Научная статья на тему 'Системные проблемы функционирования и взаимодействия институтов диверсификации и инновационного развития в формирующейся национальной инновационной системе России'

Системные проблемы функционирования и взаимодействия институтов диверсификации и инновационного развития в формирующейся национальной инновационной системе России Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
355
72
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИННОВАЦИИ / ИНСТИТУТЫ / ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ / НАЦИОНАЛЬНАЯ ИННОВАЦИОННАЯ СИСТЕМА / INNOVATION / INSTITUTIONS / INNOVATIVE DEVELOPMENT / NATIONAL INNOVATION SYSTEM

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Кармышев Юрий Анатольевич

В статье на фоне реальных предпосылок для создания отечественной модели инновационного развития актуализируются современные системные проблемы формирования национальной инновационной системы на основе эффективного взаимодействия институтов диверсификации и инновационного развития. Дается авторское определение понятия «национальная инновационная система». Анализируется созданная в России система институтов инновационного развития.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

SYSTEM PROBLEMS OF INSTITUTE INTERACTION FUNCTIONING OF DIVERSIFICATION AND INNOVATIVE DEVELOPMENT IN FORMING NATIONAL INNOVATION SYSTEM OF RUSSIA

The article on the background of real prerequisites for the creation of national model of innovative development analyzes the updated modern systemic problems of forming a national innovation system based on effective interaction between institutions, diversification and innovation development. The author's definition of national innovation system is given. The system created in Russia, the institutions of innovation development are analyzed.

Текст научной работы на тему «Системные проблемы функционирования и взаимодействия институтов диверсификации и инновационного развития в формирующейся национальной инновационной системе России»

ЭКОНОМИКА

УДК 33:316.422 (470)

СИСТЕМНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ И ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ИНСТИТУТОВ ДИВЕРСИФИКАЦИИ И ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ В ФОРМИРУЮЩЕЙСЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИННОВАЦИОННОЙ СИСТЕМЕ РОССИИ

© Юрий Анатольевич КАРМЫШЕВ

Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина, г. Тамбов, Российская Федерация, доктор экономических наук, профессор, профессор кафедры управления и предпринимательства, зам. директора Академии культуры и искусств по научной работе, e-mail: yuri_karmyshev@mail.ru

В статье на фоне реальных предпосылок для создания отечественной модели инновационного развития актуализируются современные системные проблемы формирования национальной инновационной системы на основе эффективного взаимодействия институтов диверсификации и инновационного развития. Дается авторское определение понятия «национальная инновационная система». Анализируется созданная в России система институтов инновационного развития.

Ключевые слова: инновации; институты; инновационное развитие; национальная инновационная система.

Уже трюизмом стала фраза: «инновационное развитие страны и ее регионов является приоритетной задачей государства». И в принципе с этим нельзя не согласиться.

Современные инновации - это основной источник экономической конкурентоспособности страны, определяющие облик будущего России, связанного с модернизацией и реформами. В этой связи инновационная политика государства, наряду с решением других важных задач, должна создать основу для диверсификации экономики. В то же время процесс инновационного развития государства формализуется построением национальной инновационной системы (далее - НИС), являющейся доминирующим фактором долгосрочного роста современной экономики.

В переходный период развития российской экономики (начиная с 1991 г.) в рамках целого ряда правительственных решений и программ предпринимались неоднократные попытки формирования целостной государственной политики по поддержке и развитию российской науки, а также формированию адекватных вызовам глобализации институциональной среды и организационно-правовых форм осуществления предприниматель-

ской деятельности в данной сфере. Тем не менее, к настоящему времени тенденции технологического отставания значительной части перерабатывающих отраслей российской экономики до сих пор не преодолены. Интеллектуальный потенциал общества задействован в решении ключевых задач развития страны недостаточно эффективно.

Мировой опыт показывает, что поступательное социально-экономическое развитие государства и обеспечение его конкурентоспособности на внешнем рынке (преодоление технологического отставания) достигается, прежде всего, наличием развитой среды «генерации знаний», основанной на значительном секторе фундаментальных исследований в сочетании с эффективной системой образования, развитой национальной инновационной системой, целостной государственной инновационной политикой и ее нормативно-правовым обеспечением.

