Научная статья на тему 'Сирконстанты позиционной схемы высказываний, в основе формирования которых лежит схема «Кто / что проявляет себя как»'

Сирконстанты позиционной схемы высказываний, в основе формирования которых лежит схема «Кто / что проявляет себя как» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
61
11
Поделиться
Ключевые слова
СТРУКТУРНАЯ СХЕМА / ТЕМПОРАЛЬНЫЕ И ЛОКАТИВНЫЕ СИРКОНСТАНТЫ / МОМЕНТ РЕЧИ / ВРЕМЕННАЯ ГРАНИЦА / STRUCTURAL SCHEME / TEMPORAL AND LOCATIVE CIRCONSTANTS / MOMENT OF SPEECH / TEMPORAL BORDER

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Аль Хаснави Али Ради Машджель

Согласно названию в статье рассматривается способность пропозиции высказываний обогащаться дополнительными смыслами, маркирующими сопутствующие обстоятельства (сирконстанты). На основе анализа языкового материала выявлена продуктивность локативных сирконстантов, входящих в позиционную схему высказывания в сравнении с темпоральными, малочастотность высказываний с причинными сирконстантами.As the title implies this paper discuses the ability of the proposition of utterances to be enriched with additional meanings, which mark the attendant circumstances (circonstants). On the basis of the analysis of the linguistic material, the productivity of the locative circonstants falling within the positional scheme of the utterance in comparison with the temporal ones was revealed as compared to the low frequency of utterances with causal circonstants.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Аль Хаснави Али Ради Машджель

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Сирконстанты позиционной схемы высказываний, в основе формирования которых лежит схема «Кто / что проявляет себя как»»

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 4Р-2 ББК 81.411.2-212

А.Р.М. Аль Хаснави

сирконстАнты позиционной СХЕМЫ высказываний, в основе формирования которых лежит СХЕМА «КТО / что проявляет себя КАК»

Согласно названию в статье рассматривается способность пропозиции высказываний обогащаться дополнительными смыслами, маркирующими сопутствующие обстоятельства (сир-константы). На основе анализа языкового материала выявлена продуктивность локативных сирконстантов, входящих в позиционную схему высказывания в сравнении с темпоральными, малочастотность высказываний с причинными сирконстантами.

Ключевые слова: структурная схема, темпоральные и локативные сирконстанты, момент речи, временная граница.

A.R.M. Al-Hasnawi

THE CIRCONSTANTS OF THE POSITIONAL SCHEME OF UTTERANCES, WHICH IT'S FORMATION IS BASED ON THE SCHEME "WHO / WHAT SHOWS ITSELF AS"

As the title implies this paper discuses the ability of the proposition of utterances to be enriched with additional meanings, which mark the attendant circumstances (circonstants). On the basis of the analysis of the linguistic material, the productivity of the locative circonstants falling within the positional scheme of the utterance in comparison with the temporal ones was revealed as compared to the low frequency of utterances with causal circonstants.

Key words: structural scheme, temporal and locative circonstants, moment of speech, temporal border.

В науке о языке ученые-лингвисты отмечают, что набор сирконстантов и актантов уточняет и определяет тип пропозиции, формирующей каркас будущего предложения, его неизменное и инвариа-тивное содержание, отраженное в самой пропозиции [9, с. 137]. Разграничение значений и оттенков сирконстантов, определение их функций в предложении могут способствовать осмыслению синтаксического строя русского языка. Кроме того, непредикативное временное значение, выраженное формами слов или придаточными частями (входящими

в состав предложения с глаголами, называющими цвет), указывающее время протекания явления или состояния по отношению к другому явлению или состоянию, до сих пор не было предметом изучения современных исследователей. Все вышесказанное определяет несомненную актуальность предпринятого нами исследования.

Цель исследования - выявить способность пропозиции высказываний обогащаться дополнительными смыслами, маркирующими сопутствующие обстоятельства.

Языковым материалом стали художественные произведения русских писателей ХХ-ХХ1 веков (И.А. Бунина, Ф.М. Достоевского, М.М. Пришвина, К.М. Симонова, А.П. Чехова). Исследование выполнено на материале 327 высказываний из 700.

