Научная статья на тему 'Системный характер мирового кризиса и глобальная трансформация экономических систем'

Системный характер мирового кризиса и глобальная трансформация экономических систем Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
762
86
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СИСТЕМНЫЙ ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС / ГЛОБАЛЬНО-СПЕКУЛЯТИВНАЯ ФИНАНСОВАЯ СИСТЕМА / КРИЗИС ЛИБЕРАЛИЗМА / СТАГФЛЯЦИОННАЯ ЛОВУШКА / НЕЭФФЕКТИВНАЯ БЮДЖЕТНО-НАЛОГОВАЯ ПОЛИТИКА

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Дятлов Сергей Алексеевич

Современный мировой кризис это в значительной степени системный кризис, «программированный и управляемый кризис». Создание эффективных механизмов защиты народного хозяйства России от кризисных ситуаций и потрясений возможно только на принципиально новой базе с использованием методологии информационного содержательного анализа и информационных технологий управления.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Системный характер мирового кризиса и глобальная трансформация экономических систем»

С.А. Дятлов*

СИСТЕМНЫЙ ХАРАКТЕР МИРОВОГО КРИЗИСА И ГЛОБАЛЬНАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ

СИСТЕМ1

Аннотация: Современный мировой кризис —это в значительной степени системный кризис, «программированный и управляемый кризис». Создание эффективных механизмов защиты народного хозяйства России от кризисных ситуаций и потрясений возможно только на принципиально новой базе с использованием методологии информационного содержательного анализа и информационных технологий управления.

Ключевые слова: системный финансово-экономический кризис, глобально-спекулятивная финансовая система, кризис либерализма, стагфляционная ловушка, неэффективная бюджетно-налоговая политика.

S.A. Dyatlov

SYSTEMIC NATURE OF THE WORLD CRISIS AND GLOBAL TRANSFORMATION OF ECONOMIC SYSTEMS

Annotation: The present world crisis is a largely systemic crisis, «programmed and managed one». The only way to work out efficient mechanisms for the protection of the Russian national economy against crisis situations is to create a new base with the use of a new methodology based on information analysis and information techniques of management. Key words: systemic economic and financial crisis, global speculative finan-cial system, crisis of liberalism, stagflation trap, inefficient fiscal policy.

Мировая и национальные хозяйственные системы в современных условиях вступили в эпоху динамично развертывающегося и самовоспроизводящегося глобального системного финансово-экономического кризиса. В рамках развиваемой нами информационной парадигмы общественного развития мы обосновываем положение о том, что современный кризис — это системный гуманитарно -управленческий финансово -эконо -мический кризис, в рамках которого можно говорить о структурном, циклическом кризисе, а также о кризисе самой системы мировой экономики, кризисе структур, механизмов и методов управления2. Сегодня очень высока вероятность наступления новых (второй и третьей) волн системного кризиса, возможно, ещё более разрушитель-

* Сергей Алексеевич Дятлов —академик РАЕН, доктор экономических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов (Россия, Санкт-Петербург). E-mail: sdyatlov@mail.ru

© С.А. Дятлов, 2010

1 Материалы подготовлены при финансовой поддержке РГНФ, проект № 08-02-00198а.

2 Дятлов С А. Причины и характер мирового финансового кризиса // Национальная экономика в условиях глобализации: бизнес и общество в противостоянии кризису. Коллективная монография. —СПб.: Изд. дом «Русский остров», 2009. —С. 10—13; Дятлов С.А. Типология и макропараметры глобального финансово-экономического кризиса / Интеллектуальные технологии в экономике и управлении. Сборник научных трудов. —СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2009. —С. 81—88.

ных и самовоспроизводящихся. До тех пор, пока не будут устранены коренные причины сложившейся глобальной спекулятивно-финансовой системы, опасность повторения и воспроизводства масштабных кризисов существует. Это означает, что выход из кризиса следует искать на пути радикального переустройства идеологии, теории и модели «глобальной спекулятивно-финансовой экономики» — экономики, основанной на неконтролируемой большинством стран мира эмиссии американского доллара и многократного превышения объёма деривативов и финансовых суррогатов над реальными активами.

В книге «Конец знакомого мира» американский социолог Иммануэль Валлерстайн, исследующий социальные процессы современного мира, приходит к выводу, что сложившаяся историческая система вступила в критическую фазу, характеризующуюся системным кризисом капиталистического мирохозяйства. По его мнению, начавшаяся в 1967-1973 гг. нисходящая фаза кондратьевского цикла усугубила системные противоречия капиталистического производства, которые достигли такого уровня, что уже не могут быть разрешены за счёт незначительных модификаций. Характерной чертой нисходящей фазы кондратьевского цикла американский социолог считает превышение производства над существующим эффективным спросом, вследствие чего снижается норма прибыли в производственной сфере и ка-

питалы перетекают в сферу финансовых спекуляций. А стремление снизить издержки производства путём его передислокации в страны с дешевой рабочей силой порождает высокую безработицу в ведущем регионе.

