Научная статья на тему 'Синхронный перевод в многоканальной информационной среде'

Синхронный перевод в многоканальной информационной среде Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
722
95
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
УСТНЫЙ ПЕРЕВОД / INTERPRETING / СИНХРОННЫЙ ПЕРЕВОД / SIMULTANEOUS TRANSLATION / ПЕРЕВОДЧИК-СИНХРОНИСТ / CONFERENCE INTERPRETER / ИНФОРМАЦИОННЫЙ КАНАЛ / INFORMATION CHANNEL / ЗВУКОВОЙ КАНАЛ / ВИЗУАЛЬНЫЙ КАНАЛ / VISUAL CHANNEL / ЭКСТРАЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ / EXTRALINGUISTIC FACTORS / ОРАТОР / SPEAKER / ПОЛУЧАТЕЛЬ / КОММУНИКАТИВНЫЙ АКТ / COMMUNICATION ACT / КИНЕСИКА / KINESICS / СЕЛЕКТИВНАЯ СПОСОБНОСТЬ ПЕРЕВОДЧИКА / INTERPRETER'S SELECTIVE ABILITY / AUDIO CHANNEL / TARGET LANGUAGE

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Матюшин И.М.

В статье анализируются различные типы информации, которая воспринимается переводчиком во время выполнения синхронного перевода. Рассматривается совокупность звуковых и визуальных каналов, их особенности и значимость для достижения максимальной эквивалентности переводного текста. Сделан вывод о том, что речь переводчика представляет собой многократно «отфильтрованную», переосмысленную, переработанную и синтезированную информацию, поступившую параллельно по нескольким звуковым и визуальным каналам.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Simultaneous translation in a multichannel information environment

The article gives an overview of various kinds of information received by the conference interpreter in the simultaneous translation process. It describes a complex of audio and visual channels, their particularities and value in order to obtain optimal equivalence of the target text. The conclusion is drawn that the output speech is a product of filtration, rethinking, revising, and a synthesis of information coming simultaneously from several audio and visual channels.

Текст научной работы на тему «Синхронный перевод в многоканальной информационной среде»

УДК 81'25

И. М. Матюшин

кандидат филологических наук, доцент кафедры перевода французского языка переводческого факультета; декан переводческого факультета МГЛУ e-mail: igor.matyushin@gmail.com

СИНХРОННЫЙ ПЕРЕВОД В МНОГОКАНАЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ СРЕДЕ

В статье анализируются различные типы информации, которая воспринимается переводчиком во время выполнения синхронного перевода. Рассматривается совокупность звуковых и визуальных каналов, их особенности и значимость для достижения максимальной эквивалентности переводного текста. Сделан вывод о том, что речь переводчика представляет собой многократно «отфильтрованную», переосмысленную, переработанную и синтезированную информацию, поступившую параллельно по нескольким звуковым и визуальным каналам.

Ключевые слова: устный перевод; синхронный перевод; переводчик-синхронист; информационный канал; звуковой канал; визуальный канал; экстралингвистические факторы; оратор; получатель; коммуникативный акт; кинесика; селективная способность переводчика.

I. M. Matyushin

Candidate of Philology (PhD); Associate Professor,

the Department of Translation and Interpreting (the French Language),

the Faculty of Translation and Interpreting;

Dean, the Faculty of Translation and Interpreting, MSLU

e-mail: igor.matyushin@gmail.com

SIMULTANEOUS TRANSLATION IN A MULTICHANNEL INFORMATION ENVIRONMENT

The article gives an overview of various kinds of information received by the conference interpreter in the simultaneous translation process. It describes a complex of audio and visual channels, their particularities and value in order to obtain optimal equivalence of the target text. The conclusion is drawn that the output speech is a product of filtration, rethinking, revising, and a synthesis of information coming simultaneously from several audio and visual channels.

Key words: interpreting; simultaneous translation; conference interpreter; information channel; audio channel; visual channel; extra-linguistic factors; speaker; target language; communication act; kinesics; interpreter's selective ability.

Цель статьи - анализ практической значимости каналов информации, воспринимаемых переводчиком во время осуществления

синхронного перевода. В самом упрощенном виде синхронный перевод принято описывать как вид профессионального устного перевода, который «включает в себя два параллельных процесса: восприятие речи на языке оригинала и ее порождение на целевом языке» [1, с. 11]. Вместе с тем, данное определение требует детализации с учетом того, что синхронный перевод представляет собой «форму сложного процесса переработки информации человеком, включающего восприятие, накопление, вычленение, преобразование и передачу вербальной информации» [10]. Обратим особое внимание в этой дефиниции на слово «информация», являющееся для нас ключевым, а также уточним, идет ли речь о восприятии только вербальной информации.

