Научная статья на тему 'Синергетический анализ моделей корпоративного управления'

Синергетический анализ моделей корпоративного управления Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
334
94
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Общество и право
ВАК
Область наук
Ключевые слова
КОРПОРАТИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ / СИНЕРГЕТИКА / КОРПОРАЦИЯ / АТТРАКТОР / БИФУРКАЦИЯ / ДИССИПАЦИЯ / МОДЕЛЬ КОРПОРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ / CORPORATE GOVERNANCE / CORPORATION / ATTRACTOR / BIFURCATION / DISSIPATION / MODEL OF CORPORATE GOVERNANCE / SYNERGETRICS

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Пилюгина Юлия Геннадьевна

Статья посвящена исследованию моделей корпоративного управления сквозь призму синергетического метода. В ней выявляются аттрактивные состояния моделей корпоративного управления.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Synergetic analysis of models of corporate governance

Article is devoted to research of models of corporate governance through a prism of a synergetic method. Attractive conditions of models of corporate governance come to light in it.

Текст научной работы на тему «Синергетический анализ моделей корпоративного управления»

ВОПРОСЫ ФИЛОСОФИИ, социологии, политологии

Пилюгина Юлия Геннадьевна

адъюнкт кафедры философии и социологии Краснодарского университета МВД России (тел.: +78612583516)

Синергетический анализ моделей корпоративного управления

Статья посвящена исследованию моделей корпоративного управления сквозь призму синергети-ческого метода. В ней выявляются аттрактивные состояния моделей корпоративного управления.

Ключевые слова: корпоративное управление, синергетика, корпорация, аттрактор, бифуркация, диссипация, модель корпоративного управления.

Yu.G. Pilyugina, Adjunct of a Chair of Philosophy and Sociology of the Krasnodar University of the Ministry of the Interior of Russia; tel.: +78612583516.

Synergetic analysis of models of corporate governance

Article is devoted to research of models of corporate governance through a prism of a synergetic method. Attractive conditions of models of corporate governance come to light in it.

Key words: corporate governance, synergetrics, corporation, attractor, bifurcation, dissipation, model of corporate governance.

Аттрактором социальной системы является культура, поэтому и исследование моделей корпоративного управления будет во многом основано на исследовании социокультурной доминанты общества. Для исследования моделей корпоративного управления необходимо обратиться к моделям управления обществом и к тому, что лежит в основе конкретного социума. Мы исходим из тех соображений, что в обществе, как и в природе, все взаимосвязано. То есть как в природе все подсистемы зависят одна от другой, так и человеческое общество развивается как единый организм.

Синергетика постулирует, что саморазвивающимся системам присущи некоторые качества живых организмов. В этом смысле корпорация является живым организмом, который развивается как элемент макроструктуры другого живого организма - конкретного общества. В природе есть две формы сосуществования организмов. Одни существуют в симбиозе с теми, на чьей территории (теле) они находятся, другие развиваются как паразиты, питаясь и обогащаясь за чужой счет. Симбиозом в биологии именуют сожительство двух и более живых существ разных видов, приносящее им взаимную пользу. Мы придерживаемся именно биологического толкования в противовес психологическому (симбиоз как психологическое состояние - это состояние, в котором содержания личного бессознательного одного человека переживаются у другого [1]). Соответственно, и корпорация может быть на

теле культуры общества неким паразитом, от которого общество будет стремиться избавиться и которому организация будет приносить вред своим существованием. А может и находиться в симбиозе, т.е. как корпорация будет приносить пользу социуму, так и общество будет поддерживать силы корпорации. Мы считаем, что такой симбиоз возможен при условии совпадений аттракторов.

Модели управления формируются на основе существующей культуры, которая является аттрактивным состоянием системы. Аттрактивное состояние предполагает такое состояние саморазвивающейся системы, к которому она стремится. Это не означает, что инновациям нет места, но любая инновация трансформируется под влиянием аттрактора и усваивается системой в том случае, если она ему не противоречит, при этом она может качественно измениться. Диссипация - одно из свойств открытых нелинейных систем, представляющее собой процесс обмена системы с окружающей средой информацией, веществом, энергией, «переструктурирование чужого в свое и рассеивание лишнего» [2, с. 148]. Таким образом, то, что находится в зоне аттрактора, принимается системой, а то, что для него не характерно, переструктурируется, лишнее будет подвержено энтропии, т.е. рассеется. Соответственно, любое нововведение в корпорации, соответствующее культурному аттрактору, приживется, а несоответствующее развеется. Поэтому, чтобы выявить адекватную

286

эффективную модель корпоративного управления, стоит очертить модели общества в целом.