Ещё в сентябре 2008 г., когда глобальный кризис начал делать первые шаги, когда большинство экспертов заявляли, что этот кризис локально-американский, что кризис не коснется России, мы сделали принципиальный вывод о системном характере развертывающегося глобального кризиса и о кризисе самой либеральной модели рыночного развития.3

Подобную позицию занимает петербургский ученый-экономист В.Т. Рязанов, который обосновывает положение о том, что наступивший кризис при всей важности его финансовой составляющей вполне оправданно трактовать в качестве системного кризиса, проявляющегося, в частности, в кризисе самой парадигмы развития. По его мнению, нынешний кризис выступает как кризис модели глобального либерализма, свидетельствующий о подрыве фундаментальных оснований современного мирохозяйственного устройства и господствующих либеральных экономических теорий.4

Современную эпоху можно назвать эпохой постепенной трансформации и перехода общества от традиционной рыночной системы хозяйствования, основой которой являются природные, трудовые и капитальные ресурсы, промышленные технологии и индустриальный способ массового производства товаров и услуг, к новой высоко организованной системе хозяйствования, основой которой являются накопленные информационные ресурсы, передовые информационно-коммуникационные технологии, инновационно-синергийный способ производства новых научных знаний и информационных продуктов и услуг. Этот переход носит глобальный характер и затрагивает основополагающие принципы общественной организации большинства стран мира. Он характеризуется тем, что эпоха стихийного исторического развития человеческого общества закончилась и наступает эпоха его сознательно планируемого (программируемого) направленного устойчивого развития и целевого формирования экономики знаний, где главную роль играет высококвалифицированный специалист, носитель интеллектуаль-

3 Дятлов С.А. Нынешний американский финансовый кризис является системным // http://www.rusk.ru/st. php? idar=728502

4 Рязанов В.Т. Посткризисная экономика и ее характеристики.—СПб., 2009.

ного капитала и креативно-инновационных способностей.

В рамках развиваемой нами концепции можно сделать вывод о том, что ныне развертывающийся во всем мире финансово-экономический кризис — это всемирный системный трансформационный кризис, который связан с глобальной трансформацией индустриального общества с экономикой рыночного типа в новую высокоорганизованную форму постиндустриального общества с экономикой преимущественно информационного типа и который в скором времени охватит всемирное хозяйство, в том числе и экономику наиболее развитых стран мира. На наш взгляд, современный кризис — это кризис старой, ранее сложившейся мировой системы, концепции, модели хозяйствования, которая должна быть заменена на новую инновационно-синер-гийную инвестиционную модель общественного и экономического развития.

Как нам кажется, реальный выход из кризиса, в котором сегодня оказалась экономика России, возможен только путём эволюционного вхождения в период глобальной трансформации общественных систем и постепенного перехода к новой информационно-сетевой модели развития, к качественно новому технологическому укладу или типу хозяйствования, который может быть обозначен как информационно-сетевая, иннова-ционно-синергийная экономика или «экономика новых знаний и технологий управления, направленных на получение информационно-си-нергийных эффектов».

При этом решающую роль призвана играть новая методология научного исследования, основу которого составляет интегральный междисциплинарный подход к исследованию и универсальный метод информационного содержательного анализа. Использование специфического инструментария содержательного информационного анализа позволит выявить закономерности и особенности современного этапа социально-экономического развития и разработать целостную концепцию трансформации общественных систем с учётом реально происходящих и постепенно набирающих силу глобальных процессов эволюционной трансформации всемирного хозяйства в новую высокоорганизованную систему информационного типа.

Главной предпосылкой является методологическое положение о том, что условием, основой и целью развития целостно существующей экономической реальности является накопление целесообразной информации и совершенствование

средств её обработки и использования творческими субъектами-инноваторами. Такие экономические явления и процессы, как стоимость, цена, деньги, инфляция, прибыль, процент, рента и др. имеют информационную природу. При этом, когда речь идет об информации как о субстанции экономических явлений, то имеется в виду, прежде всего, выявление имманентно присущей всем разнообразным экономическим явлениям единой субстанциональной основы, которая реализуется как их общее информационное содержание.

В качестве важнейших резервов современного экономического роста выступают инновации в промышленность, инвестиции в человеческий капитал, в наукоёмкие отрасли реального сектора экономики, а также повышение эффективности макроэкономического регулирования, включающего противодействие коррупции, совершенствование бюджетного процесса, таможенно-налого-вой, денежно-кредитной и валютной политики. Инвестиции в крупные инновационные проекты, в ИКТ, в человеческий капитал обладают мультипликационным эффектом, поскольку они ускоряют рост самого ИКТ-сектора, способствуют росту эффективности сопряжённых отраслей и в целом экономики России.