Под структурной схемой простого предложения мы понимаем синтаксический знак - структурно-семантическое ядро высказывания, означаемым которого является типовая пропозиция, а означающим словоформы - маркеры компонентов пропозиции. [1, с. 34]. Позиционная схема высказывания - это совокупность всех словоформ высказывания, занимающих определенную синтаксическую позицию, представляющих собой результат обобщения знаний человека о типовых ситуациях и участниках этих ситуаций и выступающих означающим пропозиции высказывания.

Вопрос о наполнении позиций структурных и позиционных схем высказываний обязательными и факультативными компонентами, проблема изучения взаимных отношений между ними и разграничения роли падежных и предложно-падежных форм в словосочетании и предложении до настоящего времени занимает важное место в научных кругах. При разработке теории синтаксических конспектов, вербализованных структурными схемами простого предложения, синтаксисты отмечают, что традиционные члены предложения, в частности подлежащее и сказуемое и некоторые второстепенные члены, были определены на основе древнейших структурных схем [12, с. 39]. З.Д. Попова отмечает, например, что на основе схемы «кто/что есть где когда» были осмыслены обстоятельства места и времени. На основе схемы «кто/ что проявляет себя чем» определилось обстоятельство средства и образа действия. «Для заполнения этих позиций» исследователь добавляет, что в индоевропейских языках также с древнейших пор были наработаны падежные и предложно-падежные формы с простыми предлогами» [Там же].

Кроме того, нельзя не обратить внимания на проблему определения состава валентностей слова, так как валентность играет фундаментальную роль в определении структуры предложения. Валентность может быть синтаксической или семантической. Вопреки самому определению семантической валентности, основанному на выделении в ситуации обязательных участников, иногда признается, что состав таких участников может варьировать в определенных пределах. Так, в реляционную структуру пропозиции кроме актантов факультативно могут входить термы, обозначающие разнообразные обстоятельства ситуации, называемые сирконстантами, или адъюнктами [8, с. 220].

Сирконстанты - это самостоятельные «рематические обстоятельства», распространители, относящиеся ко всей грамматической основе предложения в целом или компоненты побочной ситуации, осложняющие позиционную схему высказываний дополнительными смыслами. Функцию сирконстанта «берет за себя слово, относящееся к категории наречия, или группа слов, эквивалентная наречию в которых развертывается действие» [18, с. 138].

Необходимо отметить, что вопрос об изучении свободных синтаксических форм «детерминантов в терминологии Н.Ю. Шведовой», распространяющих предикативный минимум, впервые поднят в работах Н.Ю. Шведовой. Развивая идею В.В. Виноградова о реализации так называемых слабоуправляемых связей лишь в составе предложения, о необходимости отнести предложно-падежные сочетания в высказываниях типа под старость жизнь такая гадость (А.С. Пушкин. Евгений Онегин) ко всему составу предложения, отмечают авторы книги «Синтаксис современного русского языка» [17, с. 65], Н.Ю. Шведова опубликовала статью, посвященную детерминирующим членам предложения, под которыми она понимает самостоятельные распространители предложения, имеющие определенные признаки [20, с. 39-51], или распространители, формально не

X

го са о

а

о -&

О) са о х о о

• го

X К

ей Ф

Z °

п I-

ГО Ф

^ к

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2 ^

_о ей

ей К

_ о

.0 О.

S с

Ф о

S !?

£ i

X ^

о » - го

о§

ш го

X

о го X .0

GL <

связанные ни с какой словоформой, распространяющей схему [6, с. 624].

А.М. Ломов предполагает, что детерминанты фиксируют внешние связи констатируемой ситуации, т.е. «связи с тем фрагментом действительности, в пределах которого она существует» [10, с. 35]. В.П. Малащенко назвал эти конструкции свободно присоединяемыми, «занимающими присоставную позицию». «Подчиняющим элементом к ним является не отдельный член предложения, а вся остальная часть предложения в целом, ядро которой составляет структурно-смысловая (предикативная) основа предложения» [11, с. 79].

По семантическому признаку сиркон-станты (далее - распространитель(и), конкретизатор(ы), спецификатора(ы) и т.п.) дифференцируются на темпоральные, локативные, каузативные (причинные), финальные (целевые) и т.д.