То, что модель управления развивается в культурно заданной системе координат, не является для философии новой мыслью. Например, если развить главную идею баденской школы неокантианства, мы придем к такому же результату. Данной точки зрения без использования лексики синергетики придерживаются многие исследователи. Например, М. Вебер [3] еще в начале прошлого века основой капитализма видел протестантскую этику. Формирование нового образа жизни, основанного на принципиально отличных от средневековых ценностях, начинается в эпоху Реформации. Такие качества, как трудолюбие, упорство в достижении цели, прагматичность, бережливость, достоинство человека как венца Божьего творения, являются краеугольными для западного менталитета и модели управления.

То есть, говоря языком синергетики, аттрактором капиталистической модели управления будет протестантское мировоззрение и основанная на нем культура, при этом понимаются не только религиозные основания. Протестантизм является оформлением западного мышления и уже давно не имеет непосредственного отношения к религиозной составляющей жизни европейца или американца. При исчезновении веры остается методически-рациональная форма поведения. Вебер исследует современное ему общество, привлекая статистический материал, и делает заключение, что сложившейся модели хозяйствования не нужна санкция того или иного религиозного учения. Мировоззрение теперь определяется интересами торговли и социальной политики, капитализм, одержав победу, отбрасывает ненужную ему опору [3, с. 76]. То есть в хозяйственной деятельности атеист бессознательно руководствуется примерно такими же ценностями, как и верующий евангелист. Например, один из постулатов протестантизма заключается в том, что Бог видит человека изнутри и добропорядочным сопутствует удача, поэтому быть неудачником - значит быть не угодным Богу. Нищета, бедность рассматриваются как следствие собственной вины. Отсюда и наиболее тяжкое оскорбление в прозападном обществе - неудачник (looser), которого в российской действительности просто не существует (быть неудачливым не воспринимается россиянами как быть отвергнутым Богом и людьми, соответственно, это не является греховным или обидным). Протестантские, только религиозные изначально ценности трансформировались в культурный базис западного общества.

Профессионализм, рационализм являются основой капиталистического управления. По Веберу, капиталистическое управление основано на концепции рациональной бюрократии, а капитализм признается им как, в первую очередь, рациональный тип хозяйствования. Соответственно, если следовать его мысли, западная модель корпоративного управления базируется на рациональной бюрократии.

Корпорация - юридическое лицо, образованное благодаря объединению физических лиц - акционеров. Так как она сформировалась в недрах капитализма, то любой корпорации присущи черты рациональной бюрократии. Традиционно различают англо-американскую (аутсайдерскую), германскую (инсайдерскую) и японскую модели корпоративного управления. Некоторые аналитики говорят о японско-германской модели корпоративного управления.

В англоязычных странах используется, соответственно, англо-американская модель, в которой развита секуляризация капитала, наблюдается наличие различных мелких инвесторов с небольшими пакетами акций, в управлении корпорацией задействованы в основном наемные топ-менеджеры (аутсайдеры), которым запрещается владеть более чем 10% акций корпорации. Таким образом, к существенному плюсу данной модели относится то, что учитываются интересы корпорации в целом, а не основного держателя (держателей) акций. В японско-германской модели большинство акционеров (традиционно - владеющие 5% акций и более), а также другие заинтересованные в эффективной деятельности корпорации лица (менеджеры, банки, сотрудники, профсоюзы) имеют возможность в той или иной мере влиять на процесс принятия управленческих решений. «Англо-американская модель по характеру своего построения нацелена на поддержание высокой гибкости систем управления, приспособление компании к большей мобильности внешней среды. В противовес - японско-германская модель характеризуется большей стабильностью как внутренних, так и внешних для компании факторов, более низкими рисками банкротств и разрушительными "конфликтами интересов''» [4, с. 55].

Исследователи отмечают, что российская модель корпоративного управления не вписывается ни в рамки инсайдерской, ни в рамки аутсайдерской моделей, тяготея к японско-германской. При этом указанные модели корпоративного управления при переходном характере экономики могут взаимодополняться элементами друг друга. Мы предполагаем, что

287

формируют конечный вариант модели корпоративного управления принятый деловой оборот, социокультурные факторы и основанная на них организационная культура.

При разработке моделей корпоративного управления целесообразно обратиться к теории институциональных матриц. Она более развернуто и философски обосновывает различия западной формы хозяйствования и восточной. Данная теория позволит нам выявить социальную природу моделей корпоративного менеджмента.