Следует заметить, что ряд предпосылок для создания такого варианта модели инновационного развития в России - при безусловной необходимости их реформирования - сохранены. К ним, в частности, следует отнести:

- наличие значительного сектора фундаментальной науки (прежде всего научные организации Российской академии наук и других академий наук, имеющих государственный статус);

- обеспечение проведения прикладных исследований и технологических разработок и внедрения научно-технических результатов в производство (система государственных научных центров Российской Федерации, отраслевые научные организации, корпоративная наука), наличие конкурентных преимуществ России в ряде важнейших технологических направлений, в частности, в авиационно-космической и атомной промышленности;

- система образования, в основе которой должна быть креативная педагогика, а также практика подготовки и аттестации кадров высшей квалификации1;

- наличие отдельных базовых элементов инновационной структуры, в частности: бизнес-инкубаторы и их разновидность - инновационно-технологические центры; центры трансфера технологий; технопарки (в т. ч. при ведущих вузах), фонды, специализирующиеся на поддержке инновационного предпринимательства, включая государственные и частные венчурные и др. При этом следует заметить, что Россия обладала до 1992 г. мощным научно-техническим и ин-

1 Креативная педагогика - это, в принципе, одна из базисных инноваций современной революции в образовании, суть которой заключается в том, что упор делается не на запоминание нормативного объема знаний и усвоение узкопрофессиональных навыков, а на развитие творческих способностей обучаемых, умение ориентироваться в быстро меняющейся обстановке и находить нестандартные решения современных проблем, освоение инновационного мышления.

Вместе с тем необходимо отметить, что самая опасная тенденция в проводимой сегодня в России реформе образования - это его прагматизация и стандартизация. Ведь внедренный волевым способом Министерством образования и науки в качестве обязательного метод оценки знаний на основе тестов ориентирует обучаемых на запоминание и банальное угадывание правильного ответа, а не на сообразительность и самостоятельный творческий поиск. Полагаем, что это не инновация, а скорее образовательная антиинновация, которая на самом деле носит деструктивный характер, означает шаг назад в развитии отечественной системы образования, что впоследствии негативно скажется на мышлении и уровне знания будущих поколений и в принципе противоречит общей тенденции творческого разнообразия личности в гуманитарнокреативном постиндустриальном обществе.

новационным потенциалом и входила в число развитых стран мира. Поэтому, несмотря на часто высказываемое мнение о полном разрушении НИС России, ядро инновационной системы страны пока еще сохраняется, хотя и в значительно меньших размерах. Однако сложившиеся тенденции способствуют снижению инновационной активности и уменьшению инновационного ядра страны, что в первую очередь объясняется внешней средой для НИС России, отсутствием долгосрочного спроса на отечественные инновации, а также нерешенностью проблемы преемственности знаний.

Таким образом, дальнейшее формирование в России национальной инновационной системы, отвечающей новым реалиям и перспективам долгосрочного развития страны, сталкивается с рядом системных проблем, к числу которых мы относим следующие:

1. Чрезвычайно низкий объем внутренних затрат на исследования и разработки (ИР), который собственно и определяет масштабы инвестиций в науку. В 2009 г. объем внутренних затрат на ИР в стране достиг 485,8 млрд руб. Следует признать, что в России в целом за период 2000-2009 гг. сформировалась тенденция к увеличению данных затрат: среднегодовой темп прироста этих затрат составил 7,7 %, в итоге их объем в сопоставимых ценах вырос в 1,8 раза. Однако, несмотря на положительную динамику инвестиций в науку за период 2000-2009 гг., до сих пор не удалось компенсировать последствий обвального сокращения расходов на ИР в предшествующее десятилетие, особенно в течение 1991-1995 гг. и в 1998 г. В результате в 2009 г. объем внутренних затрат на науку в России составлял лишь 55,4 % от уровня 1990 г. в пересчете на постоянные цены [1, с. 28].

Россия существенно отстает от ведущих государств мира с точки зрения приоритетности сферы ИР в структуре экономики. Известно, что одним из ключевых индикаторов развития науки является удельный вес затрат на ИР в ВВП. Постоянно меняющаяся и в целом негативная динамика пропорций между инвестициями в науку и ВВП свидетельствует о том, что наша страна, находясь в настоящее время в группе мировых лидеров по масштабам расходов на науку (мы занимаем 8-е место в мире, уступая

США, Японии, Китаю, Германии, Франции, Корее и Великобритании), тем не менее, существенно отстает от ведущих государств мира с точки зрения приоритетности сферы ИР в структуре экономики. В ранжированном по этому показателю ряду государств, где лидерами являются Израиль (4,86 %), Финляндия (4,01 %), Швеция (3,75 %), Япония (3,42 %) и Корея (3,37 %), Россия занимает только 29-е место (1,24 %) [1, с. 28].

2. Недостаточный объем промышленного производства (объем производства машин и оборудования еще не достиг уровня 1991 г.) в целом и преобладание продукции архаичных технологических укладов в общем выпуске промышленной продукции. Известный политик и экономист Е.М. Примаков в одном из своих интервью по телевидению вынужден был констатировать, что в нашей стране производится новых машин и нового оборудования в 82 раза меньше, чем в Японии, и в 31 раз меньше, чем в Китае.