Усложнение позиционной схемы отмечено за счет включения темпорального сирконстанта (в нашем материале 25,3 % - 83 примера).

Темпоральные сирконстанты маркируют время, как правило, синхронное онтологическому времени состояния, но грамматическим значением времени не обладают и на него не влияют. Функцию темпорального конкретизатора видим также в маркировании различной степени «отдаленности времени» состояния от момента речи [2, с. 19], синхронно-сти/асинхронности онтологического времени состояния и времени предикатива, актуальности или абстрактности грамматического времени.

В позиции маркера временной ориентации темпоральные компоненты фиксируют конкретно или неконкретно маркируемую степень отдаленности внеязыковой ситуации от момента речи. Наречия теперь = в 'данный момент', вон, конструкция в это же время, включенные в состав позиционной схемы, считаем, объективируют близость грамматического времени моменту речи, синхронность их: Но в это же время замечаю, что высокие береговые треугольники, поддерживающие сосны, начинают белеть [14, с. 213]; Солнце скрылось за притихший

сад, покинуло пустой зал, пустую гостиную, где оно радостно блистало весь день: теперь только последний луч одиноко краснеет в углу на паркете [3, с. 188]; Ему (солнцу) нужно там переодеться в утренние одежды, и вот уже белеет вокруг, вон уже блекнет малиновое пятно на воде [15, с. 690]. В первом высказывании наблюдается синхро-ность синтаксического времени, момента речи и времени материализуемого темпоральными спецификаторами, во втором и в третьем синхронность временных отрезков обозначено наречиями теперь, вон.

Сочетаясь с глагольной лексемой в форме будущего времени, наречие сейчас «в ближайшем будущем, очень скоро» маркирует время, следующее за моментом речи: Без сомнения, вы отлично заметили, что именно десяти лет можно было не испугаться... - поддакнул князь, робея и мучаясь мыслью, что сейчас покраснеет [7, с. 529]. В этом случае наблюдается также несоответствие семантики темпорального компонента и синтаксического времени.

Временные лексемы типа теперь, нынче, все еще, сейчас же, вот словосочетания, включающие указательное местоимение (это), сигнализируют о частичном совпадении времени, представленного лексическими конкретизаторами с моментом речи и онтологическим временем, с маркируемой ситуацией. Неполное совпадение момента речи с внеязыковым временем определяет грамматическая форма прошедшего времени: В этот раз они мне особенно понравились еще и тем, что вереск, до сих пор шоколадного цвета, нынче начал зеленеть [15, с. 606]; Вот покраснело и сплюснулось солнце, и разошлось, и будто растворилось в тумане [14, с. 300]; Музыканты рассказывают, что он поседел за эти трое суток и выдернул из своей головы половину волос [19, с. 402].

В случаях типа: А белок зачем закопал ? Павел тогда побелел [15, с. 627]; На первый день Пасхи стало везде совсем сухо, зазеленели лозинки и выгоны [3, с. 254]; Доктор... покраснел первый раз за все время своей практики [19, с. 385] также отмечено частичное совпадение времен, но наречие тогда, словосочетания на первый день, первый раз в упомянутых примерах ука-

зывают на отдаленность внеязыкового времени от момента речи.

Значение временного внешнего предела состояния, за которым непосредственно следует некоторое событие, передается темпоральной конструкцией пока не с конкретно выраженной степенью отдаленности от момента речи: Лиственница, пока не позеленеет, кажется мертвой [15, с. 685].

Сема «близость» в лексическом значении наречия скоро-скоро = «в ближайшем будущем» обусловливает способность лексемы объективировать незначительную во времени, не конкретизированную отдаленность внеязыкового времени от момента речи, подтверждаемую формой будущего времени: Скоро-скоро забелеют поля, скоро покроет их зазимок [4, с. 419].

