Научная статья на тему 'Система служебных частей речи в мон- гольских языках'

Система служебных частей речи в мон- гольских языках Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
38
3
Поделиться
Журнал
Научная мысль Кавказа
ВАК
Область наук
Ключевые слова
СЛУЖЕБНЫЕ СЛОВА / OFFI CIAL WORDS / ПОСЛЕЛОГИ / POSTPOSITIONS / ЧАСТИЦЫ / PARTICLES / СОЮЗЫ / UNIONS / МОНГОЛЬСКИЕ ЯЗЫКИ / MONGOLIAN LANGUAGES

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Лиджиева Л.А.

Статья посвящена проблеме служебных частей речи в монгольских языках. Союзы, послелоги, частицы служат структурными показателями синтаксических единиц и их разновидностей, средствами связи и выразите-лями семантико-синтаксических отношений.

System of Offi ce Parts of Speech in the Mongolian Languages

Article is devoted a problem of offi ce parts of speech in the Mongolian languages. Unions, postpositions, particles serve as structural indicators of syntactic units and their varieties, a communication facility and spokesmen of semantics and syntactical relations.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Система служебных частей речи в мон- гольских языках»

reaching the one in five families who already do not get their entitlement?" (Child benefit must be universal, G., October 05, 2010).

(20) "Updating language is a doomed enterprise. Why don't Hodder encourage new writers to write books in the spirit of The Famous Five instead?" (Five get into a fix, G., July 26, 2010).

Примеры убеждают в том, что негативная оценка, выраженная такими лексическими единицами, как глагол "dismisses", прилагательное "doomed", сопровождается специальным вопросом адресата "how...?" "Why...?", что, как мы уже отмечали, также вносит установку на привлечение дальнейшего внимания к проблеме.

Итак, в тексте письма может эксплицироваться положительная и негативная оценка, что позволило нам выявить два коммуникативных типа писем: письмо-согласие и письмо-несогласие. Письмо-согласие и письмо-несогласие, представленные их разновидностями в зависимости от типа оценки, могут содержать в себе, помимо оценки, совет, призыв к действию или рассуждение, что свидетельствует об установке текста письма на привлечение внимания к поставленной проблеме. Считаем, что репрезентативная выборка аутентичного лингвистического материала делает исследование особенно ценным, так как до сих пор данный тип текстов не являлся

предметом анализа с коммуникативно-прагматической точки зрения. Новизна такого исследования представляет собой определенный интерес для изучения эпистолярного жанра вообще и газетного эпистолярного жанра в частности.

ЛИТЕРАТУРА

1. Нижникова Л.В. Письмо как тип текста.: Дис. ... канд. филол. наук. Одесса, 1991. 159 с.

2. Акопов А.И. Аналитические жанры публицистики. Письмо. Корреспонденция. Статья / Учеб -но-метод. пособие для студентов-журналистов. Ростов н/Д: Институт массовых коммуникаций, 1996. 52 с.

3. Колкарева И.И. Лингвопрагматические характеристики писем читателей (на материале британских газет) // Научная мысль Кавказа. 2009. № 4(60). С. 113-118.

4. Якобсон Р.О. Лингвистика и поэтика // Структурализм: "за" и против": Сб. ст. / Под ред. Е.Я. Басина и М.Я. Полякова. М.: Прогресс, 1975. C. 193-228.

5. Еремина Е.А. Множественность форм прагматического воздействия англоязычного медиадискур-са: Дис. ... канд. филол. наук. М., 2007. 277 с. С. 19.

6. Осветимская Н.М. Роль глагольных фразеологизмов в реализации коммуникативного параметра экономии газетного текста // Стилистическая категоризация и текст: Сб. научных трудов. Вып. 433. М.: Изд-во МГУ, 1996. С. 57-58.

25 февраля 2011 г.

УДК 811.512.3:81'36

СИСТЕМА СЛУЖЕБНЫХ ЧАСТЕЙ РЕЧИ В МОНГОЛЬСКИХ ЯЗЫКАХ

Л.А. Лиджиева

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Служебные слова являются одними из ведущих строевых элементов языка, которые формируют высказывание в качестве языковой единицы, обеспечивающей необходимый и достаточный уровень коммуникативности синтаксических единиц. В отличие от знаменательных частей речи, которые называют объекты действи-

Лиджиева Людмила Алексеевна - кандидат филологических наук, доцент кафедры калмыцкого языка и монголистики Калмыцкого государственного университета, 358000, г. Элиста, ул. Пушкина, 11, e-mail: lidzhieva-la@mail.ru, т. 8(847)2223887.