Методологический аппарат теории институциональных матриц был разработан К. Поланьи (он ввел в научный оборот само понятие «институциональная матрица») и Д. Нортом (лауреат Нобелевской премии по экономике 1993 г. «за возрождение исследований в области экономической истории, благодаря приложению к ним экономической теории и количественных методов, позволяющих объяснять экономические и институциональные изменения» [5, с. 325]). По мнению К. Поланьи, институциональная матрица общества обусловлена социокультурной составляющей [6, р. 32]. В частности, он исследовал экономические процессы и пришел к выводу, что в основе их лежит одна из цивили-зационных матриц.

Такой подход в философии и культурологии не нов. К примеру, Н.Я. Данилевский именовал бы цивилизационные матрицы культурно-историческим типом. Мы же вновь вспомним основополагающий для нас метод исследования - синергетику и назовем цивилизационную матрицу аттрактором. Н.Я. Данилевский предполагал одиннадцать значимых для человечества культурно-исторических типов, «душ» народов. В идеальном варианте культурно-исторический тип развивает четыре основы своего бытия: религию, культуру (в нее входят искусство, наука, производство), политику, экономику. Однако исторически культурам (в широком смысле) было свойственно делать упор на какую-то одну из основ, поэтому общества развивались неравномерно. Отметим, что будет не совсем корректно ставить знак равенства между циви-лизационной матрицей, культурно-историческим типом и аттрактором саморазвивающегося общества. Полагаем, что понятие цивилизаци-онной матрицы вбирает в себя объем понятия культурно-исторического типа. Чтобы пояснить, что мы имеем в виду, вернемся к рассмотрению теории цивилизационной матрицы.

Через полтора десятилетия после К. Поланьи его последователь Д. Норт истолковывает институциональную матрицу как комплекс взаимо-

увязанных формальных и неформальных правил и ограничений, определяющий содержание и динамику экономических и политических институтов каждого конкретного общества [7]. Формальные и неформальные нормы, несомненно, являются основой общества. Культура разрешает нам что-либо делать, и так же культура ограничивает нас. То есть в основе каждого общества лежит определенная система допустимого для индивида поведения и запретов, нарушение которых будет обществом караться.

Пониманию того, что лежит в основе этих запретов и санкций, поможет обращение к теории институциональных матриц, детально проработанной российским ученым С.Г. Кирди-ной. О научном авторитете в области теоретических и практических исследований Светланы Георгиевны Кирдиной говорит тот факт, что она избрана в Совет директоров Ассоциации эволюционной экономики на период 2014-2016 гг. С момента основания Ассоциации в 2002 г. это первый представитель России в ее руководящих структурах. Кроме того, С.Г. Кирдина удостоена премии международной Ассоциации эволюционной экономики - 2014 Clarence Ayres Scholar, присуждаемой ученым, работающим в области институциональной и эволюционной экономической теории за пределами американского континента [8]. В интерпретации С.Г. Кирдиной институциональная матрица выступает в качестве архетипической праформы общественного сознания. Она обусловливает, намечает общую канву сценария развития основных социе-тальных сфер. Благодаря институциональной матрице, по мнению С.Г. Кирдиной, возможна сама социальная интеграция. «Институциональная матрица - это устойчивая,исторически сложившаяся система базовых институтов, регулирующих экономическую, политическую и идеологическую подсистемы общества» [9, с. 17].

В основе теоретической разработки С.Г. Кир-диной лежит идея о наличии всего двух базовых диаметрально противоположных институциональных матриц. Она называет их так же, как биологи именуют известные хромосомы, - X и Y- матрицами, или, соответственно, восточной и западной. Логически они находятся в отношении противоположности, поэтому можно смело сказать, что они взаимодополняют друг друга, как Инь и Ян в древнекитайской философии.

Мы не напрасно в начале статьи обратились к теории М. Вебера. По своим характеристикам институциональные X и Y-матрицы соответствуют веберовским «идеальным типам». С.Г. Кирдина изображает их следующим образом:

288

«Матрица У (западная) в экономической сфере характеризуется институтами рынка, в политической - федеративным устройством, в идеологической - приоритетом личного над коллективным. Напротив, Х (восточная) матрица в сфере экономики представлена нерыночными институтами, в сфере политики - унитарно-централизованными институтами, в сфере идеологии - приоритетом коллективного над личным (соборностью, коммунитарностью). Таким образом, указанные матрицы являются взаимодополняющими. У-матрицы детерминируют общественное устройство США, Канады и большинства стран Европы, а Х-матрицы -России, Китая и большинства стран Азии и Латинской Америки» [10, с. 23].

