Рис. 6. Нора сизоворонки Coraciasgaтrulus с кладкой. Низовья Кумы. 30 мая 2012. Фото автора.

Птенцы вылупляются с середины июня и покидают гнездо к концу июля (рис. 7). Успешность гнездования довольно высока и составляет в среднем 2.0 птенца на одно гнездо (Хохлов 1984).

Рис. 7. Птенец сизоворонки Coraciasgaттulus в возрасте 5 сут у норы в обрыве. Отказненское водохранилище, Советский район, Ставропольский край. 27 июня 2013. Фото В.Г.Бабенко.

Рис. 8. Нора сизоворонки Coraciasgarrulus (отмечена красным) в колонии золотистой щурки Merops apiaster с жилой норой домового сыча АЬепе noctua (отмечена голубым) у села Полтавское. Курский район, Ставропольский край. 4 июня 2014. Фото автора.

Рис. 9. Сизоворонка Coraciasgarrulus, сбитая машиной у Будённовска. Ставропольский край. 30 августа 2009. Фото А.С.Шевцова.

Как типичный энтомофаг, сизоворонка питается различными саранчовыми, гусеницами совок, сверчками, навозниками, корнеедами, клопом-черепашкой, хлебным жуком-кузькой и др. (Хохлов 1984). На Ставрополье, особенно в полупустынных районах, имеется богатые кормовые ресурсы для этого вида.

В норах сизоворонки на Ставрополье нередко гнездятся другие виды птиц. Чаще всего их заселяет домовый сыч Athene noctua, имеющий сходные с сизоворонкой размеры тела (рис. 8). В середине июня 2007 года в старой норе сизоворонки в стенке глиняного обрыва в месте впадения реки Грачевки в реку Калаус недалеко от Светлограда (Петровский район Ставропольского края) обнаружено гнездо большой синицы Parus major с птенцами (Хохлов и др. 2008).

К постоянному присутствию человека сизоворонка относится весьма толерантно. Её гнезда нередко располагаются на окраинах сельских населённых пунктов в нескольких метрах от асфальтированных дорог с интенсивным движением автотранспорта.

На Ставрополье гнёзда сизоворонки с кладками и птенцами гибнут при оползнях и обвалах берегов, от затопления нор в траншеях силосных ям дождевой водой или заполнения их силосной массой (Афана-сова и др. 1989; Маловичко 1999). Также отмечены единичные случаи гибели птиц на автомобильных дорогах (Хохлов 1990; Маловичко 1999; Шевцов и др. 2011, 2012а,б) (рис. 9).

На фоне критического состояния многих популяций сизоворонки в разных частях ареала ситуация в Ставропольском крае, особенно в его восточных засушливых районах, остаётся благополучной. Гнездовая численность сизоворонки здесь за последние десятилетия не только не снизилась, а наоборот, даже несколько возросла и составляет, по самой скромной оценке, более 2 тыс. пар на весь край. Видимо, именно на Ставрополье в настоящее время сложились наиболее благоприятные условия для гнездования сизоворонки и сформировался экологический оптимум её ареала.

Литер атур а

Алексонис А. (1988) 2008. Сизоворонка Coracias garrulus в южной Литве // Рус. орнитол.

журн. 17 (415): 668-670. Афанасова Л.В., Бирюкова Э.И. 1991. К экологии сизоворонки в гнездовой период // Экология, охрана и воспроизводство животных Ставропольского края и сопредельных территорий. Ставрополь: 29-30. Афанасова Л.В., Маньковская В.С., Скороходова М.В. 1991. Особенности биологии и поведения сизоворонки в период выкармливания птенцов // Материалы 10-й Всесо-юз. орнитол. конф. Минск, 2: 37-38. Афанасова Л.В., Бичерев А.П., Хохлов А.Н. 1989. Факторы, влияющие на численность птиц береговых обрывов на Ставрополье // Экологические проблемы Ставропольского края и сопредельных территорий. Ставрополь: 146-154. Афанасова Л.В., Хохлов А.Н. 1992. Особенности кормового поведения сизоворонки в трансформированных ландшафтах Предкавказья // Кавказ. орнитол. вестн. 4, 1: 1014.