Наряду с этим, по данным Центра стратегического партнерства, в первом десятилетии XXI в. в России доля продукции второго и третьего технологических укладов возросла примерно на 48 %, а четвертого и пятого уменьшилась на 30 %. Это позволяет сделать предположение, что в настоящее время почти 65 % выпуска промышленной продукции приходится на первый, второй и третий технологические уклады, около 30 % - на четвертый, около 5 % - на пятый. Шестой технологический уклад, определяющий перспективы инновационного развития экономики в XXI в., практически отсутствует [2].

3. Значительная недооценка человеческого капитала (о ней свидетельствует резкая дифференциация доходов) и достаточно четко прослеживаемая после 19992000 гг. тенденция увеличения темпов сокращения численности исследователей (примерно на 0,86 процентных пункта в год) и в целом персонала, занятого в ИР (0,64 процентных пункта в год), что представляет основную опасность для НИС России из-за невосполнимой потери большого объема неотделимых знаний. В 2009 г. численность персонала, выполняющего ИР, составила в России 742,4 тыс. человек. Их деятельность существенно дополняли совместители и лица, работавшие по договорам гражданско-правового характера: в 2009 г. тако-

вых насчитывалось 165,3 тыс. человек. Судя по абсолютным данным, Россия пока еще остается одним из мировых лидеров по масштабам занятости в науке, уступая лишь Китаю (1965,4 тыс. человек), США (1412,6 тыс. человек) и Японии (908,8 тыс. человек). Вместе с тем последние 20 лет характеризуются неуклонным сокращением кадрового потенциала российской науки: в целом за период 1989-2009 гг. численность персонала, занятого в ИР, уменьшилась втрое. В 2000-2009 гг. этот процесс стабилизировался: среднегодовой темп снижения численности работников данной сферы заметно уменьшился (2,0 % против 8,5 % в 1990-1999 гг.). Наиболее острыми проблемами остаются деформация возрастной структуры и старение научных кадров. В 2008 г. средний возраст исследователей составил 49 лет. Лишь менее трети (31,8 %) относятся к возрастной группе до 40 лет. В то же время каждый второй исследователь - старше 50 лет, а каждый третий достиг пенсионного возраста (в т. ч. 63,3 % докторов и 40,0 % кандидатов наук) [1, с. 58].

По данным Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий (НАИРИТ) приобретает катастрофические масштабы «утечка мозгов» (рис. 1) [3].

Только за 2009 г. из России уехало около 6100 научных специалистов. Эти данные позволяют говорить об очередной активизации процесса «утечки мозгов». Последний раз такое количество ученых покидало страну в 2006 г., когда еще не действовала государственная программа поддержки инновационного развития. Таким образом, сегодня в российском инновационном секторе складывается критическая ситуация, и связана она с оттоком за рубеж большого количества талантливых молодых ученых, научных специалистов и разработчиков.

4. Наличие низкого спроса со стороны реального сектора экономики на перспективные (с точки зрения их коммерческого применения) результаты научно-технической деятельности. При этом основными экономическими факторами, сдерживающими инновационную активность предприятий реального сектора экономики, являются недостаток собственных средств для расширения данного вида деятельности, высокая стоимость нововведений, экономические риски и длительные сроки окупаемости.

Рис. 1. Динамика «утечки мозгов» из России [3]

5. Отсутствие действенных механизмов реализации определенных государством приоритетных направлений развития науки, технологий и техники Российской Федерации, общая «размытость» перечня критических технологий федерального значения, множественность научных организаций, претендующих на соответствующую государственную поддержку. Следствием этого становится нерациональное распыление бюджетных средств и недофинансирование исследований (развития знаний) в перспективных областях науки, обеспечивающих, в т. ч. конкурентоспособность экономики России на мировом рынке. Президент России Д.М. Медведев в своем послании Федеральному собранию РФ был вынужден признать, что конкурентоспособность товаров российской экономики позорно низка.

6. Отсутствие общей координации финансируемых отдельными федеральными органами исполнительной власти НИОКР, что препятствует как консолидации финансовых, кадровых и организационных ресурсов государства для реализации крупных научно-производственных проектов, так и инвентаризации и введению в хозяйственный оборот результатов научно-технической деятельности, полученных за счет средств

федерального бюджета, в смежных отраслях реального сектора экономики.

7. Ослабление кооперационных связей между научными организациями, учреждениями образования и производственными предприятиями, в т. ч. на уровнях системы воспроизводства научных кадров, организационного обеспечения цепи «прикладные исследования - опытно-конструкторские разработки - производство», подготовки кадров под конкретные направления инновационной деятельности.