Таким образом, в основе общественного развития лежит одна из институциональных матриц. Российской действительности присуща матрица восточного типа (Х-матрица). Если интерпретировать выводы С.Г. Кирдиной в синергетической терминологии, то Х-матри-ца будет выступать социальным аттрактором для российского общества. «Заимствование элементов иной институциональной матрицы возможно, даже неизбежно и свойственно переходным периодам развития общества, однако со временем эти элементы ассимилируются базовой матрицей, и система общественных институтов возвращается к исходному типу, хотя и обогащенная некоторыми эффективными конструкциями дополняющей матрицы», - развивает свою мысль С.Г. Кирдина [10, с. 27].

Мы, в свою очередь, разовьем мысль о моделях корпоративного управления. Попытаемся экстраполировать выводы теории институциональных матриц на модели корпоративного управления, интерпретируя их в синергетиче-ском ключе.

Стабильное состояние порядка в модели корпоративного менеджмента возможно при возвращении к основополагающему для корпорации состоянию институциональной матрицы Х или У. Внедрение деталей иной институциональной матрицы в корпоративном управлении возможно. В условиях глобализации мировой экономики это, конечно, неизбежно. Чаще всего такие «прививки» возможны в переходные периоды развития социума. Но, по законам синергетики, данные нововведения со временем попадут в зону аттрактора и изменятся под его влиянием. Далее система корпоративного управления в конкретной организации возвращается к своему исходному типу, дополненная отдельными результативными элементами диаметральной матрицы.

Синергетика предупреждает, что состояние покоя не может быть перманентным. Поэтому и состояние покоя в модели корпоративного управления довольно относительно и не является непременным состоянием, к которому стремится система. Порядок рождается из хаоса. Один из ключевых моментов в острых дискуссиях, развернувшихся вокруг понятия диссипативной структуры, связан с тем, что Пригожин подчеркивает возможность спонтанного возникновения порядка и организации из беспорядка и хаоса в результате процесса самоорганизации [11]. Элементы противоположной матрицы, попадая в некую систему корпоративного управления, вызывают флуктуации («нарушения» или «возмущения»). Тем не менее если система находится в аттрактивном своем состоянии, то флуктуации не могут ее надолго вывести из равновесия. В этом случае элементы противоположной матрицы либо повысят эффективность модели корпоративного управления, либо подвергнутся процессу энтропии.

Совсем другой сценарий возможен, если система находится в состоянии особой чувствительности к изменениям. Если система будет находиться вблизи точки бифуркации, то она будет чрезвычайно чувствительна даже к слабым импульсам. Нельзя забывать, что для нелинейных процессов развития характерно явление «усиления флуктуации» или «разрастания малого».

«Можно сказать, что все системы содержат подсистемы, которые непрестанно флуктуируют. Иногда отдельная флуктуация или комбинация флуктуаций может стать (в результате положительной обратной связи) настолько сильной, что существовавшая прежде организация не выдерживает и разрушается. В этот переломный момент ... принципиально невозможно предсказать, в каком направлении будет происходить дальнейшее развитие: станет ли состояние системы хаотическим или она перейдет на новый, более дифференцированный и более высокий уровень упорядоченности или организации, который авторы называют диссипативной структурой» [11]. Применительно к модели корпоративного управления отметим, что привнесение элементов противоположной матрицы возможно в состоянии относительного покоя, чтобы система корпоративного менеджмента не разрушила саму себя, но стала более эффективной, жизнестойкой либо даже перешла на новый уровень развития.

Модель корпоративного управления, аттрактором которой будут выступать ценности Х-мат-рицы, более склонна к патернализму, унитарно-

289

централизованным институтам управления. Например, в Японии этот принцип доведен до крайности. Корпорация - это не просто место работы, это вторая семья (которая по значимости в иерархии ценностей японца может быть и первой). Авторитет вышестоящих непререкаем, но даже рядовые сотрудники могут вносить свои предложения, в том числе в области менеджмента. При этом «окончательные решения руководителей и управляющих безоговорочно принимаются, даже если подчиненные не согласны с ними. В Японии в порядке вещей видеть, как младшие руководители носят портфели своих начальников» [12, с. 278]. Совсем как в образцовой семье, где мнение младших могут выслушать, но решение, принятое старшим в семье, не подлежит обсуждению. «В крупных японских корпорациях принята пожизненная занятость - сотрудникам гарантируется работа. Заработная плата и ответственность зависят от старшинства, от того, сколько лет сотрудник проработал в фирме, а не от конкурентной борьбы за продвижение по службе» [12, с. 276]. Действительно, ведь нельзя быть уволенным из собственной семьи, да и старшинство в семье можно заслужить только прожитыми годами и жизненным опытом.