Действительно, информация, которую воспринимает переводчик-синхронист, не ограничивается звуковым каналом речи оратора, который поступает в наушники. Этот канал сопровождается другими информационными потоками, сущность и значение которых для переводчика может варьироваться в зависимости от целого ряда объективных и субъективных факторов. Ниже приводится перечень информационных каналов, поступающих в кабину синхронного перевода.

1. Первый звуковой канал: речь оратора. Главный канал, несущий основную смысловую информацию. Именно на нем постоянно сконцентрировано внимание переводчика. Принципиально важно, что только звуковая информация, т. е. непосредственно речь оратора, перекодируется переводчиком на языке перевода. Все остальные информационные каналы являются вспомогательными.

2. Второй звуковой канал: собственная речь переводчика, которую он слышит в наушниках одновременно с речью оратора. Во время работы переводчику-синхронисту необходим этот канал для контроля собственного голоса.

С одной стороны, речь идет о решении технической проблемы. Многие студенты, обучающиеся синхронному переводу, жалуются на сложность поиска оптимального баланса между уровнем громкости оратора и собственного голоса. Эта сложность действительно имеет чисто технический характер, так как переводчик воспринимает оба звуковых канала одновременно и вынужден в буквальном смысле «раздваивать» свой слух, чтобы не заглушать оратора собственным голосом, и наоборот.

С другой стороны, собственная речь переводчика является полноценным каналом, несущим весь объем информации. Прослушивая

собственную речь, переводчик верифицирует не только свою интонацию, тембр и громкость голоса, но и весь комплекс средств, которые он использовал для передачи смысла (грамматические, синтаксические, лексические и т. д.) и, в конечном счете, качество собственного перевода.

3. Первый визуальный канал: оратор, которого переводчик видит через стекло кабины, или трансляция изображения на экран монитора с камеры, направленной на оратора. Переводчик имеет возможность наблюдать за мимикой и жестикуляцией оратора во время выступления.

Принято считать, что визуальный контакт с оратором очень важен, и с этим трудно не согласиться. Кинесика хорошего оратора призвана нести дополнительную информацию, не выраженную вербально. В частности, из жестов и мимики оратора можно узнать о смысловых акцентах в речи, об отношении говорящего к теме выступления и к слушающим, о его общем эмоциональном и психологическом состоянии: «...неоднозначность коммуникативной ситуации обычно уменьшается благодаря такой контекстуальной информации, как жесты и другие паратекстовые сигналы, а также устанавливающемуся взаимопониманию в данной коммуникативной ситуации» [2, с. 60]. В определенных ситуациях жесты несут непосредственную смысловую информацию: например, оратор может демонстрировать какой-то предмет или указывать на него, отмечать указкой на экране конкретный элемент и т. д. Визуальный контакт с оратором также имеет для переводчика чисто техническое значение: важно видеть, когда оратор подошел к трибуне (или поднялся на нее), взял микрофон, надел (снял) наушники, к кому он обращается в данный момент и т. д. Здесь уместно привести ставший уже классическим пример М. Ледерер, описывающий реальную ситуацию на международном симпозиуме: оратор, периодически демонстрировавший иллюстрации на экране, просил техника то убавить свет в зале, то включить его, произнося при этом одну и ту же фразу: Lumière, s'il vous plaît! [11, с. 18-19].

Наконец, возможны и анекдотичные (но, к сожалению, нередко встречающиеся) ситуации, когда оратор жалуется на то, что он не слышит перевод вопросов из зала, но при этом не надел наушники, либо же использует микрофон в качестве указки. В любом случае обеспечение хороших условий видимости оратора является обязательным условием создания оптимальной рабочей среды для переводчиков-

синхронистов. В случае удаленности кабины обязательна установка монитора, принимающего изображение с видеокамеры.