8. Низкая информационная транспарентность инновационной сферы, прежде всего недостаток информации о новых технологиях и возможных рынках сбыта принципиально нового (инновационного) продукта, а также - для частных инвесторов и кредитных организаций - об объектах вложения капитала с потенциально высокой доходностью.

9. Низкий уровень развития малого инновационного предпринимательства (в т. ч. без образования юридического лица).

10. Недооценка частью органов государственной власти и управления (включая администрации субъектов Российской Федерации) социально-экономической значимости развития инновационных процессов в стране, что приводит к не всегда обос-

нованному выбору отраслевых и региональных приоритетов технологического развития

и, соответственно, снижению эффективности использования бюджетных средств.

Вместе с тем следует отметить, что такая ситуация сохраняется на фоне того, что к началу 2012 г. в стране была проделана серьезная работа, в частности:

- сформировалась система реализации важнейших инновационных проектов государственного значения, основанная на долевом участии федерального бюджета (финансирование стадии научно-исследовательских, опытно-конструкторских работы (НИОКР)) и внебюджетных источников (освоение в производстве и организация выпуска продукции);

- формируются основы нормативного правового обеспечения и государственной поддержки инновационной деятельности (первым шагом в этом отношении стали утвержденные Председателем Правительства Российской Федерации 5 августа 2005 г. «Основные направления политики Российской Федерации в области развития инновационной системы на период до 2010 года»). Кроме того, в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г. в качестве системного решения стоящих перед страной задач выдвинута цель перехода российской экономики от экспортно-сырьевого к инновационному типу развития. В рамках реализации Концепции планируется довести вклад экономики знаний в ВВП до уровня, сопоставимого с тем, который сейчас дают нефтегазовый и сырьевой сектора.

На решение этой амбициозной задачи уже ориентирована российская наука. С 2005 г. реализуется программа Президиума РАН «Экономика и социология знания», в рамках которой были получены важные научные результаты. В частности, были изучены формы и методы эффективного производства, распространения и использования знаний; обобщен и систематизирован мировой опыт в области экономики знаний, изучены ее институты и механизмы, созданы модели и индикаторы ее функционирования; критически проанализирована концепция «общества знания» как разновидности постиндустриального общества, в котором основным фактором экономического и социального производства является научное знание; изучены возможно-

сти и ограничения создания экономики и общества знания в России.

Важной составной частью программы стала экономическая и социально-гуманитарная экспертиза инновационных проектов, имеющих большое значение в плане ускорения социально-экономического развития нашей страны. Впервые в отечественной практике чисто экономические расчеты рентабельности были дополнены анализом социально-гуманитарных последствий внедрения инноваций.

Результаты работы по программе отражены в ряде монографий и научных публикаций [4-6];

- создается система прямой государственной поддержки малых инновационных предприятий, одним из основных элементов которой является Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере;

- в основном сформировалась система частных венчурных фондов, а также - через реализацию мер по поддержке малого инновационного предпринимательства и развитие системы венчурных фондов, деятельность Венчурного инновационного фонда - создается система таких отраслевых и региональных венчурных фондов с государственным участием;

- в субъектах Российской Федерации с высоким научным потенциалом (например, в Московской, Томской и других областях) реализуются пилотные проекты по формированию региональных инновационных систем; в части регионов уже приняты местные законы об инновационной деятельности;

- сформированы система и механизмы государственной поддержки наукоградов, специфической особенностью которых является приоритетное развитие инновационной деятельности и ее инфраструктуры; в некоторых регионах уже создаются первые особые экономические зоны технико-внедренческого типа;

- получили развитие новые для национальной инновационной системы негосударственные формы: независимые исследовательские центры (преимущественно ориентированные на зарубежный рынок), малые инновационные предприятия (включая инжиниринговые и консалтинговые фирмы);

- получил развитие научно-исследовательский комплекс внутри крупных корпораций (корпоративная наука);

- формируется способная к саморазвитию инновационная подсистема в рамках сектора фундаментальных исследований, в первую очередь, на базе имеющих высокий научный потенциал организаций РАН и других академий наук, имеющих государственный статус;

- началось создание региональных и отраслевых структур кластерного типа (например, в области электроники, микроэлектроники и информационно-телекоммуникационных технологий - на базе инновационно-промышленного комплекса Московского государственного института электронной техники, г. Зеленоград; в области оптоэлектроники - на базе инновационно-промышленного комплекса «Светлана», г. Санкт-Петербург), позволяющих существенно повысить эффективность взаимодействия предприятий частного высокотехнологичного сектора экономики и научных организаций.

