Научная статья на тему 'Синтез парадигм как эффективный метод познания согласования экономических интересов государства и частного капитала (часть первая)'

Синтез парадигм как эффективный метод познания согласования экономических интересов государства и частного капитала (часть первая) Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
293
47
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИНТЕРЕСЫ / КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ / МЕХАНИЗМ СОГЛАСОВАНИЯ / ПАРАДИГМА / INTERESTS / CONFLICT OF INTERESTS / MECHANISM OF HARMONIZATION / PARADIGM

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Протопопова Наталья Ивановна

Статья посвящена исследованию теоретико-методологической базы согласования экономических интересов государства и частного капитала в постсоциалистических экономиках (ПСЭ). Цель статьи показать, что синтез методологий неомарксисткой и неоинституциональной парадигм отвечает стандартам научности и служит эффективным методом познания в данной области научных изысканий.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PARADIGM SYNTHESIS AS EFFECTIVE METHOD OF LEARNING OF HARMONIZATION BETWEEN GOVERNMENTAL ECONOMIC INTERESTS AND PRIVATE CAPITAL (PART I)

The article is devoted to theory and mythology of harmonization between governmental economic interest and private capital in economics of post socialism. The goal of this article is to demonstrate that synthesis of new Marxism paradigm mythology and new institutional paradigm mythology corresponds to scientific nature standards and may be used as effective method of learning in inquiry area.

Текст научной работы на тему «Синтез парадигм как эффективный метод познания согласования экономических интересов государства и частного капитала (часть первая)»

УДК 334

СИНТЕЗ ПАРАДИГМ КАК ЭФФЕКТИВНЫЙ МЕТОД ПОЗНАНИЯ СОГЛАСОВАНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИНТЕРЕСОВ ГОСУДАРСТВА И ЧАСТНОГО КАПИТАЛА (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)

© Наталья Ивановна Протопопова

Финансовый университет при Правительстве РФ, г. Москва, Россия, кандидат экономических наук, доцент кафедры микроэкономики, e-mail: nip20@yandex.ru

Статья посвящена исследованию теоретико-методологической базы согласования экономических интересов государства и частного капитала в постсоциалистических экономиках (ПСЭ). Цель статьи показать, что синтез методологий неомарксисткой и неоинституциональной парадигм отвечает стандартам научности и служит эффективным методом познания в данной области научных изысканий.

Ключевые слова: интересы; конфликт интересов; механизм согласования; парадигма.

Успех решения любой научной задачи зависит, как известно, от методологии исследования - совокупности основополагающих принципов и методов, обеспечивающих доказательное установление истины. Задача согласования экономических интересов (далее - ЭИ) государства и частного капитала (далее - ЧК) может быть решена теоретически методом синтеза парадигм неомарксисткой политической экономии и новой институциональной экономической теории (НИЭТ).

Синтез парадигм как метод познания используется в науке, по сути дела, с ее рождения. Примером синтеза парадигм может служить, в частности, НИП Маршалла. Как отмечается, ученый пытался объединить в своих работах подходы маржинализма, классической политической экономии и исторической школы. Подобно «классикам», он ставил на передний план проблемы экономического роста и распределения; интегрировал в свою теорию анализ издержек производства

как в краткосрочном, так и долгосрочном аспекте, что также было близко учению «классиков» [1].

В советской экономической науке в силу абсолютизации марксисткой парадигмы метод синтеза научных подходов и аналитического аппарата, выработанных другими экономическими школами, был a priory своего рода «persona» non grate.

Поэтому вопрос о необходимости использования такого метода был поставлен российскими учеными (Л. Абалкин, О. Ананьин,

A. Бузгалин, А. Колганов, А. Городецкий,

B. Медведев, Р. Нуреев, В. Радаев, С. Супер-фин и др.) лишь в начале 1990-х гг. минувшего столетия, когда марксистская парадигма утратила абсолютистский характер и приобрела статус одного из научных направлений ЭТ.

Потребность ЭТ в таком методе была обусловлена объективной необходимостью, которая выражалась в том, что объяснение изменений, происходящих в социально-экономической жизни общества, уже не укладывалось в прокрустово ложе отдельно взятой парадигмы марксизма.