тельности, служебные части речи связаны с контекстом и ситуацией высказывания и служат одним из средств выражения категории предикативности и отнесения содержания высказывания к действительности, к его пространственно-временной локализации, а также, наряду с вводными конструкциями, для выражения отношения говорящего к со-

Lyudmila Lidzhieva - Ph.D. of philology, associate professor of Kalmyk language and Mongolistics Department at the Kalmyk State University, 11 Pushkin Street, Elista, 358000, e-mail: lidzhieva-la@mail.ru, ph. +7(847)2223887.

держанию высказывания. Изучение категории служебных слов - одна из актуальных задач современного монгольского языкознания, имеющая и общелингвистическое значение.

Цель данной статьи - описание корпуса служебных частей речи в монгольских языках, определение их функций в речи, выявление лексико-грамматических значений, передаваемых ими.

Такие служебные слова, как предлоги, послелоги, союзы и частицы, выделяются традиционно в грамматиках многих национальных языков, начиная со второй половины XX в. В грамматиках монгольских языков под наименованием сула Yгe "пустые слова" объединялись самые разнообразные слова, которые не попадали в группу знаменательных слов. Установление разряда "пустых слов" связано с одной из самых сложных теоретических проблем монголистики - проблемой классификации частей речи, к которой обращались в своих работах Я. Шмидт, О. Ковалевский, А. Руднев, А. Попов, А. Бобров-ников, Вл. Котвич, Г.Д. Санжеев, Н. Поппе, Т.А. Бертагаев, В.И. Рассадин, Б.Б. Бадмаев и другие [1]. В этот разряд включались самые разнообразные слова, которые противопоставлялись склоняемым и спрягаемым словам, как грамматически неизменяемые. Служебные части речи не обошли вниманием в своих трудах монголоведы Г.Ц. Пюрбеев, Ц-Ж. Цыдыпов, Л.Д. Шагдаров, А.А. Дарбее-ва, Б.Х. Тодаева, Д.Г. Дамдинов, М.Н. Орловская, С.М. Трофимова, Б.В. Бадмаев и др [2]. Но обзор существующей литературы показывает, что проблема служебных слов в монгольских языках является еще недостаточно разработанной.

Несмотря на генетическую общность таких монгольских языков, как монгольский, бурятский, ойратский и калмыцкий, каждый из них имеет свою специфику употребления служебных слов и заслуживает специального изучения. На основе сопоставляемых данных можно сделать широкие теоретические выводы, выявить закономерности функционирования, формирования и развития служебных слов, которые действительны не только для монгольских языков, но и для многих других языков. Данные старописьменных памятников свидетельствуют о давнем существовании данных слов в монгольских языках. Например: послелог дотор/дотр (в, внутри) широко представлен в классическом монгольском языке

в форме dotur-a, что говорит о его древнем происхождении: Ker dotora Sigi-Qutuqu bulee (В юрте находился один Шиги-Хутуху)*.

Но количественный рост послелогов в тот период был крайне незначительным. Позднее этот процесс активизируется, состав данных частей речи непрерывно возрастает, их структурные типы обогащаются. На протяжении письменной истории монгольских языков при общем увеличении набора служебных слов употребление одних увеличивалось, других - уменьшалось; некоторые из них исчезали; другие - появлялись. У многих менялось значение или развивалась полисемия.

Например, наблюдается, что функциональная дистрибуция послелога дээр1дээрэ1 деер (рассматривается в монгольском, бурятском и калмыцком языках, где его основное значение "на") обнаруживает разнообразие и многозначность передаваемых им значений: пространственные (монг. ввсвн дээр на траве ); временные (бур. аянда мордохо дээрэ перед самым отправлением в дорогу ); комитатив-ные (калм. Санщ деер хойр залу ирв Вместе с Санджи пришли еще двое мужчин). Наряду с конкретными реальными отношениями данный послелог в различных речевых ситуациях приобретает дополнительные, иногда весьма абстрактные значения, отталкиваясь от своего основного значения. Большинство значений данного послелога в монгольских языках совпадает. Внутри основных групп функционируют самостоятельные значения, характеризующиеся разной степенью продуктивности, наличием во всех или отсутствием в том или ином родственном языке.