Вместе с тем, было бы неправильно утверждать, что абсолютно вся кинесика оратора имеет важное значение для переводчика. Часто жесты выступающего имеют чисто физиологический и рефлекторный характер и если и несут интересную информацию для физиономистов и психологов, переводчику она вряд ли пригодится. Переводчику прежде всего интересен коммуникативный эффект, который оказывает на аудиторию «язык тела» оратора. В противном случае чрезмерно энергичная или однообразная жестикуляция оратора может превратиться в отвлекающий или раздражающий фактор, и в таком случае переводчику следует меньше концентрироваться на этом визуальном канале, используя его селективно. Визуальный контакт с оратором также малоинформативен, если оратор неотрывно смотрит в текст и зачитывает его (в этом случае, как правило, и жестикуляция минимальна, так как оратор держит в руках листы бумаги с текстом выступления). На наш взгляд, рекомендация переводчику-синхронисту не отрываясь смотреть на оратора во время осуществления перевода является слишком категоричной: как только «язык тела» выступающего начинает не помогать, а мешать переводчику, целесообразно переключиться на другие информационные каналы.

4. Второй визуальный канал: участники мероприятия в зале, которых переводчик видит через стекло кабины, или трансляция изображения на экран монитора с камеры, направленной в зал. Переводчик имеет возможность наблюдать за реакцией участников мероприятия, непосредственно слушающих оратора или перевод выступления.

Как известно, любой акт перевода делится на два взаимосвязанных коммуникативных акта - коммуникацию между отправителем и переводчиком и коммуникацию между переводчиком и получателем [8, с. 63]. В ситуации синхронного перевода этот визуальный канал очень важен для коммуникации переводчика и получателя. Своевременная и адекватная реакция зала позволяет переводчику оценить достижение коммуникативного эффекта и, кроме того, получить позитивный эмоциональный заряд. Таким образом, при синхронном переводе получатели информации выступают непосредственными участниками коммуникативного акта, для которого характерно единство всех его составляющих - места, времени, условий порождения и восприятия речи, знание обсуждаемой темы [5, с. 17].

5. Третий визуальный канал: текст выступления оратора (при его наличии). Переводчик читает текст одновременно с восприятием на слух речи оратора.

Наличие или отсутствие текста выступления настолько существенно влияет на алгоритм работы переводчика, что можно говорить о двух разных видах синхронного перевода. Перевод с листа, который иногда называют зрительно-устным переводом и который, по сути, является отдельным видом коммуникативной деятельности, становится в данном случае составным элементом деятельности переводчика при выполнении синхронного перевода. Если переводчик в полной мере владеет переводом с листа, заранее полученный текст выступления может быть использован как фактор значительного повышения качества перевода. Получив текст выступления заранее (например, за несколько дней до мероприятия), переводчики-синхронисты имеют возможность хорошо проработать материал. Как правило, речь не идет о выполнении полного письменного перевода для его зачитывания одновременно с оратором. Скорее, в процессе подготовки переводчик внимательно прочитает текст, постарается хорошо понять логику изложения, уточнит эквивалентные соответствия специальных терминов и понятий. Если текст содержит цитаты различных авторов, переведенных на русский язык, пословицы, поговорки и крылатые выражения, игру слов, отсылки к культурным референциям и т. д., переводчик заранее подберет их на языке перевода. Особую ценность представляет прецизионная информация (цифры и имена собственные), которую значительно легче воспринимать зрительно, чем устно. В случае, если текст получен за несколько минут до начала выступления (весьма распространенная практика со стороны организаторов), возможность зрительно воспринимать прецизионную информацию является практически единственным положительным фактором, который может использовать переводчик.

Вместе с тем, наличие текста выступления может и осложнить выполнение синхронного перевода как раз в силу того, что перевод с листа является дополнительным видом деятельности, следовательно, увеличивает и без того значительную нагрузку на психофизические способности переводчика-синхрониста. Именно поэтому некоторые переводчики предпочитают отложить текст в сторону и сосредоточиться на звуковом канале. Переводчики также прекрасно знают, что

при чрезмерном углублении в текст можно потерять мысль оратора, как только он отступит от зачитывания текста и перейдет на спонтанную речь: переключение внимания с визуального на звуковой канал занимает время, которое может оказаться критическим в ситуации синхронного перевода, и в любом случае текст выступления придется отложить в сторону.

6. Четвертый визуальный канал: справочные материалы, собранные переводчиком во время подготовки к мероприятию (например, двуязычный глоссарий или список терминов), а также персональный компьютер, ноутбук, планшет или смартфон, подключенный к Интернету.