Тем не менее, основная системная проблема, на наш взгляд, заключается в том, что темпы развития и структура российского сектора НИОКР не отвечают потребностям системы обеспечения национальной безопасности и растущему спросу со стороны ряда сегментов предпринимательского сектора на передовые технологии. При этом предлагаемые к внедрению российским сектором НИОКР отдельные научные результаты мирового уровня не находят применения в российской экономике ввиду несбалансированности национальной инновационной системы, а также вследствие общей низкой восприимчивости к инновациям российского предпринимательского сектора.

Сформулированная основная системная проблема, очевидно, требует ее детализации, которую можно свести к следующим аспектам:

- отсутствуют условия для расширенного воспроизводства научного потенциала, которым Россия обладает в ряде областей фундаментальной науки, более того, данный потенциал является одним из лучших в мире. Это обстоятельство позволяет нам сделать вывод о том, что существует высокий риск деградации отечественной фундаментальной

науки и как следствие - утраты престижа России как научной державы;

- существующие разрывы в инновационном цикле и переходе от фундаментальных исследований через НИОКР к коммерческим технологиям, низкий уровень развития сектора прикладных разработок и неразвитость инновационной инфраструктуры в части коммерциализации передовых технологий приводят к тому, что за рубеж поставляются знания при крайне низком уровне экспорта технологий;

- в предпринимательском секторе доминируют отсталые технологические уклады, низким остается уровень восприимчивости компаний к новым технологическим решениям, в значительной части компаний инновационная деятельность осуществляется ситуативно. Это предопределяет, при наличии роста инновационной активности предпринимательского сектора, доминирование в его затратах на технологические инновации расходов на новое оборудование при низком спросе на исследования и разработки;

- в целом ресурсы предпринимательского сектора ориентированы в большей степени на закупку импортного оборудования, при этом предлагаемые сектором исследований и разработок знания в большей степени востребованы за рубежом. Таким образом, капитализация высокого интеллектуального ресурса происходит преимущественно вне пределов России, а значительные средства предпринимательского сектора исключены из процессов воспроизводства отечественного сектора исследований и разработок.

В настоящее время при достаточно высоких доходах и рентабельности производства, часто существенно превышающих соответствующие показатели в развитых странах, отечественные крупные гражданские фирмы ориентируются на краткосрочные цели. Они выделяют на НИОКР в относительном выражении в несколько раз меньше средств, чем аналогичные фирмы за рубежом, одновременно предпочитая закупать зарубежные технологии и тем самым подрывая инновационную деятельность в стране в долгосрочной перспективе.

Государство при этом не проводит необходимую политику для поддержания НИС.

Для компаний сырьевого сектора в целом характерна низкая инновационная ак-

тивность при слабом спросе на отечественные НИОКР. Основная инновационная деятельность связана с приобретением иностранных технологий и оборудования.

Например, общие продажи продукции Газпрома в 2004 г. составили 887,2 млрд руб., а затраты на НИОКР - 2,76 млрд руб. (около 100 млн долл.), из них 1,82 млрд руб. - внутрифирменные НИОКР, показатель наукоем-кости «Газпрома» в среднем в 2002-2004 гг. был равен 0,3 %. Объем аутсорсинга в области НИОКР составляет около 1/3 всех затрат компании на НИОКР (из него примерно 10 % приходится на институты РАН). В 2009 г. на сектор НИОКР «Газпром» потратил 605 млн долл., что составляет 0,00075 % от выручки [7].

В нефтяной компании ЛУКОЙЛ в 2005 г. объем НИОКР составил 628,1 млн руб. (экономический эффект от использования результатов НИОКР оценивается в размере 1,5-1,7 млрд руб.), при этом объем реализации продукции в 2005 г. составил примерно 1,5 трлн руб., т. е. наукоемкость равна всего

0,042 % (при чистой прибыли свыше

170 млрд руб.). Для сравнения - в Норвегии 1980-х гг. расходы компаний нефтегазового сектора составляли 12 % общих (государственных и частных) расходов на НИОКР в стране; даже в 1990-х гг. после снижения добычи энергоресурсов они составляли 7 % [7].

Таким образом, сопоставительные расходы на науку в отечественных компаниях в несколько раз меньше, чем в аналогичных зарубежных. К сожалению, государство в данном случае не прикладывает должных усилий. По данным НАИРИТ, на НИОКР Россия тратит ежегодно около 800 млн долл., в то время как на мировом рынке этот показатель составляет 532 млрд долл. [7].

Решение отмеченных проблем видится в создании и эффективном функционировании сбалансированной НИС России.