Сегодня рыночные механизмы саморегулирования не работают автоматически и дают системные сбои. Поэтому их необходимо дополнять инструментами межгосударственного, государственного и общественного регулирования, основанными на инновационно-синергийных методах управления.

В ближайшее время в России может сложиться ситуация, которую можно рассматривать как «стагфляционная ловушка», характеризуемая самовоспроизводящимся механизмом одновременного роста инфляции и падения производства, а также дополняемая действием инвестиционной ловушки и ликвидной ловушки. Стагфля-ционная ловушка предполагает возникновение в экономической системе комбинации отрицательных мультипликационных эффектов (несбалансированных стагфляционных эффектов). В последние годы возникновение инфляционных эффектов обусловлено не только увеличением объёмов кредитования и размерами бюджетного дефицита, но и дезорганизацией денежно-кредитной системы в целом.

Недавние потрясения на фондовых рынках ряда стран (регионов) мира и России есть проявление системного кризиса рыночной модели хозяйствования как таковой. Они сигнализируют о признаках надвигающегося глобального всемир-

ного системного кризиса (элементом которого является мировой валютно-финансовый кризис), связанного с глобальной трансформацией индустриального общества с экономикой рыночного типа в новую высокоорганизованную форму информационного общества с экономикой преимущественно инновационно-синергийного информационного типа.

В рамках развиваемой нами концепции сегодня можно утверждать о системном кризисе генетических основ рыночной цивилизации, её «закате» и трансформации её в новую социально и нравственно ориентированную информационную цивилизацию с присущими ей новым креативным мышлением, информационными законами развития, информационными технологиями управления и синергийными эффектами.

Инвестиции в крупные инновационные проекты, в ИКТ, в человеческий капитал приводят к информационно-сетевым мультипликационным эффектам (линейным и нелинейным) в сфере ИКТ, в сопряжённых отраслях и сферах экономики. При классификации сетевых эффектов следует различать прямые и косвенные сетевые эффекты, которые возникают в результате развития сетевых взаимодействий между рыночными субъектами. При этом с увеличением объёмов производимых информационных товаров и услуг повышается производительность и снижаются реальные издержки в расчете на её единицу. Также следует различать сетевые эффекты сферы производства, сферы потребления и сетевые эффекты различных видов конкуренции.

Информационно-сетевые мультипликационные эффекты — это эффекты от инноваций, это синергийно-сетевые (интегральные) эффекты, выражающиеся в различных формах (особенно быстрый рост нематериальных активов, рост человеческого капитала, ускорение внедрения НИР, рост стоимости акций высокотехнологичных компаний, рост качества электронного управления и др.).

В высокотехнологичной экономике возникает информационная рента, которая имеет также синергийную природу. Информационная рента — это важнейшая категория информационной экономики, которая может быть определена как производимая на базе нового научного знания и присваиваемая собственником капитализируемых информационных ресурсов дополнительная прибыль, которая получена в результате капитализации (разработки, внедрения, накопления, тиражирования и реализации) нововведений в экономике, прежде всего в информационном секторе,

включая научно-образовательную сферу. Информационная рента — это долговременный дополнительный эффект, получаемый от владения и использования информационно-интеллектуального капитала (нематериальных активов), в структуре цены реализуемого информационного продукта (услуги) составляет довольно значительную долю получаемой собственником прибыли.

В результате инноваций повышается эффективность использования факторов производства, под воздействием ИКТ начинает действовать закон возрастающей отдачи. Если в индустриально-рыночной экономике действует закон убывающей предельной доходности, то в информационно-сетевой экономике начинает действовать закон возрастающей предельной доходности. Действие этого закона обусловлено целым рядом факторов: инновациями и возникновением синергийно-мультипликационных эффектов, сокращением времени выхода нового вида продукции на рынок; действием прямого сетевого эффекта, для которого характерен экспоненциальный прирост полезности; улучшение ожиданий, связанное с перспективой расширения сети и ростом готовности потенциальных потребителей подключиться к ней и тем самым повысить её полезность; производство информационных продуктов с большими постоянными затратами и с низкими предельными издержками; действием эффекта от роста квалификации и накопленного опыта работников.