Служебные слова в языке сформировались на базе уже имевшегося языкового материала. В современных монгольских языках в настоящее время вся система служебных слов пополняется за счет грамматикализованных, перешедших в этот разряд знаменательных слов. В ходе исторического развития языка они постепенно утрачивают свою конкретную семантику, приобретая отвлеченное, универсальное лексическое значение, способное употребляться в любом контексте. Это закономерный процесс, и формы его проявления довольно разнообразны. Неудивительно поэтому, что разграничение знаменательных и служебных слов нередко вызывает затруднения.

Несмотря на наличие довольно развитой системы падежей, монгольские языки распо-

* Здесь и далее - перевод автора.

лагают достаточным количеством послелогов, которые, находясь в постпозиции по отношению к имени существительному, образуют вместе с ним фиксированное словосочетание - послеложную конструкцию. Они еще более уточняют, конкретизируют значения, выражаемые падежами. Они "в отличие от полнозначных слов, функционируют только в условиях двусторонних синтаксических связей, осуществляя связь между зависимым именем и синтаксически господствующим словом" [3, с. 11].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Анализ смысловых послеложных отношений через семантику их языковых выражений раскрывает реализацию смысла в различных речевых ситуациях, показывает многообразие их значений, выявляет более тонкие и разнообразные оттенки семантико-грамматических отношений (пространственных, временных, компаративных, причинных и др.).

Например, общим значением послелогов hаза (за, снаружи, вне), hатц (за, через), захд (к краю, на краю) является выражение пространственных отношений. Но каждый послелог выражает еще и определенные нюансы этих отношений.

Послелог hаза указывает на внешнее расположение предмета: класс. balyasun уайапа (за городом); монг. Бвмбвг гортгийн гадаа гарав (Мяч ушел за пределы поля); бур. Хоорбоор дYYPэтэр элhэ асараад, гэр бYXэнэй газаа адхадаг (привозит полный короб песку и высыпает у каждого дома); ойр. Гериин hазаа багларагсан йуун эмтес билээ? (Что за люди, которые собрались на улице?); калм. Ьолас hаза бээх улст нээмэдлгдщ авдг невчк олврнь хулс хадлШ бээсмн (Небольшим заработком была косьба камыша по найму у людей, живших за рекой).

То же значение имеет послелог hатц, но он, кроме того, употребляется в значении (через). Модель данного послелога характерна для калмыцкого языка: Тер кевтэн намаг дахад hарчкад, манаhас хойр гер hатц бээсн курргн ахиндэн Сарц орщ одла (Саранг, выйдя вслед за мной, направился к своему старшему зятю, который жил через два дома от нас).

Послелог захд обозначает более удаленное расположение объекта: монг. Манай гэр хотын захад байна (Наш дом находится на окраине города); бур. Би гурбан жэл го-

родой захада байгаа hэм 'На окраине города я жил три года); ойр. Хэре hазарта йовог-сан баатар чини hазариин захада ирээд эме арhалащи бээнээ гевээ (Богатырь, отправившийся в чужие земли, находясь у границ кочевий, ищет способ остаться живым); калм. Хая-хая хотна захд тYргсн мврнэ э соцсгдна (Иногда на краю села слышен звук фыркающей лошади).

Союзы и союзные слова в монгольских языках, так же как и послелоги, служат для выражения отношений между членами предложения, но каждая категория слов делает это по-разному. Главная функция союзов, это, прежде всего, синтаксическая. И при этом союзы выступают связующими элементами не только между словами, словосочетаниями, но и между частями сложных предложений, тогда как послелоги устанавливают эту связь только между словами. "Однако, указывая на наличие связи, союз одновременно выполняет и квалифицирующую функцию: обозначает содержательные отношения между связываемыми единицами" [4, с. 484]. По мнению В.Г. Гузеева: "Союзы следует рассматривать как класс служебных лексем, в значениях которых отражены разнообразные связи элементов объективной действительности. В составе сообщаемой в актах коммуникации информации, передаваемых союзами, предстают как отношения между предметами, признаками, обстоятельствами, действиями, событиями разной меры сложности" [5]. Они принадлежат к той сфере языковой семантики, которая отражает наиболее общие, абстрактные категории бытийных отношений.