В принципе НИС характеризуют как совокупность предприятий и организаций, деятельность которых направлена на генерирование и диффузию инноваций. Под НИС также понимают «совокупность взаимосвязанных организаций (структур), занятых производством и реализацией научных знаний и технологий в пределах национальных границ. Другая часть НИС - это комплекс институтов правового, финансового и социального характера, обеспечивающих иннова-

ционные процессы и имеющих прочные национальные корни, традиции, политические и культурные особенности» [8].

Правительство РФ под национальной инновационной системой понимает совокупность субъектов и объектов инновационной деятельности, взаимодействующих в процессе создания и реализации инновационной продукции и осуществляющих свою деятельность в рамках проводимой государством политики в области развития инновационной системы [9].

Мы считаем, что эти определения не раскрывают всей сущности НИС и их следует конкретизировать. В нашем понимании национальная инновационная система -это сложная, комплексная, сбалансированная организационно-экономическая

система, включающая в свой состав совокупность хозяйствующих субъектов,

взаимодействующих в процессе создания и реализации инновационной продукции (услуг), а также совокупность субъектов инновационной инфраструктуры, в т. ч. институтов диверсификации и инновационного развития и соответствующих органов государственной власти, обеспечивающих эффективную реализацию механизмов инновационного развития страны на основе сформированной релевантной правовой и нормативной базы в рамках государственной научно-технической и инновационной политики.

Следовательно, институты диверсификации и инновационного развития являются системообразующими элементами НИС и формируют инновационный ландшафт национальной экономики России. При этом под институтами инновационного развития мы понимаем созданные в государстве специфические социально-экономические системы со своей структурой, субъектами, закономерностями функционирования, которые устанавливают определенные правила инновационного поведения и ограничения («правила игры») для всех субъектов хозяйствования, а по отношению ко всему национальному хозяйству они выступают в роли законопринудительных механизмов его функционирования.

В свою очередь, инновационное поведение мы рассматриваем как специфический объект управления инновационной деятельностью субъектов хозяйствования (организа-

ций), характеризующийся их сложным взаимодействием с окружающей средой, опосредованным внутренними ценностями, ориентированными на восприимчивость как к инновациям, созданным самими субъектами хозяйствования, так и к инновациям, существующим во внешней среде (на рынке инноваций). Инновационное поведение организаций представляет собой одно из основных направлений их деятельности. Оно связано с реализацией инновационной стратегии, определенной на основе выявления потенциальных внутренних резервов для инновационного развития и возможных внешних стратегических изменений, которые могут произойти в деятельности предприятия (изменение условий взаимодействия предприятия с конкурентами, потребителями, стратегическими партнерами, поставщиками, акционерами и кредиторами) в результате коммерциализации инноваций. Следовательно, формальным признаком инновационного поведения является внедрение нового продукта и новой технологии [10, с. 327].

Аналитики Национального института системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП) в своем докладе о диверсификации отечественной экономики между делом сообщили прелюбопытную вещь: на сегодняшний день в России сформирован практически полный набор институтов диверсификации и инновационного развития, характерный для высокоиндустриальных государств.

Почему это важно? Да потому, что означает: пенять на недостроенность традиционной инновационной инфраструктуры нам более не пристало, в ней нет очевидных прорех, каких-то сверхважных рычагов, из-за отсутствия которых все не ладится и не клеится. Теперь все «как у них». Но тогда и результата мы вправе ждать «как у них». Конечно, наши институты инновационного развития молоды, по большому счету они только разворачиваются, и все же сам факт появления законченной системы дает право изменить угол зрения и оценить инновационную сферу именно как систему. Архитектура данных институтов в нашем представлении может выглядеть следующим образом (рис. 2).

Теперь перейдем к цифрам. Для ежегодной поддержки инновационного бизнеса на 2009-2010 гг. институтам развития было вы-

делено 87 млрд руб. Это примерно 0,2 % ВВП, или 1 % всех инвестиций в основной капитал [11]. Сумма хоть и приличная, но явно недостаточная для пресловутой модернизации российской экономики. Однако и тем, что дают, можно было бы распорядиться более эффективно.

Дело в том, что особенность организации существующих институтов развития такова, что они создают избыток государственных средств на одних направлениях и недостаток - на других, не говоря уже о диспропорциях в поддержке регионов. Но и в этом не было бы большой беды, если бы часть выделенных финансов при этом не оставалась неиспользованной. Поэтому прежде чем наращивать государственную поддержку уместно еще раз внимательнее приглядеться, что представляет собой созданная система институтов инновационного развития, как они взаимодействуют между собой, насколько это взаимодействие нацелено на конечный результат.