Противоречивость целей и дисбалансы развития России:

— снижение темпов роста производства в добывающих отраслях. Приток доходов от экспорта сырьевых ресурсов;

— предел внутренних факторов экономического роста;

— рост золотовалютных резервов и стабилизационного фонда. Проблемы целевого использования этих средств;

— трудности борьбы с инфляцией (13%);

— ограничения по дальнейшему снижению процентной ставки, удорожание инвестиционных кредитов и ипотечных кредитов;

— ограниченный рост внутреннего спроса;

— рост инвестиций в человеческий капитал;

— декларация целей опережающего роста в инновационных отраслях промышленности;

— торможение административной реформы и неэффективность мер противодействия коррупции;

Энтропийно-сдерживающая модель (механизм) экономического роста в России:

— либерально-энтропийная концепция социально-экономического развития;

— трансформация приоритетов и целей развития (закрепление технологической отсталости);

— высокий уровень коррумпированности и бюрократизация экономики;

— неэффективная бюджетно-налоговая политика;

— неэффективная денежно-кредитная политика и валютная политика;

— неэффективность действующего механизма стимулирования инновационного экономического роста;

— низкая конкурентоспособность отечественных товаров в условиях вступления России в ВТО и обострения конкуренции с зарубежными производителями, выпускающими более качественные инновационные товары.

Состояние и тренды системы государственного управления экономическим развитием российской экономики неэффективны и увеличивают кризисную уязвимость России.

Главные проблемы либерально-инерционной экономической политики в России:

1. Замедляются темпы роста реального ВВП и роста реальных доходов населения.

2. Ухудшается финансовое положение в экономике, ставки растут, а реальному сектору не хватает денег, что приводит к снижению инвестиций.

3. Прогрессирует сырьевой, самый неэффективный тип экономики.

4. Сокращение внутреннего спроса (занижение оплаты труда и пенсий, фактическое занижение инвестиционных ресурсов; сокращение доли государственных расходов в ВВП).

5. Ухудшаются социальные показатели экономического состояния, занижена зарплатоёмкость работников, дефицит фонда пенсионного обеспечения населения.

6. Неустойчивость национальной валюты, наблюдается переэкспортизация экономики (импортные пошлины растут, экспортные понижены).

7. Резкий рост корпоративного внешнего долга (долга российских банков и компаний).

8. Ухудшаются разрывы показателей региональной развитости и дифференциация доходов населения.

9. Неадекватная (заниженная) роль государства в экономике;

10. Высокий уровень коррумпированности.

11. Потенциальная угроза постоянного воспроизводства кризиса (как за счёт внешних, так и внутренних факторов).

По расчётам центра проблемного анализа и государственного-управленческого проектирования (руководитель С.С. Сулакшин), существуют

значительные отклонения показателей российской экономики от среднемирового по сопоставимым странам:

1. Оплата труда занижена относительно ВВП в 2—3 раза.

2. Пенсии — коэффициент замещения занижен в 2—2,5 раза.

3. Монетизация национальной экономики — занижена в 3—7 раз.

4. Социальное расслоение — коэффициент фондов завышен в 3—5 раз.

5. Активы страховых компаний/ВВП занижены в 16 раз.

6. Ресурсоемкость экономики завышена в 4— 5 раз.

7. Производительность труда занижена в 4— 5 раз.

8. Бюджетные расходы на науку, здравоохранение, культуру, образование — относительная доля в бюджете занижена в разы.

9. Отношение экспорта к импорту — завышено в 2,5 раза (переэкспортизация).

10. Инвестиции занижены в 2 раза.

11. Доля накопления в ВВП занижена в 2 раза.

12. Коэффициент банковской депозитно-кре-дитной мультипликации занижен в 3—4 раза.

13. Доля кредитования в банках занижена в 5 раз.

14. Структура денежной массы разбалансиро-вана в разы.5

Монетаристский тупик. Искусственный дефицит оборотной денежной массы в российской экономике 1,3 — 2 трилл. долл. Российский оборотный финансовый капитал в условиях демонетизации национальной экономики замещён иностранным: снижение уровня финансового суверенитета страны. Выведение из оборота российской экономики 2 трилл. долл., замещение их иностранным капиталом сводит суверенитет страны к минимуму и является одной из причин российского финансового кризиса.

Стерилизация финансов за счёт изъятия денег из экономического оборота и замораживания их в стабилизационном фонде прямо не влияет на инфляцию, но сдерживает экономический рост. Даже в условиях кризиса уровень монетизации экономики России снижается, а процентные ставки растут, что противоречит практике антикризисного управления ведущих стран мира. Замораживания избыточных золотовалютных

5 Государственная экономическая политика России. К умной и нравственной экономике. — М.: ЦПАГУП, 2008.

резервов и замораживание доходов в стабилизационном фонде. С учётом средств Стабфонда и стерилизуемых средств банковской системы из экономического оборота выведено порядка 9 трлн. руб. Доходность облигаций казначейства США, которые покупают за счёт средств Стаб-фонда и ЗВР, составляет 2,5—3,5% годовых. Российские компании и банки занимают за рубежом денежные средства под 7—12% годовых. Более 90% российских коммерческих банков в соответствие с показателем норматива риска на одного заёмщика не могут выдать кредиты более 10 млн. долл., что недостаточно для финансирования крупных инвестпроектов. В структуре финансирования капвложений российских предприятий доля банковских кредитов составляет всего 10— 12% (для сравнения: в странах ЕС в среднем -45%, в Японии -65%).