Применительно к этому каналу справедливы многие комментарии, приведенные выше. Правильно и удобно составленный глоссарий, содержащий ключевые понятия по теме мероприятия, всегда полезен даже с учетом дефицита времени при выполнении синхронного перевода. Интернет, являющийся мощным информационным каналом, может быть использован либо в небольших паузах (например, при смене ораторов), либо с помощью напарника, находящегося рядом в кабине.

7. Пятый визуальный канал: презентация (как правило в формате Power Point), которую оратор демонстрирует во время выступления, либо же иные другие иллюстративные материалы, которые использует оратор.

В нашем распоряжении нет достоверных статистических данных, однако в соответствии с собственным практическим опытом мы можем утверждать, что в настоящее время большая часть выступлений на многоязычных международных мероприятиях сопровождается презентацией на экране в формате Power Point. В связи с этим опытные организаторы устанавливают в кабине синхронного перевода отдельный монитор для демонстрации презентации, обеспечивают возможность показа демонстрации в режиме «картинка в картинке» или путем переключения изображения с оратора на презентацию. Стандартным элементом оборудования для синхронного перевода, которое предлагают специализированные компании, являются, например, две поворотные камеры с дистанционным управлением, транслирующие изображение на монитор в кабине переводчиков. В любом случае, возможность пользоваться этим визуальным каналом информации значительно повышает качество синхронного перевода.

Краткий анализ всех информационных каналов позволяет сделать следующий вывод: представление о синхронном переводе как процессе, при котором «синхронист получает определенный сегмент информации на входе, попадающий в слуховую рецепторную систему и становящийся доступной для детального анализа (процесса считывания информации)» [12] может быть дополнено указанием на сегменты информации, поступающие в зрительную рецепторную систему. В реальных условиях переводчик-синхронист работает в многоканальном и многозадачном информационном пространстве, а его умение использовать все виды информации, в итоге, определяет успешность решения основной задачи.

Не случайно в большинстве специальных исследований синхронный перевод рассматривается с точки зрения теории переработки информации, согласно которой процесс синхронного перевода можно разделить на ряд подзадач, выполнение которых зависит от распределения ресурсов внимания синхронного переводчика, а также от лингвистических факторов, способных усложнить или облегчить поставленные перед синхронистом задачи [3, с. 9]. Однако в специальных исследованиях почти не рассматривались экстралингвистические факторы, задействованные в синхронном переводе, и данная статья в определенной степени призвана заполнить этот пробел. В связи с этим дальнейшей разработки требует особая модель синхронного перевода, учитывающая изменившиеся условия его осуществления.

В столь насыщенной информационной среде на первый план выходит селективная способность переводчика вычленять нужную информацию, релевантную для формулирования высказывания на ПЯ: «В коммуникации важно различать информацию, которую можно извлечь из речевого произведения от всей прочей информации, воспринимаемой адресатом. Информация, которую несет речевое произведение, непосредственно или косвенно ... предназначена адресату ... Вся остальная информация носит ненаправленный характер, она никому специально не предназначена и поступает к адресату так же, как и ко всем действующим лицам из окружающей действительности» [6, с. 19].

На наш взгляд, именно селективная способность, присущая человеческому мозгу, коренным образом отличает деятельность переводчика-синхрониста от работы компьютерной программы автоматического перевода. У человека изначально задействованы фильтрационные

механизмы, обеспеченные не только всеми органами чувств, но и чисто человеческими качествами, такими, например, как интуиция, домысливание, антиципация (забегание вперед) и т. д. Эти «фильтры» работают со всеми каналами информации, начиная с основного - речи оратора. Хорошо известно, что речь, особенно спонтанная, может быть в разной степени «засорена» повторами, незаконченными фразами, неправильными грамматическими и синтаксическими конструкциями, допускающими двоякое толкование выражениями, междометиями, звуками-«паразитами» (хезитациями), дефектами речи, акцентом и диалектическими особенностями произношения. Профессиональный переводчик преодолевает трудности такого рода путем простого игнорирования ненужной информации и концентрации на смысле оригинального высказывания. В свою очередь, машина будет воспринимать весь объем информации и отбрасывать ненужное только после проверки.