Констатируя данный факт, В. Медведев пишет: «Для выявления закономерностей

общественного развития на современном этапе жизнедеятельности человечества необходим более широкий подход, который бы вобрал в себя научные компоненты различных школ и концепций, синтезировал их на какой-то общей основе» [2]. Из чего можно заключить, что в отечественной экономической мысли синтез парадигм рассматривается как эффективный метод решения задач, стоящих перед современной наукой общественная практика.

В отечественной школе ЭТ метод синтеза парадигм еще только заявляет свое право на реализацию. В связи с этим автор считает целесообразным: рассмотреть, в чем же заключается суть метода синтеза парадигм; дать обоснование того, насколько синтез неомарксисткой и неоинституциональной парадигм отвечает стандартам научности, и раскрыть его суть как приема исследования согласования ЭИ государства и ЧК.

Рассмотрение синтеза парадигм как метода познания требует, прежде всего, раскрытия самого понятия «парадигма», которое

несет онтологическую нагрузку и является стержневым в данном разделе работы.

Парадигма, в классической трактовке Т. Куна, есть «набор предписаний для научного сообщества» [3]. Парадигма, по Куну, это не только теория, но и способ «действо-вания» в науке, или модель, образец решения исследовательских задач.

Понятие «парадигма» впоследствии было заменено ученым термином «дисциплинарная матрица»: «дисциплинарная», потому что учитывает обычную принадлежность ученых-исследователей к определенной дисциплине; «матрица» - потому что составлена из упорядоченных элементов различного рода [3, с. 238].

Кун придает исключительное значение выполнению предписаний исследования, выработанных в рамках данного научного сообщества. Он считает, что проведение исследования в рамках некоторой парадигмы (равно научно-исследовательской программы -НИП Лакатоса) есть главное условие того. чтобы исследование как таковое вообще могло быть осуществлено [3, с. 272], или, другими словами, строгое соблюдение дисциплинарной матрицы есть залог успеха исследовательской работы.

В контексте работ российских экономистов понятие «парадигма» имеет ряд трактовок, в частности парадигма определяется как:

- «система научных представлений [4];

- «система идей и представлений, способная разрешить возникшие в науке противоречия, дать объяснение накопившемуся эмпирическому материалу и открыть путь к дальнейшему углублению знания» [5];

- «аналитическая модель, структура которой определяется как объективными свойствами экономики, так и субъективным, и свойствами исследователя, стремящегося преобразовать действительность в соответствии со своей целевой установкой [6];

- «фундаментальная теория, доминирующая в той или иной науке в определенный момент ее развития [7];

- определенный способ видения научным сообществом соответствующего аспекта реальности, подлежащего исследованию, допустимых научных проблем и методов их решения [8];

- совокупность знаний и особенностей подхода к решению научных проблем, принятых данным научным сообществом [9];

- теоретические представления, методологические принципы и ценностные установки [10];

- ссылки на некоторые стандарты научного исследования, приобретенные той или иной дисциплиной в ходе длительного исторического развития [11].

Вообще в научной литературе дано около 70 различных вариантов употребления термина «парадигма» в разных контекстах. Для того чтобы понятие «парадигма» в контексте данного исследования воспринималось в том значении, в каком оно используется автором, сформулируем на основе вышеприведенных авторское определение, а именно:

- парадигма есть совокупность теоретических представлений, методологических принципов и ценностных установок, разработанных в рамках данной научной школы на определенном этапе общественного развития и позволяющих ответить на вопросы, поставленные практикой. Именно в таком значении понятие «парадигма» используется в контексте данной работы1.

После того как раскрыто понятие «парадигма», фиксировано то значение, в каком оно используется в данной работе, переходим к рассмотрению метода синтеза парадигм, его сути как такового.

Исходя из того, что синтез как метод познания есть «соединение результатов анализа отдельных частей рассматриваемого явления в единое целое» [12] определяем метод синтеза парадигм как метод познания, допускающий в процессе решения поставленных задач обращение к теоретическим представлениям, методологическим принципам и ценностным установкам исследовательских программ, выработанным разными научными школами.