Лексические обстоятельственные распространители потом, затем, пред-ложно-падежные формы с временными значениями, наряду со значением не конкретизированной степени отдаленности момента речи от онтологического времени, несут в себе сему 'последовательность' событий во времени, указывающую на направленность в сторону состояния: Потом лицо его багровеет, он падает на стул, и поганенькая цирульня оглашается рыданиями [19, с. 573]; После полудня воздух прояснился, облачное небо посинело [4, с. 315].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Предложно-падежная форма с темпоральным значением «к + дательный падеж» несет значение одновременности состояния по отношению к моменту речи: Годам к сорока борода Тихонова кое-где серебрилась [3, с. 3].

В материале нашей выборки не исключены временные распространители с семой «повторяемость», «итеративность». Сочетаясь с глагольными формами, они подчеркивают узуальное отвлеченное время: И лицо Кузьмы опять потемнело и осунулось [Там же, с. 51]; Турбин снова покраснел и даже запотел от злобы [4, с. 317]; К вечеру мы обходили парк, типичное угодье пятнистых оленей, отроги хребтов, покрытые горными и низкими болотными лугами, на которых весной раньше всего зеленеет трава, сопки с сиверами и солнцепеками [15, с. 520].

Другие лексемы, не объективируя своим лексическим значением степени отдаленности состояния от момента речи, маркируют длительность во времени состояния: Умеренный мороз и весь день от звезды до звезды сияли и голубели снега [13, с. 371]; Постепенно румянились листья винограда, вспыхивали огни мелколиственного клена [15, с. 68].

Особый интерес представляет употребление союза когда в придаточной части сложноподчиненного предложения. Союз сигнализирует об очередности событий, выраженной глагольными предикатами в форме совершенного вида: Но на рассвете, когда тучки за лесом стали бледнеть, редеть и все вокруг стало принимать дневной, будничный вид, мне неожиданно посчастливилось [5, с. 211].

Предшествование состояния главному предложению констатируется с помощью придаточного предложения с союзом до тех пор, пока не: И я, очарованный, глаз не мог оторвать до тех пор, пока не потускнело золото в лазури [13, с. 70].

Усложнение позиционной схемы локативными сирконстантами значительно больше в сравнении с темпоральными. В нашем материале они представлены 62,3 % (204 примера) высказываний. В локативной позиции выступают словоформы, среди которых отмечена предложно-падежная форма «в + предложный падеж», обозначающая пространственный локатив, внутри которого что-либо находится или происходит. Такое место может быть реальным или воображаемым: В вышине, в черно-синем небе, белеют пухлые облака, снизу освещенные городом [5, с. 347].

Форма «на + предложный падеж» обозначает место, характеризующееся как плоская поверхность. Это место может быть реальным: Брить было нечего, только два-три редких и жестких завитка чернело на его подбородке [3, с. 111] или кажущимся плоским: Золотилось солнце на востоке, за туманной синью далеких лесов [5, с. 163].

Синтаксемы в родительном падеже с предлогами «у, возле, около» обозначают локативные распространители с семантикой близости ситуации к предмету: Они вылезли из подвала. Впереди, у стены га-

X

го са о

а

о -&

О) са о х о о

• го

X К

Ш ф

Z °

п I-

ГО Ф

^ к

2 ^

_о ей

ей К

_ О

-Q О.

S С

Ф о

S !?

£ i

X ^

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

о » - го

о§

ш го

X

о го X .0

<

ража, темнела коробка танка [16, с. 447]; Возле печки, в полутемноте, краснел огонек -трубка [3, с. 40]; Около покрасневших глаз темнели круги [19, с. 534].

Словоформа «среди + родительный падеж» обозначает пространство, занятое предметом, тогда как форма «между + родительный падеж» указывает, что явление совершается среди (посередине) предмета: Впереди что-то смутно чернеет среди бегущего тумана [4, с. 264]; Между желтыми соломинами хлеба краснеют лесные ягоды и вырываются лесные птицы, тетерева [Там же, с. 690].

Синтаксема «над + творительный падеж» объективирует пространство, расположенное над предметом: Когда спустились к пристани, уже синела над Волгой синяялетняя ночь [5, с. 339].

Форма слова «под + творительный падеж» маркирует пространство, находящееся под предметом: На половине горы, где уже цветет кизил и под орешником белеют, как скатерти, последние кружки снега, расчищали дорогу рабочие [14, с. 558].