В ставшей классической работе «Перевод и лингвистика» А. Д. Швейцер много писал о переводческих «фильтрах», под которыми он понимал структурные, семантические и стилистические ограничения, сужающие диапазон языковых средств, используемых для построения высказывания и, в процессе перевода, определяющие предпочтительное использование тех или иных способов перевода [8, с. 275]. В нашем случае речь идет не о лингвистических, а о паралингвистических и психофизических способностях переводчика, обслуживающих селективную функцию. Необходимость отбора нужной информации при осуществлении синхронного перевода представляет собой особую трудность, которая предшествует решению непосредственно лингвистических задач при формулировании высказывания на языке перевода, преодолению «лингвистических препятствий» (в терминологии В. Н. Комиссарова), связанных со специфичностью семантики языковых единиц, несовпадением «картин мира», различным членением действительности в разных языках и т. д.

Переводчик обладает коммуникативной способностью, включающей помимо языкового знания умение интерпретировать языковое содержание высказывания и выводить из него контекстуальный и имплицитный смысл [4, с. 14]. Это позволяет ему, в частности, предвосхищать мысль оратора и понимать подтекст, невыраженный вербально. Г. В. Чернов справедливо отмечал, что механизмами, обеспечивающими одновременность процессов слушания и говорения в синхронном переводе являются механизм вероятностного

прогнозирования поступающего к переводчику сообщения и механизм упреждающего синтеза при порождении переводчиком сообщения на языке перевода. В процессе восприятия звукового канала переводчик выдвигает предположения о том или ином смысловом либо вербальном завершении намерений автора. Их выдвижение осуществляется на основе подсознательной субъективной оценки априорных вероятностей дальнейшего развития вербальной ситуации [7, с. 53-56]. Если сформулировать проще, переводчик следит за логикой изложения мыслей оратором и часто заранее догадывается, о чем он будет говорить. Напротив, машина не может работать с ассоциативными образами, невыраженными материальными знаками в виде печатного текста или звукового сигнала. Что касается возможностей компьютерного прогнозирования, они всегда будут ограничены заложенной в машину базой данных.

Многоканально сть и многозадачность среды, в которой работает «на прием» переводчик, поразительным образом контрастирует с единственным звуковым каналом, который воспринимают получатели перевода. Следовательно, речь переводчика представляет собой многократно «отфильтрованную», переосмысленную, переработанную и синтезированную информацию, поступившую параллельно по нескольким звуковым и визуальным каналам и, в конечном итоге, выраженную средствами ПЯ на одном звуковом канале.

Пристальное внимание ко всем информационным каналам и их анализ могут стать основой для выстраивания актуальной модели синхронного перевода и разработки методических принципов обучения синхронному переводу.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Андреева Н. В. К проблеме разработки психолингвистической модели синхронного перевода // Вестник РГУ им. М. Канта. - Вып. 2. - 2006. -С. 11-17. (Филологические науки.)

2. Ван Дейк Т. А. Язык. Познание. Коммуникация : пер. с англ. - М. : Прогресс, 1989. - 312 с.

3. Илюхин В. М. Стратегии в синхронном переводе (на материале англорусской и русско-английской комбинаций перевода) : дис. ... канд. филол. наук. - М. : МГЛУ, 2001. - 206 с.

4. Комиссаров В. Н. Смысловая стратификация текста как переводческая проблема // Текст и перевод. - М. : Наука, 1988. - С. 6-17.

5. Ледерер М. Актуальные аспекты переводческой деятельности в свете интерпретативной теории перевода. - СПб. : Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2007. - 223 с.

6. Миньяр-Белоручев Р. К. Теория и методы перевода. - М. : Московский лицей, 1996. - 208 с.

7. Чернов Г. В. Теория и практика синхронного перевода. - М. : Международные отношения, 1978. - 208 с.

8. Швейцер А. Д. Перевод и лингвистика. О газетно-информационном и военно-публицистическом переводе - М. : Военное издательство МО СССР, 1973. - 280 с.

9. Швейцер А. Д. Теория перевода. Статус, проблемы, аспекты. - М. : Наука, 1988. - 215 с.

10. Gerver D. A Psychological Approach to Simultaneous Interpretation // META. -

1975. - Vol. 20. No. 2. - P. 119-128.

11. Lederer M. Synecdoque et Traduction // D. Séleskovitch (éd.). Traduire: les Idées et les Mots, Études de Linguistique Appliquée. - n°24. - Paris : Didier,

1976. - P. 13-41.

12. Moser-Mercer B. Simultaneous Interpretation: A Theoretical Model and its Practical Application // Gerver D. et Sinaiko W. H. Language, Interpretation and Communication. - New York : Plenum Press, 1978. - P. 353-368.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.