Установив, в чем же заключается суть метода синтеза парадигм, переходим к изучению вопроса, насколько он отвечает стандартам научности исследования.

1 После 1961 г. Кун концентрирует свое внимание на философской идее «парадигмы», рассматривает парадигму как теорию, обладающую полноправным интеллектуальным авторитетом, и вплотную подходит к отождествлению термина «парадигма» с выражением «фундаментальная теория».

Для того чтобы ответить на этот вопрос, обращаемся к философско-методологическим дискуссиям середины 70-х г. XX столетия2, участниками которых были такие известные методологи науки, как Д. Агасси, Н. Кертж, Т. Кун, И. Лакатос, Л. Минк, М. Мастерман, К. Поппер, С. Тулмин, П. Фейерабенд, Р. Холл и др.

Критическое осмысление авторских подходов этих ученых к методологии науки позволяет путем интерполяции их концептов выстроить обоснование соответствия стандартам научности метода синтеза парадигм политэкономической и институциональной в процессе познания механизма согласования ЭИ государства и ЧК.

Согласно концепции «нормальной» науки Т. Куна3, сочетание элементов парадигм разных научных школ недопустимо. Последнее объясняется тем, что выход за пределы парадигмы, или, другими словами, нарушение «дисциплинарной матрицы», препятствует развитию самой науки и, коли это так, не соответствует стандартам научности.

Отказ ученого от приверженности той или иной парадигме (от использования одних и тех же правил и стандартов научной практики) нарушает, указывает Кун, принцип историзма как средства постижения исследуемых явлений, препятствует созданию предпосылок для генезиса и преемственности в традиции того или иного направления исследования [3, с. 29].

Соблюдение принципов общепринятой парадигмы ученый рассматривает как предпосылку развития науки - «источник согласованности в традициях нормального исследования».

Концепты модели решения исследовательских задач, разработанные Т. Куном, разделяются рядом ученых. Безоговорочно их принимает, например, М. Мастерман. «Я, -пишет она, - разделяю концепцию нормаль-

2 Направления в критике понимания нормальной науки позволяют проследить работы зарубежных ученых, опубликованные в 1970 г. в сборнике [13].

3 «Нормальная наука» означает исследование, прочно опирающееся на одно или несколько прошлых научных достижений, которые в течение некоторого времени признаются определенным научным сообществом как основа для дальнейшей практической деятельности. То есть «нормальная наука» означает общность научных установок, что обеспечивает генезис и преемственность в традиции того или иного направления исследования [3, с. 28].

ной науки Куна. По моему мнению, наука есть именно то, что Кун подразумевает под нормальной наукой, и такой наука должна быть» [13].

Д. Агасси утверждает, что все изменчивое в науке имеет лишь преходящее значение, подлинной же ценностью обладает лишь то, что является универсальным и устойчивым, прочным и нерушимым [14], или, другими словами, элементы парадигмы (элементы «нормальной» науки).

С. Тулмин, почти повторяя Т. Куна, признает: «Приспособление к общепринятым взглядам дает гарантии научного прогресса» [15]. Он акцентирует внимание на интеллектуальной функции, какую выполняет господствующая в данной научной области парадигма. Согласно ему, эта функция состоит в том, «чтобы детерминировать, какого типа теории допустимы, какие вопросы осмысленны и какие интерпретации приемлемы для исследователей, рассматривающих ее принципы как высшую теоретическую инстанцию, т. е. как «парадигму».

Вместе с тем С. Тулмин обращает внимание на организационно-обучающую функцию парадигмы: следование предписаниям, выработанным данным научным сообществом, предопределяет направления исследовательской работы в его рамках, служит для ученых меньшего масштаба, по сути дела, алгоритмом решения исследовательских задач, что очень удобно для них. В построении теории на надежной парадигматической основе ученый не видит ничего «догматического». Более того, Тулмин, как и Кун, признает, что узость мышления (в смысле жесткое выполнение предписаний парадигмы) может быть целесообразной для развития науки [15, с. 177].

Из приведенных выше суждений следует: соблюдение парадигмальных установлений есть главная предпосылка успешного решения задачи, стоящей перед исследователем, нарушение же их препятствует развитию науки, следовательно, не соответствует стандартам научности исследования.