Форма творительного падежа с предлогом «за» указывает пространство, расположенное за предметом: Смутно, как полосы спелых ржей, желтеют за рекой пески [4, с. 300].

Словоформа «против + родительный падеж» вербализует пространство, находящееся прямо перед, напротив предмета: Когда поднялось и раскинулось над островом Капри голубое утреннее небо и озолотилось против солнца, восходящего за далекими синими горами Италии [5, с. 39].

Пространство может быть представлено соотносительными наречиями с указательной и конкретной семантикой: Всюду налило свинцовых луж, все стены потемнели от дождя [3, с. 26]; Кое-где золотились еще домовые трубы и сверкали церковные кресты [19, с. 505]; Справа по снежному откосу темнели входы в землянки [16, с. 227]; Позади него живописно синела долина, но ему хотелось уйти в открытое поле [14, с. 365].

Предложение может совмещать несколько локативных конкретизаторов: Далеко впереди, за поляной, верхушки нескольких сосен, особенно высоких, краснеют [5, с. 305]; Вдали, перед проволокой,

темнел вал из трупов, похожий отсюда, издалека, на всякий другой невысокий вал [16, с. 417].

Продуктивно обогащение пропозиции одновременно темпоральным и локативным смыслами: В сумерки [время] за широким снежным логом [место] скучно чернела Дурновка, ее риги и лозинки на задворках [3, с. 72].

В позиционную схему могут входить словоформы, генетически соотносимые с локативной конструкцией со значением исходного пункта движения: Облако из-за берез блистало, белело, все меняя свои очертанья... Могло ли оно не меняться ? [Там же, с. 219-220].

В материале нашей выборки позиционная схема высказываний обогащается причинными сирконстантами 11,3 % (37 примеров) высказываний.

Изменение цвета представителей одушевленного и неодушевленного предмета в позиции субъекта связано, как правило, с наличием каузатора, предопределяющего включение в позиционную схему изосемических лексем: Что было в письме? Почему покраснел? [7, с. 399]; В «Падуне» все герои должны погибнуть, потому что лист на деревьях пожелтел и должен опасть [13, с. 593].

Каузатор (источник приобретения цвета) объективирует пропозициональная лексема в форме «от + родительный падеж»: Всюду налило свинцовых луж, все стены потемнели от дождя [3, с. 26]; Все зрачки расширились, лица побледнели от страстного ожидания последующих фраз, они вытянулись [19, с. 500].

Конструкция «после + родительный падеж» может объективировать не только сему «время», но и причину: Утром после бурана степь еще позеленела [14, с. 721]; После ее желтого света в комнате синел холодный утренний сумрак [4, с. 307].

В единичных случаях пропозиция, объективируемая схемой «кто/ что проявляет себя как», обогащается условно-временными сирконстантами: Графиня при виде карточки не побледнела и не покраснела [19, с. 235]; При виде меня он дрожит, бледнеет и краснеет, точно я съесть его хочу или зарезать [Там же, с. 437].

Реже отмечено усложнение позиционной схемы уступительной словоформой: В овраге лежало еще много снега, но озими освободились, и хотя не омытые, в пленке, но все-таки зеленели [15, с. 640].

Итак, анализ фактического материала позволил сделать следующие выводы: 1. Обогащение позиционной схемы высказывания локативными сирконстан-тами значительно больше в сравнении с темпоральными. Локативные сиркон-станты представлены относительными наречиями или конструкциями с существительными в косвенных падежах, темпоральные сирконстанты репрезентиро-

ваны различной лексической наполненности. Функция темпорального конкре-тизатора - представить различную степень «отдаленности времени» состояния от момента речи синхронности/асин-хронности онтологического времени и времени предикатива, сигнализируя об актуальности или абстрактности грамматического времени.

2. Причинные сирконстанты менее продуктивны и маркированны соотносительными словоформами и наречиями.

3. Пропозиция высказываний может быть обогащена смыслами «условие» и «уступка».

Библиографический список

1. Аль Хаснави, А.Р.М. Речевая реализация схемы "who/what sounds" в произведениях Чарльза Диккенса [Текст] / А.Р.М. Аль Хаснави // Филологические науки. Вопросы теории и практики. -2016. - № 10(64). Ч. 1. - C. 34-40.