Монгольские языки располагают довольно многочисленными и разнообразными по структуре и функции средствами связи. Они соединяют как однородные члены, так и предложения: монг. аймаг болон сумын твв (аймачные и сомонные центры); ойр. Эн залу тусалаад сээн кесен, эсекелээ кецYY болха билээ (Хорошо, что этот мужчина помог, иначе было бы трудно); калм. Хойр бYдYн залу квдлмш угаhар яhщ бээнэт, эс гищ та квдлмшт ортн, эс гищ дYYhэн квдлмшт орулх кергтэ (Почему вы, двое взрослых мужчин, не работаете, или вы выходите на работу, или следует устроить на работу младшего брата).

Также выделяют союзы, употребляющиеся только в сложных предложениях:

бур. Тэдэнэр Дагбатанай хорео соо наада-ха илангаяа дуратай, юундэб гэхэдэ тэндэ ехэ сэбэрхэн добо бии (Они особенно любят играть во дворе Дагбы, потому что там имеется чистенький бугорок); калм. Экнрт дзн керг уга, юцгад гихлэ тедн кезэд болв чигн дээнэс квлтэ YрдYдзн шорда юмн. (Матерям войны не нужны, потому что они всегда расплачиваются за нее детьми).

В отличие от послелогов и союзов, частицы сообщают дополнительную, эксплицитно не выраженную окраску в смысловом значении тех или иных лексических единиц, организованных в предложения. В соответствии с выполняемой ими функцией частицы могут вступать в сочетание с отдельными членами предложения, или относиться ко всему предложению в целом.

Присутствие частиц делает речь более выразительной, придает ей "разговорную" окраску и вместе с тем обеспечивает более полное и глубокое раскрытие содержания мысли. Частицы обеспечивают семантическую, структурную и коммуникативную организацию текста. Наблюдается, что активность частиц наиболее высока в диалогической речи.

С помощью частиц могут придаваться всевозможные логико-смысловые, эмоционально-экспрессивные и коммуникативно-модальные оттенки: уверенность, неуверенность, убежденность, сомнение в чем-либо, согласие, несогласие с чем-либо, интерес, любопытство, восторг, удивление, недовольство, недоверие, восхищение и т.п. Например: монг. Юун тухай баяр вэ? Юун их шагнал бэ? (Что за радость? Что за награда?); бур. Бэлигтын hамган Жалма гэжэ нэрэтэй хаш даа (Жену Бэлигто, кажется, зовут Жалма); калм. Манщ, бийчнь эвгой? Мах юцгад эс иднэч? (Манджи, ты себя плохо чувствуешь? Почему не ешь мясо?).

Частицы обладают способностью легко входить в комплексные сочетания как друг с другом, так и с единицами других частей речи. Две частицы, наслаиваясь одна на другую, в ряде случаев могут привести к образованию новой (производной) частицы.

Например, в бурятском языке сочетание частиц ха юм (ведь, оказывается) используется для подтверждения правильности сказанного и пишется раздельно после сказуемого: Алдарай аба Yндэр ха юм (Отец Алдара ведь высокий).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В калмыцком языке для усиления и выделения значения отрицания, к частице-отрицанию присоединяются утвердительные частицы -л и -м: hучн долан насн - квгшн бишлм (Тридцать семь лет - ведь не старость); Би нойн болад ^цц дола хонад угалм (Не прошло ведь и недели, как я стал нойоном).

В монгольских языках часто встречается употребление одного фонемного комплекса в разных служебных ролях, в частности в роли союза и частицы. Как справедливо заметила Н.И. Данилова: "Выполнение одной служебной частью речи функции другой можно рассматривать как заложенное в категориальном значении, заданное лексико-семантическим инвариантом явление, обусловленное определенными факторами. В числе таких факторов -позиция служебной части речи, ее лексико-семантическое окружение, морфологическая характеристика элементов синтаксической конструкции, конкретная ситуация речи и т.д." [6].

К примеру, в современном калмыцком языке отрицание биш (не; не..., а...; не..., но и.) может выступать и в роли частицы, и в значении противительного союза:

1) отрицательная частица: ГермYдэс хооран hархла, малын идг му биш (Поодаль от домов корм для скота хороший);

2) противительный союз: ГYYhзд эмд одад ирхэс биш, нань hаза hарад уга (Кроме того, что сходил за лекарствами, на улицу больше не выходил).