В.Т. Рязанов отмечает, что ограниченность и малоэффективность антикризисной политики денежных вливаний в финансовую сферу наглядно демонстрирует пример России. Казалось бы, своевременная и уместная в кризисной ситуации финансовая подпитка банковской сферы при неизменных условиях хозяйствования с ориентацией на пролиберальный режим в качестве вполне ожидаемого побочного результата обернулась масштабной спекулятивной атакой на рубль, в значительной степени определив произошедшее фактически обвальное падение его курса. Это тот случай, когда применяемое лекарство оборачивается ядом для экономики. В результате государство вынуждено было затратить около 200 млрд долл. из своих активов для поддержки рубля. До 70% направленной государством ликвидности для преодоления кризиса кредитования были переведены в иностранные валютные активы, образовав, в том числе, отток капитала из страны в размере 110 млрд долл. Не удивительно, что и население ведет себя так же, стараясь перевести свои сбережения во вложения в иностранные валюты. Доля валютных вкладов населения уже к марту 2009 г. увеличилась до 34% (летом прошлого года она была 14%).

Если выделить более конкретно причины наступления нового кризиса в экономике России, то обнаруживаются две из них, которые также действовали и в 1998 г. Речь идёт, во-первых, о сохранившемся курсе на опережающую либерализацию финансовых рынков с их активным подключением к глобальной сети, которая рассматривалась как локомотив экономического роста и условие формирование эффективной рыночной экономики. Вместо того чтобы государству серь-

ёзно заняться созданием работоспособных национальных финансовых институтов, способных трансформировать огромные накопленные внутренние сбережения в инвестиции, и, тем самым, создать инвестиционно-инновационную модель роста, экономические власти занимались фантастическими прожектами превращения РФ в один из регионально-мировых финансовых центров. В итоге российские компании и банки при нарастающем избытке денежного капитала внутри страны в основном стали кредитоваться в западных банках, что привело к значительной их задолженности, сопоставимой с замороженным стабилизационным фондом.

Так с 2000 г. и до 2008 г. (на 1 июля) внешний долг российских банков увеличился с 7,8 до 192,8 млрд. долл., а нефинансового сектора — с 21,5 до 295,5 млрд. долл. При этом внешний долг государства сократился до 37 млрд. долл. В кризисных условиях, когда доступ на мировые финансовые рынки значительно усложнилась, возникла серьёзная угроза для российского бизнеса в виде проблемы рефинансирования долгов, а их в четвёртом квартале 2008 г. и в 2009 г. необходимо вернуть в размере более 160 млрд. долл., включая накопленные проценты.

Во-вторых, необходимо отметить серьёзное негативное влияние поддержания открытости экономики с реализацией экспортно-ориентированной стратегии развития. Именно связка либерально-финансовых методов в экономической политике в соединении с открытостью и экспортно-сырьевой стратегией не позволила своевременно провести необходимый структурный разворот российской экономики. Этим только подтверждается вывод о том, что сам по себе рынок, даже в условиях беспрецедентно благоприятных внешних условий развития, не в состоянии обеспечивать крупные структурные сдвиги, во всяком случае, в приемлемые сроки.

Зарплатоёмкость падает, демотивируя высокопроизводительный труд. Ресурс повышения оплаты труда в России — в 2,6 раза по сравнению с нынешним.

Парадоксы энтропийной бюджетно-налоговой политики в России:

Парадокс 1. Чем меньше потребление, инвестиции, государственные расходы, тем меньше мультипликационные эффекты, тем меньше совокупный спрос, тем меньше величина потенциального ВВП. В условиях недоинвестирования действуют отрицательные мультипликационные эффекты в российской экономике.

Парадокс 2. Чем больше зарабатывается средств в экономике, тем больше средств изымается из оборота и замораживается в стабилизационном фонде, тем меньше доходная часть бюджета и меньше расходы на государственную поддержку и социальные программы (по сравнению с потенциально возможными).

Парадокс 3: В российской экономике действуют ловушки автономных расходов (например, инвестиционная ловушка, ловушка госрасходов и др.).

Парадокс 4: Институционально-законодательный парадокс: Россия является единственной страной в мире, у которой из Бюджетного кодекса (из раздела 4 «Сбалансированность бюджета») изъята основополагающая глава «Профицит бюджета», что ведёт к нарушению общепринятых в мировой практике принципов бюджетного программирования.