Прямо противоположная точка зрения высказывается другими участниками философско-методологических дискуссий. Так, К. Поппер видит в «нормальной» деятельности непосредственную угрозу развитию науки. Он считает, что следование учеными вы-

работанным предписаниям представляет для науки серьезную опасность, ибо предполагает догматизм и исключает критическое мышление [16].

П. Фейерабенд обращает внимание на то, что подавляющее большинство ученых, в деятельности которых воплощаются элементы «нормального» исследовании, не вносят в науку фундаментальные новшества [17].

Ученый делает акцент на творческом начале развития науки, интеллектуальной смелости ученого сказать свое собственное «Я». Фундаментально новое, указывает он, привносят в науку те, кому удается сочетать нормальное исследование с экстраординарным, обязательно содержащим в себе философский компонент [17].

Дж. Уоткинс утверждает, что «нормальная» деятельность (в представлении Т. Куна) препятствует развитию науки [18].

Наряду с рассмотренными полюсарно противоположными точками зрения, в ходе дискуссии была высказана и другая, согласно которой «нормальное» исследование существует, но оно не является основным для науки в целом (в противоположность мнению Мас-терман), не служит той исключительной моделью познания, которой непременно всегда должны придерживаться ученые.

Так, И. Лакатос высказывает точку зрения, согласно которой, для постижения истины «возможно все». Лакатос, как и Фейе-рабенд, обращает внимание на то, что некоторые величайшие научно-исследовательские программы прогрессировали на противоречивой основе. «В таких случаях, - читаем в его работе, - наилучшим правилом для ученого часто оказывалось: «Иди вперед, а уверенность придет потом» [19].

Однако следует заметить, что принцип «возможно все» совсем не означает, что Лакатос является идеологом научного анархизма. «Я, - пишет он, - расхожусь и с теми, кто считает само собой разумеющимся, что общие научные стандарты низменны и разум может распознать их a priory, и с теми, кто полагает, будто свет разума озаряет лишь частные случаи» [19, с. 264].

Ричард Холл считает очевидным, что любая разумная методология должна быть скорее условной, чем категоричной, т. к. то, что именно она считает рациональным, определяется наличными условиями, которые должны

включать в себя всю совокупность убеждений ученых рассматриваемого периода [20].

Видение западными учеными стандартов научности исследовательских программ соответствует представлениям российских ученых: рассмотренные выше идеи Д. Агасси,

Н. Кертж, Т. Куна, И. Лакатоса, Л. Минка, М. Мастерман, К. Поппера, С. Тулмина, П. Фейерабенда, Р. Холла и др. получили диалектическое развитие в 1980-е гг. в работах Б. Грязнова, В. Садовского, Л. Баженова,

В. Степина, Б. Пахомова (область естествознания); в 1990-е гг. - Л. Абалкина, О. Ананьина, А. Бузгалина, А. Колганова, А. Городецкого, Дзарасова, Медведева, Радаева и др.

Критический анализ работ по данной проблематике, написанных российскими учеными, позволяет утверждать, что все они признают творческое начало в научной деятельности, однако при этом едины во мнении, что получение положительного результата требует соблюдения определенных принципов исследовательской работы.

Так, например, Л. Баженов пишет: «Признание творческого характера научного исследования является сегодня общим тезисом методологии науки, но это отнюдь не означает полной произвольности научного творчества. В развитых научных дисциплинах наряду с множеством разработанных частных методик, следование которым является необходимым предварительным условием открытий, существует еще и ряд общих принципов (предписаний, запретов, ограничений, правил и т. п.), так называемых методологических регулятивов, соблюдение которых считается обязательным на том или ином этапе ее развития» [21].

Одним из таких методологических регу-лятивов в отечественной теории методологии науки рассматривается принцип системности, согласно которому новации в исследовательской работе имеют определенные ограничения, а именно, они должны удовлетворять: а) некоторой парадигме (при экстенсивном росте) или принципу соответствия1 (при интенсивном росте); б) некоторым общим «правилам игры», существующим на данной стадии развития науки [21].