Бельская Г.С. (1964) 2014. К экологии сизоворонки Coracias garrulus в Туркмении // Рус.

орнитол. журн. 23 (1026): 2223-2231. Ильюх М.П., Хохлов А.Н. 2006. Кладки и размеры яиц птиц Центрального Предкавказья. Ставрополь: 1-220.

Ильюх М.П., Хохлов А.Н., Чепенас К., Куренной В.Н. 2003. Об орнитофауне низовий р. Кумы // Фауна Ставрополья 11: 42-48.

Ильюх М.П., Хохлов А.Н., Чепенас К., Куренной В.Н. 2008. К орнитофауне южной Калмыкии и сопредельных территорий // Кавказ. орнитол. вестн. 20: 92-98.

Ильюх М.П., Хохлов А.Н., Чепенас К., Куренной В.Н., Цапко Н.В. 2006. К летней орнитофауне восточной части Ставропольского края и сопредельных территорий // Кавказ. орнитол. вестн. 18: 107-114.

Ильюх М.П., Хохлов А.Н., Чепенас К. 2009. Материалы к летней орнитофауне низовий р. Кумы // Кавказ. орнитол. вестн. 21: 145-148.

Ильюх М.П., Хохлов А.Н., Шевцов А.С., Чепенас К., Черкаускас А., Казьмин Е.Н. 2012. Материалы к летней орнитофауне восточного Ставрополья и сопредельных территорий // Кавказ. орнитол. вестн. 24: 43-48.

Кныш Н.П. (2007) 2014. Ретроспективная заметка о гнездовании сизоворонки Coracias garrulus близ города Сумы // Рус. орнитол. журн. 23 (1024): 2185-2187.

Маловичко Л.В. 1999. Современное состояние и причины сокращения численности сизоворонки Coracias garrulus // Рус. орнитол. журн. 8 (68): 17-23.

Маловичко Л.В., Афанасова Т.В. 1995. Особенности поведения сизоворонки в период насиживания кладки // Кавказ. орнитол. вестн. 7: 46.

Маловичко Л.В., Константинов В.М. 2000. Сравнительная экология птиц-норников: экологические и морфологические адаптации. Ставрополь; Москва: 1-288.

Мищенко А.Л., Белик В.П., Равкин Е.С., Бородин О.В., Бакка С.В., Сарычев В.С., Галушин В.М., Краснов Ю.И., Суханова О.В., Лебедева Е.А., Межнев А.П., Волков С.В. 2004. Оценка численности и её динамики для птиц Европейской части России (Птицы Европы II). М.: 1-44.

Никифоров М.Е., Яминский Б.В., Шкляров Л.П. 1989. Птицы Белоруссии: Справочник-определитель гнёзд и яиц. Минск: 1-479.

Рустамов А.К. 2005. Сизоворонка Coracias garrulus Linnaeus, 1758 // Птицы России и сопредельных регионов: Совообразные - Дятлообразные. М.: 182-193.

Селиверстов Н.М. 2007. Каталог оологической коллекции А.В.Носаченко. Черкассы: 1144.

Хохлов А.Н. 1984. К экологии гнездования сизоворонки на Ставрополье // Гнездовая жизнь птиц. Пермь: 38-42.

Хохлов А.Н. 1990. Гибель птиц на автотрассах Ставрополья // Малоизученные птицы Северного Кавказа. Ставрополь: 241.

Хохлов А.Н., Забелин В.И., Ильюх М.П., Маловичко Л.В., Климашкин О.В. 1997а. Весенний аспект фауны и экологии птиц Ставрополья // Кавказ. орнитол. вестн. 9: 137-151.

Хохлов А.Н., Ильюх М.П., Ашибоков У.М., Фирсов А.Н. 2008. О находке гнезда большой синицы в старом гнезде сизоворонки // Проблемы развития биологии и экологии на Северном Кавказе. Ставрополь: 192.

Хохлов А.Н., Ильюх М.П., Бабенко В.Г. 2011. Летняя орнитофауна восточного Ставрополья и юго-западной Калмыкии // Кавказ. орнитол. вестн. 23: 82-93.