Парадокс 5: Действует эффект уменьшающейся отдачи ресурсов, т. е. каждая единица вовлекаемого в экономический оборот ресурса даёт все меньшую и меньшую конечную отдачу для российской экономики (действие принципа энтропии).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Вывод: БНП В России, направленная на механистическое уменьшение государственных расходов путём изъятия из доходной части бюджета значительных средств и замораживания их в стабилизационном, резервном фонде, не стимулирует, а угнетает совокупный спрос, угнетает мультипликационные эффекты, сдерживает рост доходов предприятий и населения и, в целом, потенциально возможный рост ВВП.

Парадоксы энтропийной денежно-кредитной политики в России:

Парадокс 1: Ограничение денежной массы в России уровнем 30%. Следовательно, чем больше экспорт нефти, газа, металлов, тем больше валютной выручки, тем больше ЗВР и Стабфонд, тем больше денежных вложений за рубеж, тем меньше денег внутри российской экономики.

Парадокс 2: Правительство — нетто-кредитор остального мира и одновременно нетто-дебитор (заёмщик) российской экономики. На 1 руб., направляемый в экономику России, приходится 3 рубля, вывозимых за рубеж.

Парадокс 3: Чем больше вывозится денег Правительством и одновременно занимается российскими компаниями за рубежом, тем труднее сдерживать инфляцию.

Парадокс 4: Коммерческие банки не могут выдавать кредитные средства по низкой эффективной процентной ставке российским компани-

ям (они зачастую выше среднего уровня рентабельности в промышленности), что уводит эти компании на зарубежный рынок кредитных ресурсов.

Парадокс 5: Чем больше приток иностранных инвестиций в Россию, тем меньше возможности внутреннего финансирования инвестиций.

Вывод: ДКП В России, направленная на механистическое сдерживание денежного предложения, и сдерживание эффективного курса рубля, не стимулирует, а угнетает инвестиционную активность и экономический рост, не сдерживает, а провоцирует рост инфляции (отложенной инфляции).

Парадокс валютного регулирования: сдерживание естественного роста эффективного курса рубля, обусловленного естественно складывающейся ценовой конъюнктурой на доминантный национальный товар (нефть, газ) на мировых рынках, не создает стимулы для инновационного обновления базовых сырьевых и обрабатывающих отраслей экономики, но создаёт трудности для сдерживания инфляции.

В России с особой остротой стоят задачи как собственно с преодолением кризиса, так и со сменой её национальной концепции и модели. Нужно освободиться не только от присутствующих в ней спекулятивных компонентов, но и от сырьевой однобокости в пользу экономики с высокой долей добавленной стоимости, воспринимающей новые научные разработки и технологии.

Сегодня среди важнейших традиционных элементов эффективного механизма противодействия финансовому кризису и стимулирования инновационного экономического роста можно выделить следующий комплекс мер институционально-управленческой, бюджетно-налоговой, денежно-кредитной и валютной политики:

1. Разработка и осуществление активной государственной политики, направленной на стимулирование эффективного совокупного спроса, рост и улучшение структуры предложения, обеспечивающих инновационный экономический рост.

2. Диверсификация и инновационность экономики (от сырьевого типа к экономике знаний). Повышение эффективности экономики за счёт инноваций и повышения эффективности государственной экономической политики.

3. Разработка льготного налогового, инвестиционного и кредитного законодательства.

4. Снижение ставок рефинансирования и нормы обязательных резервов для стимулирования потребительского и инвестиционного спроса.

5. Отказ от порочной практики отвлечения из народно-хозяйственного оборота денежных

средств путём их аккумулирования в стабилизационном фонде и использовании для кредитования долгов иностранных экономик.

6. Восстановление в Бюджетном кодексе РФ основополагающей главы «Профицит бюджета» и соответствующих направлений его использования.

7. Противодействие коррупции и повышение эффективности управленческой деятельности федеральных и региональных органов власти.

8. Постепенное снижение налогового бремени предприятий путём оптимизации ставок налогообложения и совершенствования структуры налогов за счёт уменьшения налогообложения хозяйственного оборота.

9. Снижение НДС и возвращение инвестиционных налоговых льгот предприятиям, особенно связанных с инвестициями в НИОКР.

10. Введение прогрессивных ставок налогообложения доходов.

11. Целевое адресное рефинансирование системообразующих предприятий реального сектора экономики.

12. Увеличение государственных расходов на реализацию крупных инвестиционных проектов, поддержки и стимулирования инновационных секторов.

13. Значительное увеличение инвестиций в компоненты человеческого капитала (образование, здравоохранение) и развитие социальной инфраструктуры.

14. Повышение оплаты труда и пенсий в бюджетной сфере и аграрной сфере.

15. Повышение уровня монетизации экономики (отношение денежного агрегата М2 к ВВП) до оптимального уровня (с 30—35% до 95—100%).

16. Проведение более эффективной процентной политики ЦБ РФ, направленной на постепенное снижение процентных ставок и удешевление инвестиционных кредитов частному бизнесу и населению.