2. Бондарко, А.В. Темпоральность [Текст] / А.В. Бондарко // Теория функциональной грамматики. Темпоральность. Модальность. - Л.: Наука, 1990. - С. 5-58.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Бунин, И.А. Повести и рассказы [Текст] / И.А. Бунин. - Переиздание. - Нальчик: Эльбрус, 1983. - 416 с.

4. Бунин, И.А. Полное собрание сочинений: в 13 т. Т. I. Стихотворения (1888-1911); Рассказы (1892-1901) [Текст] / И.А. Бунин. - М.: Воскресенье, 2006. - 576 с.

5. Бунин, И.А. Полное собрание сочинений: в 13 т. Т. IV. Воды многие (1914-1926); Грамматика любви (1914-1926) [Текст] / И.А. Бунин. - М.: Воскресенье, 2006. - 536 с.

6. Грамматика современного русского литературного языка [Текст] / отв. ред. Н.Ю. Шведова. -М.: Наука, 1970.- 767 с.

7. Достоевский, Ф.М. Идиот: Роман [Текст] / Д.Ф. Достоевский. - М.: Дрофа, 2003. - 688 с.

8. Кобозева, И.М. Лингвистическая семантика [Текст]: учебник / И.М. Кобозева. - М.: Эдитори-ал УРСС, 2000. - 352 с.

9. Кубрякова, Е.С. Краткий словарь когнитивных терминов [Текст] / Е.С. Кубрякова, В.З. Де-мьянков, Ю.Г. Панкрац, Л.Г. Лузина. - М.: Филологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, 1996. - 245 с.

10. Ломов, А.М. Типология русского предложения [Текст] / А.М. Ломов. - Воронеж: ВГУ, 1994. - 278 с.

11. Малащенко, В.П. Роль детерминантов в формировании семантической структуры предложения [Текст] / В.П. Малащенко // Семантическая структура предложения. - Ростов н/Д: Изд-во Ростовского университета, 1978. - С. 70-85.

12. Попова, З.Д. Предложно-падежные формы и обороты с производными предлогами (синтаксические отношения и функции) [Текст] монография / З.Д. Попова.- Воронеж: Издательский дом ВГУ, 2014. - 232 с.

13. Пришвин, М.М. Дневники. 1942-1943 [Текст] / М.М. Пришвин. - М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2012. - 813 с.

14. Пришвин, М.М. Собрание сочинений: в 8 т. Т. I. Произведения 1906-1914 [Текст] / М.М. Пришвин. - М.: Худож. лит., 1982.- 830 с.

15. Пришвин, М.М. Собрание сочинений: в 8 т. Т. IV. Произведения 1932-1944 [Текст] / М.М. Пришвин. - М.: Худож. лит., 1983. - 734 с.

16. Симонов, К.М. Собрание сочинений: в 10 т. Т. V. Живые и мертвые: роман в 3 кн. Кн. 2. Солдатами не рождаются [Текст] / К.М. Симонов. М.: Худож. лит., 1981. - 647 с.

X

го

СО

о

о -&

О) ей о

X

о

0

CQ Ä

>5

1 *

X к

ей ф

ъ °

п I-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ГО Ф

^ к

2 ^ _о ей ей К

_ о

.0 О.

S с

ф о

S !?

! i

X ^

о »

„ ф ° S

- IX *

£ ф р ^

£ * н

о§

17. Синтаксис современного русского языка [Текст]: учебник / Г.Н. Акимова, С.В. Вятки-на, В.П. Казаков, Д.В. Руднев; под ред. С.В. Вяткиной. - СПб.: СПбГУ; М.: Академия, 2009. - 346 с.

18. Теньер, Л. Основы структурного синтаксиса [Текст] / Л. Теньер. - М.: Прогресс, 1988. - 656 с.

19. Чехов, А.П. Собрание сочинений: в 11 т. Т. I. Рассказы 1880-1883 [Текст] / А.П.Чехов. - М.: Государственное издательство худож. лит., 1960. - 559 с.