Таким образом, проблема служебных частей речи является весьма интересной и практически неисчерпаемой. Анализ показал, что в последний период в монгольских языках наблюдается высокая частотность употребления служебных частей речи, увеличение их количества, расширение их функций и абстрактных значений. Они составляют заметную часть лексики монгольских языков. Правильное употребление служебных слов является свидетельством более совершенного владения языком, что приобретает особое значение в современных условиях развития калмыцкого языка.

Их функционирование в словосочетании, предложении и высказывании - явление многоплановое, отражающее динамику языковых процессов, происходящих на стыке знаменательного и служебного функционирования слов, в силу этого требующее постоянного внимания исследователей.

ЛИТЕРАТУРА

1. См. напр.: Попов А.В. Грамматика калмыцкого языка. Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1847. 390 с.; Поппе Н.Н. Грамматика письменно-монгольского языка. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1937. 196 с.; Санжеев Г.Д. Грамматика калмыцкого языка. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1940. 158 с.

2. См.: Пюрбеев Г.Ц. Историко-сопоставительные исследования по грамматике монгольских языков. Синтаксис словосочетания. М.: Наука, 1993. 304 с.; Тодаева Б.Х. Грамматика современного монгольского языка. Фонетика и морфология. М.: Изд-во АН СССР, 1951. 196 с.; Трофимова С.М. Падежно-послеложные конструкции монгольских

языков и их русские эквиваленты. Новосибирск: Наука, 1989. 95 с.

3. Черкасова Е.Т. Переход полнозначных слов в предлоги. М.: Наука, 1967. 280 с.

4. Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1990. 685 с.

5. Гузев В.Г. Очерки по теории тюркского словоизменения: Имя (на материале староанатолийского тюркского языка). Л.: Изд-во ЛГУ, 1987. 141 с. С. 48.

6. Данилова Н.И. Смысловая структура аналитической связи в якутском языке. Новосибирск: Наука, 2001. 143 с. С. 31.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3 февраля 2011 г.

УДК 81'366

ФОНЕТИЧЕСКИЕ И ФОНОГРАММАТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ

МЕЖДОМЕТИЙ

А.Ю. Агакишиев

Фонетика является элементарным разделом языкознания, что иногда приводит к формированию мнения о том, что она к тому же и самый легкий и простой раздел языкознания. Однако, несмотря на возникновение подобного впечатления, можно с уверенностью говорить о важной роли фонетики в установлении генезиса, лексико-грамматических особенностей любой языковедческой проблемы. По сути, фонетика - это фундамент языка, его строительный материал в силу формирования материальной оболочки слов.

В этом плане можно отметить необходимость уделить отдельное внимание фонетическим особенностям междометий. К. Гаджиев пишет: "В азербайджанском языкознании мы считаем характерными следующие фонетические особенности междометий: роль интонации и ударения в междометиях, звуковой состав междометий, слоговое строение междометий и типы слогов и т.д." [1, с. 74].

Автор этих слов достаточно широко затронул роль интонации и ударения в междо-

Агакишиев Алигейдар Юнис оглу - старший преподаватель кафедры азербайджанского языка и методики его преподавания, соискатель кафедры общего языкознания Бакинского государственного университета, AZ-1148, Азербайджан, г. Баку, ул. З. Халилова, 23, e-mail: aligeydar.a@rambler.ru, т. (+99412)380223.

метиях, их слоговое строение и типы слогов, используя при этом в основном описательный метод. Он сумел доказать, что в формировании междометий звуки и прочие фонетические особенности также имеют определенное значение.

Поскольку К. Гаджиев приводит примеры только из азербайджанского языка, мы с полным основанием можем сказать, что посвященная тем же вопросам данная статья обладает своеобразием в силу того, что в ней фонетические особенности междометий рассматриваются не в обособленном плане, а в аспекте общего языкознания и в сравнительном плане. Здесь же необходимо отметить, что высказывания о фонетических особенностях междометий в азербайджанском языке иногда проявляются также и в связанных с общим языкознанием моментах. К примеру, говоря о стабилизации звукового состава междометий, К. Гаджиев приходит к выводу о том, что в большинстве родственных языков междометия имеют одинаковый звуковой состав. Автор разъясняет свою

Aligeydar Aghakishiyev - senior teacher of Azerbaijan Language and Its Teaching Methodology Department at Baku State University, Candidate of General linguistics Department at BS, 23 Z. Khalilov Street, Baku, Azerbaijan, AZ-1148, e-mail: aligeydar.a@rambler.ru, ph. (+99412)380223.