17. Увеличение денежной массы и её адресное использование не для спекулятивных операций, а для кредитования реального сектора экономики, модернизации экономики, обновления производства, новое строительство и повышение качества человеческого капитала.

18. Целевое перераспределение бюджетных средств (взамен ранее направляемых на долгосрочное кредитование путём покупки долговых обязательств казначейства США низкой доходности) в российский банковский сектор, адресно направляемых на финансирование значимых долгосрочных инвестиционных проектов в российской экономике.

19. Последовательное укрепление эффективного курса рубля, что будет способствовать укреплению финансового состояния российской экономики и снижению инфляции, а также стимулировать экспортно-ориентированные отрасли ТЭКа снижать издержки, осуществлять обновление производственного аппарата, повышать эффективность производства, производительность труда и снижать цены на свою продукцию в целях обеспечения её конкурентоспособности на мировых рынках и др.

20. Уменьшение открытости экономики страны (переэкспортизации). Защита внутренних производителей и стимулирование отечественного производства в условиях кризиса.

Увеличение денежного предложения в реальном секторе экономики, инвестиционная эмиссия дополнительных рублей, совмещённая со снижением процентной ставки и адресным кредитованием системообразующих предприятий реального сектора экономики. Реализация этих мер приведёт к росту ВВП, но не приведёт к инфляции.6

В рамках информационной парадигмы верно следующее утверждение: «экономика — это всегда управляемая система» или «экономика как целостная система без соответствующего субъекта управления существовать не может».7 Современная экономическая система имеет чрезвычайно сложную структурно-функциональную организацию, в которой отдельные подсистемы и элементы приобретают всё более и более черты сложного интегрального целого, что в условиях перехода к информационному обществу означает повышение значимости управления, усиление роли планирования, контроля и прогнозирования. С учётом всего вышесказанного мы вводим такие понятия, как «управляемый устойчивый сбалансированный экономический рост» и «управляемый (программируемый) кризис».

На наш взгляд, создание эффективных механизмов защиты народного хозяйства России от кризисных ситуаций и потрясений возможно только на принципиально новой базе с использованием методологии информационного содержательного анализа и информационных технологий управления. Современный мировой кризис — это в значительной степени системный кризис,

6 Дятлов С.А. Типология и макропараметры глобального финансово-экономического кризиса / Интеллектуальные технологии в экономике и управлении. Сборник научных трудов. — СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2009. — С. 85—88.

7 Дятлов С.А. Информационное общество и информационная экономика. — СПб., Изд-во СПбГУЭФ, 2004.

«программированный и управляемый кризис». Для его преодоления требуется использование методологии информационного депрограмми-рования кризиса и информационного программирования стабилизации экономической ситуации в целях запуска и реализации управляемого устойчивого сбалансированного экономического роста.

В условиях острейшего глобального финансово-экономического кризиса возникает целый ряд диспропорций и дисфункций старых механизмов регулирования. Сегодня в России возникли институциональные пустоты, которые характеризуются тем, что в условиях набирающего силу острого кризиса старые институты и механизмы государственного и рыночного регулирования становятся неэффективными, а новые институты и механизмы, призванные успешно решать задачи по финансовой стабилизации и выходу из кризиса, ещё не созданы. Функции и качество институционально-управленческого комплекса страны обусловлены конкретными целями и функциями доминирующего института, определяющего качественную особенность всей институциональной матрицы. Целевая доминанта и структурно-функциональная организация институциональной матрицы обусловливает формы и направления государственного, рыночного и общественного регулирования и выработки действенных механизмов противодействия кризисным явлениям в экономике.

Современная экономическая система имеет чрезвычайно сложную структурно-функциональную организацию, в которой отдельные подсистемы и элементы приобретают всё более и более черты сложного интегрального целого, что в условиях перехода к информационному обществу означает повышение значимости управления, усиление роли планирования, контроля и прогнозирования на основе использования новых методологических подходов и инструментария экономической науки инновационно-синергий-ного типа.

Следует выделять два основных типа систем: инновационно-синергийного типа и инерционно-энтропийного типа. Современная либерально-монетарная модель развития российской экономики относится к экономике инерционно-энтропийного типа.

Либерально-инерционная модель рыночной экономики имеет энтропийную природу, инфляционна по форме и неустойчива, несбалансиро-ванна по содержанию. В этой модели изначально нарушено самое главное равновесие — равно-

весие между товарной и денежной массой (между реальными активами и деривативами). Эта основополагающая первичная деформация порождает ряд производных деформаций. Первоначальная несбалансированность реального сектора экономики (реально производимой и обращающейся величины товаров и услуг) с финансово-спекулятивным сектором (выпускаемой и обращающейся массой необеспеченных денег) детерминирует вторичные несбалансированности во всех сферах и отраслях экономики, а также на всех фазах общественного воспроизводства.