1 Название принципа соответствия подчеркивает, что старая теория должна соответствовать новой, образуя ее предельный случай [21, с. 150-152].

В случае синтеза парадигм такими ограничениями рассматриваются: единство научной картины мира данных парадигм и «принципиальная близость» их предмета исследования [7, 10, 22].

Данные ограничения объясняются гносеологией парадигмы. Как известно, научная парадигма объединяет в себе два начала: онтологическое (научная картина исследуемой реальности) и методологическое (идеалы и нормы научного исследования). Научная картина, или модель исследуемой реальности, служит содержательным ядром парадигмы и обусловливает предмет исследования науки [10, с. 87].

Следовательно, совершенно логично, что синтез парадигм возможен лишь при удовлетворении требования единства их научной картины мира и «принципиальной близости» их предмета исследования.

Для того чтобы раскрыть глубинную суть метода синтеза парадигм, дать обоснование научности синтеза неомарксисткой и неоинституциональной парадигм при исследовании согласования ЭИ государства и ЧК, требуется рассмотрение каждого из выделяемых начал парадигмы, а именно, онтологического и методологического.

Выполняя это требование, рассматриваем, что же понимается под понятием «научная картина исследуемой реальности». Научная картина экономической реальности трактуется российскими учеными как способ восприятия реального мира экономики, как он есть, включая, его внутреннюю динамику, тенденции и альтернативы развития [10].

В контексте рассмотрения метода синтеза парадигм важно выделить широкое и узкое значение понятия «научная картина». В первом случае «научная картина» может трактоваться как образ некоторой взаимосвязанной совокупности явлений, представляющей объект аналитических усилий ученого [23], во втором случае - как специально-научная картина мира» (отдельный фрагмент или аспект данной научной картины мира)» [24].

Фиксация данных значений имеет методологическую важность: понятие «научная картина мира» в широком его понимании означает, что речь идет о взаимосвязанной совокупности явлений, например такой, как мир экономики; понятие «специально-научная картина мира» означает, что речь идет о

каком-то отдельном аспекте данной картины мира. Например, мир экономики - научная картина мира, мир хозяйственной культуры - специально-научная картина мира.

В работах по методологии ЭТ общепринятым является использование понятия «научная картина мира» в его широком значении (К. Маркс, Л. Абалкин, О. Ананьин,

В. Радаев и др.). В контексте же данной работы понятие «картины мира» используется преимущественно в его узком значении («специально-научная картина мира»), т. к. рассматривается синтез частных парадигм науки «экономическая теория».

Четкая фиксация «научной картины» имеет прямое значение для получения верных результатов: определенное видение ученым исследуемой «картины мира» обусловливает его теоретические установки, аналитический аппарат и методы познания данного объекта в условиях данных реалий.

Важность данной методологической установки в свое время подчеркивал И. Шумпетер: «Чтобы иметь возможность сформулировать какую то бы ни было проблему, -писал он, - мы должны иметь перед собой образ некоторой взаимосвязанной совокупности явлений в качестве заслуживающего внимания объекта наших аналитических усилий ... такого рода видение... исторически должно предшествовать началу исследования в любой области» [23].

Последнее применительно к данной работе означает, что проведение исследования согласования ЭИ государства и ЧК следует предварить описанием картины мира, в рамках которого решается эта задача, что позволит сконцентрировать внимание на тех институтах, которые a priory эффективны.

Так, например, считается, что в современном западном обществе, которое характеризуется движением к постиндустриальной цивилизации, наиболее эффективны в части управления ЭИ институты кооперации и взаимодействия, в индустриальном же обществе объективно (в силу системы хозяйственных связей) преобладают координация и иерархия - методы, которые носят гораздо более узкий и жесткий характер [25].

Стало быть, если специально-научная картина мира - индустриальное общество на этапе постсоциалистического капитализма, а предмет исследования - механизм согласо-

вания ЭИ государства и ЧК, то внимание следует сконцентрировать на институтах координации и иерархии.

Таким образом, научная картина обусловливает выбор «способа действования в науке, или модель решения исследовательских задач».

1. История экономических учений / под ред.