Также для модели корпоративного управления, аттрактором которой будут выступать ценности Х-матрицы, характерен приоритет коллективного над личным. Это выражается в том, что достижения и успехи своей группы ставятся выше своих личных успехов, по крайней мере, это будет декларироваться сотрудниками на всех уровнях. Вот почему многие из российских граждан не желают видеть свои фотографии на стенде «сотрудник месяца».

Для моделей корпоративного управления, аттрактором которых выступают ценности У- матрицы (западной), более характерны отношения партнерства. Например, любой американский специалист мечтает добиться статуса партнера, а не сотрудника фирмы. Соответственно, и в дихотомии «коллективизм - персонализм» западный стиль руководства склоняется к персонализму, приоритету личного над коллективным.

В заключение подчеркнем следующее. Модель корпоративного управления, аттрактором которой будут выступать ценности Х-матрицы, более склонна к патернализму, унитарно-централизованным институтам управления, коллективизму.

Для моделей корпоративного управления, аттрактором которых выступают ценности У- матрицы, более характерны отношения партнерства, приоритет личного над коллективным.

В условиях глобализации мировой экономики внедрение деталей иной институциональной матрицы в корпоративном управлении неизбежно. Это возможно в переходные периоды развития социума. Но, по законам синергетики, данные нововведения со временем попадут в зону аттрактора и изменятся под его влиянием. Далее система корпоративного управления в конкретной организации возвращается к своему исходному типу, дополненная отдельными результативными элементами диаметральной матрицы.

Применительно к модели корпоративного управления можно сказать, что привнесение элементов противоположной матрицы возможно в состоянии относительного покоя, чтобы система корпоративного менеджмента не разрушила саму себя, но стала более эффективной, жизнестойкой либо даже перешла на новый уровень развития.

1. Зеленский В. Словарь аналитической психологии [Электронный ресурс]. URL: http:// vocabulary.ru/dictionary/11/word/simbioz

2. Котельников Г. А. Теоретическая и прикладная синергетика. Белгород, 2000.

3. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма // Избр. произведения. М., 1998.

4. Тамазян М.В. Особенности формирования национальной модели корпоративного управления // Вестн. ВолГУ. Сер. 9. 2005. № 4-2.

5. Васина Л.Л. Нобелевские лауреаты XX века //Энциклопедический словарь. М., 2001.

6. Polany K. The Livelihood of Man. N.Y., 1977.

7. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М., 1997.

1. Zelensky V. Dictionary of analytical psychology [Electronic resource]. URL: http://vocabulary. ru/dictionary/11/word/simbioz

2. Kotelnikov G.A. Theoretical and applied synergetics. Belgorod, 2000.

3. Veber M. The Protestant ethic and the spirit of capitalism // Sel. works. Moscow, 1998.

4. Tamazyan M.V. Peculiarities of formation of the national model of corporate governance // Bull. of VolSU. Ser. 9. 2005. № 4-2.

5. Vasina L.L. Nobel laureates of the XX century // Encyclopedic dictionary. Moscow, 2001.

6. Polany K. The Livelihood of Man. N.Y., 1977.

7. Nort D. Institutions, institutional change and economic functioning. Moscow, 1997.

8. Personal site of Svetlana Kirdina [Electronic resource]. URL: http://www.kirdina.ru/

290

8. Персональный сайт Светланы Кирдиной [Электронный ресурс]. URL: http://www.kirdina.ru/

9. Кирдина С.Г. Институциональные матрицы: макросоциологическая объяснительная гипотеза // Социологические исследования. 2001. № 2.

10. Кирдина С.Г. Институциональные матрицы и развитие России. М., 2000.

11. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса [Электронный ресурс]. URL: http://sbiblio. com/BIBLIO/archive/prigojin_porjadok/00.aspx

12. Гидденс Э. Японские корпорации // Социология. М., 2007.

9. Kirdina S.G. Institutional matrices: macro-sociological explanatory hypothesis // Sociological research. 2001. № 2.

10. Kirdina S.G. Institutional matrices and development of Russia. Moscow, 2000.

11. Prigozhin I., Stengers I. Order out of chaos [Electronic resource]. URL: http://sbiblio.com/ BIBLIO/archive/prigojin_porjadok/00.aspx

12. Giddens A. Japan Corporation // Sociology. Moscow, 2007.

291

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.