Сегодня в России общественная и частная эффективность производства резко упала. Например, сегодня средняя рентабельность в промышленности составляет не более 10—15%, а по принятым методикам инвестиционного анализа окупаются не более 10% долгосрочных инвестиционых проектов. Практически «стреножена» система стратегического инвестирования, а структура тактического инвестирования сильно деформирована. Инвестиционый комплекс в реальном секторе экономики (особенно обрабатывающей промышленности) угнетён и практически зависит от конъюнктуры мировых цен на топливно-энергетические ресурсы. Ввиду вышесказанного в настоящее время внешнеэкономическая деятельность (привлечение иностранных кредитов) не может рассматриваться в качестве главного источника для инвестиций в экономику России. Если учесть все внутренние и внешние накопленные государством долги, то они составят значительную часть реального ВВП, производимого в России. Следовательно, сегодня речь идёт о поедании уже не только создаваемого ВВП, но и также об уменьшении ресурсно-технологической базы потенциального национального производства будущих периодов.

Действенность антикризисных мер в России в значительной мере зависит от восстановления доверия населения и бизнеса к проводимой Правительством политике. Собственно главная причина любого финансового кризиса заключается в кризисе доверия. Обвал финансового рынка и происходящее бегство от рубля, стимулируемое ползучей девальвацией национальной валюты и одновременно её подстегивающее, — это самые достоверные показатели отношения общества к Правительству и его экономической политике. Закачивая денежные ресурсы в финансовую систему и в производство, защищая внутренний рынок, пора объективно оценить свою приверженность догмам неолиберальной экономики в прошлом, а предлагаемые антикризисные меры допол-

нить новым и реалистичным взглядом на будущее российской экономической модели.

Сегодня главной стратегией развития в России должно стать осуществление управляемого постепенного перехода от кризисной либерально-инерционной модели социально-экономического развития (острый финансовый кризис, кризис ликвидности, падение мировых цен на энергоносители, обострение наличия технологической отсталости, износ основных фондов, высокий уровень коррумпированности и бюрократизация экономики, малоэффективная бюджетно-налоговая и денежно-кредитная политика, неэффективность действующего механизма стимулирования инновационного экономического роста, низкая конкурентоспособность отечественных товаров в условиях вступления России в ВТО и обострения конкуренции с зарубежными производителями, выпускающими более качественные инновационные товары) к новой активной государственной политике, направленной на противодействие системному финансово-экономическому кризису и стимулирование инновационно-инвестиционной активности и обеспечение перехода к новому инновационно-инвестиционному типу развития, основанному на новых креативных знаниях и новых технологиях управления.8

На наш взгляд, создание эффективных механизмов защиты народного хозяйства России от кризисных ситуаций и потрясений возможно только на принципиально новой базе с использованием методологии информационного содержательного анализа и информационных технологий управления. Современный мировой кризис — это в значительной степени системный кризис, «программированный и управляемый кризис». Для его преодоления требуется использование методологии информационного депрограммиро-вания кризиса и информационного программирования стабилизации экономической ситуации в целях запуска и реализации управляемого устойчивого сбалансированного экономического роста.

В рамках развиваемой нами в ряде работ информационной парадигмы9 (концепции) можно сделать вывод о том, что ныне развертывающийся

8 Дятлов С.А. Инновационный механизм противодействия финансовому кризису на федеральном и региональном уровнях // Экономическая дипломатия и поддержка инновационной способности регионов Северо-Западного федерального округа РФ. — СПб., 2008.

9 Дятлов С.А., Марьяненко В.П., Селищева ТА. Информационно-сетевая экономика: сущность, показатели, регулирование. — СПб., 2008.

во всём мире финансово-экономический кризис — это всемирный системный трансформационный кризис, который связан с глобальной трансформацией индустриального общества с экономикой рыночного типа в новую высокоорганизованную форму постиндустриального общества с экономикой преимущественно информационного типа и который в скором времени охватит всемирное хозяйство, в том числе и экономику наиболее развитых стран мира. На наш взгляд, современный кризис — это кризис старой, ранее сложившейся мировой системы, концепции, модели хозяйствования, которая должна быть заменена на новую инновационно-синергийную инвестиционную модель общественного и экономического развития.

На наш взгляд, реальный выход из кризиса, в котором сегодня оказалась экономика России, возможен только путём эволюционного вхождения в период глобальной трансформации общественных систем и постепенного перехода к новой информационно-сетевой модели развития, к качественно новому технологическому укладу или типу хозяйствования, который может быть обозначен как информационно-сетевая, инновационно-синер-гийная экономика или экономика новых знаний, креативно-ииновационных методов и технологий управления, направленных на получение инфор-мационно-синергийных эффектов и обеспечение устойчивого социально-экономического развития человеческого общества.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.