B. Автономова, О. Ананьина, Н. Макашевой. М., 2007. С. 258.

2. Медведев В. Некоторые размышления о новой парадигме экономической теории // Вопросы экономики. 1993. № 1. С. 25.

3. Кун Т. Структура научных революций. М.,

1977. С. 236.

4. Городецкий А. Исторические условия и векторы трансформационных процессов в России на рубеже XX-XXI веков // Проблемы общественного развития. 1998. № 1.

5. Абалкин Л. Экономическая теория на пути к новой парадигме // Вопросы экономики. 1993. № 1. С. 4-14.

6. Нуреев Р. Предпосылки новой экономической парадигмы: онтология и гносеология // Вопросы экономики. 1993. № 4. С. 137.

7. Радаев В. Обновление экономической теории: пути и проблемы // Вопросы экономики. 1992. № 10. С. 113-119.

8. Грязнов Б., Садовский В. Проблемы структуры и развития науки // Бостоновские исследования по философии науки. Структура и развитие науки. М., 1978. С. 18.

9. Микулинский С.Р. Критическое осмысление работы Куна «Структура научных революций». Структура и развитие науки. М., 1978.

C. 274.

10. Ананьин О. Экономическая теория: кризис парадигмы и судьба научного сообщества // Вопросы экономики. 1992. № 10. С. 81-99.

11. Баженов Л.Б. Методологические регулятивы в научном исследовании. Природа научного открытия. М., 1986. С. 144.

12. Экономическая теория / под ред. А. Грязно-вой, В. Соколинского. М., 2005. С. 31.

13. Masterman M. The Nature of a Paradigm // Criticism and the Growth of Knowledge / ed. by I. Lakatos, A. Musgrave. Cambridge, 1970.

14. Агасси Д. Наука в движении. (Примечание к Попперу) // Структура и развитие науки. М.,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1978. С. 121.

15. Тулмин С. Концептуальные революции в науке // Структура и развитие науки. М., 1978.

С. 188.

16. Popper K. Normal Science and its Dangers // Criticism and the Growth of Knowledge / ed. by I. Lakatos, A. Musgrave. Cambridge, 1970. P. 53.

17. Feyerabend P. Consolation for the Specialist // Criticism and the Growth of Knowledge / ed. by I. Lakatos, A. Musgrave. Cambridge, 1970. P. 212.

18. Watkins J. Against «Normal Science» // Criticism and the Growth of Knowledge / ed. by

I. Lakatos, A. Musgrave. Cambridge, 1970. P. 31.

19. Лакатос И. История науки и ее рациональные реконструкции // Структура и развитие науки. М., 1978. С. 203.

20. Холл Р. Можно ли использовать историю науки при выборе одной из конкурирующих методологических концепций? // Структура и развитие науки. М., 1978. С. 297.

21. Баженов Л. Б. Методологические регулятивы в научном исследовании // Природа научного открытия. М., 1986. С. 148.

22. Медведев В. Экономическая теория: перед лицом коренного обновления // Вопросы экономики. 1992. № 2. С. 80-93.

23. Schumpeter J. History of Economic Analysis. N. Y., 1954. P. 41.

24. Степин В. С. Становление теории как процесс открытия. Природа научного открытия. М., 1986. С. 137.

25. Bell D. The Coming of Postindustrial Society Adventure in Social Forecasting. N. Y., 1973. P. 11.

Поступила в редакцию 21.11.2010 г.

UDC 334

PARADIGM SYNTHESIS AS EFFECTIVE METHOD OF LEARNING OF HARMONIZATION BETWEEN GOVERNMENTAL ECONOMIC INTERESTS AND PRIVATE CAPITAL (PART I)

Natalia Ivanovna Protopopova, Financial University under the Government of the Russian Federation, Moscow, Russia, Candidate of Economics, Associate Professor of Micro-economics Department, e-mail: nip20@yandex.ru

The article is devoted to theory and mythology of harmonization between governmental economic interest and private capital in economics of post socialism. The goal of this article is to demonstrate that synthesis of new Marxism paradigm mythology and new institutional paradigm mythology corresponds to scientific nature standards and may be used as effective method of learning in inquiry area.

Key words: interests; conflict of interests; mechanism of harmonization; paradigm.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.