Поясним, что мы имеем в виду. Во-первых, нынешние институты развития подотчетны либо разным федеральным органам исполнительной власти (Минобрнауки, Минэкономразвития, Минкомсвязи, Правительству РФ и др.), либо региональным властям, либо имеют, т. н. «неочевидную подотчетность».

Во-вторых, финансирование институтов осуществляется одновременно по многим каналам и программам разных ведомств. Однако координатора в лице одного федерального органа или института развития нет. А он бы был не лишним, т. к. такой орган распоряжался бы не только деньгами, но и профессионально выполнял бы интегрирующую и координирующую функции в совместной деятельности между разными структурами, в частности, рассматривал концепции институтов инновационного развития, разбирал и согласовывал их стратегии, вырабатывал решения по организации взаимодействия. Но поскольку ничего этого нет, институты в основном действуют обособленно, автономно по своему усмотрению в соответствии с разработанной концепцией своей деятельности. Например, на предприятиях, получивших финансирование от Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, в

Институты инновационногоразвития

Фонд

содействия

ОАО

«РВК»

Роснано

ВЭБ

ОЭЗ

Бизнес-

инкубаторы

Технопарки

Региональные

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

венчурные

фонды

Росинфо-

коминвест

Инвестиционный фонд РФ

Защита

собственности

Цикл развития инновационного бизнеса

ЕДПОСЕВ \ ПОСЕВ ЛСТАРТ АП РАЗВИТИЕ 1 РАЗВИТИЕ 2 ^ЭКСПАНСИЯ

Условия денежного обращения и кредита

Условия налогообложения

Антимоно-

польное

регулирование

Техническое

регулирование

Согласование интересов государства и бизнеса

Открытие бизнеса, предоставление земельных участков

Спрос на инновации

Стимулирование

госсектора

Стимулирование частого сектора

Поддержка

экспорта

Ведение бизнеса на внутреннем рынке

Ведение бизнеса на внешнем рынке

Рис. 2. Институты диверсификации и инновационного развития России

дальнейшем не осуществляются мониторинг, сопровождение их роста, им не оказывается помощь в поиске венчурных инвесторов. Фонд считает, что ему это не очень нужно. Но в такой работе были бы заинтересованы «Российская венчурная компания» (РВК) и «Роснано», которые за счет этого могли бы получить новые проекты.

В-третьих, упрямо придерживаясь принципа «мы вас не знаем и знать не хотим», институты развития параллельно с родственными по характеру структурами формируют собственные базы данных предприятий, вырабатывают свои формы работы с экспертным сообществом, обзаводятся «фирменным» информационным порталом. Хотя в мировой практике все происходит ровно наоборот - преимущества единой инфраструктуры давно оценены, на этом экономятся большие деньги, обеспечивается выигрыш в качестве. Некоторые российские институты развития уже поняли это и начали искать формы сближения по горизонтали. Так, РВК и «Роснано» пытаются создать совместное экспертное сообщество, а также сообщества партнеров; кроме того, та же РВК периодически запрашивает доступ к базе предприятий Фонда содействия. Но все это пока отдельные фрагменты, а не тенденция.

В-четвертых, другое следствие отсутствия координации - пересечение и конкуренция в смежных областях. К примеру, посевным финансированием занимаются ныне Фонд содействия, Минобрнауки (ФЦНТП), Минпромторг, Минсельхоз и другие министерства (ФЦП). РВК совместно с Фондом содействия создает свой посевной фонд, планирует начать подобную работу и «Роснано». Похожая картина с венчурным финансированием, где счастья ищут РВК, региональные венчурные фонды, ОАО «Российский инвестиционный фонд информационно-коммуникационных технологий» (Росинфокомин-

вест). Открывает свои венчурные фонды и «Роснано». В то же время финансированием поздних стадий развития инновационного бизнеса не занимается ни один из институтов (кроме того же «Роснано» - в части нанотехнологий).

В такой ситуации никуда не уйти от вопроса: что лучше? Стоит ли допускать конкуренцию государственных денег или нужно жестко разграничить сферы деятельности

институтов? В первом случае у инновационного проекта больше шансов быть профинансированным. Но он чреват повышенными издержками на содержание институтов и распылением ресурсов. На экспертном уровне до сих пор тут идут дискуссии. НИСИПП считает, что надо более определенно позиционировать институты развития, закрепив решения на этот счет в их стратегиях.

То же самое и с отраслевыми пересечениями институтов развития. Например, нанотехнологии значатся как приоритеты и у «Роснано», и у РВК. При этом отраслевые приоритеты институтов не состыкованы между собой, что приводит к «кусочной» государственной поддержке. Например, инновационное предприятие в области строительства и производства стройматериалов сможет получить поддержку у Фонда развития на разработку новой продукции, но денег для старт-бизнеса никто ему не даст - РВК не финансирует эту отрасль.