Хохлов А.Н., Ильюх М.П., Емельянов С.А., Маловичко Л.В., Мищенко М.А., Акопова Г.В., Климашкин О.В., Кармацкая Е.Н., Зосимова Е.А. 1998. К летней орнитофауне низовий реки Кумы и прилежащих территорий // Кавказ. орнитол. вестн. 10: 135-140.

Хохлов А.Н., Ильюх М.П., Климашкин О.В., Емельянов С.А., Маловичко Л.В., Акопова Г.В., Дашевский Е., Хохлов Н. 1997б. К орнитофауне Иргаклинской лесной дачи и ее окрестностей // Кавказ. орнитол. вестн. 9: 156-166.

Хохлов А.Н., Ильюх М.П., Цапко Н.В., Ашибоков У.М., Сабельникова-Бегашвили

Н.Н. 2007. К орнитофауне Восточного Предкавказья и сопредельных территорий // Кавказ. орнитол. вестн. 19: 137-147.

Хохлов А.Н., Харченко Л.П. 1991. Летняя орнитофауна низовий Кумы // Кавказ. орнитол. вестн. 2: 97-109.

Цапко Н.В., Джамирзоев Г.С., Чепенас К., Куренной В.Н. 2007. Материалы к орнитофауне северо-восточного Предкавказья // Кавказ. орнитол. вестн. 19: 149-157. Четвериков С.С. (1905) 2009. Волны жизни (Из лепидоптерологических наблюдений за

лето 1903 года) // Рус. орнитол. журн. 18 (519): 1822-1829. Шевцов А.С., Ильюх М.П., Хохлов А.Н. 2012а. Антропогенная элиминация наземных

позвоночных Центрального Предкавказья. Ставрополь: 1-128. Шевцов А.С., Ильюх М.П., Хохлов А.Н. 20126. Антропогенная элиминация позвоночных животных Центрального Предкавказья // Современные проблемы науки и образования 1: 6. URL: www.science-education.ru/101-5564. Шевцов А.С., Хохлов А.Н., Ильюх М.П. 2011. Элиминация позвоночных животных на автомобильных дорогах Центрального Предкавказья // Вестн. Ставрополь. ун-та 74: 115-122.

Antanas A. 1987. Ten klykavo zalvarnis // Musu gamta 7: 9-10. Makatsch W. 1974. Die Eier der Vogel Europas. Leipzig, 1: 1-468.

Ю ^

ISSN 0869-4362

Русский орнитологический журнал 2014, Том 23, Экспресс-выпуск 1044: 2766-2769

Охота жёлтых трясогузок Motacilla flava за четырёхпятнистыми стрекозами Libellula quadrimaculata на Кургальджинских озёрах

Н.Н.Березовиков

Николай Николаевич Березовиков. Лаборатория орнитологии и герпетологии, Институт зоологии Министерства образования и науки, проспект Аль-Фараби, 93, Алматы, 050060, Казахстан. E-mail: berezovikov_n@mail.ru

Поступила в редакцию 14 сентября 2014

В третьей декаде июня 2014 года на Тениз-Кургальджинской системе озёр (Центральный Казахстан) наблюдался массовый лёт четы-рёхпятнистых стрекоз Libellula quadrimaculata. В этот период они были невероятно многочисленны всюду на побережье озёр: в тростниках вдоль уреза воды, по зарослям селитрянки на верхних террасах и в прилежащей степи, на проводах линий электропередачи и даже на постройках кордонов. По вечерам, особенно перед закатом солнца, можно было наблюдать необыкновенное зрелище их лёта, когда сотни тысяч этих насекомых кружились над озёрами, заполоняя собой закатный небосвод. В саду небольшого посёлка Каражар на берегу озера Султан-кельды (Кургальджинский заповедник) 24-26 июня все кустарники и провода были заполнены плотно сидящими стрекозами (рис. 1 и 2). На раскидистый куст лоха около одного из домов, ветки которого были густо облеплены отдыхающими стрекозами, в эти дни регулярно приле-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.