20. Шведова, Н.Ю. Существуют ли все-таки детерминанты как самостоятельные распространители предложения? [Текст] / Н.Ю. Шведова // Вопросы языкознания. - 1968. - № 2. - С. 39-51.

References

1. Al-Hasnawi A.R.M. Speech realization of scheme "who/what sounds" in Charles Dickens's works., Filologicheskie nauki. Voprosy teorii i praktiki 2016. № 10 (64): In 2 parts. P. I. P. 34-40. [in Russian].

2. Bondarko A.V. Temporality. Theory of functional grammar. Temporality. Modality. L.: Nauka, 1990. P. 5-58. [in Russian].

3. Bunin I.A. Tales and stories. Nalchik: Elbrus, 1983. P. 416. [in Russian].

4. Bunin I.A .Complete works: in 13 vols. Vol. I. Poems (1888-1911); stories (1892-1901). M.: Voskresenie, 2006. P. 576. [in Russian].

5. Bunin I.A. Complete works: in 13 vols. Vol. IV. Waters Aplenty (1914- 1926); The Grammar of Love (19141926). M.: Voskresenie, 2006. P. 536. [in Russian].

6. Grammar of the modern Russian literary language. Ed. N.Yu. Shvedova. M.: Nauka, 1970. P. 767. [in Russian].

7. Dostoevsky F.M. Idiot. M.: Drofa, 2003. P. 688. [in Russian].

8. Kobozeva I.M. Linguistic semantics. M.: Editorial URSS, 2000. P. 352. [in Russian].

9. Kubryakova E.S. and others. Brief Dictionary of Cognitive Terms. M.: Philological faculty of LMSU, 1996. P. 245. [in Russian].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10.Lomov A.M. Typology of the Russian sentence. Voronezh: VSU, 1994. P. 278. [in Russian].

11. Malashhenko V.P. The role of determinants in the formation of the semantic structure of the sentence. Semantic structure of the sentence. Rostov-on-Don: izd-vo Universiteta Rostova-na-Donu, 1978. P. 70 - 85. [in Russian].

12.Popova Z.D. Prepositional-case forms and turns with derived prepositions (syntactic relations and functions) . Voronezh: izd-voVSU, 2014. P. 232. [in Russian].

13. Prishvin M.M. Diaries: 1942-1943. M.: The Russian Political Encyclopedia (ROSSPJeN), 2012. P. 813. [in Russian].

14. Prishvin M.M. Collected works. In 8 vols. Vol. I. Works of1906-1914. M.: Khudozhestvennaia literatura., 1982. P.830. [in Russian].

15. Prishvin, M.M. Collected works. In 8 Vols. Vol. IV. Works of 1932 - 1944. M.: Khudozhestvennaia literatura. , 1983. P.734. [in Russian].

16. Simonov K.M. Collected works: in 10 vols. Vol. V. The living and the dead: a novel in 3 books. Book. 2. Soldiers are made, not born. M.: Khudozhestvennaia literatura, 1981. P. 647. [in Russian].

17. Syntax of the modern Russian language. SPb.: SPbGU; M.: Akademia, 2009. P. 346. [in Russian].

18. Tenyer L. Fundamentals of structural syntax. M.: Progress, 1988.P. 656. [in Russian].

19. Chekhov A.P. Collected works. In 11 vol. Vol. I. Stories of1880-1883: Gosudarstvennoe izdatelstvo khu-dozhestvennoi literatury, 1960. P. 559. [in Russian].

20. Shvedova N. Ju. Are there any determinants as independent distributors of the sentence? Voprosy Yazykoznaniya, 1968. № 2. P. 39-51. [in Russian].

CO

ro

X

о го X .0

Ol <

Сведения об авторе:

Аль Хаснави Али Ради Машджель,

доктор филологических наук, преподаватель кафедры теоретических наук, Университет Ти-кара, г. Эн-Насирия, Республика Ирак. Е-таИ: Ali88_a2000@mail.ru

Information about the author Al-Hasnawi Ali Radhi Mashjel,

Doctor of Sciences (Philology), Lecturer,

Department of Theoretical Sciences, Thi-Qar University, Al- Nasiriyah, Republic of Iraq. E-mail: Ali88_a2000@mail.ru