В-пятых, нынешнее финансирование институтов развития никак не стимулирует создание кластеров, хотя мировая практика давно доказала их эффективность. Значение кластерного подхода признано на федеральном уровне, да и сами институты развития как будто не прочь им заняться. НИСИПП считает, что проблему надо решать сверху: разработать перечень инновационных кластеров в приоритетных отраслях и побудить институты развития поддерживать их рост.

В заключение отметим, что повышение инновационной активности в России затрудняется в связи с отмеченными выше проблемами, которые в целом характеризуются значительными потерями человеческого капитала, научного, промышленного и экономического потенциала, демографическим спадом, снижением качества образования, ослаблением и снижением качества государственного управления, разрушением системы традиционных морально-этических ценностей, значительной экономической дифференциацией населения, появлением целого поколения молодежи, не подготовленной или не имеющей опыта работы в реальном секторе экономики. Происходит нарастание технологического отставания, в т. ч. отставания технологической инфраструктуры (в частности, разрушение системы технического регулирования), снижение научно-технологической

безопасности и обороноспособности страны. Нацеленность на краткосрочные задачи, нестабильность из-за еще незавершенного передела собственности и вывоз капитала не способствуют развитию НИС России и выходу на траекторию устойчивого роста экономики.

К позитивным обстоятельством следует отнести понимание на уровне ряда представителей высшего эшелона управления ошибок в принятии решений и всей остроты проблем. В частности, признается, что нацеленность на приватизацию наиболее перспективных предприятий привела к уводу огромных средств за рубеж, эксплуатации предприятий на износ, утрате кооперационных связей, нежеланию владельцев вкладываться в долгосрочные разработки, к продаже и перепродаже производств и в конечном итоге -их ликвидации (около трех лет назад в реестр ОПК входило 2480 предприятий, после их акционирования осталось 1355); попытки в рамках административной реформы взять эти процессы под государственный контроль через агентства и другие структуры оказались неэффективными [12, 13]. Это понимание позволяет надеяться на изменение сложившихся тенденций уже в ближайшее время.

1. Российский инновационный индекс / под ред. Л.М. Гохберга. М., 2011.

2. Инновационные регионы. Справочный бюллетень. М., 2011. Вып. 2.

3. Ускова О. Российские «мозги» продолжают утекать. иКЬ: http://nair-it.ru/news/22.11.2010/ 184. Загл. с экрана.

4. Осипов Г.В., Степашин С.В. Экономика и социология знания. Практическое пособие. М., 2009.

5. Прогноз и моделирование кризисов и мировой динамики. М., 2010.

6. Попов Е.В., Власов М.В. Институты миниэкономики знаний. М., 2009.

7. Колышева Е. Российские «мозги» снова хлынули за рубеж. иЯЬ: http://infox.ru/business/ company/2010/03/19_Utychka_mozgov_html. Загл. с экрана.

8. Валентей С. Формирование национальной

инновационной системы в России: проблемы и условия. иИЬ: www.chelt.ru/2006/2-06/

valentei2-06.html.

9. Основные направления политики Российской Федерации в области развития инновационной системы на период до 2010 г.: утв. письмом Правительства РФ от 5.08.2005 г. № 2473П-П7.

10. Кармышев Ю.А., Меньщиков В.И. Инновации и инновационная деятельность: теория, методология, основы управления. Тамбов, 2012.

11. Тихонов Е. Подотчетность неочевидна // Российская бизнес-газета. 2010. 2 марта.

12. иИЬ: http://ww.gosrf.ra/print_1416.html.

13. иИЬ: http://www.aviaport.ru/digest/2007/09/28/ 129208.html.

Поступила в редакцию 18.05.2012 г.

UDC 33:316.422(470)

SYSTEM PROBLEMS OF INSTITUTE INTERACTION FUNCTIONING OF DIVERSIFICATION AND INNOVATIVE DEVELOPMENT IN FORMING NATIONAL INNOVATION SYSTEM OF RUSSIA

Yuri Anatolyevich KARMYSHEV, Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Tambov, Russian Federation, Doctor of Economics, Professor, Professor of Management and Entrepreneurship Department, Vice Director of Culture and Arts Academy for Scientific Work, e-mail: yuri_karmyshev@mail.ru

The article on the background of real prerequisites for the creation of national model of innovative development analyzes the updated modern systemic problems of forming a national innovation system based on effective interaction between institutions, diversification and innovation development. The author's definition of “national innovation system” is given. The system created in Russia, the institutions of innovation development are analyzed.

Key words: innovation; institutions; innovative development; national innovation system.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.